Автор Тема: Офицеры обороны 1941 года  (Прочитано 125099 раз)

LOKI

  • Гость
Re: Офицеры обороны 1941 года
« Ответ #20 : 11 Июня 2010, 16:41 »
Юра а источник можно?
Просто по Смирнову колонну вели вместе с семьями (и это же вроде звучало в воспоминаниях дочери Шабловского), а после инциндента с неудавшимся побегом их разделили, военных повели дальше, а женщин и детей вернули в крепость, а потом в брестскую тюрьму....

Оффлайн vasya_r

  • Участник проекта
  • Сообщений: 806
Re: Офицеры обороны 1941 года
« Ответ #21 : 11 Июня 2010, 17:13 »
Юра а источник можно?
Просто по Смирнову колонну вели вместе с семьями (и это же вроде звучало в воспоминаниях дочери Шабловского), а после инциндента с неудавшимся побегом их разделили, военных повели дальше, а женщин и детей вернули в крепость, а потом в брестскую тюрьму....
Ну так их разделили после побега в смысле повели в разные стороны. А так, Юра имеет в виду, что военные шли под отдельным конвоем. И сама Шабловская говорит, что они слышали выстрелы, а потом узнали, что это их отец. Т.е. шли они достаточно далеко от военных.

Оффлайн Юрий32

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 2598
Re: Офицеры обороны 1941 года
« Ответ #22 : 11 Июня 2010, 17:41 »
Воспоминания Гаврилкина МН взяты из книги -Память.Брест.- 1997 г изд. Минск.
По ходу так и было группу военных вели первыми, группу гражданских следом.После стрельбы и возникшей неразберихи гражданских опять вернули на Кобринское (об этом вспоминает в телепередаче дочь Шабловского). Затем видимо приняв "жесткие меры" к пленным военным их погнали дальше.А потом и вывели вновь гражданских, где в канале возле моста и видела дочь уже убитого отца.
Из изложенного видно что Шабловский пошел на самопожертвование в одиночку.Никто из пленных за ним не следовал и на конвоиров не бросался.В противном случае все были-бы перебиты.И это отразилось бы в воспоминаниях по крайней мере дочерей.

Оффлайн Alexey

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 191
    • E-mail
Re: Офицеры обороны 1941 года
« Ответ #23 : 11 Июня 2010, 18:16 »
В МК БКГ все военнослужащие оказавшиеся на территории БК в момент нападения фашистов, а также прорвавшиеся в нее считаются защитниками БК.Независимо от даты и обстоятельств выхода из нее.Те кто был на строительстве УРа ,в лагерях ,городе и т.д и не прорвавшиеся в БК считаются участниками боев в районе Бреста.

к-н Шабловский Владимир Васильевич 1908 гр, д Заполянье ,Славгородский р-н ,Могилевская обл.Белорус.Член ВКП(б) с 1932 г.В РККА с 1930 г.Призывался из Донецкой обл.Окончил объединенную Белорусскую военную школу г. Минск.Командир 2 сб. Пленен и погиб 23 июня.
жена Шабловская Галина Корнеевна 1911 гр (погибла в 1944 г)
дочери Раиса 1933 гр ,Гета 1936 гр, Наталья 1939 гр ,Светлана 1940 гр (после ВОВ остались живы).
По версии МК БКГ группа Шабловского пленена 24 июня.Однако обстоятельства гибели Шабловского основываются на воспоминаниях Гаврилкина МН, который в свою очередь пленен 23 июня.Вероятно это и есть точная дата гибели Шабловского.
Pohozhe data plenenija 23.06 bolee realistichna. Eto dakazivaet i OBD i situacija--23.06 verojatno i patroni v oruzhie konchilis i ponimanie beschelnoi gibeli ot artobstrela, pohozhe vzjali verh. Kto-to zastrelilsja, ostalnie dvinulis v plen..
Alexey

Оффлайн Alexey

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 191
    • E-mail
Re: Офицеры обороны 1941 года
« Ответ #24 : 11 Июня 2010, 18:20 »
Юрий 32, насчет  определения "защитник", "оборона" и т.п. я прекрасно понимаю, что в общепринятой терминологии есть доля условности. Просто в свете названия конкретной темы "Офицеры обороны..." сразу возникают нюансы. Т.е либо тема названа не совсем корректно и "общо", либо я слишком цепляюсь к словам, но как-то вот так...

О том что случилось с капитаном Шабловским на форуме уже активно обсуждалось. Может стоит перенести сюда мысли, что высказывали форумчане. Не все, думаю захотят повторятся.
Я также склоняюсь к версии, что капитан был пленен на следующий день после начала войны. В противном случае надо будет согласиться, что держать оборону на чердаке вполне подходяще при активном артогне и обстреле из стрелкового оружия. Что же касаемо вопроса почему он там оказался версий может быть несколько.
Во-первых, война застигла основную массу гарнизона ВРАСПЛОХ. И в первые часы многие действовали не совсем так как предполагали инструкции. Почему капитан не побежал в расположение полка, а оказался (остался) дома?
Вспомним, где были оказались в первые часы вражеского нападения некотрые командиры? (*) Там где можно было укрыться где можно было придти в себя и принять решение что делать дальше.
Во-вторых, события развивались молниеносно и вокруг бушевал смертоносный вихрь так, что выбора большого у людей в последствии не было куда бежать и где и как отражать атаки противника. Т.е. перефразируя пословицу "Где очутился - там и пригодился".
Efim-ti prideraeshsja! Tema vibrana po vozmozhnosti bolee obshaja, chtobi bila vozmozhnost' obsudit bolshe imen:
1. OFICERI(KOMANDIRI)---ponjatno
2. OBORONI--jasno, chto bili ''kontrataki'', v dannoe slovo vkladivalsja smisl---boevie deistvija
3. 1941 g.--ponjatno, tema 1941 goda.
Alexey

Оффлайн Alexey

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 191
    • E-mail
Re: Офицеры обороны 1941 года
« Ответ #25 : 11 Июня 2010, 18:23 »
Воспоминания Гаврилкина МН взяты из книги -Память.Брест.- 1997 г изд. Минск.
По ходу так и было группу военных вели первыми, группу гражданских следом.После стрельбы и возникшей неразберихи гражданских опять вернули на Кобринское (об этом вспоминает в телепередаче дочь Шабловского). Затем видимо приняв "жесткие меры" к пленным военным их погнали дальше.А потом и вывели вновь гражданских, где в канале возле моста и видела дочь уже убитого отца.
Из изложенного видно что Шабловский пошел на самопожертвование в одиночку.Никто из пленных за ним не следовал и на конвоиров не бросался.В противном случае все были-бы перебиты.И это отразилось бы в воспоминаниях по крайней мере дочерей.
I vsezhe, ochen interesno, chto delala ''gruppa Shablovskogo'' s 3.35 24.06 po utro 23.06.....
Alexey

Оффлайн igorg25

  • Global Moderator
  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 5078
    • E-mail
Re: Офицеры обороны 1941 года
« Ответ #26 : 11 Июня 2010, 19:06 »
Да тут не в теории дело.....смотря что называть обороной.
Если бы эта оборона немцам хоть как-нибудь мешала, в смысле если бы немцы ее заметили, то бахнули бы по дому из самоходки или просто миномета и закрыли вопрос. А так это очень напоминает обстрел переправы минометчиками-333. То есть вокруг дома немцы ходили, а дом взять не могли. Самоходки мимо проехали, оставив одну в резерве как раз рядом с домом. Странно как-то. Но в БК много странного.
Умное лицо — ещё не признак ума, господа! Все глупости на земле совершались именно с этим выражением лица… Улыбайтесь, господа… Улыбайтесь…    («Тот самый Мюнхгаузен»)
Спящие народы либо исчезают, либо просыпаются рабами. (Мустафа Кемаль Ататюрк)

Оффлайн Alexey

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 191
    • E-mail
Re: Офицеры обороны 1941 года
« Ответ #27 : 11 Июня 2010, 19:24 »
Да тут не в теории дело.....смотря что называть обороной.
Если бы эта оборона немцам хоть как-нибудь мешала, в смысле если бы немцы ее заметили, то бахнули бы по дому из самоходки или просто миномета и закрыли вопрос. А так это очень напоминает обстрел переправы минометчиками-333. То есть вокруг дома немцы ходили, а дом взять не могли. Самоходки мимо проехали, оставив одну в резерве как раз рядом с домом. Странно как-то. Но в БК много странного.
Soglasen, pohozhe sideli na cherdake i nosa ne pokazivali!
Alexey

Оффлайн Alexey

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 191
    • E-mail
Re: Офицеры обороны 1941 года
« Ответ #28 : 11 Июня 2010, 19:27 »
Воспоминания Гаврилкина МН взяты из книги -Память.Брест.- 1997 г изд. Минск.
По ходу так и было группу военных вели первыми, группу гражданских следом.После стрельбы и возникшей неразберихи гражданских опять вернули на Кобринское (об этом вспоминает в телепередаче дочь Шабловского). Затем видимо приняв "жесткие меры" к пленным военным их погнали дальше.А потом и вывели вновь гражданских, где в канале возле моста и видела дочь уже убитого отца.
Из изложенного видно что Шабловский пошел на самопожертвование в одиночку.Никто из пленных за ним не следовал и на конвоиров не бросался.В противном случае все были-бы перебиты.И это отразилось бы в воспоминаниях по крайней мере дочерей.
A eshe bili vospominanija kakogoto fantazera o tom, chto hodili na razvedku, unichtozhali nemcev, spuskajas' po verevke, kakieto dokladi Shablovskomu i td...
Alexey

Оффлайн Бородачѣнковъ Димитрий

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 1229
  • ДИГГЕРСКАЯ ГРУППА БРЕСТА
    • E-mail
Re: Офицеры обороны 1941 года
« Ответ #29 : 13 Июня 2010, 11:56 »
Вот такая вот "цитатка".....


В канун Дня Победы Главная военная прокуратура (ГВП) России полностью реабилитировала генерала Ивана Лазаренко и прекратила уголовное дело в отношении него за отсутствием состава преступления. Об этом сообщила газета «Известия» в номере за 7 мая. Перед началом Великой Отечественной войны генерал-майор Иван Сидорович Лазаренко командовал 42-й дивизией, подразделения которой дислоцировались в Брестской крепости и в ее окрестностях.

После огульного обвинения генералов Западного фронта, которых признали главными виновными в поражениях на первом этапе Великой Отечественной, Иван Лазаренко вместе со своими сослуживцами был 9 июля 1941 года арестован, а 17 сентября того же года приговорен к расстрелу. Приговор впоследствии заменили на десятилетний лагерный срок. После помилования Лазаренко был отправлен на фронт, куда он рвался всей душой. Сначала служил заместителем командира стрелковых дивизий, в декабре 1943 года назначен командиром 369-й стрелковой Карачаевской дивизии, которая приняла непосредственное участие в освобождении Белоруссии в ходе операции «Багратион». За храбрость и отвагу при освобождении Могилевщины посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Нет сомнений, что именно комдив Лазаренко стал прототипом генерал-майора Андрея Андреевича Талызина из романа Константина Симонова «Живые и мертвые». Однако это была лишь моральная реабилитация комдива, но никак не юридическая. И только после майского решения ГВП РФ мы вправе говорить о том, что справедливость восторжествовала.

Приводим полностью публикацию с сайта «Известий» и краткое послесловие редакции.

Главная военная прокуратура России открыла новую страницу истории Великой Отечественной войны. В 1941 году генерал Иван Лазаренко, командовавший обороной легендарной Брестской крепости, был приговорен к расстрелу за то, что «растерялся, бросил войска и военное имущество». Хотя приговор не был приведен в исполнение, на репутации защитника Отечества, еще в Первую мировую ставшего полным георгиевским кавалером, а в Великую Отечественную – Героем Советского Союза, лежало пятно. Военные прокуроры восстановили справедливость. «Генерал-майор Лазаренко реабилитирован, дело прекращено за отсутствием состава преступления», – сообщил в четверг «Известиям» главный военный прокурор России Сергей Фридинский.
Пожелтевший лист приговора. 17 сентября 1941 года Военная коллегия Верховного Суда СССР установила: «Лазаренко, будучи командиром дивизии (дислоцированной в Брестской крепости. – «Известия»), имея данные, свидетельствовавшие об активной подготовке противника к военным действиям, проявил беспечность, не держал войска в состоянии боевой готовности... В первый же момент нападения... Лазаренко проявил растерянность и бездействие... вместо решительных мер к организации отпора врагу самовольно выехал в штаб корпуса... оставив части дивизии без надлежащего руководства». И решение – расстрелять. Но был помилован, казнь заменили 10 годами лишения свободы, а в октябре 1942-го Иван Лазаренко был освобожден от отбывания наказания и отправлен в действующую армию в звании полковника.

– Чтобы убедиться в невиновности Ивана Сидоровича Лазаренко, было получено заключение Института военной истории Министерства обороны, – рассказал «Известиям» главный военный прокурор Сергей Фридинский. – Ученые едины во мнении: реальной возможности противостоять внезапному нападению превосходящих сил противника в течение времени, необходимого для выдвижения и развертывания подкреплений, не было. Поскольку в первые часы Брестская крепость была блокирована, и вывезти из нее войска и имущество было невозможно. Военные историки констатировали: «Действия командира дивизии генерал-майора Лазаренко И.С. не входили в противоречие с требованиями действующих в тот период руководящих документов, соответствовали обстановке и полученным от штаба корпуса приказаниям».

Но, изучая уголовное дело, военные прокуроры нашли и другие детали. Очень важные. Генерал Лазаренко, воевавший в Испании и в Финляндии, вступил в командование 42-й дивизией 12 мая 1941 года, а уже с 15 мая трижды предлагал командованию вывезти части дивизии из Бреста и Брестской крепости и призвать из запаса приписанных к ней 7000 бойцов. Но Сталин, как известно, опасался дать повод немцам для нападения, и соответствующие директивы Генштаба прямо запрещали войскам занять оборонительные рубежи. Так что говорить о «беспечности» Ивана Лазаренко, по мнению Главной военной прокуратуры, оснований нет. «Генерал Лазаренко докладывал командованию и о том, что из 14 танкеток дивизии 10 неисправны, что дивизия не получила две зенитные батареи (8 пушек). Все это также свидетельствует о внимательном отношении командира к исполнению своих обязанностей», – отмечает руководитель ГВП.

Итак, с первым обвинением все ясно. А как насчет «бездействия и растерянности» в момент нападения?

– Документы и показания очевидцев свидетельствуют: 22 июня генерал Лазаренко отдал приказы о выводе частей из крепости, где они попали в «мышеловку», и отправился к месту сосредоточения полков для организации обороны, – говорит главный военный прокурор. – Согласно показаниям свидетелей, Лазаренко организовал оборону и, поскольку связь была нарушена, отправился в штаб корпуса за получением дальнейших приказов, после чего вернулся на рубеж обороны дивизии. Поэтому нет оснований говорить ни о «растерянности», ни о «бездействии», равно как и о «самовольном убытии в штаб», что некоторые трактовали как трусость.

– Приговор 1941 года на языке юридическом «не соответствует фактическим обстоятельствам дела, именно поэтому мы обратились с представлением о его отмене», – объясняет главный военный прокурор.

Верховный суд с такими выводами согласился и реабилитировал Лазаренко. Но этому решению предшествовали десятилетия упорной борьбы за честное имя героя. И началась она еще в годы войны. Генерал Лазаренко отличился в боях за станцию Зикеево, г. Жиздра, при форсировании реки Десны и захвате плацдармов, был ранен и дважды контужен и оставался в строю. В октябре 1943 года о снятии судимости ходатайствовал тогда еще генерал армии Рокоссовский. Судимость сняли, но не реабилитировали.

В 1944 году Иван Лазаренко был восстановлен в звании генерал-майора, и 25 июня, командуя дивизией, погиб при освобождении Могилева. Через месяц ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

– Добиваться реабилитации стал еще мой отец, а когда он в 1980 году умер, то я продолжил это дело, – рассказал «Известиям» внук героя Григорий Лазаренко. – Я все время получал отказы, и при этом мне говорили: «Чего вы добиваетесь? Все почести ему возданы». Мы добивались справедливости, исторической правды. Я хочу, чтобы имя деда перестали трепать за какую-то «растерянность и беспечность», его имя должно занять подобающее место среди защитников Брестской крепости. Ведь майоры и капитаны там были не сами по себе.

Кстати, майор Петр Гаврилов, один из самых знаменитых защитников Брестской крепости, отстреливавшийся в казематах до последнего, был командиром 44-го полка, входившего в состав 42-й дивизии. Той самой, которой командовал генерал-майор Лазаренко.

Борис Клин, «Известия»

От редакции

Наши российские коллеги сообщили о том, что генерал командовал обороной легендарной Брестской крепости. Но, по данным сотрудников мемориального комплекса «Брестская крепость-герой», это не так. Достоверно установлено, что война застала комдива на квартире в городе, где он проживал с женой. По воспоминаниям товарищей по службе, он сразу прибыл в штаб дивизии (ориентировочно, находился на современной улице Карла Маркса), руководил эвакуацией штаба, отходом частей дивизии.

В Музее обороны Брестской крепости мемориального комплекса в зале № 8 помещена фотография генерала и ряд документов, связанных с его именем. Как сообщила нам сотрудник комплекса Наталья Пузан, в фондах находится около десятка фотографий Ивана Лазаренко, копии документов, в которых упоминается Иван Сидорович. В Бресте и до решения ГВП России командира 42-й дивизии почитали за героя.
« Последнее редактирование: 13 Июня 2010, 11:59 от Borodachenkov_Dmitry »
e-mail: lexbrest@gmail.com