Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.


Темы - РККА

Страницы: [1]
1
29 ноября 1958 года в музей поступила докладная записка от работников отдела благоустройства и АТК-2 следующего содержания: "... При разборке разрушенного здания Белого дворца обнаружены останки людей. Судя по всему, они были завалены. Количество останков не устанавливали. Примерное место находки: направо от гл. входа у стены." И все. Непонятно, что было потом. Когда забрали останки, скольким людям принадлежали останки, какие были находки - информации нет...   
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
В фотоброшюре «Стояли насмерть» написано следующее: «Метр за метром раскрываются подвалы Белого дворца. Останки... В одном подвале 39 человек, в другом - 9, у стены третьего отсека еще трёх. Найден медальон. Прочитали: Гилев Костантин Прокопович».
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Что-то в этой брошюре накрутили... Согласно одному из актов останки Гилева и его медальон были найдены в сентябре 1968 года, но об это позже и в свое время...
По найденным останкам 39 человек есть вот такая информация:
"Акт. 7 августа 1959 г. ... Рабочие, работая на участке развалин Белого дворца, при вскрытии подвалов этого здания, обнаружили останки воинов, населения, погибших в первые дни Великой Отечественной войны в количестве 10 (десять) останков взрослых и два детских. Найдены позже останки еще трех человек. Акт составлен на предмет захоронения останков на гарнизонном кладбище с воинскими почестями".
"Акт. 8 августа 1959 г. ...  Рабочие, работая на участке развалин Белого дворца, при вскрытии подвалов этого здания, обнаружили останки населения, воинов, погибших в первые дни Великой Отечественной войны в количестве 18 взрослых останков и два детских. Найдено еще 4 останка. Акт составлен на предмет захоронения останков на гарнизонном кладбище с воинскими почестями".
Остается невыясненным когда и где были обнаружены "... в другом - 9, у стены третьего отсека еще трёх". Также в актах нет ни слова о сопутствующих находках...

2
Следующий случай.
Но по нему у меня совсем скудная информация. На донесении в ОБД-Мемориал есть рукописная запись следующего содержания "Справка гарниз. дома офицеров № 405 от 20.10.1959 о гибели VII-41 возвращена". Видимо все подробности по этому случаю были изложены в этой справке, но где ж ее теперь найдешь...
Татьяна Горчанюк:
«… В апреле 1956 года во время земляных работ у Брестских ворот были найдены останки воина и медальон. В нем лежала написанная простым карандашом записка. Удалось разобрать только отдельные слова: «…овского района, Крюковского с/совета, д. Сатинка. Курганов Василий Пав…».
Курганов Василий Павлович, красноармеец, 1919 г.р. Уроженец Тульская область, Дедиловский район, Крюковский с/совет, д. Сатинка. Служил в 84 сп 6 сд на должности оружейного мастера взвода боепитания.





3
К сожалению и тут не указан участок БК, где 3 июня 1952 года были найдены останки 3 погибших воинов Красной Армии. По найденным медальонам были установлены имена двух найденных воинов. Одного (Пешкина) сразу установили по записям на вкладыше. А вот у второго неверно прочитали фамилию. Прочитали как Берняков, а на самом деле фамилия найденного воина Пермяков. В ОБД есть донесения на обоих. Числятся пропавшими без вести. К сожалении в донесениях не указаны места службы. Пришлось прибегнуть к обычному способу установления места службы. Среди ребят, призванных Сунским РВК вместе с Пермяковым, много попавших служить в 455 сп 42 сд. А у одного из них так даже и указано, что служил в 7 роте 3 батальона 455 сп. Так что, скорее всего, Пермяков тоже служил в 455 сп. Что касается Пешкина. Здесь такой метод в общем-то не сработал. Удалось найти только одного призванного вместе с Пешкиным Кушнаренковским РВК сопризывника, который пробился по 455 сп 42. Хотя более широкая выборка по призванным в одно время с Пешкиным ребятам, свидетельствует о том, что 455 сп получил большое пополнение призванными из разных районов Башкирии. Так что не исключено, что и Пешкин тоже служил в 455 сп. Может, кто знает в какой части казармы 455 сп размещался 3 батальон?





   

4
Анатолий Белошеев, корреспондент газеты «Во славу Родины» (из книги «Герои Бреста»):
«… Нам указывали на ту часть Инженерной казармы, которая примыкала к зданию, где теперь размещается Музей обороны крепости. Не прислушаться к этим заявлениям было нельзя: люди говорили о том, что видели собственными глазами. В ноябре 1950 года специальная воинская команда осторожно разбирала развалины Инженерной казармы, готовые вот-вот обрушиться и навсегда похоронить под грудами кирпича и щебня свою тайну. И тут неожиданно под глыбами, горами битого кирпича и слежавшейся земли обнаружили воистину бесценные сокровища. Вместе с останками и оружием тридцати четырех неизвестных героев из-под обломков извлекли шефское Знамя Исполкома Коминтерна, принадлежавшее одной из сражавшихся воинских частей (84 сп), орден Красного Знамени № 12140, ворох заплесневелых, готовых рассыпаться от малейшего прикосновения бумаг… Тут же, возле подвала, мы, военные журналисты, расстелив на талом снегу плащ-палатки, с величайшей осторожностью укладывали находки, перебирали бумаги, пытались их прочесть. Время, земля и плесень, увы, многое стерли необратимо. Но кое-что поддавалось расшифровке. Вот личные письма бойцов и командиров с адресами, именами родных и близких. Их с трудом можно разобрать и переписать себе в блокнот. Выцветшие фотографии. Медальон красноармейца Салтынбая Нурманова – еще одно имя защитника крепости… И тут же, на клочке оберточной бумаги, списки, может быть, первых потерь в бою: «Пинкин – правая рука, 455 сп. Казаков – правая нога, 333 сп. Офименко – голова и лопатка, 44 сп …» Семь фамилий бойцов из разных полков, а записаны одной рукой, одним почерком… И вдруг в ворохе сырых ветхих бумаг встречаем редчайший по своей исторической ценности документ. Это – Приказ № 1, написанный карандашом на листке бумаги размером чуть больше ладони, датированный 24 июня 1941 года! … Решительно все, что удается отобрать, прочесть, расшифровать, бережно откладываем в сторонку – ветхость обнаруженных документов вызывает серьезные опасения: пойдут по рукам любопытных, что от них уцелеет? Ни фотоаппаратов, ни фотокорреспондента с нами в тот день, как на грех не оказалось. Помчались в город. Отыскали фотографа гарнизонного Дома офицеров Николая Михайловича Самойленко. Прямо на снегу у подвалов Инженерной казармы разложили перед ним обнаруженные сокровища, попросили каждый кадр на всякий случай продублировать несколько раз. Снимки, к счастью получились, и информацию о новых находках в крепости кроме своей газеты на этот раз мы предложили журналам «Огонек», «Советский воин» - их читает вся страна – и опубликовали в республиканском журнале «Беларусь».
Журнал «Огонек» № 10, март 1951 года.
«... Недавно при раскопках бастионов этой прославленной цитадели найдены новые материалы, рисующие непоколебимую стойкость и бесстрашие советских бойцов. Перед нами истлевший от времени, порванный на сгибах листок бумаги, который нельзя читать без волнения.
«Приказ № 1 ....»
Окончания приказа и подписей под ним время не сохранило: документ пролежал под развалинами почти десять лет. Но эти строки боевого приказа доносят до нас имена руководителей героической обороны, которые до сих пор не были известны.
Вместе с боевым приказом при раскопках обнаружены: орден Красного Знамени № 12140 с почерневшей от времени эмалью, истлевшее бархатное шефское знамя Н-му стрелковому полку от Коммунистического Интернационала, полковая печать, покрытые толстым слоем ржавчины пистолеты и винтовки, обрывки писем, блокноты и тетради, принадлежавшие тридцати четырем защитникам бастиона, погибшим тут же, под обломками кирпичной стены.
Мы осторожно перелистываем дорогие страницы тетрадей. В полуистлевшем планшете - конспекты по истории ВКП(б) и новой истории. Они составлены незадолго до начала войны. На первой странице дата: 17 мая 1941 года. Жирной чертой подчеркнуты слова, раскрывающие истоки героизма советских воинов: «Теория становится материальной силой, как только она овладевает массами».
Тут же «Красноармейский политучебник», принадлежавший бойцу Михаилу Кукушкину. Таблица синусов, вписанная в тетрадь артиллерийским офицером. Клочок бумажки с лаконичной записью результатов очередных боевых стрельб: «31.V.41. Стреляли 16. Выполнили: отлично – 11, хорошо – 4, посредственно – 1». Рапорт красноармейца А.Васильева на имя командира роты младшего лейтенанта Пророкова о предоставлении отпуска в связи с болезнью матери. Фотографии и переписка пограничника Вагана Григоряна с директором 179-й школы Дзержинского района, г. Баку. На листе бумаги строфа из стихотворения, написанного неизвестным воином в письме девушке:
За охрану родного края
Ты мне ласково руку пожми,
Не тоскуй, не грусти, дорогая,
Крепче нашей любви не найти.
Вот реликвии дней Отечественной войны: карта Бреста с карандашными пометками, медальон погибшего воина Салдыбана Курманова с его домашним адресом: Ташкентская область, Паркентский район, Апинский с/совет, колхоз имени Карла Маркса. Сохранился список первых потерь защитников крепости - семь фамилий раненых: «Пинкин - правая рука, Казаков - правая нога, Уруднюк - контужен, Омельченко - правая нога, Офименко - голова и лопатка, Ковтун - рука, Мельник П.Е. – контужен…».
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
В статье даны два разных варианта прочтения медальона бойца-узбека. В ОБД-Мемориал есть единственно-подходящий боец - Нурманов Салдыбай. Но у него стоит дата призыва в армию - 05.05.1942 г. Чушь конечно же, но, как говорится, что написано пером... Глянул я эти документы в ОБД. Все они составлены в 1950 г. Причем писаны не рукой матери, а сотрудником РВК, проводившим опрос, который сам и мог вписать кривые даты в документ. Донесению Паркентского РВК в части дат выбытия пропавших на войне воинов, веры 0,0. Тут бы связаться с родными этих бойцов и постараться у них уточнить всю информацию, запросить письма и фотографии бойцов, что они присылали из армии, но попробуй достучись сейчас до Узбекистана... Жаль, что музейные за все время своего существования так и не сподобились в свое время до конца разобраться в этой истории...
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Ответ из музея:
"Рапорт красноармейца А.Васильева на имя командира роты младшего лейтенанта Пророкова никак не позволяет судить об месте их гибели. В картотеке на упомянутых числится командир взвода роты связи 84 сп младший лейтенант Пророков Егор Васильевич. Числится он и в штатно-должностном списке вышеупомянутого полка. Но свидетелей их гибели в крепости нет, без официального подтверждения которых мы не имеем права готовить документы на изменение приказа об их судьбе в ЦАМО РФ и последующем увековечении на плитах мемориала".
Вот так... Рапорт есть, а оснований нет. Вопрос лишь в том на чьих останках был найден этот рапорт... На останках А.Васильева или на останках младшего лейтенанта Пророкова? Судя по сопутствующим бумагам, которые упоминаются в тексте, я бы предположил, что были найдены останки мл. лейтенанта Пророкова... Но раз никто не видел как он погиб (а те 34 очевидца его гибели, которых нашли вместе с ним в развалинах тоже молчат) то и оснований дальше разбираться в этом вопросе нет... Ну нашли и нашли... А Васильева нашли или Пророкова не суть важно...
Вышеупомянутый в статье младший лейтенант Пророков: Пророков Егор Васильевич, младший лейтенант, 1913 г.р. Уроженец: Орловская область, Сосковский район, Алмазовский с/совет. Служил в 84 сп 6 сд на должности командира взвода связи. Числится пропавшим без вести с 22.06.1941 г.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
По информации нашего коллеги Николая Стрекалова из г. Москвы «орден Боевого Красного Знамени за № 12140 был вручен 22.08.1940 г. Попову И.А. Из всех награжденных в этом году подходит только Попов Иван Александрович, интендант 3 ранга, награжденный 26.01.1940 г. за Финскую».
Попов Иван Александрович, интендант 2 ранга, 1903 г.р. Уроженец Калининская область, Верхний Волочек, проспект Советов, д. 10. Служил в г. Брест в 84 сп 6 сд на должности помощника командира полка по снабжению. Числится пропавшим без вести с 22.06.1941 г. На самом деле погиб при несчастном случае за месяц до начала войны.
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------




5
К сожалению тут не указан участок БК, где 16 октября 1951 года были найдены останки 6 погибших воинов Красной Армии. По найденным медальонам были установлены имена двух найденных воинов. По одному (Воронину) в ОБД ничего не нашел. По второму (Айдарову) в ОБД есть розыскная анкета от 25 ноября 1955, в которой он продолжает числится пропавшим без вести. Т.е. получается, что в октябре 1951 его нашли и идентифицировали по медальону, а информация об этом так и не дошла ни до РВК по месту призыва, ни до его родных. В Анкете нет сведений о месте службы Айдарова. Но призванные вместе с ним Мамлютским РВК ребята массово пробиваются по 455 сп 42 сд. У многих указано, что они были курсантами полковой школы 455 сп. Исходя из этого, наверное, можно предположить, что останки Айдарова, Воронина и еще 4-х неизвестных воинов были найдены в развалинах казарм 455 сп (возможно в месте расположения курсантов полковой школы)? Нет ли у кого информации в какой части казармы 455 сп размещались курсанты полковой школы?




6
Не смог загрузить фото напрямую. Пришлось воспользоваться сторонним хостингом. Боюсь, чтобы потом фото не пропало, когда хостинг самоочистится или накроется...



Давид Лозоватский:
«7 сентября 1949 года Брестская областная газета «Заря» опубликовала полосу «Слава героев не померкнет в веках!». Были там и такие строки: «… При раскопках, произведенных в крепости, были обнаружены останки многих ее защитников. Из развалин… извлечены останки лейтенанта Алексея Федоровича Наганова, красноармейца Горохова и других героев (всего 15 человек), имена которых установить не удалось…».

Анатолий Белошеев («Во славу Родины»):
«В 1949 году при разборке битого кирпича и щебня  в башне Тереспольских ворот, обращенной бойницами на запад, совершенно случайно были обнаружены останки, оружие и документы лейтенанта Алексея Наганова. Полуистлевшая гимнастерка со следами петлиц, с почерневшими от времени командирским «кубарями» и эмблемами. Комсомольский билет № 0957474. В прохудившемся планшете среди бумаг – выцветшей от плесени топографической карты-двухкилометровки, служебных рапортов, конспекта занятий по теме «Стрелковый взвод в сторожевой заставе» - автобиография, написанная на листочках из школьной тетради рукой самого Наганова, еще курсанта Минского пехотного училища… Ржавый пистолет ТТ на боевом взводе: один патрон в канале ствола, три последних – в обойме…"

Автор: Василий Сарычев
Номинация Военно-патриотическая
Дети войны
Надя Наганова
А мы и не заметили, как далеко все ушло. Как успело повзрослеть поколение, а еще одно – постареть, и вспоминают войну уже не мамы, а бабушки, которые в сорок первом были детьми.
Время течет водой, не холодной-горячей – неуловимой, и лишь случайно, выдавая ли замуж дочь, забирая ли из садика внука, вдруг останавливаемся ошарашенно: когда же оно… между пальцами…
Защищавшему Брестскую крепость Алексею Наганову было бы сейчас – страшно подумать – за девяносто. Молоденькому лейтенанту, сверлящему нас буравчиками-глазами со вкладыша знаменитой книги Смирнова. Тому самому, погибшему в первое утро войны, кому руины первому вернули имя. Это случилось в 1949-м. Полуразрушенная и фактически неизвестная в своем подвиге крепость была лишь источником дармового стройматериала. Не существовало еще писательских изысканий Сергея Смирнова, а вернувшиеся из плена и мертвые равно молчали.
В тот августовский день взвод сержанта срочной службы Курлени отбирал для хознужд кирпичи, расчищая завалы Тереспольской башни. Вдруг показались останки… Командир и два бойца. Скелет первого прижало к стене у окна обрушившимся перекрытием, сохранилась гимнастерка с двумя кубиками на петлицах – лейтенантскими знаками различия. Рядом нашли пистолет ТТ с тремя патронами в обойме и одним в стволе, в нагрудном кармане – комсомольский билет на имя Наганова Алексея Федоровича. В тот же день, развернув поиски, в районе Тереспольских ворот обнаружили останки еще двенадцати защитников, а также оружие, предметы снаряжения, документы. В одном удалось прочитать фамилию «Горохов» и адрес. Их хоронили, разложив найденное по трем гробам, – командира Алексея Наганова, бойца Ивана Горохова и безымянных героев.
В первых числах сентября 1949 года к Гарнизонному кладбищу направилась небывалая процессия – погибших провожал целый город, люди несли двести венков. На многотысячном траурном митинге у кладбищенских ворот большинство речей в унисон со временем строилось на факте найденного в полевой сумке лейтенанта «Краткого курса истории ВКП(б)».
У гроба Наганова стояли растерянная молодая женщина и девочка лет восьми.
Наверняка предчувствие существует. Надо было 27-летней жительнице пригородной деревеньки Дубровки выбраться в тот день в Брест да напасть на чужой разговор, что в крепости кого-то нашли.
Сердце екнуло и толкнуло туда. Она шла семенящими бабьими шажками, торопясь и медля одновременно.
У Северных ворот, в то время главного входа в крепость, толпился народ. В цитадели стояли воинские части, и любопытствующих внутрь не пускали.
- Я мужа здесь потеряла, – робко сказала Настя офицеру на КПП. У нее спросили фамилию и, услышав «Наганов», переглянулись. Женщину сопроводили в район Тереспольских ворот, руины которых держали в кольце солдаты…
Послезавтра за ней и дочерью приехали в деревню, чтобы отвезти на похороны. К тому времени Анастасия была второй раз замужем и родила мальчика. Зряч ли случай – вопрос философский. По большому счету, памяти Алексея Наганова повезло, куда больше шансов было остаться безымянным, оттенить лучи чьей-то славы. Но судьба выбрала его.
О действиях Алексея Наганова в то утро известно мало. Война застала комвзвода полковой школы помощником дежурного по полку. Сохранилось всего несколько свидетельств очевидцев: давал распоряжения в подвалах казармы; просил у коллеги-лейтенанта пулемет и двух бойцов; в бою у Тереспольских ворот ранил двух и убил одного фашиста.
Он безвестно погиб на самом старте страшной войны, чтобы восемь лет спустя вернуться миру символом и примером. Изумленная страна узнала о существовании дочери героя, родившейся через три месяца после смерти Алексея. Наганов очень любил свою юную Асеньку, полковая школа не отрывала глаз от этой красивой и нежной пары. В мае 41-го молодые переехали из города в крепость, получив комнату в башне над Тереспольскими воротами. Им не суждено было ни обставиться, ни обжиться. Когда грянул предрассветный кошмар 22 июня, Алексей спешно отвел жену и гостившего племянника в подвалы казармы, а сам бросился обратно. Больше они не виделись. Восемнадцатилетняя девчонка с ребенком в утробе, сама ребенок, словно оглохла в этом аду. Голова не сохранила сколь-нибудь связных воспоминаний: прятались, шли куда-то, брались немцами, отпускались, преодолевали обводные валы… Потом ее просто вели ноги, пока не очнулась у родительского дома в Мотыкалах. И началась ее жизнь в оккупации.
Командирская жена Анастасия три года ходила по лезвию бритвы, почти не показывалась из хаты. Все, чем жила эти годы, уместилось в имени дочери, которую она не Надей назвала – Надеждой. «Комиссарская кровь…» – шипел в сторону годовалой малышки староста, но чистивший во дворе сапоги постоялец-немец с безучастным видом уходил в дом. После освобождения Ася еще пару лет пождала, остыла, устала и пошла за парня, сохшего по ее косе еще с той, довоенной жизни. Надюша отчима не приняла. Была ли это детская ревность, а может, чуяла наивным своим чутьем, что не принесет этот брак матери счастья? «А как живой, как вернется отец домой, что ж это будет?» – саднило в детской душе. Лишь много позже, будучи почти взрослой, Надя решилась передать матери те детские переживания – мама долго и горько плакала. Тогда же, в канун второго замужества, она дочку увещевала: будешь так с дядей – не принесет другой раз конфетку. Впрочем, все поняв, тот сам вскоре оставил тщетные попытки завоевать расположение падчерицы.
После тереспольских раскопок и похорон, в одночасье став для страны дочерью «того самого Наганова», Надя ощутила новое. Строже, что ли, к себе стала, ответственнее. В школе к факту скоро привыкли, дома тоже мало что изменилось, только наезжали иногда фотографы и в очень разных изданиях появлялись изображения «дочери, достойной отца». Раз нагрянули из столицы, а они с мамой ели чернику, неловко было, рты синие, но репортеры сильно спешили, да и все равно лица требовались чеканно-печальные.
В фондах мемориала крепости я с интересом наблюдал в периодике, как по семейному альбому, превращение курносой пампушки в миловидную женщину. «Огонек», «Медицинский работник», «Работнiца i сялянка», газеты Вильнюса, Еревана, областные издания… Надя Наганова – отличница учебы, Надя-студентка, Надя – делегат съезда комсомола, Надя – молодая мама… Надежда Алексеевна, наконец, которой в крепости преподносят цветы…
Время, время… Надежда Алексеевна уже бабушка, живет работой и внучками. К войне теперь интереса поменьше, все более толстый слой лет отгораживает, и Наганову знают как доброго и заботливого педиатра. Такой она пришла после мединститута, такой и осталась.
Ранняя известность и внимание газет не испортили эту женщину. Впрочем, была у нее совсем не та обласканная жизнью судьба, которая могла взрастить капризно-требовательную Дочь Героя."

Номер записи    3629719
Фамилия   Горохов
Имя   Иван
Отчество   Гаврилович
Дата рождения   __.__.1916
Место рождения   Ивановская обл., Юрьевецкий р-н, д. Соловатово
Дата и место призыва   Юрьевецкий РВК, Ивановская обл., Юрьевецкий р-н
Последнее место службы   п/я 15/12 (333 сп 6 сд)
Воинское звание   красноармеец
Причина выбытия   пропал без вести
Дата выбытия   __.07.1941
Название источника информации   ЦАМО
Номер фонда источника информации   58
Номер описи источника информации   18002
Номер дела источника информации   331

Где-то была информация, что Горохова с сослуживцами нашли в воронке на берегу, но пока не могу найти, где она у меня хранится...

7
Коллеги, уже известно столько фотографий и аэрофотосъемок Крепости, сделанных в первые дни, что, наверное нет уже ни одного ее закутка, который не был бы неизвестен исследователям этих самых фотографий и аэрофотосъемок. В тоже время есть некоторый объем донесений и информации о местах, где в послевоенные годы на территории Крепости находили останки ее погибших защитников. Может быть попробуем объединить первое со вторым и будем иметь перед глазами еще один фрагмент мозаики? Ну вот, например, есть несколько донесений, как в середине 50-х при разборке казарм 455 сп были обнаружены останки бойцов и командиров. Понятно, что эти бойцы могли погибнуть или остаться только под завалами казарм в местах обрушения стен или межпотолочных перекрытий. А имея на руках фото казарм 455 сп с запечатленными разрушениями и обрушениями, наверное, можно локализовать и место обнаружения останков погибших воинов. Что скажете? 
Я готов прямо сейчас выкладывать в тему донесения и другую информацию по фактам обнаружения в послевоенные годы на территории Крепости останков бойцов и командиров. Дело за привязкой этих источников информации к фотам и последующей коллективной аналитикой.   

8
Журнал «Огонек» № 10, март 1951 года.
«... Недавно при раскопках бастионов этой прославленной цитадели найдены новые материалы, рисующие непоколебимую стойкость и бесстрашие советских бойцов. Перед нами истлевший от времени, порванный на сгибах листок бумаги, который нельзя читать без волнения.
«Приказ № 1 ....»
Окончания приказа и подписей под ним время не сохранило: документ пролежал под развалинами почти десять лет. Но эти строки боевого приказа доносят до нас имена руководителей героической обороны, которые до сих пор не были известны.
Вместе с боевым приказом при раскопках обнаружены: орден Красного Знамени № 12140 с почерневшей от времени эмалью, истлевшее бархатное шефское знамя Н-му стрелковому полку от Коммунистического Интернационала, полковая печать, покрытые толстым слоем ржавчины пистолеты и винтовки, обрывки писем, блокноты и тетради, принадлежавшие тридцати четырем защитникам бастиона, погибшим тут же, под обломками кирпичной стены.
Мы осторожно перелистываем дорогие страницы тетрадей. В полуистлевшем планшете - конспекты по истории ВКП(б) и новой истории. Они составлены незадолго до начала войны. На первой странице дата: 17 мая 1941 года. Жирной чертой подчеркнуты слова, раскрывающие истоки героизма советских воинов: «Теория становится материальной силой, как только она овладевает массами».
Тут же «Красноармейский политучебник», принадлежавший бойцу Михаилу Кукушкину. Таблица синусов, вписанная в тетрадь артиллерийским офицером. Клочок бумажки с лаконичной записью результатов очередных боевых стрельб: «31.V.41. Стреляли 16. Выполнили: отлично – 11, хорошо – 4, посредственно – 1». Рапорт красноармейца А.Васильева на имя командира роты младшего лейтенанта Пророкова о предоставлении отпуска в связи с болезнью матери. Фотографии и переписка пограничника Вагана Григоряна с директором 179-й школы Дзержинского района, г. Баку. На листе бумаги строфа из стихотворения, написанного неизвестным воином в письме девушке:
За охрану родного края
Ты мне ласково руку пожми,
Не тоскуй, не грусти, дорогая,
Крепче нашей любви не найти.
Вот реликвии дней Отечественной войны: карта Бреста с карандашными пометками, медальон погибшего воина Салдыбана Курманова с его домашним адресом: Ташкентская область, Паркентский район, Апинский с/совет, колхоз имени Карла Маркса. Сохранился список первых потерь защитников крепости - семь фамилий раненых: «Пинкин - правая рука, Казаков - правая нога, Уруднюк - контужен, Омельченко - правая нога, Офименко - голова и лопатка, Ковтун - рука, Мельник П.Е. – контужен…».

По информации нашего коллеги Николая Стрекалова из г. Москвы «орден Боевого Красного Знамени за № 12140 был вручен 22.08.1940 г. Попову И.А. Из всех награжденных в этом году подходит только Попов Иван Александрович, интендант 3 ранга, награжденный 26.01.1940 г. за Финскую».
Попов Иван Александрович, интендант 2 ранга, 1903 г.р. Уроженец Калининская
область, Верхний Волочек, проспект Советов, д. 10. Служил в г. Брест в 84 сп
6 сд на должности помощника командира полка по снабжению. Числится пропавшим без вести с 22.06.1941 г. Но в фондах музея есть какая-то книга учета по 84 сп, где есть запись, что Попов погиб 21.06 в результате несчастного случая - был задавлен трактором. Очень может быть, что орден с груди погибшего снял кто-то из сослуживцев для последующей передачи по инстанциям, но не успел. А труп Попова мог быть отправлен в морг в Брест или в госпиталь на территории крепости.
Вышеупомянутый в статье младший лейтенант Пророков: Пророков Егор Васильевич, младший лейтенант, 1913 г.р. Уроженец: Орловская область, Сосковский район, Алмазовский с/совет. Служил в 84 сп 6 сд на должности командира взвода связи. Числится пропавшим без вести с 22.06.1941 г.
В 2007 году нами был прочитан медальон, который хранился не прочитанным в фондах музея с 70-х годов. Он принадлежал Мубаракшину Муллаяну, красноармейцу, 1921 г.р. Уроженцу: РСФСР, БАССР, Уфимской области, станция Куеды,  Татышлинского района, Кальтовского с/совета, д. Нов. Шардак. Еще один медальон был прочитан частично...
Салдыбана Курманова я в ОБД пока не вычислил.


Страницы: [1]