Общая категория > 1941

Надписи на стенах БРЕСТСКОЙ КРЕПОСТИ

(1/85) > >>

igorg25:
Хотелось бы собрать всю инфу о возможных авторах и перекинуть или сдублировать сюда проходившие ранее обсуждения.


http://brestfortress.blogspot.com/2011/02/blog-post_15.html

--- Цитировать ---Жестокие бои, бушевавшие в крепости дни и ночи, не оставляли времени для писем и дневников в обычном понимании этих слов. Но потребность солдат, командиров и политработников сказать людям свое самое сокровенное, прочувствованное и пережитое в последние минуты своей жизни, обострялась. И тогда они вместо бумаги стали использовать стены казематов и подвалов. Необычные фрески войны чудом сохранились в огне сражений и дошли до наших дней.
   Пять из них, как ценнейшие исторические документы, ныне хранятся в музеях Москвы, Минска, Бреста. А еще две остались только на фотографиях. В те же далекие дни войны и даже в первые послевоенные годы подобные надписи можно было видеть на стенах казематов и подвалов крепости в большом количестве.

Надписи на стенах Брестской крепости

   Очевидец боев в крепости Валентина Ивановна Сачковская, дочь старшины И. В. Зенкина, ныне проживающая в Могилеве, свидетельствует, что месяца через полтора после того, как в крепости затихли бои, гитлеровцы разрешили взятым в плен женщинам и детям сходить к себе домой, взять в квартире необходимые вещи. Пришла в крепость и Валя Зенкина, семья которой вместе с семьей лейтенанта Наганова и других командиров жила в Тереспольской башне. В квартире Валентина ничего не нашла - что сгорело, что погибло под завалами. "Но зато,- пишет она,- почитали надписи, оставленные бойцами на стенах". Таких надписей в районе Тереспольских ворот было немало. Именно здесь, у Тереспольских ворот, где много дней и ночей героически сражались с врагом пограничники 9-й погранзаставы и 3-й комендатуры Брестского погранотряда, а также воины 333-го стрелкового полка, была найдена надпись, сделанная защитниками крепости после первых атак врага:
 
    "Нас было пятеро: Седов, Грутов И., Боголюб, Михайлов, Селиванов В.
   Мы приняли первый бой 22.VI.1941 г. - 3.15.
   Умрем, но не уйдем!"    
   Еще три клятвы-надписи у Тереспольских ворот крепости были найдены в 1949 году сотрудниками Белорусского государственного музея Великой Отечественной войны. На куске штукатурки чем-то острым было написано:

 Надписи на стенах Брестской крепости

"1941 год. 26-го июня. Нас было трое.
   Нам было трудно, но мы не пали духом.
   И умираем как герои".    
   Музейным работникам удалось снять находку со стены крепостного каземата и вывезти в Минск. Две других можно было только сфотографировать:
 
    "1941 г. Июнь.
   Нас было пятеро.
   Мы умрем за Сталина".
  "Умрем, но из крепости не уйдем".

Надписи на стенах Брестской крепости


   Участники и очевидцы боев в крепости, да и документы врага свидетельствуют о жестоких боях, которые шли в центре крепости за здание костела, в помещении которого перед войной находился клуб 84-го стрелкового полка. С крыши и купола здания костела, возвышавшегося над всеми остальными зданиями крепости, открывался хороший обзор всей территории внутреннего кольца крепости. Отсюда можно было корректировать огонь артиллерии, держать под пулеметным обстрелом все очаги обороны крепости у Тереспольских, Холмских и Трехарочных ворот, в казармах стрелковых полков. Поэтому бои за это здание с переменным успехом велись непрерывно долгие дни и ночи.
   В числе защитников этого опорного пункта в июльские дни 1941 года были Иванов, Степанчиков, Жунтяев. Бойницами им служили узкие окна второго этажа. Воины поклялись стоять здесь насмерть. На штукатурке, местами обвалившейся, они написали:

Надписи на стенах Брестской крепости

"Нас было трое москвичей - Иванов, Степанчиков, Жунтяев, которые обороняли эту церковь, и мы дали клятву - не уйдем отсюда. 1941 год. Июль".    
   По свидетельству очевидцев, ниже были еще слова:
 
    "Я остался один, Жунтяев и Степанчиков погибли. Немцы в самой церкви. Осталась последняя граната, но живым не дамся.
   Товарищи, отомстите за нас. 1941 г."

Надписи на стенах Брестской крепости

 
   Ожесточенные бои развернулись за здание Белого дворца. Его защитники поддерживали огнем тех, кто сражался у Холмских и Трехарочных ворот. Много лет спустя участник этих боев сержант А. Д. Романов писал:
   "Уже давно снаряды вражеской артиллерии искрошили массивную чугунную ограду Белого дворца, превратили в щебень и пыль бетонное ее основание. Окутанные багровым облаком дыма и пламени, горели развалины. Казалось, уже ни одно живое существо не уцелело в этом огненном вихре... Но так только казалось. Серо-зелеными волнами одна за другой катились на дворец атакующие вражеские цепи и, оставляя на пути десятки убитых и раненых, откатывались назад. Прямо из огнедышащих развалин бросались врукопашную на врага защитники крепости".
   Многие из защитников Белого дворца погибли. В октябре 1958 года при разборке развалин здания здесь были найдены их останки. И тогда же на отсыревших кирпичах одного из подвалов Белого дворца открылась надпись неизвестного солдата, его прощальный рапорт нам, ныне живущим:
 
    "Умираем не срамя".
Надписи на стенах Брестской крепости


   В августе 1952 года в одном из казематов северо-западной части крепости была найдена клятва-надпись безымянного героя. Штыком, а может, кинжалом он на штукатурке уцелевшей стены написал:
 
  "Умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина!
   20.VII.41 г."     
 Далее чуть заметно, но крупными буквами было написано:
 
    "Умира..."
 
   Видно, силы оставили воина, и он не смог дописать слово. Имя автора осталось неизвестным, однако можно предположить, что ее сделал Бондарюк, фамилия которого стояла рядом с над- писью: "Не сдаюсь", найденной на другой стене того же помещения. Надпись- клятва неизвестного солдата, датированная 20 июля 1941 года, явилась важным историческим документом, позволившим пересмотреть сроки обороны крепости. Ныне она экспонируется в Центральном музее Вооруженных Сил СССР.
   Найдено немало прощальных слов, написанных кровью. Командир 44-го стрелкового полка майор П. М. Гаврилов, возглавлявший оборону Восточного форта и удостоенный за эти бои звания Героя Советского Союза, приводит следующий эпизод:
   "На моих глазах один смертельно раненный солдат, фамилии которого я не помню, но подвиг никогда не забуду, своей кровью писал на стене слова: "Умираю за Родину". Он умер, не дописав последнего слова".
   Так камни Брестской крепости - эти немые свидетели величайшего солдатского подвига, стали своеобразной почтой, донесшей до нас прощальные слова ее верных защитников. Клятвы-надписи потрясают глубиной волновавших бойцов чувств. В этих словах все - и чувство выполненного долга, и гордость за преодоление необычайных трудностей борьбы, и ненависть к врагам, и нежная любовь к нам, к нашей стране.[/quote
--- Конец цитаты ---

igorg25:
http://brestfortress.blogspot.com/2011/02/blog-post_14.html#comment-form

--- Цитировать ---Мы приняли первый бой 22.VI.1941—3.15 ч. Умрем, но не уйдем! Умрем, но из крепости не уйдем.
вот эти  слова вызывают у меня сильное подозрение в том , что надпись была фальсифицирована и была сделана после войны в целях пропаганды
1) 3.15 - берлинское время ,  по местному времени крепость была атакована в 4.15
2) штурм крепости начался в 4.45 , соответственно первый бой состоялся не ранее этого времени
3) умрём - но не уйдём ? но ведь это нарушение приказа : 6сд и 42сд должны были выйти из БК по тревоге в места сосредоточения......другое дело , что из-за внезапной атаки немцев и артобстрела попытки выполнить приказ и выйти из БК провалились...
4) поскольку эта надпись была "найдена" у Тереспольских ворот , а эти ворота были захвачены немцами не позднее 9 часов 22 июня - то объяснить появление этой надписи чисто физически очень проблематично
вывод : такую надпись мог выдумать только читатель пропагандистских советских книжек по истории ВОВ .
--- Конец цитаты ---
Можно добавить пятым пунктом слова "Клыпиного" пограничника: "Я отсюда никуда не уйду" и списать все на пропаганду, но ведь факт, что таки были те, кто не ушли, и в июле и в августе.
И все же. Надпись, если это о ней Ходцева говорила, найдена в остатках Тереспольской полубашни. Говорить о постоянном присутствии там не приходится, значит, сделана людьми с других участков. Вряд ли в первые дни, ибо тогда действительно вряд ли кто собирался обороняться до конца. В 3.15 приняли бой... пограничники? Потом оказались в Цитадели. Не переплывшая ли группа ли с Западного?




Adv1seR:
Меня эта тема очень интересует, в плане фамилий, но пока нет никаких привязок кроме самих надписей. Ключ к надписям - найти данные на их авторов. Пока вроде как ни по одной надписи ничего такого нет.
Думаю был бы смысл создавать новую тему при глобальном прорыве - т.е. установлены данные автора надписи и т.п. А так есть всё это в сети в больших количествах. Не знаю, есть ли смысл в массовых повторах...

igorg25:

--- Цитата: igorg25 от 29 Января 2012, 11:04 ---    "Нас было пятеро: Седов, Грутов И., Боголюб, Михайлов, Селиванов В.
   Мы приняли первый бой 22.VI.1941 г. - 3.15.
   Умрем, но не уйдем!"    
   Еще три клятвы-надписи у Тереспольских ворот крепости были найдены в 1949 году
--- Конец цитаты ---
Надписи у Тереспольских ворот, 26.06. Фамилии, не проходящие по БД, и Тереспольские наводят на мысль, что это были погранцы. Но 26-е у Тереспольских?

Adv1seR:

--- Цитата: igorg25 от 29 Января 2012, 14:31 ---
--- Цитата: igorg25 от 29 Января 2012, 11:04 ---    "Нас было пятеро: Седов, Грутов И., Боголюб, Михайлов, Селиванов В.
   Мы приняли первый бой 22.VI.1941 г. - 3.15.
   Умрем, но не уйдем!"    
   Еще три клятвы-надписи у Тереспольских ворот крепости были найдены в 1949 году
--- Конец цитаты ---
Надписи у Тереспольских ворот, 26.06. Фамилии, не проходящие по БД, и Тереспольские наводят на мысль, что это были погранцы. Но 26-е у Тереспольских?

--- Конец цитаты ---
Погранцы или конвойники. Вся группа. 5 славянских фамилий, с ходу не пробивающихся по ОБД...

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница

Перейти к полной версии