Автор Тема: http://www.castle.lv/title.html  (Прочитано 1861 раз)

Оффлайн Ринат Гимадеев

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4339
  • "И танки наши быстры ..."
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: http://www.castle.lv/title.html
« Ответ #20 : 20 Декабрь 2016, 03:32 »
-  Крестовая галерея Домского собора - здесь хранятся рижские пушки, некогда стоявшие, как на крепостных стенах, так и на бастионах. Их немного, но не все – много рижских пушек было подарено Санкт-Петербургу в первой половине XIX века, где они и поныне хранятся в Артиллерийском музее.
"Порядок в танковых войсках !"

Оффлайн Ринат Гимадеев

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4339
  • "И танки наши быстры ..."
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: http://www.castle.lv/title.html
« Ответ #21 : 20 Декабрь 2016, 04:03 »
-  это бой на Луцавсале 10 июля 1701 года. Вдали виден взрыв Кобершанца, уничтоженного отступающими саксонцами.С укреплениями Риги связан один из эпизодов войны, впоследствии получившая название Великой северной, началась зимой 1700 года. Против Швеции одновременно выступили Дания, Саксония и Россия. Реально на стороне союзников выступило также Польско–Литовское государство, королем которого в то время был саксонский курфюрст Август.
 11–12 февраля 1700 года войска Августа II вторглись в шведскую Лифляндию. Август рассчитывал захватить Ригу, которую Швеция отобрала у Польши столетие назад. Царь Петр осадил Нарву.
 Шведский король Карл XII стремительным ударом в сторону Копенгагена вывел из войны Данию, тотчас устремился к Нарве и нанес русским войскам серьезное поражение, но не стал преследовать царя Петра, так как опасался за судьбу Риги. Незадолго до войны Швеция вложила немалые деньги в перестройку рижских укреплений. Но гарнизон в городе стоял небольшой. Поэтому была вероятность, что город падет, и тогда его слишком дорогой ценой пришлось бы отбирать обратно. Поэтому Карл устремился к Риге.
 После нарвского поражения царю Петру было крайне важно сохранить союзником саксонского курфюрста и польского короля Августа. Петр встретился с Августом, 20 февраля 1701 года они совершили поездку в захваченный саксонцами Динамюнде (русские источники названия Неймюнде не употребляют вовсе). Осмотрев крепость, прибыли в Митаву (совр. Елгаву), столицу герцога Курляндского. Курляндского герцога царь Петр знал еще со времен Великого посольства и был о нем самого лучшего мнения.
 Вскоре монархи договорились о том, в чем будет заключаться их совместная борьба. Царь передавал в распоряжение Августа корпус русской пехоты, составленный из 18 солдатских и одного стрелецкого пехотного полка, в сумме — 17 855 человек. О прибывших полках саксонский командующий Штейнау дал отзыв: «Сюда прибыли русские войска числом около 20 000. Люди вообще хороши, не больше 50 человек придется забраковать; у них хорошие маастрихтские и люттихские ружья, у некоторых полков шпаги вместо штыков. Они идут так хорошо, что нет на них ни одной жалобы, работают прилежно и скоро, беспрекословно исполняют все приказания. Особенно похвально то, что при целом войске нет ни одной женщины и ни одной собаки; в военном совете московский генерал сильно жаловался и просил, чтобы женам саксонских мушкатеров запрещено было утром и вечером ходить в русский лагерь и продавать водку, потому что через это его люди приучаются к пьянству и разного рода дебоширству».
Под Ригой.
 Штейнау отдал распоряжение Репнину занять позиции у Кокенгаузена и не давать возможности шведским войскам переправиться на левый берег Даугавы выше Риги. Под Ригу же из войск Репнина был отправлен находившийся под командованием полковника Томаса Юнгора четырехтысячный отряд в составе четырех полков: трех солдатских Томаса Юнгора, Тимофея Трейдена и Дениса Риддера и одного стрелецкого — Юрия Вестова.
 Саксонские войска к этому времени сконцентрировались у Риги на левом берегу Даугавы. Русские полки были разбросаны по островам, чтобы затруднить шведам переправу. Вместе с ними Штейнау располагал 16 батальонами пехоты, четырьмя кирасирскими и пятью драгунскими полками (около 12 700 человек) при 36 орудиях.
 По легенде, первое, что Карл XII сделал, оказавшись в Риге, — с подзорной трубой забрался на башню собора, чтобы лично оглядеть поле предстоящей битвы. Карл имел под рукой 18 000, которые он привел с собой, плюс рижский гарнизон, однако перебросить эти войска по мановению волшебной палочки он не мог. Для десанта были выделены 15 батальонов пехоты (около 6000 пехотинцев) и пять рот кавалерии — всего 7156 человек.
 Шведы демонстративно начали строить наплавной мост, и саксонцы считали, что раньше, чем его строительство будет завершено, ждать атаки нет необходимости. На это и делал ставку Карл, тайно собиравший все лодки, что были на правом берегу в одном месте, а также приказавший свести к Риге сено из близлежащих поместий.
 Силён нынче швед…
 Высадка шведов произошла в четыре утра 8 (19) июля 1701 года (9 июля по шведскому календарю) при сильном ветре и высокой волне и тумане. Зажженные стога сена стали своего рода дымовой завесой и сделали поверхность реки еще хуже заметной. В итоге саксонские командиры слишком поздно разглядели выступавшие из тумана шведские лодки, в центре которых находились странные конструкции. По распоряжению Карла уже в мае–июне 1700 года на Даугаве были приготовлены четыре блокгауза для боя против врага: Concordia, Fortitudo, Fortuna, Viktoria. На каждой из этих укрепленных плавающих крепостей были командир, квартирмейстер и 9–11 матросов. Занявшие эти плавающие маленькие крепости гарнизоны через бойницы артиллерийским и ружейным огнем поддерживали десант. Позже эти конструкции военные историки станут называть первыми десантными кораблями. Их поддерживала батарея из 28 орудий, размещенная шведами непосредственно напротив переправы.
 Шведским пушкам противостояли достаточно сильные саксонские батареи. Несколько трофейных орудий вскоре после боя было отослано Карлом в Стокгольм, где они по сей день хранятся в Музее Королевской армии. Благодаря этому можно воочию познакомиться с этими орудиями, калибр которых превышает 150 мм, что позволяло метать более чем 10–килограммовые ядра.
 Шведские генералы указывали королю на огромный риск при форсировании реки под огнем артиллерии противника, но Карл был непреклонен. «Неужели Двина глубже Копенгагенского моря? — отвечал он. — Но и там побили мы датчан, а здесь неужели не побьем саксонцев?»
 Шведский десант значительно сносился течением Двины и пересекал реку не строго перпендикулярно, а по косой, высаживаясь на земли поместья Кремера, в районе современных лугов Спилве. Первыми на левый берег Двины ступили лейб–гвардейцы, с гренадерским батальоном которых плыл и сам король. На переправу первой волны десанта понадобилось по одним данным — пятнадцать минут, по другим — три четверти часа. Всего в первой волне шведского десанта было около 7000 человек пехоты и 600 человек кавалерии.
 Шведские войска, ведомые своим королем, с ходу преодолели палисадные заграждения саксонцев. Не успели шведы толком закрепиться, как саксонское войско перешло в атаку: пехота в центре и кирасиры по флангам. Саксонцам первоначально удалось оттеснить к Даугаве первые отряды переправленной шведской пехоты, однако полностью сбросить десант в реку не удалось — под прикрытием длинных пик и испанских рогаток шведам  удалось устоять.
 Тем временем подоспела новая волна десанта. В том числе выгрузили и несколько пушек. Стремясь выйти на равнину и развернуть войска для сражения, Карл отдал приказ наступать.
 Неудобный Луцаугольм
 Атака саксонских кирасир на правый фланг шведов, казалось бы, решила исход сражения. Пехота Карла была смята и опрокинута к реке. Ситуацию спасли полторы сотни драбантов — телохранителей Карла — и 50 кавалеристов из лейб–гвардейского полка. Сам король, выхватив шпагу, остановил бегущих. Граф Магнус Стенбок, один из лучших и известнейших полководцев Карла, сохранил контроль над двумя батальонами своего полка и смог встретить атакующих саксонцев плотным огнем.
 В этом сражении Штейнау был ранен, герцог курляндский в рукопашной схватке получил сильный удар прикладом в голову и потерял сознание. Его падение произвело в саксонской коннице замешательство, и она подалась назад. Выводя свою пехоту, лишившуюся поддержки кавалерии, Штейнау скомандовал отход.
Было всего семь часов утра, когда саксонские войска, подорвав Кобершанец, начали отступление от берега.
Между тем на островах еще оставались русские отряды, которые в суматохе не смогли переправить. Один такой отряд оставался и на острове Луцау. Обычно остров называют в соответствии с немецким наименованием остров Луцаугольм, или в современном переводе на латышский — остров Луцавсала, что не совсем верно, так как немецкое «гольм», как и латышское «сала» — это и есть русское «остров».
 Традиционно численность находившегося на Луцаугольме русского отряда принято оценивать в 400 человек или немногим более того. В отчетах же, посылавшихся Репниным царю Петру в качестве гарнизона этого острова, отмечено значительно меньше людей, а именно полк Томаса Юнгора в составе: капитан Алферий Емельянов, сын фон–Шлиппепбах (как ни парадоксально, но это племянник Вольмара Антона фон Шлиппенбаха, командующего шведской армией в Лифляндии, и Густава Шлиппенбаха, коменданта шведского Нотебурга), поручик Савва Иванов сын Извольский, сержантов два человека, один барабанщик, 182 человека капралов и рядовых, а также полк Трейдена: капитан Павел Пазухин, сержант, 100 человек капралов и рядовых.
 Наиболее подробная версия боя на острове излагается в «Ливонской истории» Кельха. Ряд деталей можно найти и в «Жизни Карла XII» Фриксела. После отхода польско–саксонских войск рижский губернатор Дальберг послал полковников Гельмерса и Врангеля, каждого с тремя сотнями человек из полков рижского гарнизона, для действий против русских отрядов, находившихся на островах. Сначала надлежало освободить от русских остров Дален (Доле), а по возвращении оттуда — остров Луцау. В полночь шведы атаковали укрепление на Луцаугольме и потребовали от засевшего там отряда немедленной капитуляции. Вместо легкого успеха шведы встретили яростное сопротивление. Русские солдаты даже забирались на деревья, откуда продолжали вести стрельбу. Сражение продолжалось почти до утра. А когда к месту схватки подоспел сам Карл XII, в живых на острове из русского отряда оставалось только двадцать человек. Их король велел пощадить за беспримерное мужество, к «большому неудовольствию офицеров и рядовых, разъяренных потерями, которые они понесли при приступе. Полковник Гельмерс, многие офицеры и более ста мушкетеров были убиты, а майор Лиленштерн и несколько других офицеров и рядовых тяжело ранены»...
"Порядок в танковых войсках !"

Оффлайн Ринат Гимадеев

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4339
  • "И танки наши быстры ..."
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: http://www.castle.lv/title.html
« Ответ #22 : 20 Декабрь 2016, 04:12 »
- ".. в феврале 1700 г. шеститысячный саксонский корпус, пользуясь содействием курляндского герцога, неожиданно появился у Риги, без труда овладел укреплением Кобершанц, а вслед за тем и Динаминде (Даугавгривской крепостью). Располагая незначительными силами, саксонцы не рискнули атаковать Ригу и в ожидании подкреплений заняли позиции близ Икшкиле ( Икскюль ). После того, как стало известно о приближении шведов, спешивших из разных мест Лифляндии на помощь Риге, саксонцы в мае, сломав за собой мост, отступили за Двину. 5 июля прибыл под Ригу сам Август II вместе с Паткулем, отбросил подошедшие шведские войска, и стал с главными силами на правом берегу реки. Уже начато было бомбардирование города, как известие о том, что Карл XII неожиданным вторжением в Данию заставил датского короля согласиться на мир, побудило Августа бросить осаду, перевести войска на левый берег. Там он и оставил их под начальством фельдмаршала Штейнау и курляндского герцога Фердинанда-Казимира. Между тем, Петр I, покончив дела с турками, приступил к заранее условленному союзу против Швеции. Осенью 1700 г. он двинул свои войска под Нарву. Нарвская катастрофа едва не расстроила всего союза, и потому царь употребил все старания, чтобы склонить польского короля продолжать войну. В мае 1701 года князь Аникита Иванович Репнин выступил из Пскова, ведя под Ригу в помощь саксонцам 18 солдатских и 1 стрелецкий пехотные полки. Через полтора месяца он соединился с войсками Штейнау под Кокенгузеном (Кокнесе). О прибывших полках фельдмаршал дал весьма любопытный отзыв: «Сюда прибыли русские войска, числом около 20.000. Люди вообще хороши, не больше 50 человек придется забраковать; у них хорошие мастрихтские и люттихские ружья, у некоторых полков шпаги вместо штыков. Они идут так хорошо, что нет на них ни одной жалобы, работают прилежно и скоро, беспрекословно исполняют все приказания. Особенно похвально то, что при целом войске нет ни одной женщины и ни одной собаки; в военном совете московский генерал сильно жаловался и просил, чтобы женам саксонских мушкатеров запрещено было утром и вечером ходить в русский лагерь и продавать водку, потому что через это его люди приучаются к пьянству и разного рода дебоширству. Генерал Репнин человек лет сорока; в войне он не много смыслит, но он очень любит учиться и очень почтителен: полковники все немцы, старые, неспособные люди и остальные офицеры люди малоопытные».
Главные силы корпуса Репнина остались у Кокнесе, а под Ригу отправлены были 4000 человек под общим начальством Томаса Юнгара (полки Трейдена, Риддора и стрельцы Юрия Вестова). Прибытие русских было как нельзя более кстати: на выручку Риги шел от Дерпта (Тарту) сам шведский король. На случай попытки шведов перейти Двину у самой Риги, Штейнау распорядился занять под городом лежащие у левого берега острова. Один отряд русских разместили тогда на острове Луцавсала в старом шведском укреплении. Этому отряду, численностью чуть более 400 человек, суждено было со славою пасть на своем посту.
Шведская армия прибыла к Риге 7 июля. Полагаясь на превосходство своих сил (25.000 против 14.000) и на выгоды занимаемой позиции, разгильдяи-саксонцы не приняли никаких мер на случай переправы шведов. Решили даже не препятствовать ей, в расчете на легкую победу! Между тем, шведы, лучшая пехота Европы, готовились к сражению. Под защитой крепостных орудий рижский комендант Дальберг собрал множество шлюпок и разных судов для перевозки войск. Чтобы переправлять пушки и кавалерию, снарядили особые паромы с опускными бортами. На многих лодках были толстые связки пеньки для защиты солдат от выстрелов. Другие суда были нагружены подмоченным сеном. Предполагалось пустить их вперед и зажечь для того, чтобы густой дым мог скрыть переправу от неприятеля.
9 июля 1701 г., в 4 часа утра, из Пиленгофа (за нынешним парком Виестура), шведы начали переправляться. Толпы любопытных рижан сбежались поглазеть на это зрелище. Все мачты кораблей, все крепостные валы были усеяны массами зевак. В короткое время вся река покрылась шлюпками, паромами и лодками, а впереди плыли барки с сеном. Их зажгли, и по реке разостлался густой дым, облака которого понесло прямо в лицо неприятелю. Саксонцы просто оторопели от такого нахальства и не сразу осознали, что происходит. Шведы доплыли до середины, прежде чем заговорили саксонские пушки, на выстрелы которых отвечали с батарей, устроенных на паромах. Через 40 минут первые лодки шведского десанта ткнулись в берег у Кремерсгофа (там, где ныне цементный завод). Саксонцы попытались сбросить шведов в реку, но были отражены. В эту решительную минуту прибыл сам фельдмаршал. Ему удалось восстановить порядок между отступившими войсками, и он снова повел их в бой. Но все усилия были напрасны. В рукопашной схватке получил прикладом в голову герцог курляндский. Его падение произвело замешательство в коннице, и саксонцы снова подались назад. Между тем, с противоположного берега прибывали все новые и новые шведские полки. Штейнау и Паткуль в третий раз повели своих в атаку, бой закипел с ожесточением, но шведы везде брали верх, и начавшаяся в 5 ч. утра битва к 7 часам была уже кончена. Саксонцы оставили поле сражения. На их счастье, потери Карла были значительны, а утомление конницы так велико, что о преследовании разбитого неприятеля никто и не думал. Предание гласит, что знаменитый сапог шведского короля, который долгие годы хранился в Доме Черноголовых, этот лихой рубака потерял во время того самого сражения, что развернулось в тот день на полях Спилве.
На острове Луцавсала оставался еще русский отряд. Про этих людей в горячке боя и последующего бегства большие начальники просто забыли. Но пост свой они не покинули. Об участи этой горсти русских почти ничего не было известно, но нам удалось отыскать некоторые подробности, которые мы здесь и приведем.
Фриксел в своей книге «Жизнь Карла XII» писал, что «9-го июля после поражения саксонцев король отрядил полковника Гельмерсена с 500 человек потребовать сдачи от 400 русских, окопавшихся на небольшом острове Двины; но эти 400 и слышать не хотели ни о какой капитуляции и защищались все до последнего человека. Все они погибли, но погибли с честью, как подобает храбрым. При схватке с ними пало много шведов, в числе их сам Гельмерсен». Более обстоятельный рассказ находим в «Ливонской Истории» Кельха, который нападение на русский отряд относит к ночи, следовавшей за сражением 9 июля. «Уже за несколько дней перед этим, губернатор Дальберг отрядил полковников Гельмерса и Врангеля, каждого с 300 человек из полков, составивших рижский гарнизон, произвести диверсию против русских, стоявших у Даленгольма; им же было поручено при возвращении оттуда истребить несколько сот русских, засевших на острове Люцаусгольме, так как нашли справедливым не давать этим русским никакой пощады... Упомянутые офицеры решились ночью с 9 на 10 июля исполнить приказание и в самую полночь атаковали засевших в укреплении 300 и более русских, но встретили отчаянное сопротивление... Раздавшиеся за тем выстрелы и крики подняли на ноги весь шведский лагерь, так как многие не могли объяснить себе причину тревоги; сам король, заключивший по страшной пальбе, что происходит жестокая схватка, с некоторыми из своих генералов и с отрядом кавалерии поспешил на место боя. Он подоспел уже тогда, когда все было кончено, когда державшиеся в окопах были истреблены и тела убитых образовали такую груду, что негде было поставить ноги на землю. Оставшиеся в живых бросались в воду и там тонули, других находили в кустарнике и там убивали, забравшихся на деревья расстреливали «как птиц». Только двадцать человек продолжали держаться в небольшом редуте: их спасло появление короля, который велел пощадить их жизнь и взять в плен, к большому неудовольствию офицеров и рядовых, разъяренных потерями, которые они понесли при приступе. Полковник Гельмерс, многие офицеры и более 100 мушкетеров были убиты, а майор Лиленштерн и несколько других офицеров и рядовых тяжело ранены» : http://www.9may.lv/ru/istoricheskie-materiali/literatura/153/170/
"Порядок в танковых войсках !"

Оффлайн Ринат Гимадеев

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4339
  • "И танки наши быстры ..."
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: http://www.castle.lv/title.html
« Ответ #23 : 20 Декабрь 2016, 04:22 »
- "..Отряды союзнических русских войск были фактически были брошены на произвол судьбы, в том числе и сторожевой отряд на острове Люцау, состоявший из двух рот численностью 289 человек согласно росписи полков Репнина:
"..Томасова полку Юнгера: капитан Алферий Емельянов сын фон-Шлиппепбах, поручик Савва Иванов сын Извольский, сержантов 2 челов., 1 челов. барабанщик, капралов и рядовых 182 челов. Тимофеева полку Трейдена: Павел Пазухин, сержант, капралов и рядовых 100 человек..."
Эти две роты, забытые и союзниками и собственным командованием,и оказали продолжительное сопротивление превосходящим по численности шведским войскам, начавшим «зачистку» островов после битвы.Русский вспомогательный корпус генерала А. И. Репнина не принял участия в сражении на Двине и сразу же после него отступил к Пскову.Саксонская армия расколовшись на две части, отступила от Риги. Одна часть укрылась в шанце Коброна,а при отступлении они взорвали Кобершанец..."
"Порядок в танковых войсках !"

Оффлайн Ринат Гимадеев

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4339
  • "И танки наши быстры ..."
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: http://www.castle.lv/title.html
« Ответ #24 : 20 Декабрь 2016, 04:26 »
-  битва на Двине или Спилвская битва, в западных источниках также Переправа через Двину —это сражение между русско-польско-саксонской и шведской армиями в рамках второй Северной войны, состоявшееся 8 (19) июля 1701 года (9 июля 1701 года по шведскому календарю), определившее неудачный исход осады Риги армией Августа II Сильного и принесшее победу шведам на раннем этапе прибалтийской кампании.
« Последнее редактирование: 20 Декабрь 2016, 04:28 от Ринат Гимадеев »
"Порядок в танковых войсках !"

Оффлайн Ринат Гимадеев

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4339
  • "И танки наши быстры ..."
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: http://www.castle.lv/title.html
« Ответ #25 : 20 Декабрь 2016, 04:35 »
- "ОСАДА РИГИ - В начале 18 столетия Рига была одной из мощнейших крепостей в Европе с замком и цитаделью. Ригу окружали мощные стены, крепость имела 5 бастионов, 2 равелина и 2 шанца, перед укреплениями находился ров с водой. Кроме того, перед крепостью имелся форштадт (предместье города), защищённый земляным валом и палисадами. На противоположном берегу Западной Двины располагался форт Коброншанц, который прикрывал наплавной мост через реку, он был усилен четырьмя бастионами и одним полубастионом и также окружен рвом. На вооружении крепости было 563 пушек, 66 мортир и 12 гаубиц. Гарнизон состоял из 14,4 тыс. человек, плюс вооружённые горожане. Командование осуществлял генерал-губернатор шведской Эстляндии в 1706 - 1709 годы Нильс Стромберг.
Чтобы взять такую твердыню, нужно было сильное войско, значительное количество артиллерии, боеприпасов, снаряжения, продовольствия и фуража. Командованию пришлось приложить значительные усилия, чтобы организовать подобную операции. Так, в верховьях Западной Двины готовились речные суда, которые перебросили часть войск и необходимые для осады припасы. Даже движение русской армии из Украины в Прибалтику было сложной задачей. Польская территория уже была разорена войной, поэтому продовольствие добывать было сложно. Дожди, распутица, бездорожье сильно замедлили продвижение армии. В результате сосредоточение войск под Ригой затянулось. К началу октября армия подтянулась к крепости Динабург (Двинск). В Курляндию для разведки выслали три драгунских полка во главе с генералом А. Г. Волконским. 5 (16) октября Шереметев послал на разведку в Лифляндию четыре драгунских полка во главе с генералом Родионом Христиановичем Боуром, их усилили донскими казаками атамана Митрофана Лобанова.
15 (26) октября русские войска вошли на территорию Лифляндии и Курляндии. К 27 октября (7 ноября) переброска войск была завершена. Рига была блокирована, началась её осада. Генерал Стромберг ещё до прихода русских войск приказал разрушить наплавной мост через реку и оставить Коброншанц, вывел находившиеся там силы в Ригу. Коброшанц заняли русские войска и установили там артиллерийскую батарею. Эти пушки могли обстреливать Ригу и фарватер реки. На правом берегу реки, в 7 км выше Риги, был построен мост и предмостное укрепление. Для того, чтобы воспрепятствовать сообщению Риги и Ревеля, в Новом Млыне расположили два драгунских полка и три сотни казаков. Одновременно развернулись работы по строительству укреплений и артиллерийских позиций на берегах реки Западная Двина между Ригой и крепостью Динамюнде (Усть-Двинск). Они должны были воспрепятствовать прорыву шведов со стороны моря. 10 (21) ноября под Ригу прибыл Пётр. Царь оценил обстановку и решил, что штурмовать её не стоит, необходима тесная блокада. 14 (25) ноября началась бомбардировка крепости. Для выполнения блокады и обстрела крепости был оставлен 6 тыс. отряд под командованием Аникиты Репнина. Остальные войска отводились на зимние квартиры в Лифляндии, Курляндии и Литве. Пётр отбыл в ноябре в Петербург, в декабре в Москву уехал Шереметев.
К 2 (13) декабря были завершены осадные работы. Прибыла тяжёлая артиллерия, её расположили в Коброшанце, и это резко усилило возможности осаждающей стороны. Русская артиллерия разрушила многие здания в крепости. 12 (23) декабря загорелась и взорвалась башня рижской цитадели, там располагалась мастерская по снаряжению бомб и пороховой погреб. Пожар и взрыв были такой силы, что не только уничтожили значительные запасы пороха и боеприпасов, но и привели к гибели более 1 тыс. человек.
Весной 1710 года русская армия усилила блокаду Риги. 11 (22) марта в армию вернулся Шереметев. Было завершено строительство батарей на Западной Двине между Динамюнде и Ригой. На их вооружении было 32 пушки, их гарнизон составлял 700 гренадёр и солдат, а также 300 казаков. У них были лодки, чтобы нести дозор на реке. У урочища Гофемберг начали строить ещё одно укрепление, его назвали Александршанц. Русское командование придавало огромное значение пресечению коммуникации Риги через Западную Двину. К тому же существовала опасность, что шведы попробуют деблокировать крепость со стороны моря, поднимаясь вверх по Западной Двине. Меньшиков и Шереметев приняли решение построить не только новое укрепление, но и свайный мост через реку, перекрыв реку перед мостом связанными цепями брёвнами. На берегу по концам моста собирались установить артиллерийские батареи. Эти меры не были пустой предосторожностью. Уже 28 апреля (9 мая) девять шведских каперов попытались прорваться от Динамюнде к Риге, но были отбиты артиллерийским огнём.
К 29 апреля (10 мая) вся русская армия была сосредоточена у Риги. Дивизия Людвига Алларта расположилась непосредственно перед Ригой. В районе Александршанца и нового моста была дислоцирована дивизия А. Д. Меншикова, выше Риги — дивизия А. И. Репнина. Позиции дивизий Алларта и Меньшикова были усилены новыми укреплениями – русское командование по-прежнему опасалось удара со стороны Динамюнде и Пернова. Пётр, располагаясь в Петербурге, не раз указывал на такую опасность, считая, что неожиданный шведский десант может свести на нет все успехи русской армии в районе Риги. Так, 27 мая (7 июня) русское командование поручило агентурную информацию о том, что шведы собираются перевезти из Сконе 20-ти тысячный корпус под командованием генерала Штейнбока для деблокирования Риги. К тому же, его должен усилить 6-7 тыс. отряд генерала Крассау. Для проведения этой операции шведское командование планировало мобилизовать весь военные и транспортный флот, нанять иностранные суда. Русские военный совет, обсуждая эту информацию, решил, что если враг высадится у Динамюнде, встретить его всеми основными силами и дать бой, оставив минимум войск в укреплениях у Риги. В том случае, если шведы высадят десант в Пернове, как в 1700 году, когда Карл двинул армию на Нарву, чтобы встретить врага у Нового Млына.
10 (21) мая к Риге прибыла осадная артиллерия во главе с генералом Брюсом. Всё было готово к усилению осады крепости и её будущему штурму. Уже готовили штурмовые лестницы для преодоления валов и стен. Но непредвиденное обстоятельство увеличило сроки осады. 14 (25) мая началась эпидемия чумы, видимо, занесённая через Курляндию из Пруссии. Она унесла жизни до 10 тыс. русских солдат. Огромные потери понесли и жители Риги. По некоторым данным, голод и чума унесли до 60 тыс. жизней рижан. Эпидемия вынудила русское командование отложить штурм, решили провести только частную операцию – овладеть предместьем города и установить поближе к крепости батареи мортир. В ночь на 30-31 мая (10-11 июня) 2,4 тыс. отряд бригадира Штафа и полковника Ласси с боем ворвался в предместье и захватил его. Развернулись новые инженерные работы, в предместье развернули три батареи мортир – 14 единиц. Положение шведского гарнизона ещё более ухудшилось.
Шведское командование попыталось оказать помощь гарнизону – к Динамюнду прибыла шведская эскадра из 24 вымпелов. Её появление вызвало большую радость в Риге. Шведы попытались прорваться вверх по реке к Риге. Но все попытки были отражены огнём батарей. Только три корабля 9 (20) июня смогли прорваться к Риге, но и здесь их встретил артиллерийский огонь и заставил отступить. Вскоре шведская эскадра вообще ушла в море и больше не появлялась. В результате система укреплений, выстроенная между Ригой и Динамюнде по указаниям Петра, сыграла свою положительную роль.
Шереметев предложил коменданту крепости Стромбергу капитулировать, но тот отказался, ещё надеясь на помощь извне. Началась усиленная бомбардировка города: с 14 (25) по 24 июня (5 июля) по Риге выпустили 3389 снарядов, которые причинили значительные разрушения. Шведский гарнизон попросил перемирия на 10 суток. Шереметев дал два дня на размышления. К переговорам Стромберга подталкивало не только печальное положение гарнизона крепости, но и сильное давление представителей рижского дворянства, городской верхушки и духовенства. Они поняли, что падение Риги неизбежно и стали не только давить на командира гарнизона, но даже пошли на соглашение с Шереметевым. Дворяне и магистрат были готовы капитулировать, если им сохранят их права и вольности.
4 (25) июля 1710 года была подписана капитуляция Риги. Вся артиллерия крепости досталась русской армии. В плен попало чуть более 5 тыс. человек – остатки гарнизона, из них большая часть была больна. Причём, первоначально гарнизон обещали отпустить, но затем часть шведов по указанию Петра задержали, как почётных пленных, чтобы обменять на солдат пленённых под Нарвой в 1700 году. К примеру, Стромберга обменяли на русского военачальника Адама Адамовича Вейде. В этот же день в присутствии Шереметева и всего русского генералитета через Песочные ворота в Ригу торжественно вошли Ингерманландский, Киевский, Астраханский, Сибирский, Казанский и Бутырский полки. 12 (23) июля Шереметев принял присягу со стороны лифляндского духовенства, дворянства и купечества.
Это был большой успех. Пётр писал Шереметеву, что захват Риги по своему значению равен «Полтаве».
"Порядок в танковых войсках !"

Оффлайн Ринат Гимадеев

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4339
  • "И танки наши быстры ..."
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: http://www.castle.lv/title.html
« Ответ #26 : 20 Декабрь 2016, 04:43 »
  - это "План крепости Рига". Гравюра неизвестного художника из «Книги Марсовой». 1766 г. (Государственный исторический музей (ГИМ)
"Порядок в танковых войсках !"

Оффлайн Ринат Гимадеев

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4339
  • "И танки наши быстры ..."
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: http://www.castle.lv/title.html
« Ответ #27 : 20 Декабрь 2016, 04:47 »
- это шведская крепость Динамюнде на Двине : http://elzem.ru/elec-v-licax/n-a-ridinger.html
"Порядок в танковых войсках !"

Оффлайн Ринат Гимадеев

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4339
  • "И танки наши быстры ..."
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: http://www.castle.lv/title.html
« Ответ #28 : 20 Декабрь 2016, 04:55 »
- это шведская армия бомбардирует крепость Дюнамюнде. "..После битвы на Двине ( Спилвская битва, в западных источниках также Переправа через Двину ), сражение между русско-польско-саксонской и шведской армиями в рамках второй Северной войны,которое состоялось 8 (19) июля 1701 года (9 июля 1701 года по шведскому календарю) и определило неудачный исход осады Риги армией Августа II Сильного и принесло победу шведам на раннем этапе прибалтийской кампании, - саксонская армия расколовшись на две части, отступила от Риги. Одна часть укрылась в шанце Коброна,а при отступлении саксонцы подложили порох под Кобершанец, который взлетел на воздух в виду шведов,а  другая отправилась в Дюнамюнде, где им удалось продержаться до второй половины сентября..."
"Порядок в танковых войсках !"

Оффлайн Ринат Гимадеев

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4339
  • "И танки наши быстры ..."
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: http://www.castle.lv/title.html
« Ответ #29 : 20 Декабрь 2016, 04:58 »
это "План крепости Динамюнде". Гравюра неизвестного художника из «Книги Марсовой». 1766 г. (ГИМ) : http://www.coldwar.ru/rvo/072010/kak-prorubalos-okno-v-evropu.php
"Порядок в танковых войсках !"