Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.


Темы - Юрий32

Страницы: [1]
1
Уважаемые форумчане! Общеизвестно, что в ходе обороны БК, защитники постоянно предпринимали попытки прорыва блокады. Но четкой картины не было, все как-то абстрактно и смешано. Задался целью проанализировать и систематизировать попытки прорывов. За основу взял сводную группу Цитадели, именно на ее участке защитники систематически пытались неоднократно вырваться из кольца. И похоже удалось реконструировать хронологию событий. Источниками явились: непосредственные участники обороны, документы врага и карты военнопленных. Возможно что-то получилось не так, чего-то не достает. Но на данный момент картина представляется именно таковой.

                                                 СОЗДАВШАЯСЯ ОБСТАНОВКА ТРЕБУЕТ...НЕМЕДЛЕННОГО ВЫХОДА.

НОЧЬ 23-24 ИЮНЯ - СВОДНАЯ ГРУППА.

Заканчивался второй день ожесточеннейших боев. Цитадель устояла. Уцелевшие защитники стягиваются к прозванному немецкими штабистами "Дому офицеров". "Беспроволочный телеграф" работает - здесь есть надежные и ответственные отцы-командиры. Группой сержанта Лермана ликвидированы засевшие в столовой 33 оип немцы. Пока еще неорганизованные в единое целое, защитники предпринимают разрозненный прорыв из района Трехарочных ворот. Немцев на внутренних валах ПКТ еще нет и это облегчает выполнение задуманного. Надежда на помощь извне постепенно тает и полковой комиссар Фомин с капитаном Зубачевым решительно приступают к созданию сводной группы. Из общей массы выделены толковые и боеспособные командиры и политработники. Как и положено в армейской среде все оформляется приказом под N 1, так и оставшимся в единственном числе. А тем временем красноармейцы, порой целыми подразделениями, разрозненно пытаются в ночи покинуть крепость. Кому-то в конце-концов это удается.


сержант Грицаненко Виталий Яковлевич

Грицаненко В.Я.(33 оип):
"...Припоминаю, что еще до этого, как нам прочитали приказ N 1, мы пытались прорваться через мост. Но мост находился под перекрестным огнем и мы вернулись. Помню, что числа 23 июня какой-то командир пытался организовать бойцов, чтобы вплавь перебраться через речку. Собрал всех желающих как бы на совещание и инструктировал нас. Я тоже был согласен идти. Мы по одному, двое переплыть должны были реку, но немцы наших обнаружили, открыли огонь и все сорвалось. Один из не нашей части переплыл на тот берег, но вернулся, так как на том берегу были немцы. Он был трижды ранен и в нашей казарме умер...".


жена военнослужащего Никитина Анастасия Антоновна

Никитина А.А.(98 опад):
"...Примерно на 4 день (прим.- на 3 день) в штаб прибежал один красноармеец, который рассказал, что целый батальон одного из полков пытался перебраться через Мухавец на нашу сторону, но многие погибли в реке под обстрелом фашистов (прим.- Никитина А.А. пленена 24 июня)...".


интендант 3 ранга Терехов Степан Петрович

Терехов С.П.(95 омсб):
"...Ночью к нам стали поступать поодиночке и малыми группами бойцы, сумевшие перебраться через Мухавец из центральной части крепости: из 84 полка, 333 полка, 31 автобатальона, 75 орб. К утру в моей группе было человек 350...".


старшина Бредихин Иван Тихонович

Бредихин И.Т.(333 сп):
"...24 июня в 23.00. (прим.- 23 июня) была дана команда прорваться из центральной части крепости в Восточный форт. По согласию с санитаром, он остался с ранеными, а я стал пробираться к Мухавцу. Вскоре я достиг форта, который стоял между зданиями 44 сп и саперного батальона. Здесь я увидел много убитых бойцов, все горело. Я прополз дальше и увидел около 30 бойцов, оборонявшихся здесь. Этой группой командовал старший сержант саперного батальона. В это время я услышал глухой крик "Спасите!". Я пополз на голос и дополз до глубокой узкой ямы. Там лежал наш боец. Я быстро снял ремень, но он оказался коротким. У второго бойца я попросил ремень, связали два и раненый боец был вытащен наверх. В это время около нас разорвался снаряд, в нескольких метрах дальше еще один и я был отброшен от этой ямы. Придя в себя я услышал крик "Ура!" и увидел бегущих к реке наших бойцов. Я бросился к реке и поплыл на противоположный берег. Под непрерывным перекрестным огнем нам удалось добраться до противоположного берега. Здесь я увидел всего человек 6 или 7 наших бойцов. Мы бросились вперед и я попал в воронку, усталый, в мокром обмундировании. Я залег в эту воронку, чтобы собраться с мыслями. В это время я услышал рядом стон и пополз к нему, это оказался сержант Белан. Я стал его перевязывать, у него были прострелены обе ноги. Но тут страшный удар по голове и я потерял сознание, мы были оглушены снарядом. Очнулся я от резких ударов в бока, в спину и голову. Поднял голову и увидел нашего красноармейца, фельдшера Гольб, по национальности из поволжских немцев, стоящего с немецким офицером. Гольб обратился ко мне со словами: "И ты здесь попался, Бредихин, вставай пробу снимать". Но эта была причина в том, что он мне завидовал в работе, так как мне доверяли все, а ему не всегда. Офицер стал говорить ему что-то и он перевел: "Никс коммунист - это наш маленький санитар" и ушли. Оказалось, что мы находились в конюшне за крепостью, где размещался артиллерийский полк...".



Малышев И.Н.(333 сп):
"...Когда боеприпасы подошли к концу, решили идти на прорыв, пока голод не отнял последние силы. В группе было шесть человек, все крепкого телосложения, неплохие спортсмены. Остаток патронов отдали тяжелораненым, которые не могли стоять на ногах. С собой взяли только гранаты и по одному патрону для себя. Бесшумно передвигаясь, ночью благополучно миновали обстреливаемую территорию Цитадели, прошли через подвал кольцевой казармы, выбрались на берег Мухавца. Переплыли реку - все умели плавать. Когда до берега оставалось всего несколько метров нас заметили немцы и открыли огонь. Уже выбравшись из воды, я почувствовал как пуля обожгла ногу - по телу прошла сильная боль, и я потерял сознание. А когда очнулся, совсем рядом услышал чужую речь. Собрав силы, попытался добежать до спасительных кустов. Но на меня набросились гитлеровские солдаты, схватив за ноги, поволокли к машине. В кузове уже лежало семеро красноармейцев. Все они были ранеными...".


2
Публикуемый ниже материал представляет собой полный авторский вариант текста очерка, запланированного для дальнейшей публикации.Излагаемый в нем материал не вписывается в общее представление об обороне Брестской крепости в июне 1941 года.Соответственно оценка может быть неоднозначной.В результате обсуждения возможны дополнения,изменения,поправки...

                                                            Фомин Юрий
                                          ЗАЩИТНИКИ БРЕСТСКОЙ КРЕПОСТИ,КТО ВЫ?

   Из открытого письма писателя Сергея Сергеевича Смирнова защитникам Брестской крепости,1964 год:"...О вас,о вашей
трагической и славной борьбе еще напишут повести и романы,поэмы и исторические исследования,создадут пьесы и
кинофильмы.Пусть это сделают другие.Быть может,собранный мной материал поможет авторам этих будущих произведений.В большом деле стоит быть и одной ступенькой,если эта ступенька ведет вверх...В истории Отечественной войны до сих пор много неизученных "белых пятен",нераскрытых подвигов,неведомых героев,которые ждут своих разведчиков,и здесь может кое-что сделать даже один писатель,журналист,историк... ".Время не стоит на месте.И с его течением многое познается,совершенствуется,меняются взгляды.И в исследовании истории обороны Брестской крепости также постепенно остается все меньше "белых пятен".Она-эта история-уже не укладывается в рамки официальной версии обороны.Воспоминания защитников Брестской крепости представляют не меньший интерес,чем крупные исследования обороны и штурма крепости.К сожалению,даже лучшие,наиболее объективные и правдивые издания грешат заданной временем субъективностью.Цензура,а еще в большей степени самоцензура,не могла не выхолостить из них все то,что не вписывалось в официальные представления.На настоящий момент довольно неоднозначно выглядят судьбы защитников Брестской крепости,да и ход самой обороны.И куда неоднозначнее воспринимаются их подлинные "неретушированные" воспоминания в совокупности с теперь уже ставшими доступными документами бывшего врага.На сколько же соответствует "Легенда ставшая былью" действительности?                                         

                                                         ЧАСТЬ 1 
                               "В ПОСЛЕВОЕНННОМ ВОДОВОРОТЕ...ИЗ ОГНЯ ДА В ПОЛЫМЯ"

   В системе власти в послевоенные годы произошли некоторые изменения:были распущены органы управления,
характерные для военного времени,приглушены классовые аспекты,произошла перестройка высших органов партийного руководства.Однако по сути система власти не изменилась.Наблюдался новый всплеск репрессий.В последние годы сталинского режима не было ни одного крупного процесса или массовых операций,напоминающих "большой террор" предвоенного времени.Однакоименно после войны спецпоселения и лагеря ГУЛАГа достигли наивысшего расцвета.К моменту смерти Сталина в лагерях содержалось 2,5 млн. заключённых,а в ссылке 2,75 млн. спецпоселенцев.В послевоенный  период по сравнению с 30-ми годами значительно уменьшилось количество приговоров,выносимых особым совещанием и военными трибуналами.Количество осуждённых не превышало 100 тыс. человек в год,а с 1951 по 1952 годы их стало менее 50 тыс. в год по сравнению 250 тыс.,осуждаемых ежегодно в первую половину 30-х годов.Однако количество приговоров,выносимых обычными судами,постоянно увеличивалось,так как любое правонарушение наказывалось как преступление.Жёсткость наказаний была абсолютно несоразмерна составу преступлений.Число приговоров,вынесенных обычными судебными инстанциями,резко увеличивалось,особенно после выхода в свет Указа "четыре шестых" от 4 июня 1947 года.Точнее,Указов Верховного Совета СССР в этот день вышло два—"Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества" и "Об усилении охраны личной собственности граждан".Первый предусматривал наказание от пяти до двадцати пяти лет лишения свободы,второй—от четырех до двадцати лет.Следует также отметить,что начиная с 1947 года сроки наказания заметно удлинились—с этого года количество осуждённых на сроки от 5 до 10 лет увеличилось в пять раз по сравнению с предыдущим годом.Всё это в 1948 году дополнилось рядом новых чрезвычайных мер,которые привели в итоге кувеличению численности заключённых в лагерях и спецпоселенцев.Появились также и "двойные виды" наказаний (лагерь плюс ссылка или лишение в правах сроком на 10 лет).Такого рода формы наказаний выносились осуждённым по 58 статье УК,отбывшим свой срок,а также и "особо опасным государственным преступникам".Применялось также и выселение"лиц,злостно уклоняющихся от трудовой деятельности и ведущих антиобщественный и паразитический образ жизни".Было также
принято решение оставить навечно на спецпоселении всех выселенных в период Великой Отечественной войны.
   Послевоенные репрессии не достигли масштаба 30-х годов,не было громких показательных процессов,но они были
достаточно широкими.Репрессии послевоенных лет в той или иной мере коснулись всех слоев населения.Особенно
массовыми они были в отношении бывших советских военнопленных,советских граждан депортированных немцами в Германию,лиц,обвинявшихся в сотрудничестве с оккупационными властями.В годы войны и первые  послевоенные  годы жестоким  репрессиям  подверглись вышедшие из окружения,военнопленные и репатриированные советские граждане.Общее количество военнослужащих,репрессированных в годы войны,составило 994 тысячи человек,из которых 157 тысяч расстреляны.Следует учитывать,что только в национальных формированиях из числа народов СССР в годы войны на стороне гитлеровской Германии воевало от 1,2 до 1,6 млн.человек.Так что большое количество репрессированных за сотрудничество с врагом–вполне объяснимо.Война и тяжелая  послевоенная  ситуация в стране привели также к колоссальному росту уголовной преступности.В целом к январю 1953 года в ГУЛАГе содержалось 2 468 543 заключенных.
   Защитники Брестской крепости не были исключением из общих правил.Почти все они были отторгнуты от своего народа зловещим словом ПЛЕН.В соответствии с указаниями Сталина пленный не мог быть героем.Приказ № 270 от 16 августа 1941года трактовал этот вопрос однозначно:военнослужащие,оказавшиеся во вражеском плену,являются "трусами и дезертирами".Освобожденные из немецких концлагерей,они попадали в советские фильтрационные лагеря,проходили через бесчисленные унизительные допросы и проверки,а затем зачастую отправлялись в исправительно-трудовые лагеря,получив 10 лет лишения свободы как "предатели" и "власовцы".Многие после немецкого плена успели повоевать на фронте (зачастую в штрафных подразделениях),но и они были гражданами второго сорта,относились к категории "вновь призванных".При демобилизации после Победы их,как правило,не торопились увольнять,а направляли в строительные батальоны Наркомата обороны или конвойные войска.Те,кого чаша сия миновала,предпочитали молчать,да им никто и не верил.Они находились на "специальном учете",ограничивались в выборе профессии,учебы,места жительства.Несмотря на реабилитацию,даже спустя много лет после окончания войны побывавшие в немецком плену оставались запятнанными.В массовое сознание было внедрено,что настоящий советский человек всегда предпочтет смерть плену.Они не стали героями,потому что молчали.Те,кому посчастливилось вырваться в 41-м из окружения и избежать плена,пробирались домой–тогда как по идеологической концепции им следовало погибнуть.Нет,им было лучше не слыть героями,а просто жить.И они были житейски правы–герои-то,оставшись в живых ценой плена (куда многие попали ранеными,контуженными),после освобождения проходили через так называемые фильтрационные лагеря,где следователи СМЕРШа задавали один вопрос:"Почему ты не застрелился?"–а затем попадали в "места не столь отдаленные",либо влачили существование "изгоев" на родине.
   Алексей Климентьевич Шугуров,ближе к концу войны,бежал из плена,и оказался в расположении американских войск.Былпередан Советской армии.Тянуло на родину.Но вместо этого,в сентябре 1945 года,отправлен в строительный батальон.В городе Кизел Пермской области работал на строительстве шоссейных дорог.
   Михаил Андреевич Сидоров,после особождения из плена,3 сентября 1945 года направлен в 8 рабочий батальон.
   Иван Алексеевич Балуев был пленен.Освобожден из плена и 3 июня 1945 года направлен в 77 отдельный рабочий
батальон (г.Сталинград).
   Николай Алексеевич Пигаваев попал в плен.Освобожден из плена и эшелоном N 51817 5 ноября 1945 года прибыл из
г.Котбус (Германия) на Ковельский СПП.И уже 18 ноября 1945 года эшелоном N 95621 направлен в 77 отдельный рабочий
батальон (г.Сталинград).
   Сергей Константинович Кувалдин освобожден из плена английскими войсками в 1945 году.После проверки зачислен в
рабочий батальон на строительство трубопрокатного завода в Азербайджане.Демобилизован осенью 1946 года.
   Денис Алексеевич Алексеев,в конце войны,из плена сбежал.По окончании войны был направлен в войска МВД,где
прослужил до 1947 года.
   Захар Андреевич Федькин,после освобождения из плена,продолжал служить в рядах Советской армии.В 1946 году был
демобилизован и вернулся на родину.Но в родном селе жить было невозможно.Выступать на общих собраниях колхозников
было нельзя.Каждый называл пленником или изменником.В конце-концов из села он вынужден был уехать.
   Петр Михайлович Гаврилов,вернувшись в Казань,не нашел помощи и понимания у властей и долгих два года "командир
Восточного форта" пас скот в богом забытой деревушке.           
   Тимерян Хабулович Зинатов,после пребывания в плену и демобилизации из армии,был назначен в родном колхозе
конюхом.Узнав обэтом,начальник местного МГБ,приказал немедленно уволить-он же всех коней перетравит!
   Георгий Павлович Леурда работал в морской бригаде,потом стал страдать головной болью,сырость отразилась на
контузии.Обратился в правление колхоза с просьбой облегчить работу.Но ему отказали-на ответственной работе работать нельзя,был в плену.
   Форафонтов Олег Владимирович освобожден из плена англйскими частями.В декабре 1945 года,после демобилизации,
поступил на географическое отделение Педагогического института имени Потёмкина.После окончания института его,
бывшего военнопленного,не приняли в аспирантуру.По специальности по этой же причине устроиться на работу не смог.
   Алексей Данилович Романов совершил побег из Гамбурга в нейтральную Швецию.Там ему предложили остаться или уехать на жительство в другую страну.Он же добился возвращения в Москву.И чем же встретила его долгожданная родина?Его,больного туберкулезом человека,то и дело таскали на Лубянку.Глубокой ночью,как это постоянно практиковалось нашими "органами".Один раз привезли,закрыли в камеру и...забыли.Целую неделю провалялся там без воды и пищи.Нашли его в камере случайно и совершенно обессилевшим.Когда-то Романов был директором школы,но работать по специальности ему запретили.
   Константин Петрович Альканов,после боев в крепости,попал в плен.Прошел все ужасы немецких,а после войны и
советских лагерей.
   Николай Казикович Санжиев пострадал за свои смелые выступления в отношении выселения калмыков в Сибирь.8 декабря 1945 года Алтайским крайсудом он был осужден на 5 лет лишения свободы,с последующим поражением в правах сроком на 2 года с конфискацией имущества по обвинению "в антисоветской агитации среди калмыцкого населения на лесопункте,в восхвалении немецкой армии и пораженческие высказывания в пользу Германии,а также в клевете на мероприятия Советской власти по вопросу переселения калмыков и жизненных условий калмыцкого населения в Сибири".
   Арцвик Тигранович Агагулян,после пребывания в плену,вернулся на родину.Был осужден по статье за "экономическое
преступление".Срок отбывал в п.Пуксоозеро Архангельской области с 1953 по 1956 годы.Работал на строительстве
железнодорожной узкоколейки по "родной" специальности-занимался ветобеспечением лошадей.
   Александр Митрофанович Филь,после плена и возвращения на родину,был осужден на 6 лет (ему инкриминировалась
служба во "власовской армии").В 1952 году был освобожден.Но к нему вернемся позднее.
   Некоторые защитники крепости были осуждены и во время войны:
-Дубина Алексей Константинович- рядовой музыкантского взвода 125 стрелкового полка.1921 г.р.,с. Троицкое,
Неклиновский р-н,Ростовская обл.Призыв 1940 года.В ходе боев,4 июля 1941 года,попал в плен.В сентябре 1944 года
освобожден из плена войсками 47 армии.Военным трибуналом 1 Белорусского фронта осужден за измену родине по ст.58 ч.1 "б" УК к 10 годам ИТЛ с поражением прав.Приговор вступил в силу 13 декабряря 1944 года N Д/0290.
-Ковязин Василий Яковлевич- капитан,начальник артиллерии 333 стрелкового полка.1904 г.р.,д.Замочалка,Халтуринский
р-н,Кировская обл.В РККА с 1926 года.Особым совещанием при НКВД СССР 20 февраля 1942 года обвинен по ст. 193 п. 9
"а" УК.Приговор:8 лет лишения свободы.Реабилитирован 26 сентября 1955 года.
-Ртвеладзе Иосиф Алексеевич- рядовой 125 стрелкового полка.1917 г.р.,с. Сартичала,Сагареджойский р-н,Грузинская ССР.Призыв 1939 года.Военным трибуналом Пятигорского гарнизона осужден за измену родине по ст.58 ч.1 "б" УК к 10 годам ИТЛ.Приговор вступил в силу 10 апреля 1943 года.
-Шишалкин  Александр Михайлович- лейтенант,командир стрелкового взвода 333 стрелкового полка.1920 г.р.,г. Рыбинск,
Ярославская обл.В РККА с 1939 года.В 1940 году окончил Ярославское военно-хозяйственное училище.Участвовал в боях в расположении полка в Цитадели.25 июня 1941 года с группой бойцов вырвался из крепости,перешел линию фронта, воевал.В районе города Великие Луки попал в окружение и был пленен в сентябре 1941 года.Освобожден частями Красной Армии в январе 1942 года и проходил проверку.22 августа 1942 года осужден во внесудебном порядке по ст.58-1 УК за измену Родине на 10 лет ИТЛ,отбыл срок наказания в 1951 году.Определением Военного трибунала Московского военного Округа от 24 июля 1957 года ранее вынесеное решение отменено и дело прекращено за отсутствием состава преступления.Был восстановлен в звании лейтенант и уволен в запас.
   По Указу президента России Б.Н.Ельцина от 24 января 1995 года N 63 "О восстановлении законных прав российских
граждан-бывших советских военнопленных и гражданских лиц,репатриированных в период Великой Отечественной войны и в послевоенный период",только через 50 лет после войны,были полностью реабилитированы бывшие военнопленные и
репатрианты.

Страницы: [1]