Автор Тема: Вольфшанце. Ставка фюрера в Восточной Пруссии.  (Прочитано 17194 раз)

Оффлайн Ринат Гимадеев

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4519
  • "И танки наши быстры ..."
    • Просмотр профиля
    • Email
А днём 19 августа в окрестностях Минхенвальде джековцы случайно столкнулись ( случайно ли? - прим.Р.Г. ) с только что заброшенной в тыл противника партизанской разведывательной группой «Максим» в/ч «Полевая почта 83462» 3-го (диверсионного) отдела разведывательного управления 3-го Белорусского фронта.
Из радиограммы № 13 от 21 августа: «Мельников, Овчаров и Юшкевич, выйдя на хозоперацию, по ошибке зашли прямо в казарму к немцам. Обошлось без потерь, но продуктов не достали. В другой деревне тоже обстреляли. Голодаем. Просим подготовить груз. Завтра сообщим координаты…».
"Порядок в танковых войсках !"

Оффлайн Ринат Гимадеев

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4519
  • "И танки наши быстры ..."
    • Просмотр профиля
    • Email
26 августа в пять тридцать утра штурмбанфюрер назначил третью операцию  по уничтожению русских разведчиков. В основу плана операции он положил «метод охоты на куропаток»: все подразделения занимают исходные позиции ночью, а прочесывание леса начнут на заре. Впереди идут лесники и лесные объездчики. Ягдкоманда и гренадерский полк  прочесывают лес широким фронтом, развернувшись в три цепи так, чтобы солдаты видели друг друга и поддерживали связь с соседями. Часть состава выделяется в подвижной резерв, чтобы использовать его в решающую минуту при обнаружении разведчиков. Специальные подразделения следуют за цепями, располагаясь не дальше  друг от друга, чем это нужно для быстрого оказания взаимной поддержки огнем. Их задача – не допустить  просачивания отдельных  парашютистов. Цепи постепенно оттеснят разведчиков к шоссе, которое оседлано частью войск.
В это утро группа «Джек», благополучно перемахнув через «железку»,  располагается около  деревни Вайдляукен. В лесу слышатся свист и трели. По лесу идут густые цепи, офицеры и унтера сверляще  и заливчато свистят в командирские свистки. Идет не одна цепь, как в прошлый раз. Идут три разноцветные цепи – впереди черномундирные  эсэсовцы и местная жандармерия в рыже-зеленых мундирах, за ней – солдаты-гренадеры в сизо-зеленой форме, третья цепь – снова эсесовцы в черном. Собачьего лая не слышно. Только свистки да команды, передаваемые по уставу слева направо. Идет охота на людей. Самая азартная  и опасная охота.
В шесть часов разведчики уже обнаружили карателей. Шпаков решил применить испытанную тактику белорусских партизан.  Первым делом он подбирает наиболее выгодное место для прорыва – неглубокий овраг, почти перпендикулярный наступающим цепям, затем посылает Мельникова и Овчарова  в разведку высмотреть самое слабое звено в растянутой  поперек оврага цепи. В неистовую минуту  прорыва все решает быстрота и натиск , стрельба без промаха по мгновенно появляющейся и исчезающей цепи. Всего несколько минут потребовалось группе, чтобы клином протаранить цепь эсэсовцев и скрыться в лесу. Разъяренные эсэсовцы поворачиваются кругом и снова идут цепью.  К восьми вечера группа «Джек» снова окружена. Снова все решают минуты. Разведчики, заняв круговую оборону в яме с отчаянным мужеством дотемна  отбиваются гранатами, отстреливаются, экономя каждый патрон, а затем с разбегу прорывают оцепление и бесследно пропадают в ночи.
"Порядок в танковых войсках !"

Оффлайн Ринат Гимадеев

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4519
  • "И танки наши быстры ..."
    • Просмотр профиля
    • Email
В ночь с 29 на 30 августа разведгруппа «Джек» получила первую «посылку» по воздуху – продукты (несколько банок тушенки, немного сахара и потёртых сухарей), боеприпасы (цинки с 1,5 тыс. патронов, ручные гранаты и противопехотные мины) и почему-то восемь (и это всё на девятерых!) солдатских шинелей, шапок-ушанок и комплектов нижнего белья. Без обновки по собственному решению остался только командир группы – лейтенант Н.А. Шпаков.
В первой половине сентября – вторая «посылка». Она была сброшена с самолёта в районе деревни Шаргиллен (ныне – Богатово Полесского района) В контейнере, помимо прочего, оказалась и винтовка для бесшумной стрельбы, которую джековцы запросили у Центра для охоты на лесную дичь в условиях близкого соседства с карателями: советская трёхлинейка с глушителем, который крепился к дулу ствола по принципу съёмного штыка.
С 26 августа в районе действий группы «Джек» начинаются почти ежедневные прочесы. «Джек» умело маневрирует, маскируется, отрывается от врага, кочует по лесному лабиринту. Разведчики так ослабли, что поочередно несут шестикилограммовую сумку с рацией и батареями. Несколько дней совсем без еды. Закончились все медикаменты. Разведчики обматывают бельем патроны и котелок, чтобы не бренчали в походе…Снова погоня. И снова «Джек» идет наперегонки со смертью…
В ночь с 10 на 11 сентября 1944 года разведгруппа «Джек» оказалась блокированной крупными силами фашистов в треугольнике, расположенном на территории современного Полесского района: посёлок Аугстагиррен (ныне - Сосновка) - деревня Бюрхсдорф (ныне – посёлок Берёзовка) – станция Шиллгаллен (ныне не существует, находилась в окрестностях современного посёлка Ближнее). В завязавшемся бою смертью героя погиб разведчик И.И. Зварика («Морж»). Подробности тех драматических событий содержатся в радиограмме № 29 от 11 сентября 1944 года: «Ночью до полка пехоты окружило лес. Весь день шла облава. Вдоль железной дороги и шоссе залегли цепи автоматчиков. Прорваться через кольцо не удалось. Группа по моему приказу рассеялась по лесу. Рации оставили, подвесив и тщательно замаскировав, в густом ельнике. Во время прочёски немцы обнаружили «Моржа». Хотели взять живьём, но он дрался храбро, отвлёк на себя немцев. «Морж» убит».
12 сентября из-за несоблюдения действующей по соседству разведгруппой «Максим» элементарных правил конспирации, лесной массив, прилегающий к Минхевальде, вновь стал местом очередной спецоперации карателей. На сей раз в ней были задействованы, как никогда прежде, крупные силы – где-то до двух тысяч солдат полевых войск, жандармов и ополченцев. Уходя от погони, джековцы выскочили прямо на бивуак максимовцев и, соединившись с ними, сумели, прокладывая вперёд дорогу огнём из почти трёх десятков автоматных стволов, с боем прорваться из окружения.
Фактически с этого момента и приблизительно до первых чисел ноября сорок четвёртого разведгруппы «Максим» и «Джек» теперь нередко действовали вместе и сообща, но при этом не сливаясь.
Из радиограммы № 35 от 17 сентября: «Вчера эсэсовцы, полиция и регулярные войска прочёсывали лес в районе базирования южнее деревни Эльхталь [ныне – посёлок Заливное Полесского района]. Немецкая разведка из трёх человек, идя впереди цепи, наткнулась на часового – «Орла» [разведчик красноармеец Г.В. Юшкевич], который двоих убил, а третьего ранил. Группу преследовали по пятам. Наблюдение на железной дороге вынуждены прекратить. Идём под Инстербург. Оборонительный рубеж укрепрайона «Ильменхорст» ещё не занят войсками…».
"Порядок в танковых войсках !"

Оффлайн Ринат Гимадеев

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4519
  • "И танки наши быстры ..."
    • Просмотр профиля
    • Email
Ещё до окончательного убытия из этого района разведгруппа «Джек» в глухих лесных окрестностях деревни Линденгорст, находившейся в нескольких километрах северо-западнее посёлка Шаргиллен, заложила вблизи болот на случай своего возможного возвращения сюда два «почтовых ящика» - тайники с продуктами, боеприпасами и ставшей запасной рацией «Северок» сержанта А.А. Морозовой.
- Приблизительно 17-23 сентября 1944 года – совершённый по заданию Центра скрытный марш-бросок из южных окрестностей деревни Эльхталь к Гольдапу, а оттуда - в обратном направлении.
«В пути мы снова встретились с группой майора Максимова и с новой группой разведчиков Первого прибалтийского фронта, которой командовал капитан Денисов [разведгруппа «Орион»], - пишет в книге своих мемуаров Н.Ф. Ридевский. - Их маршрут совпадал с нашим. Решили идти все вместе. И хотя наша огневая мощь возросла, всё же двигаться такой большой группой по насыщенной войсками территории было сложнее».
Общее командование над временно объединёнными группами – за майором В.И. Максимовым, командиром разведгруппы «Максим».
Едва достигли заданного района, как попали в кольцо облавы. В ходе боя на прорыв объединённая группа понесла безвозвратные потери в лице двух человек: был убит разведчик из «Максима» М.М. Удалов и пропал без вести переводчик из «Ориона» И.С. Зальцман («Доктор»).
Находясь в окрестностях Гольдапа, объединённая группа майора В.И. Максимова выявила район сосредоточения 41-го танкового корпуса вермахта, в задачах которого было осуществлять прикрытие ставки Гитлера «Вольфшанце» («Волчье логово») из района, расположенного восточнее Мазурских озёр.
По выполнению боевого задания, все три разведгруппы выдвинулись в обратном направлении – к линии железной дороги Кёнигсберг – Тильзит, но отдельно друг друга: так было безопасней.
Из радиограммы разведгруппы «Джек» № 38 от 21 сентября: «Днём скрывались в кустарнике, в поле, среди фольварков. Кругом немцы…».
Из радиограммы № 39 от 23 сентября: «Обошли Инстербург с запада. Дневали в районе Инстербурга, в 65 километрах от ставки Гитлера. Уходя от преследования, повернули на север и вышли в лес севернее Инстербурга в районе Ауловёнен [ныне – посёлок Калиновка Черняховского района]…».
- 24-28 сентября 1944 года: лесные массивы, примыкающие к восточной окраине населённых пунктов Ендраейн и Гросс Скайсгиррен (ныне – посёлки Победино и Большаково Славского района).
Из радиограммы № 40 от 24 сентября: «Сегодня на рассвете на лагерь напали эсэсовцы. Прочёсывали лес весь день, преследуя нас по пятам. Прижали группу к просеке, на которой немцы заняли оборону. «Крот» [заместитель командира группы И.И.Мельников] и «Орёл» [разведчик красноармеец Г.В. Юшкевич] уничтожили пулемётный расчёт на просеке, позволили группе прорваться. Шли на север. Эсэсовцы преследовали нас до шоссе Ауловёнен – Шиллен [ныне – посёлок Жилино Нестеровского района], где мы остановились в перелеске, чтобы принять последний бой. Но эсэсовцы не напали, а ждали подкреплений. Передохнув, группа прорвала окружение. Идём на северо-запад».
"Порядок в танковых войсках !"

Оффлайн Ринат Гимадеев

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4519
  • "И танки наши быстры ..."
    • Просмотр профиля
    • Email
Из радиограммы 41 от 25 сентября: «Каждую ночь кружим по лесам. Голодаем. Боеприпасы и радиопитание на исходе. Если будет стоять нелётная погода, придётся идти через фронт».
Ответная радиограмма Центра от 25 сентября: «Ожидайте груз 26, 27, 28 сентября. В 20.00 в эти дни слушайте наш сигнал – три группы троек. Ваш ответ о готовности принять груз – две группы пятёрок. Хозяин».
Глубокой ночью 28 сентября в урочище Папушинен, расположенном в 20 км южнее города Тильзита (ныне – Советск), у шоссе Тильзит – Велау (ныне – посёлок Знаменск Гвардейского района), джековцы угодила под залп затаившихся в засаде эсэсовцев и штурмовиков. При отходе пропал без вести командир группы лейтенант Н.А. Шпаков. Как выяснится лишь в конце 1960-начале 1970-х, в ту драматическую ночь он отстал от подчинённых, несколько дней скитался по лесам, безуспешно разыскивая их; затем случайно набрёл на одну из специальных диверсионно-разведывательных групп Разведуправления 2-го Белорусского фронта, влился в её ряды, но спустя некоторое время, когда отправился на выполнение задания по добыче для новых боевых товарищей провианта, был убит из засады прицельным выстрелом затаившегося здесь штурмовика.
Этой же ночью, с 27 на 28 сентября, выходя из-под огня уже второй оказавшейся на пути засады, но на сей раз устроенный карателями на шоссе Тильзит – Велау, налетев со всего размаха коленом на лесной валун, серьёзно повредил ногу переводчик Н.Ф. Ридевский. Неписанный кодекс диверсантов-разведчиков обязывал в таких случаях всякого тяжелораненого застрелиться, ибо он с этой минуты становился для всей группы смертельно опасной обузой. Обузой, поскольку та теперь лишалась быстроты передвижений и манёвра. Однако новый командир разведгруппы «Джек» И.И. Мельников принял иное решение: временно разделиться на две группы – основную из пяти человек во главе с ним и, условно говоря, санитарную – травмированный Н.Ф. Ридевский плюс один сопровождающий его боец (роль последнего, к слову, добровольно вызвался выполнять разведчик красноармеец Г.В. Юшкевич). При этом обе группы движутся самостоятельно друг от друга с местом общего сбора в заранее обговорённом лесном квадрате – на краю болота, расположенного у деревни Линденгорст (северные окрестности Минхенвальде). Однако встретиться им было уже не суждено.  Вторая, «санитарная», группа по объективным причинам достигла «явочной квартиры» с большим опозданием – не раньше 5 октября. Не отыскав на явочном пункте товарищей, Н.Ф. Ридевский и Г.В. Юшкевич скрывались в окрестностях Минхенвальде: сначала среди болот, находившихся вблизи «почтовых ящиков» № 1 и № 2, а затем, начиная с 10 ноября, благодаря содействию советских военнопленных из рабочей команды дровосеков и антифашиста лесотехника Эрнеста Райчука, – на хуторе, принадлежащем семье антифашиста Августа Шиллята и расположенном вблизи деревни Линденгорст. 22 января 1945 года оба разведчика, благополучно дождавшись прихода Красной Армии, вновь влились в её ряды.)
- 28 сентября-1 октября 1944 года – скрытный марш бросок основного ядра разведгруппы «Джек» из восточных окрестностей Гросс Скайсгиррен к городу Велау (ныне – посёлок Знаменск Гвардейского района).
По дороге в Центр была отправлена радиограмма: «Ёж» пропал без вести вместе с картами 100000. Задержка груза и отсутствие карт угрожает гибелью всей группы. «Крот» [И.И. Мельников]»
"Порядок в танковых войсках !"

Оффлайн Ринат Гимадеев

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4519
  • "И танки наши быстры ..."
    • Просмотр профиля
    • Email
Глубокой ночью 1 октября восточнее посёлка Вайдлякен (ныне – Ельники Черняховского района) разведгруппа принимает сброшенные на парашютах два из трёх контейнеров с грузом: сахар, консервы, концентраты, соль, мыло, махорка, два с половиной литра водки, два новеньких байковых одеяла, плащ-палатки, маскхалаты, вещевые мешки, радиопитание, противопехотные мины. Третий же тюк сразу обнаружить не удалось, и впоследствии он оказался в руках фашистов.
       - 2-10 октября 1944 года: лесной массив, расположенный вдоль правого берега реки Алле (ныне – Лава) в треугольнике: город Алленбург (ныне – посёлок Дружба Правдинского района) – город Велау - пристанционный посёлок Пушдорф (ныне – Пушкарёво Черняховского района).
Из радиограммы № 67 от 10 октября: «Дислоцируемся в десяти километрах юго-восточнее Велау.Во всём районе идёт лихорадочная перегруппировка войск, с запада к фронту непрерывно подвозят резервы. На западном берегу реки Алле, от Велау до Алленбурга, строятся новые и совершенствуются старые оборонительные рубежи. Сегодня с 7.00 до 19.00 по железной дороге Велау – Инстербург с запада на восток прошло 20 эшелонов...».
А это уже строки из отчёта Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта от 15 октября 1944 года: «…От разведгруппы «Джек» поступает ценный материал. Из полученных 67 радиограмм – 47 информационных. Несмотря на потерю Крылатых и Шпакова, второй заместитель командира группы Мельников с руководством справляется…».
Из радиограммы № 70 от 16 октября, подписанной «Кротом»: «В связи с новой облавой и погоней вынужден оторваться от объекта наблюдения и двигаться на восток к Гольдапу [ныне – польский город Голдап] и Роминтенскому лесу [ныне – окрестности посёлка Радужное Нестеровского района]».
Приблизительно в середине октября 1944 года и, как надо полагать, на основании приказа из Центра разведгруппа «Джек» на правах автономно действующего подразделения влилась в ряды другой специальной диверсионно-разведывательной группы Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта – «Максим» майора В.И. Максимова. В данном качестве – до глубокой ночи 12 ноября 1944 года.
- Приблизительно 17 октября-первые числа ноября 1944 года – совместный с разведгруппой «Максим» рейд в направлении озера Виштынецкое для выявления прифронтовой ставки люфтваффе, которая располагалась в чаще Роминтенского леса в зданиях бывшего охотничьего комплекса императора Вильгельма II.
Вот как о последнем обстоятельстве рассказывается в очерке журналиста Л. Каплина «В вотчине Геринга», опубликованном 15 апреля 1989 года в газете «Калининградский комсомолец»: «…Избежав открытых схваток и оторвавшись от преследователей, разведчики пришли в лесопарк, где стоял дом Геринга. Кругом ни звука, ни огонька. Ночь выдалась сырая и темная... Из допроса языка было известно, что в доме осталось только несколько человек прислуги. Майор Максимов послал вперёд разведку...
Разведчики установили, что солдат в доме нет. Они подняли с постели управляющего и забрали у него все ключи. Надёжно изолировали его и всю прислугу в их домике и открыли ворота.
Разведчики групп «Максим» и «Джек» не без трепета прошли через полураскрытые массивные чугунные ворота, увенчанные скульптурами. Выставив часовых, они первым делом проверили и почистили оружие. Затем осмотрели апартаменты сбежавшего рейхсмаршала. Продуктов не видно, а «барахло» почти всё на месте. По всему видно: хозяин не надеялся сюда вернуться...».
"Порядок в танковых войсках !"

Оффлайн Ринат Гимадеев

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4519
  • "И танки наши быстры ..."
    • Просмотр профиля
    • Email
Из радиограмм, поступивших в Центр 3-5 ноября 1944 года от совместно действовавших в Роминтенском лесу разведгрупп «Джек» и «Максим» (текст даётся по историческому очерку А.П. Овсянова «Охотничий дом императора» // газета Балтийского флота «Страж Балтики» № 90 от 7 июня 2005 г., сс. 4-5): «2 ноября 1944 года… Обнаружили дом Геринга. По сведениям «языка» и визуальным наблюдениям установлено, что самое ценное из имения вывезено, телефоны отключены, охрана снята. Ставка люфтваффе находится в Иоганнсбурге [ныне – польский Янсборг]».
«3 ноября… Весь район к востоку от реки Ангерапп [ныне – Анграпа] затоплен вместе с населёнными пунктами, промышленными предприятиями и оборонительными сооружениями… На всех возвышенностях доты и дзоты…».
«4 ноября… В районе Гумбиннена [ныне – Гусев] – Гольдап [ныне - польский Голдап] – Ангербург [ныне – польский Венгожево], по сведениям «языка», оборону занимают соединения 26-го армейского корпуса. В лесу под Ангербургом стоит первая танковая дивизия «Герман Геринг», которая, по данным «языков», одна из самых сильных танковых дивизий вермахта: около 12 тысяч солдат и офицеров, около 120 танков и 80 самоходных орудий. Командир дивизии генерал-лейтенант Вильгельм Шмальц…».
«5 ноября… По шоссе Ангербург - Гольдап за сутки прошли к фронту следующие подкрепления: грузовиков с солдатами - 432, со снарядами - 327, командирских «мерседесов» и «опелей» - 43, «королевских тигров» - 38, «пантер» - 48, средних танков – 50, самоходных орудий - 27…».
- Ноябрь 1944 года: сначала лесные массивы, с северо-запада примыкающие к городу Даркемену (ныне – Озёрск), а затем, после 20 ноября, - окрестности города Ангербурга (ныне – польский Венгожево).
Радиограмма «Джеку» от Центра, 11 ноября 1944 года:   «В один-два часа ночи 12 ноября принимайте на указанной вами поляне сигналом № 4 командира «Гладиатора» . Пароль:  «Гребень», отзыв «Гродно». А также два мешка груза: боеприпасы, 4 комплекта радиопитания, продовольствие на две недели, зимняя экипировка. Прием самолета вас демаскирует- следуйте к новому  объекту наблюдения: железной дороге Даркемен – Ангербург».
"Порядок в танковых войсках !"

Оффлайн Ринат Гимадеев

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4519
  • "И танки наши быстры ..."
    • Просмотр профиля
    • Email
«Гладиатор» прилетел на двухместном самолете ПО-2. Долго ждал светового сигнала. Но  вот вспыхнули внизу желтоватые огни, и он спрыгнул с высоты около двухсот метров, едва не повиснув на корабельной сосне. А ведь стоило штурману ошибиться самую малость, стоило ветру подуть сильнее, и «Гладиатор»  мог приземлиться на крышу дворца кайзера  Вильгельма или на какой-нибудь немецкий дот.
Вооружение А.А. Моржина – советский пистолет-пулемёт марки «ППС-43» плюс личное оружие. С этого момента «Джек» – вновь самостоятельно действующая в тылу врага специальная диверсионно-разведывательная группа.       На повороте глухой лесной дороги группа сталкивается с тремя гренадерами-автоматчиками. А вдали на дороге – пехота в касках. Разведчики бегут зигзагами между сосен. Пробежав километра три, они отрываются от погони, дотемна отсиживаются  в молодом ельнике, потом долго и безрезультатно ищут Ваню Овчарова…
19 ноября в ходе марш-броска в район расположения укрепрайона «Лётцен» разведгруппа «Джек» где-то на участке «Даркемен – Норденбург (ныне – посёлок Крылово Правдинского района)» на крутом повороте лесной дороге внезапно лицом к лицу сталкивается с вражеским патрулём. Джековцы первыми сумели открыть огонь на поражение, однако под давлением превосходящих сил противника вскоре вынуждены спасаться бегством. Когда оторвались от погони и вновь собрались все вместе, выяснилось, что отсутствует один боец – разведчик И.С. Овчаров: пропал без вести, но вероятней всего, был убит .  Вечером Анатолий Моржин написал свою первую невеселую радиограмму: сообщил о гибели Овчарова.
Из радиограммы «Гладиатора» в Центр, «отбитой» по пути в район Ангербурга: «Все члены группы - это не люди, а тени. За последние недели они настолько изголодались, промёрзли и продрогли в своей летней экипировке, что у них нет сил держать автоматы. Все сильно простужены. Одежда перепрела. Патронов осталось по 30 штук. Просим сбросить груз, разрешить выход в Польшу. Иначе все погибнем».
Из ответа Центра «Гладиатору»: «Погода нелётная. Груз сбросить не можем. Вам разрешается выход в Польшу. Примите все меры к сохранению людей».
- Первая половина декабря 1944 года – рейд из Восточной Пруссии в польскую Мазовию по маршруту: Ангербург – Зенсбург (ныне – польский Мронгово) – Йоханнисбург (ныне – польский Пиш) – Млава.
На пороге «Волчьего логова», у  самого Герлицкого леса, «Джек» засекает вражеские оборонительные рубежи, и Анна Морозова передает Центру радиограммы  с ценными разведданными о семидесятикилометровом  оборонительном поясе Мазурских озер. Именно отсюда гитлеровцы попытаются ударить по нашим  войскам, когда они пойдут от Варшавы на Берлин.
Группа «Джек» обнаруживает  в лесу  толстый многожильный  кабель, тянущийся  из ставки Гитлера. Разведчики перерезали  финками  кабель,  соединяющий ставку Гитлера под Растенбургом со  штабом главного  командования сухопутных  сил  в Ангербурге.
В стороне остается  город-крепость Летцен. «Джек» днем благополучно  пересекает  железную дорогу Растенбург – Летцен, по которой фюрер ездил в свою ставку в Виннице..." - очень жаль,что не был подорван там  "Фюрерцуг" – спецпоез Гитлера,который состоял из 15 вагонов: вагон фюрера, вагон имперского руководителя прессы, вагон с узлом связи, два салона-вагона, вагон-баня, два вагона для свиты и войсковых подразделений, два спальных вагона, два багажных вагона, вагон для охраны, две бронеплощадки со скорострельными зенитками калибра 20 мм.Конечно,вагон фюрера был просторным  и кроме купе Гитлера там имелись отдельные купе для его личного адъютанта, для адъютанта армейского и для личного слуги. Было учтено даже пристрастие фюрера часто принимать теплую ванну, для чего в вагоне оборудовали специальное помещение,а одно купе превратили в служебный кабинет руководителя Третьего рейха.Но,однако вагон фюрера не был бронирован!Конечно,маршруты держались в строжайшем секрете, причем составлялись так, что нельзя было понять, когда Гитлер будет пользоваться поездом,а о его прибытии гостям объявляли примерно за час. Фюрер нередко вместе с охраной входил в состав или выходил из него с другого вокзала, нежели гости. Если Гитлер находился в ставке, поезд через неопределенные промежутки времени перемещался со станции на станцию,а локомотив постоянно был под парами.А идеальным было была дата в августе 1944,когда после покушения. Гитлер встречался с "президентом Итальянской Социальной Республики" и дуче Муссолини в «Вольфшанце»...
"Порядок в танковых войсках !"

Оффлайн Ринат Гимадеев

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4519
  • "И танки наши быстры ..."
    • Просмотр профиля
    • Email
И вот – последняя немецкая железная дорога. Перегон Пуппен – Рудшанки западнее города Иоганнесбурга, километрах в пятнадцати от польской границы. Бредет пятерка шатающихся серых теней. А впереди – решающий бросок. При броске через дорогу группа попадает  под шквальный  огонь жандармов-охранников. Разведчиков спасает густой туман. Немцы преследуют «Джека» всю ночь и весь следующий день. В свинцовой пурге  бесследно исчезает еще один член группы – Иван Целиков.
Из письма Ивана Андреевича Целикова Овидию Горчакову, 20 июня 1966 года:       «…Всего мы прошли  сквозь четырнадцать немецких облав, и  четырнадцатая, пожалуй, была самой страшной. В большом пограничном лесу  под  Иоганнесбургом восемнадцать  раз окружали нас немцы  в разных лесных кварталах, и восемнадцать  просек  пришлось нам  буксировать  с боем. Я отбился  во время прорыва через девятнадцатую просеку  около железной дороги, уже в полной темноте  заблудился в лесу.    Я выжил, пройдя сквозь неимоверные трудности. Около месяца жил, как дикобраз, питался дубовой корой. В лесу дожидался наших…»
- Середина-конец декабря 1944 года: примыкающая к польским городам Млава и Цеханув Мыщинецкая пуща.
Ночью, четверо из группы «Джек», оторвавшись от немцев, переходят через большой смешанный лес Иоганнесбургерхейде, проходят мимо озера Нидерзее, пересекают границу и останавливаются в лесу у польской деревни Дуды пущчанские. С виду разведчиков можно принять за беглых   «кацетников», так они исхудали, у них не осталось ни одной гранаты,  почти все патроны.
Поляки связывают разведчиков  с группой бежавших военнопленных. «Джек» быстро налаживает разведку в новом районе. Двое из военнопленных – француз (русские и поляки так и зовут его «Француз») и Павел Лукманов – вызываются сообщать сведения и носить продукты разведчикам из Вейдо. Эти связные работают неплохо, особенно старается Лукманов.
В один из тех дней по воздуху получен контейнер с грузом – зимняя одежда, кирзовые сапоги, водка, аптечка первой помощи, индивидуальные пакеты…
Из последней радиограммы, отправленной в Центр под подписью «Гладиатора»: «В районе Остроленки находится 102-я пехотная дивизия при ней 104-й артполк. Из Восточной Пруссии в наш район прибыла 28-я гренадёрская дивизия. Из леса восточнее деревни Тычек-Носки в Кольно выехало 30 танков – полевая почта 8417. В районе Лысее и Пупковизна приезжают за сеном солдаты 128-й и 144-й пехотных дивизий. Немцы нашли два мешка груза, сброшенного в двух километрах западне сигналов, и начинают большую облаву. Живём то в лесной землянке, то под остатками сена в стогах».
Радиограмма  Центру  от «Лебедя», 30 декабря 1944 года:   «Три дня тому назад на землянку внезапно напали эсэсовцы. По сведениям поляков, немцы схватили Павла Лукманова, он не выдержал  пыток и выдал нас. «Француз» умер молча. «Сойка» сразу была ранена в грудь. Она сказала мне:   «Если сможешь, скажи маме, что я сделала всё, что смогла, умерла хорошо». И застрелилась. «Гладиатор» [А.А. Моржин] и «Крот» [И.И. Мельников] тоже были ранены и уходили, отстреливаясь, в одну сторону, я – в другую. Оторвавшись от эсэсовцев, пошла в деревню к полякам, но все деревни заняты немцами. Трое суток блуждала по лесу, пока не наткнулась на разведчиков из спецгруппы капитана Черных. Судьбу «Гладиатора» и «Крота» установить не удалось».
"Порядок в танковых войсках !"

Оффлайн Ринат Гимадеев

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4519
  • "И танки наши быстры ..."
    • Просмотр профиля
    • Email
Из письма офицера  штаба 3-го Белорусского фронта  майора В.П. Шаповалова отцу Зинаиды Бардышнвой, 21 апреля 1945 года:   «Уважаемый товарищ  Бардышев!     Мне очень тяжело сообщать вам прискорбную  весть о вашей дочери Зине, но я обязан это сделать. Ваша дочь в борьбе с немецкими захватчиками погибла смертью храбрых, проявив доблесть и отвагу  и не посрамив великое звание воина Красной армии. Я понимаю, что Ваша утрата очень велика и горе неизмеримо большое. Никакие тут слова утешения не помогут.…      О самой гибели могу сказать только, что Зина защищалась отчаянно, не далась живой в руки врага, предпочла смерть позорному плену. Проклятые гитлеровцы ответят своей грязной кровью за чистую кровь истинной патриотки советской Родины…»
30 декабря 1944 года радиокорреспондент № 2165 «Лебедь» ещё трижды выходит в эфир, передавая в Центр информацию, добытую разведгруппой гвардии капитана Черных, в том числе: «Пятнадцать «тигров» и 67 других танков на рембазе. Бронетанковая часть в составе ста машин отправляется на платформах на Пшасныш. В Хожеле стоит часть из танкового корпуса «Великая Германия» и «В Пшасныш прибыл полк фольксштурма и батальон Гитлерюгенда». Третья же радиограмма - с дополнительными разведданными о гарнизоне гитлеровских войск в польском городе Млаве, что, к слову, позволило советской авиации нанести по данной цели очередной точный массированный бомбоштурмовой удар.
Ответ Центра: «Выношу благодарность за успешную разведку в Млаве. Прошу выяснить результаты бомбежки…». И в тот же вечер – с разрешением разведгруппе гвардии капитана Черных передислоцироваться из района города Пшасныш в окрестности Плоцка – на территорию Серпцкого повята (уезд), чтобы укрыться там в плавнях реки Вкра.
В путь отправились немедленно в группе с польскими партизанами поручика «Чёрного» - Игнация Седлиха. Шли всю ночь. На рассвете, через четырнадцать часов пути, достигли хутора Нова Весь, где, разместившись в риге и на сеновале усадьбы крестьянина Тадеуша Бжезиньского, устроились на отдых.
Ночью эсэсовцы атакуют дом с запада  и северо-запада, со стороны реки Вкра и острова Юранда. Убит капитан Черных. Десантники и партизаны, выбегая из дома, на бегу огнем автоматов расчищают путь. У самой опушки ничком падает радист Иван. Анна Морозова останавливается, чтобы поднять его рацию. В левую руку ударяет разрывная пуля.  Аню поддерживают с двух сторон. Позади остаются подлесные деревни Храпонь, Ситяж, Дзечево… Дальше идти нельзя. Впереди – незамерзшая река Вкра, быстрая, омутистая. На берегу два старика смолокура Павел Янковский и Мечислав Новицкий.  Они готовы позаботиться о советской разведчице. Ребята уходят, унося Анину рацию, пообещав вернуться  за ней ночью.     
Старики прячут Аню в  укромном уголке болота и убегают. Шум стрельбы откатывается все дальше и дальше. Ребята отвлекают эсэсовцев. Вызывают огонь на себя. Но это только первая волна карателей. За ней идет вторая – с собаками, по следам в снегу. Две немецкие овчарки рвутся с поводков, отыскивая следы ног и цепочку алых пятен .
Эсэсовцы бросаются к разведчице. Они хотят взять ее живой – у нее спрятаны секретные шифрорулоны. Аня вырывает кольцо гранаты с чекой и крепко прижимает ее к груди.
Это случилось в канун Нового года, года Победы, когда до разгрома гитлеровцев в Восточной Пруссии  и освобождения Польши оставались считанные дни…
По свидетельству очевидцев, собранным писателями Овидием Горчаковым и поляком Яном Пшимановским, соавторами повести «Огонь на себя», труп Героини был доставлен в одно из близлежащих сёл и «офицер СС, стоя рядом с изуродованным трупом разведчицы, заставил солдат промаршировать перед мёртвой Анной Морозовой. И они шли перед «Лебедем», печатая шаг.
- Если вы будете такими же храбрыми и сильными как эта русская девчонка, - прокричал офицер солдатам - Великая Германия будет непобедима».
С героической гибелью радистки сержанта А.А. Морозовой закончилась боевая летопись специальной диверсионно-разведывательной группы «Джек».
В мае 1965 года Анне  Афанасьевне Морозовой было присвоено звание Героя Советского Союза.
В июне 1966 года советская разведчица сержант А.А. Морозова была посмертно награждена Польским государством орденом «Грюнвальдский крест» 2-й степени.
Похоронена в Польше, в двенадцати километрах восточнее польского города Плоцка, - на кладбище села Градзаново Серпцкого повята Мазовецкого воеводства. На могиле - мраморная плита с надписью, высеченной на польском языке: «Аня Морозова. Спи спокойно в польской земле!».В честь специальной диверсионно-разведывательной группы «Джек» в Калининградской области установлены:
- скорбный обелиск на месте гибели в ночь с 10 на 11 сентября 1944 года в бою с эсэсовцами разведчика Иосифа Ивановича Зварики – у посёлка Сосновка Полесского района. Представляет из себя выполненный из белого металла щит, установленный на импровизированный могильный холмик. Установлен членами современного КРИПОО «Поиск»;
- памятник первому командиру группы капитану Павлу Андреевичу Крылатых - у посёлка Громово Славского района, на изгибе лесной дороги. Открыт был 9 мая 1988 года по проекту калининградского скульптора Е.В. Долганя. Представляет из себя высокий обелиск, выполненный из нержавеющей стали и украшенный в центральной части двумя композициями – с изображением щита и меча и барельефом героя;
- памятник второму по счёту командиру группы лейтенанту Николаю Андреевичу Шпакову – у посёлка Десантное Славского района. Открыт был в 1975 году по проекту калининградского архитектора Е.В. Долганя. Представляет из себя высокий обелиск, выполненный из нержавеющей стали.
"Порядок в танковых войсках !"