Автор Тема: Позиции ПВО (продолжение)  (Прочитано 128600 раз)

Оффлайн Vladimir

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 3745
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Позиции ПВО (продолжение)
« Ответ #60 : 27 Август 2009, 19:48 »
Комплекс ЗРК С-200 под Таллином:
 1. Недостроенное хранилище выдачи ЗР в дивизион;
 2. Дом офицерского состава;
 3. Площадка под ПУ С-200.

Оффлайн Vladimir

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 3745
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Позиции ПВО (продолжение)
« Ответ #61 : 27 Август 2009, 20:06 »
  Позиции ЗРК С-200 в Кейле:
     4. Хранилище ЗУР со специальной боевой частью;
     5. Стартовая позиция С-200 с бетонным хранилищем на две ракеты;
     6. Проволочное ограждение хранилища ЗУР со спец БЧ.

Оффлайн sarov

  • Участник проекта
  • Сообщений: 287
    • Просмотр профиля
Re: Позиции ПВО (продолжение)
« Ответ #62 : 13 Февраль 2010, 22:29 »
Как сообщает пресс-служба Boeing, в ходе прошедших на ракетном полигоне Уайт Сэндз в Калифорнии испытаний продемонстрировано уничтожение с помощью лазерной пушки, размещённой на шасси БМ Avenger, беспилотного летательного аппарата.
Борьба с БПЛА становится важным аспектом успешного ведения боевых действий, однако традиционные средства ПВО и стрелковое оружие недостаточно эффективно в борьбе с этим специфическим типом целей.
В ходе испытаний была продемонстрирована способность системы наведения обнаруживать и отслеживать цели в условиях пересечённого рельефа местности. Были отслежены 3 БПЛА, один из них - сбит на "тактически разумном" удалении.
Отмечено, что важным достоинством лазерного ПВО является его малозаметность, что не позволяет с использованием существующих средств вскрыть местонахождение лазерной пушки даже прпи её интенсивном применении, в отличие от ракетных и артилерийских систм ПВО.
Более подробно см.: Исследования и разработки – R&D.CNews.

Оффлайн sarov

  • Участник проекта
  • Сообщений: 287
    • Просмотр профиля
Re: Позиции ПВО (продолжение)
« Ответ #63 : 13 Февраль 2010, 22:43 »
В 20 часов 44 минуты 11 февраля 2010 года в США  (в Москве уже было 12 февраля) произошло событие, имеющее безусловное историческое значение: Агентство противоракетной обороны (Missile Defence Agency, MDA) провело испытания боевого лазера воздушного базирования, в ходе которого были сбиты две баллистических мишени – имитаторы жидкостной и твердотопливной ракет средней дальности.
Проект создания лазера воздушного базирования – ABL (Airborne Laser) является одной из самых амбициозных и долгосрочных программ MDA. Первые исследования в этой сфере в США начались еще в 70-х годах, когда был построен самолет NKC-135ALL, переоборудованный из летающего танкера KC-135. На борту этой летающей лаборатории был установлен СО2-лазер массой 10 тонн и мощностью 0,4-0,5 МВт фирмы United Technologies. В конце 70-х – начале 80-х годов этот самолет прошел серию испытаний, в ходе которых была доказана теоретическая возможность создания подобной системы. Дальность действия лазера не превышала, однако, нескольких километров, что исключало какие-либо военные перспективы системы.
В 1985 году в ходе наземных испытаний удалось с помощью лазерного луча нагреть и заставить взорваться установленный неподвижно на расстоянии в один километр от установки топливный бак ракеты «Титан-1», имитировавшей советскую МБР. Эти испытания, как и испытания NKC-135ALL, проводившиеся в рамках программы СОИ (Стратегическая оборонная инициатива), тем не менее не обеспечивали возможность создания реальной системы ПРО на основе «летающих лазеров» - основная масса технических проблем по-прежнему оставалась нерешенной.
Свою программу летающего лазера развивал и СССР, построивший самолет А-60 на основе военно-транспортного Ил-76. После распада СССР исследования в этой области были практически полностью свернуты, однако в прошлом году появились сообщения о реанимации программы А-60.
Вновь работы по созданию лазера воздушного базирования в США начались во второй половине 90-х годов, когда был поставлен вопрос о создании национальной ПРО США. Первоначально планировалось построить два прототипа и пять серийных самолетов к 2012 году, однако вскоре стоимость программы начала лавинообразно расти, и ее было решено ограничить. Сначала, например, сократились с двух прототипов до одного к 2012 году, а в 2009 году США решили отказаться и от второй машины, оставив только первый прототип YAL-1, работы на котором начались в 2000 году.
На что реально способен американский боевой лазер воздушного базирования? Пока что отсутствует внятная информация о характеристиках проведенных 11 февраля испытаний, однако некоторые выводы можно сделать уже на основе имеющихся сведений. На борту YAL-1 установлены три лазера:  лазер TILL (Track Illuminator Laser) — предназначен для обнаружения и сопровождения (подсветки) цели, а также корректировки параметров оптической системы лазера, с помощью которого будет осуществляться поражение цели. Второй - лазер BILL (Beacon Illuminator) — используется для компенсации атмосферных искажений, и, наконец, третий – это шестимодульный боевой лазер HEL.
YAL-1 способен поражать баллистические ракеты на стартовом участке траектории, при этом дистанция до цели не должна превышать 200-250 километров. Дистанция ограничивается мощностью установки и падением энергии луча в атмосфере, атмосферными возмущениями, затрудняющими как прицеливание, так и поражение цели, а также эффектом электрического пробоя газа в луче мощного лазера, который пока так и не удалось преодолеть. Ограничивает мощность установки и конструкция самолета – при работе лазера происходит перегрев фюзеляжа, что может привести к авиакатастрофе.
В сочетании с невысокой «скорострельностью» системы все перечисленное ограничивает возможности системы ABL в ее нынешнем виде перехватами одиночных пусков ракет с небольшого расстояния. Защититься от массированного ракетно-ядерного удара с помощью подобных систем в настоящее время и в обозримом (20-30 лет) будущем не представляется возможным. Если говорить о гипотетическом конфликте России и США, то в этом случае для того, чтобы перехватить ракеты, запускаемые с территории России до окончания активной фазы полета и отделения боеголовок (3-5 минут в зависимости от типа ракет), самолетам-перехватчикам необходимо дежурить в воздушном пространстве самой России. Даже при всех проблемах отечественной ПВО безнаказанное дежурство в российском небе в случае войны лайнеров B-747 не представляется возможным.
Несколько большую угрозу лазеры воздушного базирования представляют для морских стратегических ядерных сил. Подлодки несут боевое дежурство гораздо ближе к пределам, а зачастую и вне пределов территориальных вод, однако их скрытность значительно затрудняет выбор позиции для летающего лазера, который в момент пуска может оказаться слишком далеко для успешного перехвата.
Как следствие, реальную угрозу в сегодняшнем виде этот проект представляет только для стран калибра Ирана и особенно КНДР, чья территория не позволяет размещать ракетные базы на безопасном удалении от границ. Вместе с тем в дальнейшем боевой лазер может стать и более грозным оружием – если параллельно с повышением его мощности удастся разместить оружие этого класса на гиперзвуковых суборбитальных носителях, способных действовать в верхних слоях атмосферы, где ее влияние практически отсутствует. Сроки подобной перспективы можно оценить в несколько десятков лет. Размещение подобного оружия на космических аппаратах перспектив иметь не будет, по крайней мере, до того момента, пока не будет решена проблема резкого увеличения массы груза, доставляемого на орбиту, без чего размещение в космосе лазерной установки соответствующей мощности невозможно.
Бороться с развитием лазерного оружия нельзя – как показывает практика, юридические ограничения технического прогресса редко бывают эффективными, поэтому готовиться к возможному новому витку гонки вооружений необходимо уже сейчас.
Известно, что разрабатываемые Россией в настоящее время баллистические ракеты создаются с учетом необходимости прорыва ПРО, в том числе и лазерной. Среди прочих мер, обеспечивающих такой прорыв, нужно отметить сокращение продолжительности активного участка траектории новых ракет, обеспечение возможности маневрирования на этом участке, что осложняет захват цели, и т.д. Специалисты называют и ряд других мер, которые могут защитить ракету от лазерного луча.
И, разумеется, исследования в данной области Россия должна вести и сама – и для того, чтобы иметь возможность самостоятельно строить «летающие лазеры», и для того, чтобы уметь эффективно им противодействовать. В этой связи сообщения о реанимации в России программы А-60 – «близнеца» американского ABL – являются особенно актуальными.


Оффлайн ant0ny

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 151
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Позиции ПВО (продолжение)
« Ответ #64 : 15 Февраль 2010, 12:48 »
О том же событии с Мембраны - http://www.membrana.ru/lenta/?10103 Но они пишут только об одной сбитой ракете - жидкостной.

Летающий лазер впервые сбил жидкостную баллистическую ракету

12 февраля 2010

Успехом завершились испытания американского противоракетного лазера воздушного базирования Airborne Laser, состоявшиеся сегодня в 07:44 по московскому времени. Летящий недалеко от побережья Калифорнии самолёт обнаружил специально выпущенную баллистическую ракету и сжёг её лучом ещё на разгонном участке траектории. Такое произошло впервые в мире.

Лазерную стратегическую противоракетную систему несколько лет разрабатывали, строили и тестировали (сперва на земле) несколько компаний, главные из которых Boeing (самолёт-носитель оружия — Boeing 747-400F, интеграция всех систем), Northrop Grumman (боевой лазер мегаваттного класса — самый мощный мобильный лазер на планете) и Lockheed Martin (системы определения цели и наведения установки). Мы подробно рассказывали об этом проекте.

Теперь же настал момент истины: сложнейший комплекс, занимающий львиную долю фюзеляжа переделанного "Боинга", показал себя в деле — сбил настоящую ракету.

Модифицированный Boeing 747-400F несёт сверхмощный лазер в своём чреве. Поворотный "телескоп" на носу – лишь вершина технического айсберга (фото Boeing, Missile Defense Agency).

Как уточняет агентство противоракетной обороны США, баллистическая ракета была выпущена с мобильной морской платформы. Всего через несколько секунд приборы экспериментального самолёта Airborne Laser Testbed (ALTB) зафиксировали ракету и начали сопровождение цели низкоэнергетическим лазером.

Затем был включён второй маломощный лазер для замера атмосферных помех и коррекции боевого луча, и наконец по ракете был открыт огонь из мегаваттного лазера, который нагрел цель до появления "критических повреждений". На уничтожение ракеты системе потребовалось менее двух минут.

Менее чем через час в небо была выпущена вторая ракета — уже на твёрдом топливе. ALTB поймал в перекрестие и её, приступив к обстрелу, однако лазер был намеренно выключен до уничтожения цели, поскольку были выполнены все задачи данного теста. Аналогичную твердотопливную баллистическую ракету ALTB успешно сжёг 3 февраля 2010 года, добавляет агентство.

"С этого успешного эксперимента Airborne Laser проложил путь для нового поколения ультраточного высокоэнергетического оружия. Будущие платформы направленной энергии изменят путь, каким Соединённые Штаты смогут защищать себя и своих союзников. Возможность приложить точно размеренную силу со скоростью света спасёт жизни", — заявил после испытания Майкл Ринн (Michael Rinn), вице-президент Boeing и директор программы Airborne Laser.


Инфракрасная съёмка действия лазерного оружия воздушного базирования, проведённая в ходе пятничного теста (фотографии Missile Defense Agency).

Пингвин

  • Гость
Re: Позиции ПВО (продолжение)
« Ответ #65 : 20 Февраль 2010, 23:47 »
К сожалению, я попал в Лепаю только в 1985г. И то после распределения с военного училища. Конечно, по сравнению с совдепией, это было чудо. До сих пор, после 19 лет остается класное впечатление. Плохого ничего сказать не могу.Было просто класно.  Жаль, что тогда не занимался фортификацией. Там было, что посмотреть. Но в 20 лет тянуло в другую сторону.  Хотелось моря и девочек. Тем более, что б/дежурство выматывало полностью. Было по 16 суток дежурств в месяц.
Дежурили месяц через месяц. Итого 6 месячных боевых дежурств в год.

Оффлайн Solo

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 3997
  • И бесплатнО отряд поскакал на врага...
    • Просмотр профиля
Re: Позиции ПВО (продолжение)
« Ответ #66 : 06 Май 2010, 01:11 »
Полный текст с фотографиями объектов см.  http://www.arms-expo.ru/site.xp/049051051056124050056052048.html Предыстория и причины создания СПРН После завершения Второй мировой войны (1939-1945 гг.) бурное развитие науки и техники привело к созданию межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и космических аппаратов с последующими принятием их на вооружение. С военной точки зрения они обладали большими возможностями по нанесению ударов по территории противника и ведения различных видов разведки из космоса. Со всей остротой встал вопрос об оказании им эффективного противодействия. В первые 15-20 послевоенных лет взрывное развитие авиационной и ракетно-космической техники стало причиной серьезного обсуждения военным руководством стран по обе стороны "железного занавеса" многочисленных проектов пилотируемых и автоматических средств космического нападения, воздушно-космических и гиперзвуковых бомбардировщиков. Однако с течением времени пришло понимание того, что с реализацией таких проектов связан целый комплекс проблем.Первой из них и наиболее понятной была проблема борьбы с головными частями МБР (по аналогии с самолетами). Однако для своевременного перехвата ракеты (головной части) в воздухе (до выполнения поставленной задачи и поражения назначенного объекта) необходимо было ее обнаружить на дальности, обеспечивающей своевременную постановку задач огневым средствам. А это, в свою очередь, требовало наличия средств дальнего обнаружения. Для решения этой проблемы в 1961 г. генеральный конструктор В.Н. Челомей предложил создать спутниковую систему раннего обнаружения. В то время ОКБ-52, возглавляемое им, работало над двумя космическими проектами военного назначения - противоспутниковой системой ИС ("истребитель спутников") и управляемым разведывательным спутником (УС). Отсутствие возможности размещения наземных (корабельных и авиационных) разведывательных средств вблизи границ США способствовало поддержке предложения о развертывании системы космического базирования. 30 декабря 1961 г. вышло постановление о создании космической системы раннего предупреждения о массовом пуске МБР. Головным исполнителем этого проекта было назначено ОКБ-52, а исполнителем работ по комплексу управления - КБ-1 А.А. Расплетина.Второй, еще более сложной проблемой, была задача своевременного обнаружения и возможного уничтожения КА военного назначения, первыми из которых стали разведывательные спутники. Однако для уничтожения спутника-цели необходимо было его обнаружить и определить координаты, вывести спутник-перехватчик на орбиту, подвести к объекту поражения на необходимое расстояние и подорвать его боевую часть. Командно-измерительные комплексы Главного управления космических средств (ГУКОС) такую точность действия по ИСЗ-целям обеспечить не могли. Эту задачу предполагалось решить системой ОС (обнаружитель спутников).Третья проблема заключалась в необходимости возможно более раннего обнаружения факта старта ракет противника и которая принципиально отличается от проблемы дальнего обнаружения боеголовок в рамках системы противоракетной обороны (ПРО). Поэтому для решения этих задач в системе предупреждения о ракетном нападении используются радиолокационные станции (РЛС) раннего предупреждения, объединяемые в узлы РО, а в системе ПРО – РЛС дальнего обнаружения. Впоследствии основой СПРН стали узлы с надгоризонтными РЛС большой дальности действия (прямой видимости), обеспечивающие обнаружение цели после ее появления над радиогоризонтом. В США такие РЛС находятся на 3 постах, развернутых в первой половине 1960 гг. на Аляске, в Гренландии и Великобритании в рамках среднетраекторной системы обнаружения БИМЬЮС. В связи с причинами географического характера в СССР систему космического базирования было принято решение дополнить несколькими загоризонтными радиолокационными станциями (ЗГ РЛС), использующих эффект отражения радиолуча от ионосферы и огибания им земной поверхности. Эту идею впервые в мире сформулировал в 1947 г. научный сотрудник НИИ-16 Н.И. Кабанов, а для ее подтверждения в Мытищах была построена опытная установка. Практическая реализация загоризонтной локации в СССР связана с именем Е.С. Штырена который не знал об открытии Кабанова и в конце 1950 гг. сделал предложение для обнаружения самолетов на дальностях 1000-3000 км, в январе 1961 г. представил отчет по НИР "Дуга". В ней были зафиксированы результаты расчетов и экспериментальных исследований по отражающим поверхностям самолетов, ракет и высотного следа последних, а также предложен метод выделения слабого сигнала от цели на фоне мощных отражений от земной поверхности. Работа получила положительную оценку и с рекомендациями подтвердить теоретические результаты практическими экспериментами.Четвертая проблема, также очень сложная, заключалась в стремительном росте количества объектов в космическом пространстве. Системы обнаружения спутников (ОС), раннего обнаружения (РО) и ЗГ РЛС должны работать по "своим" специфическим целям и не фиксироваться на других, что могло быть обеспечено лишь при наличии постоянного учета всех космических объектов. Возникла необходимость создания специальной службы контроля космического пространства (ККП), которая должна была создать и вести каталог космических объектов, что давало знания о потенциально опасных космических аппаратах и о появлении новых. Осознание этих и других проблем ракетно-космической обороны высшим руководством страны привело к выходу двух Постановлений ЦК КПСС и Совмина СССР от 15 ноября 1962 года: "О создании системы обнаружения и целеуказания системы ИС, средств предупреждения о ракетном нападении и экспериментального комплекса средств сверхдальнего обнаружения запусков БР, ядерных взрывов и самолетов за пределами горизонта" и "О создании отечественной службы ККП".
Космический эшелон СПРН Основным инициатором создания системы раннего обнаружения МБР противника с использованием спутников в 1961 г. был генеральный конструктор В.Н. Челомей. В конце 1962 г. был завершен аванпроект, согласно которого подобная система включала 20 спутников, равномерно расположенных на одной полярной орбите высотой 3600 км для круглосуточного наблюдения за территорией США. По замыслу разработчиков, спутники массой в 1400 кг с инфракрасными датчиками должны были обнаруживать стартовавшие ракеты по факелу двигателей первой ступени. Кроме спутников-разведчиков в состав системы входили ракеты-носители типа УР-200, спутник-ретранслятор и боевой стартовый комплекс.Однако по расчетам некоторых специалистов, для постоянного наблюдения вместо 20 требовалось 28 или более космических аппаратов (КА). Кроме того, время функционирования этих КА на орбите в тот исторический период не превышало одного месяца. Не выдерживала критики и имевшаяся по состоянию на начало 1960 гг. теплопеленгационная аппаратура, не обеспечивающая достаточного уровня полезного сигнала на фоне шумов от подстилающей поверхности и среды распространения, а также недостаточная изученность многих вопросов (характеристики атмосферы, параметров факелов МБР "Атлас", "Титан", "Минитмен" и др.). Подобные исследования были начаты только в 1963 г. на полигонах Байконур, Кура и Балхаш. Серьезность проблемы была такова, что в ходе эскизного проектирования разработчики отказались от ИК-обнаружения в пользу телевизионных средств. После отстранения в 1964 г. В.Н. Челомея от руководства проектом головным стало КБ-1, главным конструктором назначен А.И. Савин, а вместо УР-200 носителем был определен "Циклон-2" разработки КБ Янгеля.В 1965 г. проект низкоорбитальной системы УС-К с восемнадцатью КА на орбите был завершен и первоначально утвержден Министерством обороны. Однако специалисты КБ-1 всё более склонялись в пользу высокоэллиптических орбит. В этом случае спутник в апогее как бы зависает несколько часов над одним районом земной поверхности, что позволяет уменьшить число КА в несколько раз.Целесообразность этого подтверждал и опыт американских специалистов. Потратив время и средства на низкоорбитальную спутниковую систему "МИДАС", в США отказались от нее и с 1971 г. приступили к работам по развертыванию системы "ИМЕЮС" (IMEWS), которая к 1975 г. имела 3 ИСЗ на геостационарной орбите. Считалось, что их будет достаточно для наблюдения за стартами с территории СССР и контроля океанской зоны вокруг Североамериканского континента. В конечном итоге, с учетом собственных расчетов и опыта США был сделан вывод о целесообразности размещения спутников на геостационарной орбите, несмотря на возможные трудности в отношении использования разведывательных датчиков с высоты около 40000 км. В 1968 г. КБ завода имени Лавочкина в кооперации с ЦНИИ "Комета" начали разработку проекта высокоорбитальной космической системы наблюдения за стартами ракет.Согласно этого проекта в состав высокоорбитальной системы УС-К должны были войти КП со станцией управления и приема информации (СУПИ) и 4 КА на вытянутых эллиптических орбитах с высотой апогея около 40000 км и наклонением 63 град. к экватору. При периоде обращения 12 часов каждый спутник в течение 6 часов мог вести наблюдение с последующей зарядкой в течение 6 часов аккумуляторов от солнечных батарей. Для быстрой передачи информации на наземные пункты впервые была предусмотрена скоростная радиолиния.Первый аппарат для отработки техники новой системы ("Космос-520") был выведен на орбиту в сентябре 1972 г. Он и последующие за ним были оснащены инфракрасными и телевизионными приборами обнаружения. Третий аппарат в этой серии ("Космос-665") с телевизионной аппаратурой 24.12.1972 г. зафиксировал старт БМР "Минитмен" в ночных условиях. Тем не менее это не стало основанием для окончательного выбора типа аппаратуры наблюдения. С течением времени неоднократно пересматривались задачи, а идеология системы эволюционировала.Вначале предполагалось для обнаружения стартующих ракет использовать инфракрасный телескоп на фоне земной поверхности. Однако, в связи с наличием значительных помех, было решено расположить спутники на орбите так, чтобы они вели наблюдение на фоне космического пространства. Однако при попадании в объектив Солнца приводило к засветке поля зрения и выхода из строя аппаратуры на некоторое время. Для нейтрализации возможных последствий в 1972 г. было решено расположить дополнительный спутник на геостационарной орбите. Однако ограниченные возможности солнечных батарей в то время обеспечивали его работоспособность в течение 6 часов, а остальное время происходила подзарядка аккумуляторов.В итоге возникла необходимость увеличить вдвое комплект спутников на эллиптических орбитах, а в окончательном виде система должна была включать 9 аппаратов. В рамках работ по этой системе в 1976 г. на орбиту был выведен "Космос-862" с первой в СССР бортовой ЭВМ на интегральных микросхемах. В 1978 г. космический эшелон СПРН состоял из 5 аппаратов на высокоэллиптических орбитах, но не была завершена отработка аппаратуры станции управления и приема информации, а также аппаратуры ее обработки. Из-за возможного срыва сроков и реальной угрозы существования программы было принято решение о приеме в январе 1979 г. системы УС-К с КА, оснащенными теплопеленгационными датчиками, в опытную совместную эксплуатацию силами Министерства обороны и предприятий-изготовителей с параллельной отработкой системы и доведения ее до штатной численности КА до конца 1981 года.Ресурс спутников первых серий не превышал 3 месяцев, в последующем – 3 лет. Это требовало значительных затрат на поддержание группировки нужного состава (американские аппараты "Имеюс-2" на орбите действовали 5-7 лет). Поэтому за весь период отработки и эксплуатации системы УС-К и ее дальнейшего варианта УС-КС на орбите побывало около 80 спутников. К моменту доведения группировки КА космического эшелона СПРН до полного состава, стоимость ее создания и эксплуатации увеличилась в три раза по сравнению с планировавшейся. Тем не менее, система постепенно доводилась до требуемого уровня и 5.04.1979 г. вошла в состав армии предупреждения о ракетном нападении. В июле этого же года она зафиксировала старт носителя с атолла Кваджалейн уже в автоматическом режиме работы. В 1980 г. на эллиптические орбиты были выведены 6 ИСЗ, а сама система была сопряжена с СПРН. К 1982 г. был получен показатель ложных тревог, который превосходил нормативные показатели технического задания и 30 декабря этого года космическая система с 6 спутниками заступила на боевое дежурство.Центр контроля космического пространства (ЦККП) являлся важным элементов СПРН и, согласно проекта, должен был выполнять две основные задачи - информационно взаимодействовать со средствами системы противоспутниковой обороны и вести Главный каталог космических объектов. Его ввод в строй планировался путем последовательного наращивания мощностей, количества и типов задействованных узлов обнаружения и совершенствованием алгоритмов обработки больших потоков информации о космической обстановке. Строительство его основных элементов в районе г. Ногинск началось в 1966 г., а уже в начале 1968 г. ЦККП стал получать информацию от двух ячеек "Днестр" узла системы обнаружения спутников ОС-2 в Гульшаде. С января 1967 г. ЦККП стал отдельной войсковой частью (5.03.1970 г. передана в подчинение командования войск ПРО и ПКО).С начала 1969 г. ЦККП были официально переданы функции контроля космического пространства, которые ранее были возложены на 45 НИИ Министерства обороны. В том же году состоялись государственные испытания первой очереди ЦККП в составе вычислительного комплекса на базе одной ЭВМ, линии передачи данных и одного рабочего места оператора. С учетом радиолокационных постов и пунктов оптического наблюдения (ПОН), работавших в составе ЦККП, его возможности на этом этапе позволяли ежесуточно обрабатывать около 4000 радиолокационных и около 200 оптических измерений и вести каталог на 500 космических объектов.В 1973 г. начался второй этап развития ЦККП, в ходе которого предполагался ввод в строй вычислительного комплекса производительностью около 2 миллионов операций в секунду, а также его интеграция с РЛС ПРН "Днестр-М" и РЛС ПРО "Дунай-3". На этом этапе 15.02.1975 г. ЦККП заступил на боевое дежурство. По своим возможностям Центр был способен обрабатывать уже до 30 тыс. измерений в сутки при емкости главного каталога до 1800 объектов Наряду с главной задачей ЦККП обеспечивал решение и др. задач. В частности , он привлекался для обеспечения полетов отечественных КА в условиях быстрого увеличения "космического мусора" на околоземных орбитах, которых в тот период времени насчитывалось уже более 3000 фрагментов с размерами 10 см и более.В дальнейшем ЦККП был переоснащен новой ЭВМ "Эльбрус", что значительно расширило круг решаемых им задач. Помимо указанных источников информации он стал способен получать и обрабатывать информацию от электронно-оптического комплекса "Окно" и радиооптического комплекса "Крона". Его возможности и структура изменялись, что было обусловлено изменением структуры системы контроля космического пространства, а также привлечением Центра для выполнения задач общегражданского назначения.
Бьётся в тесной печурке Лазо, На поленьях глаза, как смола...

Оффлайн Solo

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 3997
  • И бесплатнО отряд поскакал на врага...
    • Просмотр профиля
Re: Позиции ПВО (продолжение)
« Ответ #67 : 06 Май 2010, 01:16 »
Наземный эшелон СПРН Первые разработки систем обнаружения спутников (ОС) и предупреждения о ракетном нападении (РО) как составных частей ракетно-космической обороны (РКО) в Советском Союзе начались в 50-x гг. после появления спутников и межконтинентальных баллистических ракет. В этот же период, Радиотехнический институт (РТИ) АН СССР под руководством А.Л. Минца начал разработку первой отечественной РЛС "Днестр" (расчетная дальность обнаружения до 3250 км), которая предназначалась для обнаружения атакующих МБР и космических объектов. После завершения полигонных испытания опытного образца этой РЛС в июле 1962 г. было принято решение (15.11.1962 г.) о создании 4 подобных РЛС на Кольском полуострове (Оленегорск), в Латвии (Скрунда), вблизи Иркутска (Мишелевка) и в Казахстане (Балхаш). Расположение РЛС таким образом позволяло контролировать потенциально опасные направления и отслеживать пуски МБР из Атлантики, с акватории Норвежского и Северного морей и территории Северной Америки на северо-западном направлении, а также с западного побережья США и из Индийского и Тихого океанов на юго-восточном направлении. Строящиеся с конца 1960 гг. по периметру государственной границы СССР первые станции СПРН "Днестр" и "Днепр" должны были создать сплошной радиолокационный барьер протяженностью более 5000 км.Одновременно в Подмосковье был создан командный пункт, связанный линиями связи с космодромом Байконур, где в то время строился комплекс противокосмической обороны, важным элементом которого был маневрирующий КА, разработанный ОКБ-52 и выведенный на орбиту с Байконура 1 ноября 1963 года. После передачи работ по этой тематике в ОКБ завода имени Лавочкина их первый аппарат под официальным названием "Космос-185" был запущен 27.10.1967 г. ракетой "Циклон-2А" конструкции Янгеля. Уже 1.11.1968 г. спутник "Космос-252" приблизился на расчетное расстояние к спутнику "Космосу-248" и осуществил первый успешный космический перехват. В августе 1970-го получен перехват космической мишени при работе полного состава штатных средств комплекса ИС, а в декабре 1972 г. завершились его государственные испытания. В феврале 1972 года правительственным постановлением была задана разработка комплекса ИС-М с расширенной зоной перехвата (для системы ИС этой зоной были орбиты высотой от 120 до 1000 км). В ноябре 1978 г. он был принят на вооружение, а ЦНИИ "Комета" приступил к разработке ИС-МУ для перехвата маневрирующих целей.Для управления спутником-перехватчиком был разработан командно-измерительный комплекс (КИП, КБ-1), состоявший из радиотехнического комплекса (РТК) и главного командно-вычислительного центра (ГКВЦ). В отношении построения РТК существовало два мнения, что было обусловлено сложностью определения траектории КА, который в режиме радиомолчания на низкой орбите облетал Землю за 55 минут. При этом в зоне видимости любой наземной РЛС спутник находился всего 10 минут, что было недостаточно для получения данных необходимой точности, а времени на засечки КА на последующих витках могло не оказаться.По одному из мнений, достаточно точно определить параметры траектории КА-цели на первом же витке можно было путем получения информации от большого количества узлов ОС на территории СССР. Однако это предполагало очень большой объем строительно-монтажных работ и соответствующих затрат. Поэтому был использован метод, когда в одном пункте крестообразно располагалось пять антенн (одна в центре и четыре по сторонам на удалении 1 км от центральной). Получаемый при этом допплеровский интерферометр обеспечивал достижение требуемой точности при значительно меньших затратах.В ходе работ по созданию СПРН было установлено, что одни и те же радиолокационные средства могут обеспечить определение траекторий ИСЗ и надгоризонтное обнаружение МБР противника. В результате было принято решение вернуться к варианту РЛС метрового диапазона ЦСО-П, предложенный ранее А.Л. Минцем. В это же время (декабрь 1961 г.) на Балхаше прошли автономные испытания этой РЛС, подтвердившие возможность ее использования в качестве базовой станции для построения системы ОС.Основанием для начала работ по созданию РЛС дальнего обнаружения (ДО) в 1954 г. явилось специальное решение Правительства СССР о разработке предложений по созданию противоракетной обороны (ПРО) Москвы. Ее важнейшими элементами считались РЛС ДО, которые на расстоянии нескольких тысяч километров должны были обнаруживать ракеты противника, головные части и с высокой точностью определять их координаты. В 1956 г. Постановление ЦК КПСС и СМ СССР "О противоракетной обороне" А.Л. Минца был назначен одним из главных конструкторов РЛС ДО и в том же году в Казахстане начались исследования отражающих параметров головных частей БР, запускаемых с полигона Капустин Яр.Основой системы ОС являлись два разнесенных на 2000 км узла, создающих радиолокационное поле, через которое должна проходить основная масса ИСЗ, пролетающих над территорией СССР. Ведущий узел ОС-1 в районе Иркутска решал задачи обнаружения и определения координат спутников с последующей передачей информации на командно-измерительный пункт (КИП, район Ногинска), предназначенный для распознавания объектов, определения степени их опасности и решения задачи перехвата.Вероятность обнаружения спутника уже на первом витке отвечала заданным требованиям, однако точность определения характеристик его траектории, с учетом возможной дальности действия головки самонаведения перехватчика, не превышала 0,5. Для ее повышения был использован двухвитковый метод, при котором "истребитель спутников" стартовал после первого прохождения цели над ОС-1, уточнявшего координаты ИС, а узел ОС-2 (Гульшад) уточнял координаты орбиты цели. Эти данные поступали на КИП, который обрабатывал их и в виде команд передавал на борт перехватчика для дополнительного маневрирования и выхода ИС в зону досягаемости его ГСН с целью последующего самонаведения и уничтожения КА противника. В этом случае вероятность поражения цели достигала 0,9-0,95.таким образом, узлы ОС-1 и ОС-2 должны были иметь станции типа полигонной ЦСО-П. С учетом известных характеристик этой РЛС каждый из узлов системы ОС должен был состоять из восьми секторных станций, интегрированная зона действия которых представляла собой веер в 160 градусов. В ходе дальнейших работ в составе узла ОС появилась новая (промежуточная) радиолокационная ячейка на базе двух РЛС "Днестр", объединенных общей ЭВМ и аппаратурой отображения, управления и технологического обеспечения.Строительство на узлах ОС-1 и ОС-2 началось весной 1964 г. и в том же году на Балхаше завершились испытания макета РЛС "Днестр", собранного на базе полигонного ЦСО-П. Первой испытанной радиолокационной ячейкой с РЛС "Днестр" стала ячейка №4 в Гульшаде, а в 1968 г. были приняты на вооружение еще 3 ячейки в Гульшаде и 2 в Иркутске. Первая очередь системы контроля космического пространства (СККП) в составе 8 ячеек с РЛС "Днестр" и 2 командных пунктов на узлах ОС-1 и ОС-2 в Иркутске и Гульшаде, была принята на вооружение и поставлена на боевое дежурство в 1971 г. Это позволило создать сплошной радиолокационный барьер протяженностью 4000 км с высотой обнаружения 200-1500 км в той зоне космического пространства, где проходило большинство космических аппаратов потенциального противника.Но уже в 1966 г. был разработан улучшенный вариант этой станции "Днестр-М". По сравнению с прототипом ее энергетика была увеличена в 5 раз, в 16 раз улучшена разрешающая способность по дальности, которая также возросла до 6000 км., а использование полупроводниковой аппаратуры, кроме передатчика, значительно улучшило показатели надежности и эксплуатационные характеристики. Поэтому все следующие ячейки системы ОС оснащались РЛС "Днестр-М", а принятые ранее модернизировались до его уровня. При этом высота обнаружения спутников возросла до 2500 км. В 1972 г. на обоих узлах были приняты на вооружение пятые ячейки с РЛС "Днестр-М", а все средства (ОС-1, ОС-2, ЦККП) были объединены в единую информационную систему в рамках отдельной дивизии разведки космического пространства.В 1974 г. на 5 ячейке узла ОС-2 была испытана РЛС "Днепр" (главный конструктор Ю.А. Поляк), являющаяся следующим поколением РЛС систем ОС и РО. Она имела существенно повышенные количественно-качественные характеристики, в связи с чем было принято постановление о доведении предыдущих станций РО и ОС до уровня нового изделия.В августе 1970 г., через 8 лет после принятия решения о создании РЛС "Днестр", на вооружение Советской Армии был принят комплекс раннего обнаружения (РО) атакующих МБР в составе командного пункта (КПК РО, Москва) и узлов РО-1 (Оленегорск) и РО-2 (Скрунда). В феврале 1973 г. принимаются на вооружение РЛС "Днестр" на узлах обнаружения спутников (ОС) Земли - ОС-1 (Мишелевка) и ОС-2 (Балхаш). Объединенная СПРН начала боевое дежурство в октябре 1976 г. с задачей обеспечения необходимой информацией о потенциально опасных МБР и спутниках для своевременного принятия решения на ответно-встречный удар.Комплекс РО-2 ("Скрунда") с модернизированной РЛС "Днестр-М" начал функционировать в 1969 г. Он осуществлял контроль воздушного и космического пространства над Западной Европой и Северной Америкой и обеспечивал время предупреждения о старте МБР в пределах 25 минут. РЛС "Днестр-М" (здание с излучателем высотой 40 м и две расположенные в ряд антенны приемника) располагалась на площади 1800 кв.м. Аналогично выглядел и комплекс РО-1 в Оленегорске.Непрерывное совершенствование существующих и разработка новых РЛС привела к тому, что на 4 узлах появились дополнительно станции "Днепр" и модернизировались существующие РЛС "Днестр" до уровня "Днестр-М". Были развернуты узлы с РЛС "Днепр" РО-4 (Мукачево) и РО-5 (Николаев) на Украине. Вблизи Москвы были развернуты две РЛС "Дунай-3" (Кубинка) и "Дунай-3У" (Чехов) для контроля северного и южного направлений. Объединенные в конце 1979 г. все станции в единую систему обеспечивали необходимой информацией практически на всех ракетоопасных направлениях
Бьётся в тесной печурке Лазо, На поленьях глаза, как смола...

Оффлайн Solo

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 3997
  • И бесплатнО отряд поскакал на врага...
    • Просмотр профиля
Re: Позиции ПВО (продолжение)
« Ответ #68 : 06 Май 2010, 01:17 »
.В 1972 г. на узле РО-2 ("Скрунда") началось строительство второй модернизированной РЛС раннего обнаружения "Днепр-М", которая в 1977 г. начала боевое дежурство. Параллельно с ее строительством была модернизирована первая РЛС "Днестр-М" до уровня "Днепр-М". В итоге к концу 1979 г. РО-2 имел две РЛС типа "Днепр-М", которая от РЛС "Днестр-М" внешне отличалась, в основном, приемной частью. Две разнесенные антенны общей площадью 900 кв. м. были расположены под углом 120 град. между собой. Аналогично выглядел и комплекс РО-5 (Николаев, Украина).Следующим этапом развития СПРН стала РЛС "Дарьял", разработка которой велась с условием обеспечения возможности ее совместной работы с существующими РЛС типа "Днестр" и "Днепр". Приемник и передатчик РЛС "Дарьял" были разнесены между собой на 1,5 км. Первое приемное устройство этой станции под названием "Волга" появилось в Оленегорске (1975 г.) и работало совместно с РЛС "Днестр-М", использовавшейся в качестве передатчика. Строительство РЛС типа "Дарьял" и "Дарьял-У" (улучшенная) планировалось в Скрунде (Латвия), Мукачево (Украина), Печоре, Енисейске, Мишелевке (Россия), Балхаше (Казахстан) и Габале (Азербайджан).В 1985 г. началось строительство радиолокационного комплекса РО "Дарьял-УМ", которая должна была стать третьей РЛС в Скрунде. Однако этот комплекс (антенна приемника 80х80 м, антенна передатчика 30х40 м), аналогичный РО-30 (Печора), по известным причинам не был построен. Параллельно с его строительством в 1985 г. началось создание новой РЛС типа "Волга" в Белоруссии (Барановичи) с целью контроля американских ракетных баз в ФРГ. Законсервированные работы были возобновлены в 1999 г. после событий на узле "Скрунда" и в начале 2003 г. станция заступила на боевое дежурство.После распада СССР были потеряны почти все станции типа "Дарьял". РЛС в Енисейске противоречила договору ОСВ-2, что было признано Россией, и ее строительство было прекращено. По требованию правительства Украины не было завершено строительство и узла в Мукачево. Строительство РЛС типа "Дарьял" в Мишелевке и Балхаше не завершилось по финансовым причинам. В мае 1995 г. американской фирмой Control Demolition Incorporated была взорвана и РЛС в Скрунде. В настоящее время из всех РЛС "Дарьял" действуют только станции на узлах РО-30 (Печора) и РО-7 (Габала, Азербайджан), которая по соглашению с правительством этой страны 99% времени работает только на прием.РЛС "Днепр-М" на узле РО-2 ("Скрунда") использовалась по назначению до 31 августа 1998 г. и 1 сентября того же года начались работы по ее демонтажу. После их завершения 19.10.1999 г. было подписано соглашение о передаче земельных участков, оставшихся инженерных сооружений и военного городка под юрисдикцию Латвии. В июне 2000 г. руководство Латвии, из-за отсутствия средств на содержание военного городка "Скрунда-2", приняло решение о его консервации.Для использования в составе узлов системы раннего обнаружения (РО) была принята РЛС метрового диапазона "Днестр", которая использовалась на узлах системы ОС. Однако принцип построения системы РО, а следовательно и количество узлов, определялся требованием создания, в идеальном случае, кольцевого радиолокационного барьера вокруг территории страны. Изначально было выбрано наиболее ракетоопасное северо-западное направление с узлами РО-1 (Мурманск) и РО-2 (Рига). В связи с определенными недостатками, связанных с дальностью действия, разрешающей способностью, помехоустойчивостью и др., строительство узлов РО-1 и РО-2, начатое в 1963 г., в 1964 г. было остановлено решением Министерства обороны. Однако после создания РЛС "Днестр-М" и выпуска "Дополнения к эскизному проекту изделия "Днестр", строительство объектов в Мурманске и Риге в 1965 г. возобновилось.Одновременно началось сооружение командного пункта раннего обнаружения (КПК РО) в подмосковном г. Солнечногорск. Необходимость его создания показали результаты полигонных испытаний станции, которая выдавала данные с низким уровнем достоверности и большим количеством ложной информации. В связи с низкими возможностями ЭВМ станций "Днестр" работа с такой информацией от 2 узлов РО непосредственно на центральном КП Генерального штаба была невозможна. Поэтому состав КПК РО был определен как двухмашинный комплекс с управляющей ЭВМ и ЭВМ обработки данных с системой передачи данных для связи с узлами РО. Кроме того, он оснащался несколькими табло отображения ракетно-космической обстановки и технического состояния систем, центральным пунктом управления и передачи команд на узлы и пультами операторов дежурной смены по числу узлов раннего обнаружения. Государственные испытания Мурманского узла завершились в августе 1968 г., Рижского - в январе 1969 г., а в декабре 1969 г. началась опытная войсковая эксплуатация комплекса силами дивизии раннего предупреждения.Если задача раннего обнаружения на северо-западном направлении в доступной степени была решена, то создание кругового обнаружения еще более обострилась в связи с ростом подводных ядерных сил США, которые были способны нанести удар с других направлений. Создание круговой системы было начато в конце июня 1967 г. и предусматривало строительство нового узла РО в Севастополе, наращивание узла РО-2 в Риге и узлов ОС в Иркутске и Гульшаде, средства которых также были включены в систему предупреждения, а также доработку к 1971 г. построенных ячеек с РЛС "Днестр-М" до характеристик разрабатывающейся в том время РЛС "Днепр". Дальнейшее постепенное наращивание системы раннего обнаружения осуществлялось строительством новых узлов РО в разных точках Советского Союза. В первой половине 1970 гг. было намечено и началось, строительство узла РО-5 с РЛС "Днепр" в Мукачево, узлов РО-30 и РО-7 с РЛС "Дарьял" в Печоре и Мингечауре соответственно.РЛС "Дарьял" с длиной волны 2 м начала проектироваться в 1969 г. на базе станции дециметрового диапазона для противоракетного проекта "Сатурн". Изначально предполагалось РЛС "Дарьял" разместить на несамоходной плавающей платформе (размерами 210х35-36 м) в бухте одного из островов архипелага Земли Франца-Иосифа, что давало существенный выигрыш во времени. Однако из-за высокой стоимости законченный в 1970 г. аванпроект был отклонен. Однако станция была создана, так как РЛС типа "Днестр" и "Днепр" уже исчерпали возможности модернизации и "Дарьял" могла их заменить.В начале 1971 г. на базе КПК РО в Солнечногорске был создан командный пункт системы предупреждения о ракетном нападении. Окончательно первый этап СПРН был оформлен 15.02.1971 г., когда приказом министра обороны отдельная дивизия противоракетного наблюдения заступила на боевое дежурство с задачей раннего обнаружения пусков баллистических ракет противника и оповещения о них вышестоящих командных пунктов.Дальнейшее наращивание возможностей СПРН предполагалось осуществить за счет разработки РЛС загоризонтной локации (ЗГ РЛС). Однако их разработка проходила еще с большими трудностями, чем средств надгоризонтного обнаружения. В первую очередь это было обусловлено принципами их работы - прямого и наклонно-возвратного зондирования. В первом случае передающая и приемная станции разнесены между собой. Широкий луч с передающей антенны, отражаясь попеременно от ионосферы и земной поверхности, доходит до приемной антенны. В случае пересечения луча стартующей ракетой, оставляющей за собой мощный след ионизированных газов, происходит его возмущение и ракета обнаруживается как бы "на просвет". При использовании принципа многоскачкового возвратно-наклонного зондирования отраженный от цели полезный сигнал очень мал, что обусловлено большими расстояниями, малыми размерами целей и рассеиванием энергии, а также сложностью его выделения на фоне различных помех. Один скачок луча, с учетом кривизны земного шара, составляет 70-300 км, что обусловлено высотой расположения ионизированных слоев атмосферы, от которых он отражается.Намного проще и строительство ЗГ РЛС прямого зондирования. Несмотря на проведение в США работ по созданию РЛС 2 типа начиная с 1950 гг., введенная в строй в 1968 г. система 441М была системой прямого зондирования. Этому способствовала возможность размещения передающих центров в зоне Тихого океана (3 из них в Японии), а приемных в Западной Европе. Серьезным недостатком ЗГ РЛС является невозможность определения дальности до места старта, количества м скорости стартовавших ракет при определении самого факта пуска и приблизительного направления на место старта. То есть в выдаче целеуказания системе ПРО система 441М не участвовала, а могла использоваться только для разведки и оповещения и выдавала сигнал о пуске ракеты за 30 минут до падения ее головной части на территорию США, а также могла обнаруживать наземные и воздушные ядерные взрывы. Работы в США по созданию ЗГ РЛС наклонно-возвратного зондирования в конце 1950-1960 гг. завершились несколькими образцами одно- и многоскачковых станций, но не вышли за рамки широкомасштабных опытов. Станции определяли атомные взрывы и старты ракет, а многоскачковая РЛС "Типии" через месяц после начала испытаний обнаружила вывод на орбиту нашего первого спутника Земли. Первая станция, которую наметили в качестве штатного средства системы ПВО/ПРО Северной Америки, АS/РР5-95, была разработана в 1968 году. В середине 1970-х в нескольких географических точках еще только шло строительство сооружений и монтаж оборудования этих станций.В СССР экспериментальную установку смонтировали в районе Николаева и в 1964 г. она впервые засекла ракету, стартовавшую с Байконура, на дальности 3000 км. На ней был проведен комплекс работ в рамках НИР "Дуга-1", после которых в 1970 г. там же начали строить опытную станцию сокращенного состава "Дуга-2" с размерами передающей антенны 200х110 м и приемной - 300х140 м. На опытном образце был отработан целый ряд вопросов по решению прикладной задачи загоризонтной локации (обнаружение факта массированного старта ракет, отображение на индикаторах траекторий их полета, выдача параметров движения одиночных и групповых целей, др.). Заводские испытания опытной станции прошли в 1972 г., в ходе которых все 4 зачетных старта ракет с Байконура были успешно обнаружены. Решение на строительство двух боевых радиолокационных узлов (головного РЛУ-1 в Чернобыле и РЛУ-2 в Комсомольске-на-Амуре с ЗГ РЛС "Дуга"), а также вынесенной приемной позиции "Даугава" в районе Мурманска на узле РО-1, было принято в январе 1972 года.На приемной антенне ЗГ РЛС с размерами 300х135 м было размещено 330 вибраторов длиной 15 м и диаметром 0,5 м каждый. Размеры передающей антенны составляли 210х85 м. В основном здании с фасадом 90 м длиной находилось 26 передатчиков величиной с двухэтажный дом каждый. По некоторым данным станция могла обнаруживать крылатую ракету "Томагавк" в момент ее старта с атомной подводной лодки в Атлантике. Чернобыльский РЛУ-1 в опытную эксплуатацию был принят в 1976 г., а заводские испытания закончились в 1978 г., одновременно с принятием на вооружение приемной РЛС "Даугава". В 1979 г. РЛУ-1 был поставлен на опытное дежурство, а в 1980 г. завершились государственные испытания РЛС "Дуга" на РЛУ-2 в Комсомольске-на-Амуре, который был поставлен на боевое дежурство 1982 г. Государственные испытания Чернобыльского узла в ноябре 1986 г. не состоялись из-за катастрофы на АЭС. Восточная ЗГ РЛС на РЛУ-2 была снята с боевого дежурства 14.11.1989 г. решением Министра обороны в связи с пожаром на узле и сокращением численности личного состава по ходатайству Главкома войск ПВО И.М. Третьяка.Заметным добавлением СПРН в конце 90 гг. явилось строительство и принятие на вооружение (1989 г.) РЛС "Дон-2Н" (Pill Box) в подмосковном г. Пушкино, заменившая станции типа "Дунай". Являясь стрельбовой станцией противоракетной обороны, она одновременно активно используется в системе предупреждения о ракетном нападении. Станция представляет собой усеченную правильную пирамиду, на всех четырех боковых сторонах которой размещены круглые ФАР диаметром 16 м для сопровождения целей и противоракет и квадратные (10.4х10.4 м) ФАР для передачи команд наведения на борт противоракет. При отражении ударов баллистических ракет РЛС способна вести боевую работу в автономном режиме вне зависимости от внешней обстановки, а в условиях мирного времени - в режиме малой излучаемой мощности.Многофункциональная моноимпульсная РЛС сантиметрового диапазона с крупномодульными фазированными активными антенными решетками "Дон-2Н" предназначена для обнаружения баллистических целей на высоте до 40000 км, их сопровождения (до 100 целей), определения координат и наведения противоракет (несколько десятков) при контроле воздушного пространства России и стран Содружества. Обеспечивая одновременный обзор всей верхней полусферы в зоне ответственности, она отличается высокой помехозащищенностью, адаптивностью к условиям обстановки, высокой информативностью, модульностью построения и высокой степенью автоматизации. Станция "Дон-2Н" входит в состав системы ПРО Центрального промышленного района А-135 и может использоваться в системах ПРН и ККП.В настоящее время из наземных средств обнаружения имеются: Печорский, Мурманский, Минский, Габалинский (Мингечаурский), Балхашский и Иркутский узлы; средства дальнего обнаружения из системы ПРО; основной и запасной КП СПРН с системой "Крокус". В начале 2002 г. был определен статус, принципы и условия использования узла РО-7 в Азербайджане, который используется Россией на правах аренды сроком в 10 лет и служит для ведения разведки космического пространства и отслеживания пуска БР на ближневосточном и центрально-азиатском направлениях. Не смотря на изменения и ряд потерь за последние десятилетия, после пуска станций "Волга" (Барановичи) и РЛС высокой заводской готовности "Воронеж" (пос. Лехтуси), Россия обладает необходимыми возможностями и контролирует потенциальные ракетоопасные направления.Источники: http://vs.milrf.ru; www.sistema.ru; www.fsvts.gov.ru; www.rpmonitor.ru; http://narod.yandex.ru; www.rti-mints.ru; http://vs.milrf.ru; www.fsvts.gov.ru; www.pvo.guns.ru; www.jst-ru.livejournal.com; www.pechora-portal.ru; www.weaponsas.narod.ru; www.psiterror.ru; www.nr2.ru; www.newsru.com; www.travelzone.lv; www.specnaz.ru; Владимир Мейлицев "ПРО: Системы раннего обнаружения".В статье представлены исторические материалы, полученные из открытых источников и опубликованных в информационных целях. Редакция не несет ответственности за поступки посетителей сайта, совершенных после ее прочтения. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответствующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.
Бьётся в тесной печурке Лазо, На поленьях глаза, как смола...

Оффлайн Solo

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 3997
  • И бесплатнО отряд поскакал на врага...
    • Просмотр профиля
Re: Позиции ПВО (продолжение)
« Ответ #69 : 16 Май 2010, 16:04 »
Зенитный ракетный комплекс С-500 будет создан на базе предшественника
Концерн ПВО "Алмаз-Антей" создаёт зенитный ракетный комплекс С-500 на базе ЗРК С-400 "Триумф". С-500 будет отличаться от С-400 меньшими размерами, энергоемкостью и "начинкой',в С-500 не будет увеличена дальность поражения целей.С-400 - это достаточно громоздкая, дорогостоящая, энергоемкая система, хотя по параметрам она достаточно эффективна,разработка С-500 завершится в 2015,будет применена РЛСна основе активной фазированной решетки, работающей в Х-диапазоне.Основу российской ПВО составляют соединения и части ПВО сухопутных войск и ВВС: С-300, С-400, Бук-М1, Тор-М1, Оса-АКМ и Тунгуска-М1.ЗРК С-500 предназначен для перехвата баллистических ракет с дальностью и скоростью полета до 3,5 тыс. км. и до 5 км в секунду соответственно. По заявленным характеристикам ЗРС С-500 должен обнаруживать и одновременно поражать до 10 сверхзвуковых целей на дальности до 600 км. http://www.arms-expo.ru/site.xp/049057054048124049053054053056.html

Бьётся в тесной печурке Лазо, На поленьях глаза, как смола...