Автор Тема: 44 стрелковый полк 42 СД  (Прочитано 47102 раз)

Оффлайн Adv1seR

  • Модератор
  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4533
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: 44 стрелковый полк 42 СД
« Ответ #100 : 11 Декабрь 2016, 18:32 »
Один из малоизвестных защ-ков БК:
Кулаков Виктор Васильевич - рядовой 44 сп
http://kasli-gazeta.ru/news/brestskuju_krepost_zashhishhali_i_zemljaki_kaslincy/2016-12-01-3777


День добрый. Спасибо за дополнение, это можно сразу в тему 44сп

Оффлайн КАЮР

  • Global Moderator
  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 2568
    • Просмотр профиля
Re: 44 стрелковый полк 42 СД
« Ответ #101 : 11 Декабрь 2016, 18:41 »
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=579509668

К Восточному форту нельзя было подступиться, ружейный и пулеметный огонь скашивал каждого приближающегося. Защитники Брестской крепости отстаивали ее до последнего. Многочисленному врагу наши воины противопоставили и силу своего оружия, и силу духа. Бойцы решили в ночь на 30 июня предпринять попытку прорваться из осажденной крепости к своим. Красная ракета стала сигналом к прорыву, но только несколько бойцов сумели прорваться через реку Мухавец, остальные погибли или были взяты в плен.

МДЯ...
С уважением , Алексей Котуленко.

Оффлайн сергей 59

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 123
    • Просмотр профиля
Re: 44 стрелковый полк 42 СД
« Ответ #102 : 12 Декабрь 2016, 14:38 »
Таранец Иван Степанович - рядовой 44 сп
стр.6-8
http://www.rulit.me/books/na-dorogah-vojny-read-397786-8.html

Оффлайн сергей 59

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 123
    • Просмотр профиля
Re: 44 стрелковый полк 42 СД
« Ответ #103 : 23 Март 2017, 17:12 »
МИНОМЁТЧИК КУЗНЕЦОВ. К 75-ЛЕТИЮ НАЧАЛА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ.



22 июня в нашей стране День памяти и скорби. Ведь на рассвете этого июньского дня 1941 года войска фашисткой Германии и её союзников перешли границу Советского Союза. Началась страшная и кровопролитная война, продлившаяся четыре года и унесшая жизни миллионов наших соотечественников.

Первый удар врага приняли на себя пограничные заставы и части Красной армии, расположенные в пограничной зоне. «Дневальный доложил мне, что слышал отдаленный гул самолётов, и я вышел послушать. Всё было верно, слышался… шум самолётов в северной стороне и гул удалялся с запада на восток. Через 15 минут… крепость превратилась в огненный ад, всё тряслось, как при землетрясении. Стёкла в окнах казарм вала (в 1 см. толщиной, с переплетенной внутри проволокой) выбило волной, и по казармам шумел вихрь-гул. Поднялась тревога, красноармейцы выскакивали из подразделений. Подана команда… «По тревоге выходить в свой парк…», - так после войны вспоминал об этих часах Илья Петрович Кузнецов.

Сам И.П. Кузнецов родился в деревне Ильинка Назаровского района Красноярского края, в семье кузнеца. Незадолго до войны семья Кузнецовых переехала в город Челябинск. Там, в Челябинске, Илья успел закончить три курса дневного отделения педагогического рабфака. Но по специальности поработать не пришлось - в октябре 1940 года он был призван в ряды  Красной армии.

Служить Илью Кузнецова определили в минометную батарею 44-го стрелкового полка 42-й дивизии 28-го стрелкового корпуса, входящую в гарнизон Брестской крепости. Командиром корпуса был генерал-майор В.С. Попов, а командиром полка - ставший уже легендарным после войны, один из руководителей обороны крепости майор Петр Михайлович Гаврилов.

«Наша батарея часто выезжала на полигон, где проводились занятия. Приводили орудие к бою, лошадей в укрытие, к отбою и так далее, занятия на лошадях, что необходимо и артиллеристу и кавалеристу. Мой первый расчет орудия, в котором 1-м номером был я, 2-м – Шиманский, 3-м - Иванов, Ездовой, Шапошников и другие, всегда отличались на боевых тактических занятиях - в быстроте, в переброске орудия на лошадях на новые позиции к бою…, политико-массовых мероприятиях. За стрельбу на стрельбищах полигона из трех осколочных мин поражены все точки, за что не раз мой расчёт получал благодарность от… командира 44-го стрелкового полка майора Гаврилова», - рассказывал о довоенной службе Илья Петрович.

Запомнился ему и его непосредственный командир Иван Дмитриевич Васильев. «Командир батареи лейтенант Васильев всегда был внимателен, спокоен, требователен. На занятиях по матчасти, тактике и военной дисциплине к каждому красноармейцу приглядывался, помогал. Васильев жил на квартире в городе Бресте, так как в самой крепости квартир не хватало. Мне часто, почти два раза в день, приходилось сопровождать  на лошадях верхом своего комбата из крепости в город, так как я был его личным ординарцем. У него была жена, маленький ребенок», - вспоминал Кузнецов. И только через много лет после войны И.П. Кузнецов узнал, что семья лейтенанта Васильева при отступлении из Бреста была выдана фашистам, как семья коммуниста и командира, и расстреляна.

Но это будет позже, а пока в начале июня 1941 года гарнизон Брестской крепости нес свою обычную службу. Много времени уделялось культурному досугу. Илье Кузнецову, как баянисту,  была поручена подготовка концерта художественной самодеятельности. Из воспоминаний Кузнецова: «…я имел свой баян, ходил в гарнизонный клуб, который находился в старой церкви, был освобожден от нарядов и других занятий, кроме матчасти, миномёта».

При этом, несмотря на внешнее спокойствие, все сильнее ощущались признаки надвигающейся войны.  Немцы по ту сторону Буга строили укрепления, маскируя их большим стадами согнанных коров, и систематически нарушали границу самолетами. 19 июня 1941 года рядовой Зайцев был ранен огнем немецкого самолета-нарушителя. В связи с тревожной обстановкой в пятницу 20 июня 1941 года командованием из крепости на совещание были вызваны начальник артиллерии полка, командиры погранзаставы и других подразделений. Временно исполняющим обязанности начальника артиллерии в крепости остался младший лейтенант Шелест.

Отважным и прямым человеком оказался этот младший лейтенант Шелест. По воспоминаниям Кузнецова 21 июня, в субботу, когда Шелесту принесли приказ об откомандировании из крепости 25 красноармейцев полковой артиллерии,  Шелест не выполнил приказ штаба дивизии. Сказал: «… сегодня или завтра будет война, а я орудия оставлю без расчётов. Я временно исполняющий обязанности начальника артиллерии и приказ выполнить не могу». В этот же вечер, на всякий случай, к артиллерийским подразделениям по его приказу была привезена кинопередвижка и установлена на улице, тогда как раньше артиллеристы ходили смотреть кино в  гарнизонный клуб. И отбой был сделан позднее, чем всегда.

А на рассвете началась война и полковую легкую артиллерию вывели из крепости. «Помню, как сейчас, Шелест сидел на коне с шашкой в руках подавал команду, прицел-угломер такой-то, по фашистам огонь; беглым огнём. Наша артиллерия открыла первая огонь. И после – тяжёлая артиллерия била из города Бреста и снаряды с шумом проносились через нас и взрывались по ту сторону Буга, уничтожая артиллерийские точки противника», - вспоминал о своем первом бое И.П. Кузнецов.

Вскоре командир 1-го взвода миномётной батареи сержант Никулин послал Илью и красноармейца Шиманского в казематы своего подразделения за винтовочными патронами, выданными несколько дней назад. При входе в крепость их взгляду открылась страшная картина: в воротах, которые  выходят в город Брест, было всё загромождено разбитыми орудиями, повозками, тачанками, войсками, раненые валялись на шоссе, слышны были крики о помощи, много было убитых красноармейцев и командиров. Раненые лошади бились в упряжках. Все это пытались убрать с шоссе бойцы, чтобы войска могли выйти из крепости на свои оборонительные пункты. 

Тогда И.П. Кузнецов еще не знал, что  в центре наступающих на Брестскую крепость немецких войск была 45-я пехотная дивизия, сформированная в горах Верхней Австрии, недалеко от родины Гитлера, личный состав которой был настроен очень фанатично. В ней насаждался культ личной преданности фюреру и особой миссии, выпавшей на её долю. Дивизия уже участвовала в польской и французской кампаниях, и ей был дан приказ взять крепость с ходу.

Вот почему дивизию прикрывал 2-й воздушный флот, насчитывающий свыше 1600 боевых самолетов. Она была усилена и 2-й танковой группой генерал-полковника Гейнца Гудериана, штурмовыми частями и осадной артиллерией. Только на участке 45-й дивизии, кроме собственно дивизионной артиллерии, насчитывающей 12 батарей, в том числе и 3 тяжёлых, был сосредоточен 4-й химический полк особого назначения, насчитывающий 9 тяжёлых батарей. А также 2 дивизиона мортир, 9 мортир калибром 210 мм, несколько новых сверхмощных установок  системы «Пюр» калибром 540-600 мм, стрелявших снарядами весом в 1250-2200 кг. Кроме того, 45-ю дивизию своим огнем поддерживала артиллерия  12-го армейского корпуса и артиллерия 4-й армии.

Но взять Брестскую крепость с хода не удалось. Несмотря на ураганный артиллерийский обстрел, интенсивные бомбардировки и пулемётный огонь с самолётов, большие потери, защитники крепости продолжали сопротивляться. «Несколько снарядов угодило по нашему парку, убило 15-20 бойцов, часть лошадей повредило и несколько орудий», - такую обстановку застали в своем подразделении Кузнецов и Шиманский возвратившись из крепости.  Вскоре их снова отправили за патронами. Однако, добравшись до расположения  полка и набрав патронов, им не удалось вернуться, так как мост через реку Муховец уже ожесточенно обстреливался немцами, и по нему не было никакой возможности перебраться на другую сторону.

Тогда Кузнецов и Шиманский присоединились к группе раненых красноармейцев, оказавшихся в полуразрушенных казармах 44-го стрелкового полка. Красноармейцы эти, под командованием сержанта Кухты, также были отправлены лейтенантом своей роты за боеприпасами и оружием. Вместе с ними Кузнецов и Шиманский доставили на один из  оборонительных пунктов три ящика винтовочных патронов, ящик гранат, автоматные патроны и станковый пулемёт. Кузнецов представился лейтенанту, доложил, что выполняя приказ командира взвода, они оказались отрезаны от своего подразделения. Лейтенант пожал им руки, назначил Кузнецова командиром отделения.

Из воспоминаний И.П. Кузнецова: «…гитлеровцы вновь шли психической атакой, в опьянённом виде, напором в штурм, строча из автоматов и пулемётов шквальным огнём, стараясь придать нам страх. Наш лейтенант хотел связаться с обороной, которая располагалась в расположении 333-го стрелкового полка в северо-западной стороне. Трижды посланные связные не вернулись. Связь установить оказалось невозможно. Немцы бросали все новые и новые подкрепления  из-за Буга, переправляя свои войска на понтонных лодках». Защитники крепости своим огнём топили лодки, не допуская высадки, но немецкая атака продолжалась и продолжалась.     

Одновременно противник продолжал ожесточённый обстрел из орудий и миномётов.  С воздуха на укрепления  обрушивались многотонные бомбы, бочки с горючей жидкостью. Горели склады с одеждой, распространяя удушливый дым, люди задыхались, хотелось пить, но достать воды было невозможно, обстреливался каждый сантиметр берега, а о еде никто не думал. Красноармейцев было трудно узнать, лица почернели, заросли колючей щетиной, глаза провалились, из трещин на губах текла кровь. Между собой люди мало разговаривали, понимали друг друга по движению руки или взгляда.

Обозлённые многочисленными неудачами атак, немцы ввели в действие танки и штурмовые орудия. Некоторым танкам удалось прорваться к Тереспольским воротам, где находилось центральное укрепление. Танки подходили вплотную и били в упор по гнёздам амбразур. Тогда в бой вступали наши пехотинцы и артиллеристы. Из 45-мм пушки один из танков был подбит на мосту Тереспольского укрепления. Завертевшись на одной гусенице, он рухнул в реку Буг.

В ходе непрекращающихся боев на 3-4-е сутки обороны снова на советский  берег к Тереспольским воротам прорвались немецкие танки. Кузнецову, Шиманскому и неизвестному пограничнику удалось подорвать два танка, при этом пограничник погиб. Еще один танк уничтожил командир отделения с двумя красноармейцами.  Однако танковая атака продолжалась. Илья Петрович вспоминал: «…крупный танк прошел к стене ворот и бил прямой наводкой по нашим оборонительным объектам. Из моей группы большую связку гранат с вала бросил на танк красноармеец Кириченко – башня задымилась, орудия танка замолчали, вышли из строя. Вторую связку бросил я и Шиманский, но танк двигался и шёл на правый фланг, танк дымился. Произошло то, что мы не ожидали, придя в сознание от временной контузии, я увидел, что двигается еще танк, несмотря на то, что в него летели связки гранат, тогда навстречу ему поднялись младший сержант Кухта и два пограничника со связками гранат – они бросились под танк. Произошел страшной силы взрыв, он разметал вокруг себя на несколько метров землю, на месте танка зияла глубокая воронка, а искорёженный танк на боку в яме…Попытка овладеть Тереспольским укреплением провалилась. …А в вечерние часы затишья над Бугом прогремел оглушительный взрыв. Мы поняли, что какой-то смельчак взорвал мост, соединяющий западный и восточный берег реки Буг. Немцы возобновили с невероятной силой артиллерийский и миномётный обстрел. Канонада продолжалась почти всю ночь, но на утро крепость продолжала жить».

На 5-й и 6-й день обороны вновь возобновился воздушный налёт на крепость. «Бомбы бросали крупного калибра, была проведена сильная артиллерийская подготовка из сверхмощных орудий «Тор». Стены казематов от крупных бомб и снарядов рушились… Одновременно гитлеровцы применили миномёты и огнемёты, сбрасывали вторично бочки с горючим с самолётов… крепость превратили в лаву огня, от жары и гари, едкого дыма горели наши остальные склады. На оборонительных пунктах оставаться было совершенно невозможно. Мы сразу же спускались в подземные казематы, в укрытие. После этого гитлеровцы бессчетно раз шли штурмом, укрывая землю своими трупами…Зелёные мундиры в чёрных касках …. откатывались лавиной назад, падая на своих собратьев», - так описывает эти дни Кузнецов.

И опять штурм Тереспольских ворот, ожесточенные рукопашные бои, в результате которых укрепление переходило из рук в руки. Противник все бросал и бросал пехоту и танки. Один из них – огромный танк с десантом двигался прямо в ворота. Молодой командир, пришедший недавно в крепость со школы, был решителен, отважен и бесстрашен. Он сказал Илье: «Вот последние тебе две связки гранат, больше гранат нет. Старайся, Кузнецов попасть как можно ближе к уступу входа ворот, а мы огнём будем отвлекать противника». Кузнецов пробрался за крепостной вал, залёг в одной дыре в 10-12 метрах от дороги и забросал танк гранатами. Произошёл оглушительный взрыв. Кузнецова спасла стена, за которой он скрывался.   

Гитлеровцы обстреливали всю местность миномётами и огнемётами, не давая возможности отряду, в котором находился Кузнецов, установить связь с другими оборонительными пунктами Кобринского и Холманского укреплений. Но они знали, что не одни, так как доносилось временами русское «Ура», смешанное со стрельбой.

Но вскоре вести бои на поверхности оказалось невозможно. Подразделению Кузнецова пришлось уйти внутрь, в казематы крепости. Создалось очень тяжелое положение. Все меньше и меньше становилось бойцов  – многие умерли от ран, многие погибли. Да и среди находящихся в строю было много легкораненых. Бойцы без пищи, воды, нехватки воздуха валились с ног. Не хватало патронов, а гранат, мин и снарядов вообще уже не было. К тому же в результате обстрелов амбразуры постоянно заваливались грудами кирпича и железа. Особенно тяжело было раненым, на которых страшно было смотреть  - почерневшие лица с запечёнными кровью губами, оборванные, голодные, умирали, стонали, прося помощи, но оказать помощь нечем, не было ни пищи, ни медикаментов, ни воды.

Несмотря на такое отчаянное положение, защитники крепости продолжали держать оборону. И только когда из сводного отряда, в котором воевал Илья Кузнецов, осталось шесть человек, было принято решение пробиваться из крепости. Но как? Решили, что Кузнецов и сержант Ижинбаев, знавший немецкий, переоденутся в немецкую форму, которую взяли у убитых офицеров. Так как мундиров было всего два, остальные должны были изображать советских военнопленных, которых конвоируют немцы. В ночь на 2 июля 1941 года красноармейцы вышли из крепости и им удалось пройти через немецкие посты.

Начался переход через занятую врагом территорию. Кто-то из товарищей Кузнецова ушел в разведку и не вернулся, кто-то, как сержант Ижинбаев, погиб. Таким образом, Илья оказался один. Вскоре его схватили немцы и направили в Брест, в лагерь для военнопленных. По дороге он сбежал, опять скитался по лесам, скрывался в затерянной в лесу деревне. Там попытался создать партизанский отряд, подобрал двух товарищей, они достали оружие. Но первая вылазка закончилась провалом, и их схватили, отправили в лагерь, он опять бежал и опять скрывался в белорусских и украинских деревнях. 

В апреле 1943 года Илье Кузнецову удалось установить связь с партизанами из отряда имени Сталина, входящего в партизанское соединение дважды Героя Советского Союза А.Ф. Федорова. Сначала собирал для них нужные сведения, а потом вступил в отряд миномётчиком, стал командиром минометных расчетов отряда, участвовал во многих операциях. Только в одной из них партизанские миномётчики под командованием И.П. Кузнецова уничтожили 5 артиллерийских орудий и 28 машин противника.

После войны Илья Петрович вернулся в Красноярский край в родную Ильинку. В середине 1970-х годов познакомился с красными следопытами красноярской школы №86, которые под руководством своего учителя  Ивана Ивановича Соколова собирали сведения о партизанах и подпольщиках – уроженцах Красноярского края и направил им свои воспоминания. В настоящее время материалы, собранные И.И. Соколовым, находятся на хранении в КГКУ «Государственный архив Красноярского края» и позволяют сохранить память о наших земляках, достойно защищавших свою родину. Среди них и имя Ильи Петровича Кузнецова – миномётчика, партизана, героя обороны Брестской крепости.

Ведущий архивист
КГКУ «ГАКК»
В.В. Чернышов

Оффлайн magilus

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 2981
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: 44 стрелковый полк 42 СД
« Ответ #104 : 23 Март 2017, 17:54 »
Ололо.. Ну и бред...
Кто этот автор?..

Оффлайн mikado 5448

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 1957
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: 44 стрелковый полк 42 СД
« Ответ #105 : 23 Март 2017, 18:12 »
Цитировать
Ололо.. Ну и бред...
Кто этот автор?..

Угу,смешались в кучу кони,люди ! Дальше "танков у Тереспольских ворот" читать не стал !
Более смахивает на продукт от литобработчиков мемуаров 70-х годов:там все дивизии-элитные,огонь-шквальный,атаки -пьяные немцы с автоматами "от пуза" и т.д.

Оффлайн sam43

  • Участник проекта
  • Сообщений: 968
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: 44 стрелковый полк 42 СД
« Ответ #106 : 24 Март 2017, 09:10 »
Нда... наколбашено...

Оффлайн сергей 59

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 123
    • Просмотр профиля

Оффлайн Nomitus

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 1168
  • С техникой проще... она не просит есть!
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: 44 стрелковый полк 42 СД
« Ответ #108 : 02 Июль 2017, 13:12 »
Самое интересное в публикации- 7 бронемашин из 84 орб( Северный городок), ведь до сих пор мы знаем точно о трёх с политруком Мухиным в бою под Чернавчицами.Если публикуемые данные точны, то начинает открываться тайна "исчезнувшей" техники из Северного городка.
Я знаю, что ничего не знаю...