Автор Тема: Попытки прорывов из крепости  (Прочитано 2520 раз)

Оффлайн Юрий32

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 2479
    • Просмотр профиля
Re: Попытки прорывов из крепости
« Ответ #10 : 05 Октябрь 2016, 21:01 »

сержант Горчаков Владимир Дмитриевич

Горчаков В.Д.(84 сп):
"...Наконец был дан приказ к прорыву. Наша группа была должна идти в первую очередь, пробивая дорогу остальным. Выбрав момент, мы кинулись через мост в атаку. Близко подпустили нас немцы, а потом хлестнули пулеметными и автоматными очередями. Противоположного берега никто не достиг. Примерно из 40 человек осталась в живых небольшая горстка (всего человек 5). Чудом уцелел и я, прыгнув в воду реки Мухавец с моста. Оставшиеся в живых вернулись обратно к исходному рубежу. Стали искать выход, Пробовали связывать лестницу из нар и изорванных простыней, чтобы протянуть ее под мостом в тени от ракетного освещения и по ней ночью перебраться через реку. С этой лестницей один солдат перебрался на другой берег реки, но закрепить лестницу ему не удалось. Он был убит немцами, а лестница уплыла по течению. Пробовали переправляться через реку другим способом. От противогаза снимали гофрированные трубки, соединяли их и думали под водой переходить речку, дыша через удлиненную трубку с коробкой противогаза, которая плавала на поверхности. Но добравшись на ту сторону, люди погибали под ураганным огнем противника...".


красноармеец Агагулян Арцвик Тигранович

Агагулян А.Т.(84 сп):
"...Несколько раз мы пытались прорваться через Брестские ворота, но немцы поставили на валах пулеметы и никто пройти не смог. Мы ждали, что к нам придут на помощь, ждали армию и из крепости не уходили, хотя кольцо было не очень прочным и прорыв удался бы. Потом немцы подтянули силы и крепость оказалась в таком окружении, что прорывы были неудачными. Были пробные перебежки через мост к Бресту, в ночное время, через канал – безуспешно, только были убитые, потому что стратегически место немцев было удачно: крепость как на ладони была в их руках (т.е.земляной вал вокруг крепости). Немцы занимали земляной вал – Кобринский и Волынский. Был лейтенант, который пытался проскочить через мост на мотоцикле - заводил и с разгона через Трехарочные ворота и мост. Это перед рассветом. Он проскочил мост, но метров 15 за мостом обстрел и он с мотоциклом свалился...".


красноармеец Милькевич Сергей Емельянович

Милькевич С.Е.(84 сп):
"...Мы пробовали перебраться через канал на противоположную сторону, но ни днем, ни ночью сделать это было невозможно, так как противник резал перекрестным огнем из соседних зданий, занятых им. Много полегло в этом канале наших бойцов, хотя и на этой стороне спасения не было, там также отдельные участки были заняты немцами...".


лейтенант Терещенко Иван Александрович

Терещенко И.А.(333 сп):
"...До 16 часов 24 июня мы отбивали атаки вражеской пехоты. Примерно в 17 часов я получил приказ: с группой бойцов - 25-30 человек пробиваться из крепости и идти на соединение со своими частями. Конечно, мы не знали, что они уже далеко за Брестом. Группа рассчитывала перейти мост через реку Мухавец у Трехарочных ворот, укрыться там, а ночью, под покровом темноты преодолеть вал, который, как нам было известно, усиленно охранялся гитлеровцами, блокировавшими крепость. Вечером двинулись в путь. Ползком вдоль стены кольцевой казармы добрались до моста. Броском пробежали Трехарочные ворота, и в тот самый момент, когда ступили на проезжую часть моста, справа ударил пулемет. Пули просвистели совсем рядом. Часть бойцов залегла. Некоторые повернули назад, а я с несколькими бойцами продолжал бежать, пытаясь выйти из зоны обстрела. Здесь меня ранило. Я свалился с моста и упал на берег реки. Когда пришел в себя, то увидел, что рядом со мной лежит красноармеец, тоже раненый. Решили пару часов переждать, собраться с силами, а затем перебежать дорогу и вдоль нее по кустам двигаться вперед. Так и сделали. Добрались до здания санчасти, которая стояла на перекрестке дорог. Рядом - дом, за ним сарайчик. Забрались в него, решили дождаться, когда совсем стемнеет. Наступила ночь. Мы поползли в сторону вала, правее дороги, ведущей к Северным воротам. Были уже у цели, и вдруг - пулеметная очередь. Стреляли трассирующими пулями. В нескольких местах мы пытались пересечь вал, но всюду попадали под огонь гитлеровцев. Уже ночь на исходе, нужно было искать укрытие. Хорошую службу сослужило нам большое ветвистое дерево, рухнувшее, по-видимому, во время артобстрела. Тут замаскировались и стали вести наблюдение...".



Култышев И.И.(455 сп):
"...26 июня (прим.- 24 июня) прикрывал группу прорыва, работал у пулемета. В ночь на 28 июня (прим.- 25 июня) решили выходить из крепости, нас было 8 человек. Разделили патроны, пришлось по 8 штук на брата. Ночью спустились к берегу Мухавца, перебрались через реку. Прошли уже метров 400 и тут по нам открыли минометный огонь. Мою винтовку разбило осколком. Впереди был земляной вал. Мы забрались на него и двинулись по верху. Я бросил последнюю гранату в набегавших фашистов, почувствовал, что ранен в руку. Кровь текла обильно. Ребята приостановились, поджидая меня. Я понял, что задерживаю их и прыгнул в какое-то отверстие. Немцы забросали дымовыми шашками, я потерял сознание, был пленен...".

Оффлайн Юрий32

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 2479
    • Просмотр профиля
Re: Попытки прорывов из крепости
« Ответ #11 : 05 Октябрь 2016, 21:19 »

красноармеец Васильковский Евгений Михайлович

Васильковский Е.М.(455 сп):
"...После того, как лейтенант Виноградов с группой бойцов ушел в прорыв, мы оставлены были для прикрытия их. После чего действовали самостоятельно, нас оставалось около 20 человек вместе с ранеными. Последний день в крепости нас осталось 7 человек, полуживых, голодных, боеприпасов не было уже два дня. Мы, остатки бойцов и командиров, решили идти в прорыв к 8 форту, чтобы не попасть им на издевательство. Мы с криком "Ура!" выскочили из-под развалин и бросились в Мухавец, где они встретили нас огнем. Некоторым из нас удалось прыгнуть в Мухавец. Большим течением меня занесло к северной части крепости в камыш, вскоре сюда занесло Курешова. Немного передохнув, мы стали выползать на землю под вал (прим.- ПКТ-143). По нам открыли огонь, раздался взрыв вблизи и дальше ничего не помню. Очнувшись, я увидел неразборчиво Курешова, сидящего и вокруг стоящих с автоматами немцев. Меня ранило в руку и оглушило, так я попал в плен...".

Серпионов И.Е.(455 сп):
"...В ночь на 28 июня (прим.- 25 июня) пытались группой в 40 человек форсировать Мухавец, но гитлеровцы открыли огонь. Был ранен и утром пленен...".

Клименко П.А.(455 сп):
"...27 июня (прим.- 24 июня) удалось собрать еще один сводный отряд, состоявший из 350-400 человек. На этот раз решили днем не прорываться: для фашистов это не было неожиданностью, и попытки пресекались. Воспользовались немецкой педантичностью: напали вечером, во время ужина. Удалось пробить коридор в системе блокады. Я командовал правым флангом отряда. Через этот коридор выводили части и раненых. В первый момент немцы были в замешательстве, но позже организовали сильнейшее сопротивление. Это была бойня. Обе стороны несли огромные потери. Выйти по этому коридору удалось единицам. Я был в их числе. Хоть немцы и открыли огонь по маленьким группам, которым удалось вырваться из огненного плена, погони не было. Убегали по заболоченной местности. Я сумел собрать отряд из 17 человек. Вместе мы стали продвигаться на восток, к своим...".

По сведениям Р.Гшопфа за 25 июня убитые во 2 пб 135 пп снова из 7 пехотной роты. И вероятно двое погибших роты - следствие отражения ночного прорыва. Число раненых вермахтовцев неизвестно.

ДЕНЬ 25 ИЮНЯ - "ШУГУРОВСКИЙ ПРОРЫВ".

Донесение командира 130 пп в штаб 45 пд от 25.06.1941 года:
"...14.00. 3 пехотный батальон занимается захоронением погибших русских восточнее крепостной ж/д станции Цитадель-Баннхоф...".



Согнанные местные жители, под немецкой охраной, собирают павших красноармейцев в месте прорыва в ночь с 23 на 24 июня. Захоронением в ближайших канавах и воронках занимаюся и те, кто не смог прорваться - наши военноппленные. Убитых много. Работы ведутся и в последующие дни. А тем временем сводная группа вновь готовится к прорыву. По сути это самый дерзкий прорыв. Немецкие солдаты 2 пб 135 пп на ПКТ-143, а силы 45 разведотряда на гребне ПКТ-145. Расстояние между противоборствующими минимальное. Вероятно именно на внезапность и сделали ставку комиссар Фомин и капитан Зубачев.

Суточное донесение 81 сб в штаб 45 пд за 25.06.1941 года:
"...Попытки врага вырваться из окружения по северному мосту расстраивались, при этом был ранен командир (оберст-лейтенант Масух)...".


красноармеец Шугуров Алексей Климентьевич

Шугуров А.К.(75 орб):
"...25 июня полковой комиссар Фомин вызвал меня из Белого Дворца и дал мне приказ: cобрать всех разведчиков, если кто на посту подменить и сделать все возможное, чтобы найти выход из крепости. Мной были собраны все не раненые нашего батальона 45 человек, подменив их другими на укреплении. Совместно обсудили обстановку и положение наше, решили сделать прорыв. Согласились все. Решили переходить мост через Мухавец двумя потоками. С первым шел я, а потом по моему сигналу или сообщению идут на помощь нам остальные, а часть форсирует реку Мухавец. Для того, чтобы решиться на это, я обратился к полковому комиссару 84 сп с этим предложением. Ответ получил такой: "Мы все погибнем. Попытайтесь сделать прорыв". После этого мы стали готовиться к действию. У нас были винтовки и по четыре патрона к ним, у меня - наган. Все участники защиты обеспечили нас саперными лопатами, боеприпасами и частично питанием. Нам были переданы остатки патронов, гранат. Мне удалось собрать около 85 человек. Прикрывали нас из окон казармы наши товарищи. В 4 часа вечера первым через мост побежал я, за мной Сазонов, Васильев, Александров и другие. Несмотря на обстрел, мы первую задачу выполнили удачно. Перебравшись через вал, нам открылась большая видимость. Метров за 400-500 от нас были расположены комсоставские дома. Один дом был занят немцами, а во втором находились наши офицеры. Когда нас заметили в этих домах, то немецкий солдат выбежал из дома с фашистским флажком, в этот момент мы заметили красный флаг и взрыв гранаты. Фашист был сражен. Когда некоторые из нас начали стрелять по окнам, откуда высматривали фашисты, они в свою очередь открыли огонь по нам. Немецкие наблюдатели быстро обнаружили нас и открыли ураганный огонь по нам, были высланы даже самолеты. Двигаться дальше нашей группе было немыслимо. Было решено окопаться. Часов в 5 вечера, в тот момент, когда я давал сигнал второй группе двигаться к нам, мне угодила пуля в грудь навылет с поражением правого легкого. Я хорошо сознавал, что двигаться нельзя. Сознание меня не покинуло. Поэтому я прижал рану на спине сильно к земле. Этим задержал кровотечение, а вход пули зажал рукой. В таком состоянии пролежал более трех часов. Командование я передал сержанту Сазонову, а связного Донского послал доложить обстановку полковому комиссару Фомину. Часов в 10 вечера, когда стемнело, меня подобрал Александров, который сделал мне перевязку и утащил в укрытие (пекарню), где мы пробыли два дня. Я был уже как труп. С меня сняли гимнастерку и забинтовали грудь белым полотном. Утром 27 июня к нам прибежали трое. Один из них выдал себя за лейтенанта, хотя знаков различия не было. Он обратился ко мне, как мы попали сюда, что случилось со мной. Позаботился достать воды, которую трудно было взять, хотя река была рядом. Когда немцы окружили наше помещение, то этот же лейтенант предложил кончать бесполезную защиту и сдаться. Я выйти не мог и товарищи вытащили меня. Всех раненых отправили в госпиталь в Брест-Литовск...".


красноармеец Возяков Роман Антонович

Возяков Р.А.(75 орб):
"...Четвертый день - после обеда в казарме, где группировка Фомина держала оборону, Шугуров собрал нас в вестибюле второго этажа перед уголком. Нас было около 40-45 бойцов и младших командиров из нашего разведбатальона: бойцы мотострелковой роты, кавэскадрона, танковой роты и несколько бойцрв бронероты. Из младших командиров были - старшие сержанты Васильев, Сазонов, Александров и младший сержант Трунов. Перед нами выступил комиссар Фомин. Его выступление было коротким. Он говорил, что связи с нашими войсками, находящимися вне крепости (мы это восприняли с войсками, идущими к нам на помощь), у нас нет. Поэтому нам он поставил задачу найти выход из крепости, чтобы выводить оставшихся бойцов из крепости и присоединиться к нашим наступающим войскам. Мы, отдельными, небольшими группками, стали выходить из казармы и скапливаться под Трехарочными воротами. Нам предстояло перебежать мост через Мухавец. Нас поддержали с казарм пулеметным огнем бойцы 84 стрелкового и 33 инженерного полков. Комсорг Шугуров нам поставил задачу: группа бойцов, которая вперед перебежит мост, должна занять позицию на близлежащем валу и открыть огонь в сторону Северных ворот, а остальная группа как перебежит мост, должна перебежками двигаться к валам и фортам в сторону города Бреста, где кончаются крепостные валы, а за валами сухой дол, то есть нет водной преграды (это мы знали еще до войны, там часто у мотострелковой роты, где служили Шугуров и я, бывали тактические занятия). Мы, короткими перебежками, из Трехарочных ворот, перебежали мост через Мухавец и низиной у самой воды добежали до вала, было человек 10-12. Часть бойцов залегли на валу справа и открыли огонь, а остальная часть побежали по берегу реки Мухавец дальше. Мы должны были огнем отвлечь немцев и тем самым помочь нашим выйти. Шугуров стоял на валу во весь рост, ему еще старший сержант кладовщик Александров говорил: "Не стойте так". Немцы наверное подумали, что это командир и "кукушка" его сняла. Он был ранен в плечо, сквозное пулевое ранение. Мы были на валу минут 20. Потом побежали догонять остальных. Шугуров остался вместе с Александровым. Его старший сержант Александров вытащил в армейскую пекарню. Мы - Сазонов, Васильев, Трунов, Михеев и несколько раненых бойцов из кавэскадрона хотели перебежать к комсоставским домам через плац, а затем через Восточные ворота вырваться из крепости. Когда мы миновали пекарню, вышли на открытую площадку, нас обстреляли со стороны вала из минометов. У нас появились раненые. Раненые стали отползать к реке. Убитые и тяжелораненые остались там. Я нагнулся оказывать помощь (перевязывать) раненому бойцу из кавэскадрона. Немцы в это время усилили огонь из минометов и меня осколком легко ранило в правую кисть. Я с раненым вместе стали отползать тоже к реке. Раненые уже стали переплывать реку, с ними и я переплыл реку, и обратно вернулись в район обороны. После нас еще вернулись раненые (где плыли, а где переходили вброд). Помню, что был с нами повар батальона Михеев, были бойцы мотострелковой роты. Прорывались мы днем, после обеда. Старший сержант Сазонов участвовал при попытке прорыва. Но только он оказывается с группой раненых бойцов раньше меня переплыл Мухавец, а 7 бойцов (Золотарев еще бойцы кавэскадрона раненые) переплыли позже их...".

Оффлайн Юрий32

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 2479
    • Просмотр профиля
Re: Попытки прорывов из крепости
« Ответ #12 : 05 Октябрь 2016, 21:26 »

старший сержант Сазонов Александр Епифанович

Сазонов А.Е.(75 орб):
"...На пятый день войны (прим.- на четвертый день) мы попытались пробиться из окруженной крепости в Брест и соединиться с частями Советской Армии, которые стояли в Бресте. Это было под командованием среднего командира в пограничной форме. Переплыли Мухавец и в земляных перевалах, в лощинах, нас встретили фрицы сверху самолетом, снизу очень сильным минометным огнем. Очень много мы потеряли здесь наших бойцов и нас захватили в плен...".


красноармеец Доценко Владимир Иванович

Доценко В.И.(6 сд):
"...26 июня (прим.- 25 июня) решено было с боями прорвать вражеское кольцо и уйти в лес. Для этой цели свормировали группу из добровольцев 75 разведбатальона, которая должна была быстро форсировать Мухавец, закрепиться на противоположном берегу и дать возможность переправиться основному отряду. Во второй половине дня бойцы начали операцию. Бросок был настолько дерзким, что гитлеровцы вначале растерялись. А когда опомнились, открыли ураганный огонь из всех видов оружия. Бойцы были уже у цели и приняли неравный бой. Многие из них погибли. Погиб и отважный комсорг (прим.- Шугуров не погиб). Сам я был тяжело ранен. Бой длился до самого вечера. С приближением сумерек нас окружили и уничтожили почти всех. Лишь несколько раненых, потерявших сознание, врагу удалось взять в плен. Пленен был и я...".



Примакин В.С.(84 сп):
"...26 июня (прим.- 25 июня) после второго и третьего ультиматума немцев о прекращении сопротивления, что если защитники до 20.00. не сложат оружия, то они от крепости не оставят камня на камне. К этому времени здание казармы было разрушено до подвалов. Личный состав располагался в подвалах и в окопах возле реки Мухавец (ближе к казарме). Командованием было принято решение группами прорываться из крепости. После полудня, около 2-3 часов дня, три группы, примерно, по 60 человек в каждой, под общим командованием старшего сержанта или старшины мотомехроты (не в защитной, а в серой гимнастерке), фамилии не помню (прим.- Шугуров А.К.), дерзким броском вплавь начали форсировать рукав Мухавца в сторону Брестских ворот. Первая пулеметная группа пошла по мосту от Трехарочных ворот, но почти полностью была уничтожена. Две другие вплавь. В третьей группе вместе с товарищами Швайко и Трофимцем находился и я. Вначале атака для немцев была неожиданной, но вскоре ожили их пулеметные точки на валах противоположного берега. Бросившись в воду сходу вместе с Швайко, мы начали плыть к противоположному берегу. За спиной у меня была винтовка образца 1891 года. Через плечо полная противогазная сумка винтовочных патронов, в карманах две гранаты "лимонки". В этой переправе не стало Швайко, нашего Васи Теркина. Его могилой стала река Мухавец. На противоположном берегу я встретил Трофимца. Он с пистолетом в руках шел в рядах атакующих. На крепостном валу подавили три пулеметные точки противника. Опрокинув немцев, отряд стал накапливаться в левом и правом бетонных капонирах, находящихся в этом месте (прим.- ПКТ-145). Я попал в левый капонир. Здесь под прикрытием бетонных навесов бойцы приводили себя в порядок. Протирали и очищали от песка оружие, готовили к бою гранаты. Здесь мы увидели первый труп нашей женщины, по-видимому жены офицера. Женщина была одета в меховую шубку, убита в голову. Тогда невольно пришла в голову мысль: фашисты это могут сделать с матерью, сестрой, любимой. От злости и ненависти к врагу крепче сжимались пальцы рук, держащих оружие. В атаку! С боем прорвали первое кольцо осады и двинулись в направлении на Брест к внешнему валу. На подступах к нему, над нами закружился чуть не цепляя колесами немецкий самолет-корректировщик. Фашисты накрыли группу ураганным артиллерийско-минометным огнем. Атака на внешнем валу захебнулась. Группа была рассеяна и почти уничтожена. Пришлось ночевать в нишах крепостных валов и в наспех отрытых окопах. В полузабытьи я провел ночь в яме для телеграфного столба, невдалеке от небольшого кирпичного здания. Из-за контузии я не смог следовать за товарищами. Теряя сознание, мучаясь жаждой, в полузабытье, в нишах и окопах вала я провел еще две ночи. Во второй половине дня 29 июня (прим.- 28 июня) я был пленен группой фашистов, в какой раз штурмующих крепость. После удара прикладом по голове, с полдесятка дюжих фашистов с засученными рукавами, за ноги вытащили меня из окопа. Я лежал на спине и смотрел в глаза фашистам. Три ножевых штыка скрестились над моей грудью. Молил об одном: "Скорее, скорее же кончайте!". Штыки с груди убрали. Я сел, немцы вывернули все карманы, содержимое выбросили. Винтовку ударом приклада о камень - сломали. Под конвоем одного из них, то прыгая на одной ноге, то падая, поднимался и медленно где шел, где полз в их логово с негодованием к себе и отвращением к врагу...".



Стаховский М.Ф.(84 сп):
"...25 июня политрук дал приказ пробраться через Мухавец к своим. Под пулеметным огнем преодолел реку, два дня скитался вокруг крепости, искал выход к своим, но попал в плен к фашистам...".

Неизвестно, удалось ли защитникам сбить с вала ПКТ-145 солдат Паннвица и те в спешном порядке удрали к Кобринским воротам, либо они закрепились в западной части вала ПКТ и ожесточенно отстреливались. Исходя из данных Р.Гшопфа за 25 июня потери убитыми 45 разведотряда составили трое разведчиков. И скорее всего убиты они в ходе отражения прорыва на ПКТ-145. Примечательно, что все трое из разных рот (экадронов). Можно предположить что фон Паннвиц направил на ПКТ "сборную солянку", что оказались под рукой. Либо это были отобранные специалисты своего дела - лучшие стрелки, снайпера и т.п. Количество раненых фашистов неизвестно. Несмотря ни на что вечером 45 разведотряд вновь на ранее занятой позиции.

НОЧЬ 25-26 ИЮНЯ - "БЕЗЫСХОДНЫЙ ПРОРЫВ".

Сведений об этом прорыве мало. Но он несомненно имел место. Люди до последнего надеялись прорвать кольцо блокады. Но все положение находилось под жестким контролем с высоты ПКТ-145 солдатами фон Паннвица.



Солозобов В.С.(84 сп):
"...Через сутки группа защитников решила сделать еще одну попытку прорваться. На этот раз подготовка была хлопотливее, так как большинство бойцов не умело плавать. Люди находили себе деревянные изделия и доски. Комиссар Фомин некоторых, не умевших плавать, стал отговаривать, предлагая обождать. Ночью также рвались снаряды, не умолкали пулеметные очереди, беспрерывно светили ракеты. Но и эта наша попытка не привела к желаемым результатам: многим не удалось доплыть даже до середины реки. Нас оставалось теперь совсем мало. Настроение было у всех подавленное. Днем стало известно, что сегодня, когда стемнеет, командиры штаба и легкораненые пойдут на прорыв. Я был рад, только бы ближе к цели: или прорваться из окружения, или погибнуть. Вражеский обстрел с каждым часом усиливался. Мины пробивали потолок обоих этажей. Наступил вечер. Мы, человек 20, расположились по обе стороны окна. И вот капитан Зубачев сказал, что идет докладывать комиссару. Через несколько минут они вошли. Мы ждали команды. Все были напряжены до предела. Наше внимание сосредоточилось на окне и воде. Сколько мы так стояли - 10, 20 минут, а может и больше - не знаю. "Отставить атаку, товарищи, всем занять оборону", - сказал совсем тихо комиссар. Все были подавлены, чувствовалась какая-то растерянность. Вместе с остальными просил разрешения у комиссара и капитана пойти в последнюю атаку через ров, Фомин исходя из обстановки запретил (прим.- штаб и легкораненые должны были следовать за основной группой прорыва)...".

Вологин Н.П.(18 обс):
"...Когда женщины с детьми стали выходить с поднятым белым флагом (прим.- 25 июня), все сразу стихло. Воспользовавшись этим затишьем, я стал быстро готовить свою группу для форсирования реки в районе инженерных казарм. Некоторые бойцы не умели плавать, для них мы подготовили небольшие плоты, изготовленные из крышек столов. Ночь. По условным сигналам мы вышли из казарм и незаметно подошли к берегу реки. В этом месте берег реки зарос кустарником. Несколько бойцов уже поплыли, как вдруг над нами взвилась ракета. Открылся сильный пулеметный огонь. Многие не достигли берега, погибли. Оставшиеся вернулись в казарму...".

Коханский И.С.(84 сп):
"...26 июня 1941 года организовали прорыв через реку Мухавец, но он не удался. Очень много погибло...".

Зыков В.Ф.(455 сп):
"...Мы решили перебраться на другой берег реки и были пленены...".



Донесение 45 ро в штаб 45 пд от 26.06.1941 года:
"...Ночью была отбита попытка прорыва, предпринятая неприятелем в районе дивизиона (отряда). При этом было убито примерно 25 русских...".

Из ночного боя 45 разведотряд вышел без потерь - расстреливать с высоты вала обессилевших, практически безоружных людей не требует особого воинского мастерства. Прорывы закончились. Наступал последний день сводной группы. Цитадель истекала кровью...

Онлайн Oleg 75

  • Модератор
  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 3519
    • Просмотр профиля
Re: Попытки прорывов из крепости
« Ответ #13 : 05 Октябрь 2016, 22:37 »
Юрий, спасибо!

Оффлайн Adv1seR

  • Модератор
  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4563
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Попытки прорывов из крепости
« Ответ #14 : 06 Октябрь 2016, 00:29 »
По-моему никто ещё не делал настолько серьезный разбор именно разных прорывов с привязками по датам и по персоналиям. У меня честно говоря абсолютный бардак по этому поводу, т.к. воспоминания не совпадают с карточками, немецкие тексты не всегда совпадают с фото и вообще всё это сливается в некое общее "были прорывы". А тут буквально по часам и по группам.
Большое спасибо! Тут нужно время, читать внимательно, вдумчиво и с проверкой по карточкам. Может что-то добавлю на тех кого нет в ОБД   

Онлайн magilus

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 3121
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Попытки прорывов из крепости
« Ответ #15 : 06 Октябрь 2016, 00:31 »
Отличная работа!
Так а Виноградов шел ночью 23-24 или вечером 24?

Оффлайн Исследователь

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 3688
  • Незадолго до ДМБ-86-осень
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Попытки прорывов из крепости
« Ответ #16 : 06 Октябрь 2016, 01:15 »
Уважаемый коллега, очередная Ваша работа заслуживает всё той же самой оценки от её читателя - "Отлично!!!"
С уважением - К.Б.Стрельбицкий

Оффлайн сергей 59

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 167
    • Просмотр профиля
Re: Попытки прорывов из крепости
« Ответ #17 : 06 Октябрь 2016, 05:46 »
Впечатляет! Как всегда на своём уровне.  Юрий,спасибо

Оффлайн Gurock

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 5782
  • Забудем мы - забудут нас...
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Попытки прорывов из крепости
« Ответ #18 : 06 Октябрь 2016, 05:55 »
В воспоминаниях смущает словосочетание " не умели плавать",а ,судя по фото,воды в реке было ну совсем не для плавания.
"Надо шаг за шагом, страницу за страницей писать подлинную историю своей страны. Почему? Потому что быть гражданином страны нельзя, не зная ее истории"

Оффлайн Юрий32

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 2479
    • Просмотр профиля
Re: Попытки прорывов из крепости
« Ответ #19 : 06 Октябрь 2016, 06:02 »
Отличная работа!
Так а Виноградов шел ночью 23-24 или вечером 24?
Похоже его попытка прорыва была начиная с полудня и длилась до темноты 24 июня.