Автор Тема: 62-й Брестский УР  (Прочитано 131189 раз)

Оффлайн Quaid

  • Посетитель
  • Сообщений: 30
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: 62-й Брестский УР
« Ответ #360 : 08 Май 2020, 07:41 »
-продолжение-
23 июня 1941 г.
Ранним утром 23 июня 1941 г. батальона достиг следующий приказ:
Усиленный 2-й батальон 461-го пп, после начала атаки 9-го корпуса, продолжает наступление на Мощену Крулевску и соединяется с дивизией, идущей на восток.
Около 05:00 ч. на КП батальона проводится краткое совещание командиров рот. Около 06:00 ч. противник сосредоточил сильный артиллерийский огонь по плацдарму, предположительно, огонь ведется из района Анусина. Дивизион немедленно начинает престреливаться, а затем сосредотачивает огонь на районе восточнее Анусина. Вражеский огонь возобновляется через короткое время и ложится очень близко к КП батальона. Бронепоезд срочно вызван по радио с задачей разведать обстановку в районе западнее железнодорожной линии. Так же 5-я и 7-я роты восточнее железнодорожной линии на своих участках проводят разведку против Мощены Крулевской и бункерного холма.
Разведгруппа 5-й роты продвинулась к шоссе Мощена Крулевска – Анусин и получила сильный пулеметный огонь с полевых позиций севернее шоссе. При поддержке артиллерии разведгруппа снова отступает. Раненых можно спасти. 7-я рота достигает бункерного холма и атакует занятый бункер [ДОТ Гончарова Порфирия Григорьевича]. Гарнизон небоеспособен из-за применения ручных дымовых гранат. Этот бункер подорван вечером. Разведгруппа постоянно охраняет холм и предотвращает повторное занятие бункеров.
Бронепоезд продвигается к Семятичам и получает массированный огонь ПТО из бункеров восточнее и западнее железнодорожной линии на высоте железнодорожного переезда [знаменитое "подбитие бронепоезда"]. Несмотря на 3 прямых попадания в кабину, бронепоезд достигает моста собственными силами. Машинист локомотива и его помощник ранены. Усиленный огонь ПТО теперь на железнодорожном мосту. Тяжелый взвод ПТО, 1 бронеавтомобиль и 1 2-см зенитка установлены и используются для борьбы с обнаруженным противотанковым бункером [ДОТ "Светлана"]. В ответ на это огонь врага утихает. Можно предположить эффективное подавление бункера. Шума боя из района 9-го корпуса не слышно. Ситуация с левым соседом по запросу дивизии не ясна. Попытка соединиться с левым соседом по южному берегу Буга не удалась. Разведгруппа сообщает о занятии врагом местности у Турна Дуже (русский погрангородок).
Во второй половине дня 23 июня 1941 г. было относительно тихо. Отдельные пулеметные очереди по плацдарму из района западнее железнодорожного переезда. Дальнейших потерь нет.
Восточнее железнодорожной линии позиции плацдарма укреплены. Даже вечером от левого соседа не слышен шум боя.
Примерно в это же время КП дивизии находится в районе Адамово-Застава. Из района Мощона Крулевска и бункеров севернее него можно услышать огонь пулеметов и ПТО. Чтобы прояснить ситуацию, командир с командиром саперной роты связываются с дивизией. Задача батальона:
«Батальон продолжает удерживать плацдарм».

24 июня 1941 г.
24 июня 1941 г. примерно в 02:30 ч. 01 доставляет в батальон следующий приказ дивизии:
1) Враг держится на оборудованных бункерных позициях холмистой местности севернее Мощены Крулевской до Анусина.
2) 472-й пп, которому подчинен усиленный 2-й батальон 461-го пп, используемый на Фроноловском плацдарме, защищается против врага в укрепленном районе с наименьшим возможным применением сил.
Нападение противника на дорогу Радзивиловка – Адамова Застава должно быть предотвращено всеми средствами. На Фроноловском мосту севернее Буга остаются только силы, достаточные для предотвращения минирования и взрыва железнодорожного моста.
После установления полного контакта с правым соседом (472-й пп) из-за обнаруженного противника батальон остается на позициях плацдарма в предыдущей численности.
День 24 июня 1941 г. прошел очень спокойно. Вечером создается впечатление, что противник оставил бункеры.
Предположение подкрепляется тем фактом, что бронепоезд смог отступить без обстрела, и ремонт рельсов мог быть выполнен беспрепятственно. Разведка в течении ручья Мощена, который протекает к северу от железной дороги, обнаруживает, что полевые позиции очищены.
Вечером командир лично связался с 472-м пп. 25 июня 1941 г. 472-й пп собирается с 05:00 ч. атаковать бункеры по обе стороны дороги Мощена Крулевска – Анусин, уничтожить их и очистить занятый противником район. 472-й пп не дал нашему батальону никакого приказа. Тем не менее, батальон принимает следующие меры:
1)   7-я рота зачищает через Слепой холм до дороги Мощена Крулевска – Анусин, придерживаясь железнодорожной насыпи.
2)   Западнее железной дороги против Олендры и Анусина развернуты 1 танк с штурмовым взводом бронепоезда и 2 штурмовые группы 6-й роты.
1 взвод 3-й саперной роты (мот.) ночью переходит к 472-му пп для подрыва бункеров всеми доступными взрывчатыми веществами.

25 июня 1941 г.
Около 02:30 ч. офицер связи 472-го пп доставил батальону следующие намерения полка на 25 июня 1941 г.:
2 батальона восточнее Мощены Крулевской по обе стороны дороги Радзивиловка – Анусин нацелены для атаки на бункеры. 1 батальон, идущий с севера, продвигается по обе стороны от Мощены до Масковичей. Атака двух вышеупомянутых батальонов начинается в 05:00 ч.
На рассвете 2-й батальон 461-го пп силами усиленной роты занимает бункерный холм и ожидает наступления 2-го батальона [472-го пп] (Кизинна) с севера. Назначенная на 25 июня 1941 г. разведка, усилена продвигающейся по мосту пушкой, которая должна действовать непосредственно против бункеров западнее железной дороги.
1 танк под командованием обер-лейтенанта Винтерберга и штурмовая группа бронепоезда продвигается по приказу до уровня бункерного холма и остается там. 6-я рота выдвигает разведку к западному выезду Олендры.
Примерно в 07:50 ч. батальон Кизинны с севера подошел к дороге Мощена – Анусин. Связь между двумя батальонами была установлена вскоре по радио.
Бронеавтомобили и взвод Вальтера, предполагая, что сейчас идет атака на бункеры западнее железнодорожной линии, самостоятельно продвигаются по дороге по направлению к Анусину. Шум боя западнее железнодорожной линии нарастает. 1 штурмовой взвод 6-й роты доведен до высоты железнодорожного переезда (дом железнодорожного сторожа), чтобы позже его можно было использовать южнее шоссе.
Правая рота батальона Кизинны, западнее железнодорожной линии, попадает в огонь бункера, расположенного между железной дорогой и шоссе [АПК у ст. Семятичи], и остается там. Напористой хваткой двух саперов роты гауптмана Крафта, с помощью гранат, которые они вставили в амбразуру и в ствол пушки бункера, удалось заставить гарнизон сдаться. Сдаются 9 русских солдат и 2 комиссара [помимо них там попал в плен и вскоре скончался некий раненый в шею командир, возможно - капитан Постовалов]. Бункер оснащен двумя 7,5-см пушками.
В то время как правая рота (5-я рота 461-го пп) оставлена для непосредственной охраны моста, 7-я рота 461-го пп, которая ранее располагалась на бункерном холме, рассредоточена восточнее железнодорожной линии южнее шоссе для последующей атаки в направлении Анусина. 6-я рота 461-го пп правым взводом ведет разведку против бункера непосредственно западнее железнодорожной линии, южнее шоссе и успешно атакует его. После полудня этот бункер подорван, так же, как и вкопанный непосредственно у бункера танк. Развернутая из Олендры штурмовая группа 6-й роты 461-го пп продолжает продвигаться к южной части Анусина, чтобы помочь атаке бронеавтомобилей и сделать ее более эффективной.
Огневую поддержку оказывают части батальона западнее железнодорожного моста. Артиллерийская поддержка в настоящее время невозможна, так как к Анусину приближаются собственные части.
Попытки батальона наладить контакт с 472-м пп потерпели неудачу. Около 09:00 ч. сообщается о сильной занятости противником многочисленных домов, южной части Анусина и полевых позиций в лесу западнее него. Вскоре после этого приходит донесение от танков, которые продвинулись к Анусину:
«Я с штурмовым взводом лежу под сильным пулеметным и винтовочным огнем непосредственно восточнее Анусина. Бронеавтомобили больше не способны передвигаться самостоятельно».
Из батальона, чтобы освободить застрявшие перед южной частью Анусина штурмовые группы, в район Олендры подтягиваются 1 группа тяжелых пулеметов и 1 группа тяжелых минометов. Штурмовой взвод обер-лейтенанта Винтерберга получил приказ отступить на Масковичи. 3-й дивизион 293-го ап с 13:00 ч. сосредотачивает сильный огонь (дымовая завеса и разрывные) на Анусине и высоте 211. Под прикрытием этого огня оба штурмовых взвода отходят и около 16:00 ч. достигают железнодорожного моста.
Во время этих сражений командир [батальона] отправляется за дивизионным приказом на командный пункт 472-го пп и получил от г-на командующего следующий приказ:
     1)   Враг держит бункеры по обе стороны железнодорожной линии у Семятичи.
     2)   Усиленный 2-й батальон 461-го пп остается в районе Фронолова до тех пор, пока в ходе операций штурмовых групп не уничтожит все объекты противника.
     3)   Связь с дивизией осуществлять по радио.
Во время отсутствия командира руководство батальоном принял гауптман Крафт.
Батальон после радиосообщения командира возвращается на прежнюю позицию плацдарма. Около 19:30 ч. командир объявил командирам рот новые задачи батальона.
Для охранения моста остаются:
           7-я рота с приданным взводом ПТО
           1 группа тяжелых пулеметов
           1 батарея.
Остальные части должны в ночь на 26 июня через Ослово подтянуться вслед за КП батальона (Сыпане-Горы). 2-й дивизион 293-го ап без 1 батареи, 2-я рота 252-го дит и обоз в ходе ночного марша через Забужье достигают Мельника и Радзивиловки.
« Последнее редактирование: 08 Май 2020, 07:50 от Quaid »

Оффлайн Quaid

  • Посетитель
  • Сообщений: 30
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: 62-й Брестский УР
« Ответ #361 : 08 Май 2020, 07:49 »
-продолжение-
26 июня 1941 г.
Около 06:00 ч. основные силы батальона достигли нового района сосредоточения. 6-я рота немедленно принимает охранение отдельных занятых противником бункеров, и предотвращает потери от [действий] противника.
Для реализации новой задачи батальону придана 1 батарея 8,8-см зенитных орудий.
Попытки взорвать занятый [гарнизоном] бункер [ДОТ "Вольный"] в предыдущие дни не завершились успехом. Гауптман Крафт в следствии этого намерен уничтожить этот бункер эффективным подрывом. Гарнизон, несколько раз призванный покинуть бункер, выказал негативное отношение.
Пока готовится подрыв бункера, батальон намеревается исследовать 2 других объекта и одновременно отдает приказ о деятельности на следующий день. Разведка сталкивается с двумя незанятыми укреплениями, которые находятся очень близко к занятому бункеру. Эти укрепления подрывами приведены в небоеспособное состояние. Занятый бункер подрывается зарядом в 150 кг и выжигается горючей жидкостью. Доступ к внутренней части бункера после подрыва невозможен, так как входная дверь не может быть открыта. Гарнизон этого бункера, несмотря на то, что несколько дней пробыл в ловушке, сражался героически.
Около 19:30 ч. чтобы принять полосу прибыл командир 293-й дивизии. Батальону приказано присоединиться к дивизии.

27 июня 1941 г.
Около 04.00 ч. первые части 293-й дивизии достигают оперативного района батальона. Замена частей, используемых западнее Радзивиловки, заканчивается в 09:00 ч., а оставшиеся на мосту части заканчивают в 20:00 ч.
В дни использования усиленный батальон в целом уничтожил:
                          6 вражеских танков,
                          8 бункеров, из них 4 занятых и
                          2 вкопанных танка.

Потери составили:
                              офицеры   унтер-офицеры и рядовые
Убиты……………………            1                          7
Пропали без вести                                        1
Ранены…………………            4                          23

Запряженные лошадьми повозки батальона, которые использовались для перевозки раненых из сборного пункта в воинскую часть, доказали свою ценность.
Части, подчиненные батальону для захвата моста, отлично зарекомендовали себя.
Железнодорожные саперы ночь за ночью на немецкой части железнодорожного моста готовились и собирались абсолютно предотвратить его подрыв.
Комендант бронепоезда и его люди с их лихой смелостью сделали много для разведки и борьбы с противником и предотвратили дальнейшее усиление и занятие укреплений.
Саперная рота за несколько недель работы улучшила подъездные пути, в которых срочно нуждался батальон для получения боеприпасов и организации переправы. Уровень воды и текущая скорость течения в точках форсирования измерялись ежедневно. Наибольшие физические усилия на плечах этих людей были в дни перед вводом в действие и в начале боев. Их задачей была не только переправа войск с помощью надувных лодок, они должны были заграждением продолжать укреплять позиции плацдарма и подрывать бункеры.
Рота истребителей танков отличилась, в частности, тем, что она, несмотря на труднопроходимую местность, следовала со своими орудиями за штурмовыми группами, продвигая их ручной силой. Благодаря успешному подавлению вражеских танков доверие стрелков к их оружию было укреплено и батальон мог спокойно противостоять дальнейшим атакам.
2-й дивизион 252-го ап тщательно разработал план огня для поддержки захвата [Фроноловского моста] и последующего перехода к обороне. Артиллерийская команда связи и передовые наблюдатели, которые находились в непосредственном контакте с ротами, быстро и успешно подавляли распознанные цели, не предоставив им возможности вести огонь.
Особую роль в бесперебойном взаимодействии между частями, подчиненными батальону, и вышестоящими инстанциями сыграли приданные телефонные и радиотехнические части отряда связи. Именно благодаря им о каждом изменении [положения] немедленно становилось известно и соответствующие меры могли быть приняты. Несмотря на тяжелый речной кабель, сразу после прокладки его через Буг связь КП батальона со всеми частями была восстановлена.
Группе захвата [моста] было поставлено достаточно боеприпасов, чтобы в любое время даже самая сильная контратака могла была быть отбита.

(подпись)
Гауптман, командир батальона

NARA, T-315, Roll 1748, f.299-310

Оффлайн Quaid

  • Посетитель
  • Сообщений: 30
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: 62-й Брестский УР
« Ответ #362 : 08 Май 2020, 07:56 »
2. ВЫДЕРЖКА ИЗ ЖУРНАЛА БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ КОМЕНДАНТА БРОНЕПОЕЗДА № 29 ОБЕР-ЛЕЙТЕНАНТА ВИНТЕНБЕРГА
Выдержка из журнала боевых действий бронепоезда № 29

21 июня 1941 г. Миньск-Мазовецки
Ближе к вечеру мне позвонили и сообщили, что боеприпасы (первоначальное снаряжение) в 23:45 ч. должны были прибыть в Варшаву. Я попросил автобазу из Миньска забрать их на автомашинах. Последний грузовик с боеприпасами прибыл в 07:30 ч. В течение ночи экипаж получил необходимые пулеметные патроны. От железнодорожного строительного батальона я узнал, что загрузка должна происходить на станции в ночь с 21 на 22 июня. Я пытался получить от армии приказ на начало движения. Транспорт был подготовлен к отъезду.
Согласно плану, я должен покинуть Миньск в день X-1 в 16:04 ч. В это время транспорт покинул станцию без приказа на начало движения. Прибытие на станцию перед Платерувом – 18:56 ч. Оттуда по телефону в Платерув поступает запрос о том, свободна ли станция, то есть покинул ли станцию русский маневровый локомотив. После 20:00 ч. ожидаемая новость наконец-то пришла, и я позволил поезду двигаться вперед. По прибытии немедленно началась загрузка вооружения поезда и бронирование локомотива.

22 июня 1941 г. Платерув
Вскоре после полуночи пришло следующее донесение от 2-го батальона 461-го пп: Бронепоезду №29
    1.)   По прибытии на железнодорожный переезд Чебзин телефонное донесение и установление связи.
    2.)   Час Y – 03:15 ч.
    3.)   При предотвращении подрыва по телефону передается ключевое слово «Зеленый свет».
Если ничего не удастся, по телефону передается ключевое слово «Красный свет».
подписано Кинастом
Гауптман и командир батальона
Те, кто занимался загрузкой вооружения вагонов и бронированием локомотива, делали почти невозможные вещи. Я выжимал последнее из людей. Я был готов придерживаться отведенного времени при любых обстоятельствах. Крайний срок отъезда – 03:00 ч. Чтобы выполнить свою задачу, я покинул ст. Платерув в 03:00 ч. в следующих условиях. Бронеплиты локомотива иногда крепились только самыми необходимыми винтами, двери кабины водителя были только установлены [не закреплены], экипаж едва успел бросить свое оборудование в вагоны, а последние взбирались уже во время движения. 2 вагона, которые еще не были загружены и сошли с рельсов, я оставил. Поезд, таким образом, состоял из 1 ударного вагона, 1 танкового вагона, локомотива и 2 пехотных вагонов. Я поехал через дорожный переезд Чебзин с максимально возможной скоростью и прибыл туда в 03:14 ч. Телефонист уже встретил меня с донесением: «Зеленый свет», немедленно трогайтесь! После семи минут езды я добрался до моста через Буг, по которому проехал на медленной скорости. Мне подали следующее донесение: командиру бронепоезда №29
    1.) Подъезжайте аккуратно, ничего не найдено.
    2.) В противном случае, выполняйте указания.
    3.) Дальнейшее использование по запросу.
Под охраной поезда пехота 2-го батальона 461-го пп перешла мост. В конце моста русская колея была перекрыта бревном. Я сломал шлагбаум тараном поезда. Я сразу же открыл огонь по таможне справа от железнодорожной насыпи. Тем самым я содействовал продвижению 2-го батальона 461-го пп. Когда я обнаружил, что пехота достигла приграничного села, я двинулся вперед к путепроводу над шоссе Анусин – Мощена Крулевска, примерно в 1,5 км от моста через Буг. Колея была заблокирована загруженным русским деревянным поездом, около 80 вагонов.
04:30 ч. Просьба 2-го батальона 461-го пп: «Преодолеть Мощена – Анусин».
После того как я приказал экипажу локомотива в случае огня ПТО или артиллерии немедленно отступать, я вышел из поезда, чтобы определить, было ли лежащее в углублениях шоссе свободно от врага, в то время как бронепоезд из-за деревянного поезда не мог продвинуться по мосту. Когда я вышел на шоссе навстречу выехал русский танк. Командир танка открыл люк, и я уложил его из карабина. Бронетехника развернулась.
04:42 ч. Я сразу же велел высадить две группы и доложил: «Масковичи – вражеская бронетехника». Между тем, поддерживая 2-й батальон 461-го пп поезд продолжал обстреливать укрепления справа от железнодорожной насыпи. Так как 2-й батальон 461-го пп достиг поставленных целей, сформировал плацдарм, а огонь противника утих, после того как 2 группы поднялись на борт, я вернулся на базу, чтобы забрать оставшиеся вагоны бронепоезда, заправленные топливом и боеприпасами. Затем мы выдвинулись прямо к шоссе Анусин – Мощена Крулевска. Я снова велел высадить штурмовую группу. Она заняла шоссе. Я пытался столкнуть деревянный поезд, но это не сработало.
Прикрываемый пулеметом и двумя рядовыми я шел вдоль поезда, ликвидируя всевозможные препятствия его движению. При этом справа мы постоянно получали огонь пехоты. В конце поезда я нашел тормозной башмак, который убрал. Затем мы отступили. Тем временем спустившаяся пехота уничтожила 2 вражеских бронемашины.
07:43 ч. От бронепоезда: «Вражеские бронеавтомобили – шоссе Мощена – Анусин. Наша пехота подбила один».
08:23 ч. От бронепоезда: «2 вражеских бронеавтомобиля подбиты».
08:31 ч. От бронепоезда: «3 вражеских бронеавтомобиля подбиты».
Теперь я попытался продолжить толкать деревянный поезд, что получилось после нескольких попыток. Так как я больше не подвергался вражескому огню, я позволил штурмовой группе подняться и продолжил движение на Семятичи.
09:20 ч. От бронепоезда: «Семятичи свободны от врага»
Я велел двум группам спуститься и обнаружил, что противник восточнее Семятичи отходит. Поскольку железнодорожная ветка от S. поднимается, деревянный поезд больше невозможно толкать.
09:25 ч. От бронепоезда: «Враг отступает восточнее Семятичи».
«Колея заблокирована грузовым поездом».
09:35 ч. Бронепоезду: «Сообщите, что происходит по обе стороны севернее фабрики Семятичи, в лесу севернее Анусин – Мощена Крулевска. Идите на запад не далее 1500 м севернее фабрики Семятичи».
Я возглавил штурмовую группу и прочесал лес. Машинист локомотива получил от меня приказ при огне ПТО или пехотных орудий немедленно отступать.
09:52 ч. От бронепоезда: «В лесу севернее Семятичей 14 вражеских бронеавтомобилей, донесение следует».
10:30 ч. От бронепоезда: «14 вражеских бронеавтомобилей в лесу севернее Семятичей небоеспособны. Брошенный вражеский лагерь. 50-57 вражеских палаток и бараков для войск, танков и лошадей».
10:32 ч. Бронепоезду: «Где бронепоезд? Немедленно сообщите».
10:33 ч. От бронепоезда: «Бронепоезд в Семятичах. 1000 м восточнее Семятичей 3 брошенных бункера. У фабрики – лагерь подземное хранилище топлива».
Переведя стрелки, я частично отодвинул деревянный поезд на боковые пути, чтобы освободить маршрут. Чтобы определить, где находился противник, чтобы оградить плацдарм от неожиданностей, я двинулся вперед. Так как последний дизель я заправил утром, я подал следующее донесение [11:07 ч.]: «Немедленно доставить дизель в Платерув».
11:40 ч. От бронепоезда: «Бронепоезд в Маколсвичи».
В дальнейшем на нашем пути русские выводили вперед войска на грузовиках слева от железнодорожной насыпи. Насколько я мог, я стрелял в грузовики, преследовал их огнем, убивал и разгонял экипажи. Иногда противник сопротивлялся.
12:09 ч. От бронепоезда: «До Мощены Панской подожгли 6 грузовиков с войсками, развернулись назад, 7 человек ранены, 12 пленных».
Мне пришлось прекратить поездку из-за нехватки топлива. На обратном пути я почти не испытал огня. Гарнизон плацдарма моста приветствовал бронепоезд при его возвращении, тем более что мы представили наших пленных в заднем ударном вагоне.
13:00 ч. От бронепоезда: «Место дислокации – Платерув, где пополнить боеприпасы и заправлять дизель (400 л) и масло (100 л)?»
14:59 ч. Бронепоезду: «Когда все будет готово, немедленно продвигайтесь к Семятичам и ведите огонь севернее высот позади шоссе Анусин – Мощена Крулевская».
Этот перерыв был абсолютно необходим для экипажа, который всю ночь занимался разгрузкой и бронированием, а затем участвовал в огневой борьбе с 03:15 до 12:30 ч. После самой необходимой работы (боеприпасы, чистка оружия) они засыпали, где бы ни находились. Несмотря на все физические нагрузки, они сразу были готовы вернуться к работе.
15:44 ч. От бронепоезда: «Бронепоезд покинул место дислокации».
Бронепоезд курсирует между мостом через Буг и удаленным на 1,5 км переездом дороги Мощена – Анусин, чтобы подавить кое-где вспыхивающий огонь противника. Затем продвижение до Семятичей. В соответствии с приказом (издан в 14:59 ч.) мною было высажено 2 группы, поскольку севернее дороги Мощена – Анусин не было никаких признаков врага. Позади упомянутых высот была деревня Куличи. В эту деревню я послал штурмовую группу, взвод принял на себя необходимую огневую защиту. Штурмовая группа ощутила огонь и сообщила точное местонахождение противника. Теперь я велел взять деревню под огонь и обстрелом поджег ее.
17:12 ч. От бронепоезда: «Куличи – враг, бронепоезд стреляет».
17:39 ч. От бронепоезда: «Куличи горят, штурмовая группа высажена.
Штурмовая группа не продвигается дальше, потому что ощутила сильный огонь с края леса, на удалении около 1,5 км. Чтобы снять штурмовую группу, я съехал с поезда на танке и отвез её на удобные огневые позиции.
18:06 ч. От бронепоезда: «Въехал в деревню на танке».
Я под огнем взял край леса; там были два бункера и деревянные [огневые] точки [опорный пункт "Мощена Крулевска"]. После короткой перестрелки с пушкой и пулеметами противник отступил в лес. Штурмовая группа и танк возвращаются на поезд. Между тем произошла следующая смена приказа:
18:28 ч. Бронепоезду: «Если бронепоезд потерпел неудачу, немедленно сообщите».
18:30 ч. От бронепоезда: «Бронепоезд ждет возвращения штурмовой группы и танка».
18:48 ч. От бронепоезда: «Куличи свободны от врага. От опушки леса в 2 км западнее железнодорожной насыпи Семятичи, ощущался огонь 2-см пулемета и пехоты, огонь подавлен, враг отступил в лес».
Выполнив свою задачу, я поехал обратно на мост через Буг. Я не ощутил вражеского огня. Я ждал за мостом через Буг дальнейших приказов до темноты. Затем я вернулся на базу. После того, как поезд снова освободился, экипаж отправился отдыхать.

Оффлайн Quaid

  • Посетитель
  • Сообщений: 30
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: 62-й Брестский УР
« Ответ #363 : 08 Май 2020, 08:12 »
-продолжение-
23 июня 1941 г. Платерув
В 05:00 ч. связной принес из 2-го батальона 461-го пп следующий приказ: «Подъехать к мосту через Буг, затем связаться с батальоном».
Я сразу же оповестил подразделение и начал радиосвязь.
05:35 ч. От бронепоезда: «Бронепоезд выходит с базы».
05:50 ч. Бронепоезду: «Когда двинется бронепоезд?»
05:54 ч. От бронепоезда: «Бронепоезд в движении».
Я остановился перед мостом через Буг и позвонил на командный пункт батальона. Передо мной была поставлена следующая задача: Выехать вперед до автодорожного переезда Анусин – Мощена, чтобы подавить исходящий из бункеров огонь противника. Я сел в локомотив и поехал по мосту. При переправе я уже получил огонь ПТО из благоприятно расположенного слева бункера. Первый выстрел произошел у таможни перед мостом, что побудило меня продолжить ускоренное движение. Огонь усилился. Когда поезд был за мостом, первый пехотный вагон получил первое попадание [снаряда из] 4,7-см ПТО, который благополучно пробил броню. Я еще сильнее ускорил движение. Сильный огонь противника был неточным, но танки получили несколько попаданий.
06:35 ч. Бронепоезду: «Высадите штурмовую группу, затем прочешите лес, избегайте Анусина».
На дорожном переезде, примерно в 1,5 км за Бугом, я был вне поля зрения противника. Под защитой танков у меня высадились 3 пехотные группы, которые рассредоточились под защитой железнодорожной насыпи. Грузовик, ночью оставленный противником, был подожжен.
06:44 ч. Бронепоезду: «Не высаживайтесь, дивизион стреляет из артиллерии».
Группы, которые были высажены, ощутили огонь минометов и пулеметов. Крайняя левая группа, с помощью ручных гранат приведя к молчанию гарнизоны двух бункеров, вынуждена была отступить, потому что другие бункеры открыли по ним перекрестный огонь, который сделал невозможной дальнейшую атаку. Собственный артиллерийский огонь был настолько плотным, что они отступили на исходную позицию.
06:59 ч. Бронепоезду: «Не высаживайтесь, батареи стреляют».
Я держал спустившиеся группы недалеко от поезда. Для того, чтобы запугать и запутать противника, я бросил ручные гранаты во вражескую бронетехнику, которая была повреждена днем ранее. Трюк мне удался, боезапасы взрывались один за другим, и враг не предпринял атаки. Тем временем я позволил поезду курсировать до подверженного обстрелу перегона.
07:05 ч. От бронепоезда: «Остановите огонь, штурмовая группа атакует бункер сзади».
Штурмовая группа снова атаковала. Я вернулся на поезд, чтобы получить выгодную огневую позицию. Локомотив получил попадание ПТО, которое ранило машиниста. Мои танковые пушки открыли ответный огонь. При движении назад локомотив получил два попадания, которые серьезно ранили машиниста локомотива и радиста [знаменитое "подбитие бронепоезда"]. Я намеревался вернуть высаженную штурмовую группу; затем я заметил, что масляный радиатор был поврежден и что масло выливалось. Затем я отправил связного в штурмовую группу со следующим устным приказом: «Немедленно соберите группы вместе на железнодорожном переезде и защитите железнодорожную насыпь на нашем пути отхода. Локомотив получил прямое попадание, поезд должен вернуться немедленно!» Мне удалось вернуть поезд на свои пути, несмотря на потерю топлива и тяжелое ранение машиниста. Чтобы обмануть врага, по причине моего медленного движения, мои пушки и пулеметы стреляли по бункерам. Поезд остановился примерно за 100 м до моста через Буг. Не загруженная пехотная группа была вынуждена толкать сбитые огнем противника вагоны, чтобы 2 танка могли сойти с поезда. Я позволил им выйти на позиции на железнодорожной насыпи и открыть огонь. Между тем, они могли выйти в 11:00 ч. Через некоторое время благополучно прибыла штурмовая группа. Когда батальон получил уведомление о подбитии, мне послали временного радиста, что бы по моей просьбе поддерживать радиосвязь с дивизией.
11:35 ч. Это привело к следующему высказыванию: «Двигатель, вероятно, не поврежден, вероятно произошло попадание в радиатор и дизельный бак, требуется срочная связь с инспекцией железнодорожных войск ОКХ». «Я намерен под защитой темноты отвести танковые вагоны один за другим, а затем, если необходимо, запросить артиллерийский огонь по позициям противника, время все еще не установлено». Когда я шел по мосту, я обнаружил, что вражеский огонь вырвал кусок рельса. Я обратился к личному составу ст. Плетерув, который ремонтировал колею в сумерках. Работы над колеёй начались около 22:00 ч.

24 июня 1941 г.
Примерно в 03:00 ч. работа над колеёй была закончена. Враг был спокоен. Я отцепил и отогнал вагоны по отдельности, включая локомотив с экипажем через мост, чтобы убрать их из-под огня противника.
03:20 ч. От бронепоезда: «Бронепоезд доставлен на базу в Платерув. Бронетехника на позициях перед мостом через Буг».
06:00 ч. Бронепоезд за мостом через Буг с локомотивом, переведенным для движения по стандартной колее, был отбуксирован обратно на базу. В 6:00 ч. экипаж отправился отдыхать. ----
22:30 ч. Я иду к командному пункту батальона на мосту через Буг. Во время встречи командир батальона спросил меня, могу ли я поддержать атаку на бункеры слева от железнодорожного моста утром моими танками и пехотными экипажами. Я ответил утвердительно и сделал свои предложения.

25 июня 1941 г.
02:20 ч. Я снова прибыл на базу в 02:20 ч., а экипаж поднят по тревоге в 2.30 ч. До этого я пытался вытащить один танк, который застрял на краю насыпи, когда съезжал с поезда, используя второй танк. Короткое замыкание в застрявшем танке вызвало возгорание кабеля, которое могло быть погашено. Я вынужден был решиться поддержать задуманную атаку одним танком.
Я прокатил экипаж с помощью маневрового локомотива в открытом вагоне от ст. Платерув до моста через Буг, пока я ехал, я объявил о новом положении и задаче. За мостом через Буг я был готов атаковать до 5:30 ч. В течение этого времени наша артиллерия пыталась обстреливать готовые к штурму бункеры.
05:30 ч. В 05:30 ч. четыре группы во главе с лейтенантом под защитой железнодорожной насыпи продвинулись до дорожного переезда в 1,5 км от моста через Буг.
05:35 ч. В 05.35 ч. я сам сел в танк и поехал на максимальной скорости по железнодорожной полосе к дорожному переезду. После короткого развертывания и запуска одной белой световой ракеты мой пехотный экипаж пошел под защитой танка по дороге к Анусину. Мы прошли лес без огня противника. С опушки леса была осуществлена атака на первый бункер [ОППК 09 оп "Анусин" (по нумерации группы "Крепость")]. Я подъехал на танке на 50 м к задней двери бункера и разбил ее шестью выстрелами. После этого штурмовая группа бросила в отверстие гранаты, и бункер замолчал. Теперь я прорвался через еловую маскировку и выехал в тыл ко второму бункеру [ОПДОТ "Светлана"].
Первый бой был повторен и здесь. Все это время мы были в сильной перестрелке [под перекрестным огнем] с другими бункерами. На пути к третьему бункеру [ППК 07 оп "Анусин" (по нумерации группы "Крепость")] танк сломал ось на ведущем колесе. Он остался там, не в состоянии маневрировать.
Через некоторое время я увидел связного моей пехотной команды, спешащего по придорожной канаве, и покинул танк, чтобы принять донесение. Он крикнул мне: «Лейтенант тяжело ранен». Я пополз назад к пехоте. Тем временем, пехотный экипаж сражался с броневиками, которые были вкопаны в промежутках между бункерами. Атака остановилась из-за перекрестного огня. Насколько я мог видеть ситуацию (из низины Буга пехота гарнизона плацдарма продолжала атаковать), я дал старшему унтер-офицеру команду удерживать позицию, пока следующая за нами пехота 2-го батальона 461-го пп не принесет облегчения. Затем я пополз обратно в танк. Атака пехоты 2-го батальона 461-го пп сорвалась в огне противника. Я не получил поддержки. Кроме того, возобновился собственный артиллерийский огонь. Попадания были в непосредственной близости от танка. Только во время временного прекращения огня я с водителем и радистом смог оставить машину.
Я узнал в лежащем перед нами бункере тот, что очень сильно досаждал своим огнем пехоте на плацдарме [ППК 07 оп "Анусин" (по нумерации группы "Крепость")]. По этой причине я пытался вывести его из строя с помощью двух человек из [экипажа] танка. С карабинами и ручными гранатами мы пробились под огнем врага. Мы искали отверстие, чтобы ручными гранатами вывести из строя гарнизон. Несмотря на то, что я вставлял гранаты в разные отверстия, бункер продолжал стрелять. Наконец я нашел воздушную шахту бункера. Я вставил дымовые ручные гранаты, которые я достал из броневика, и заблокировал отверстие бумагой. Через некоторое время из всех отверстий валил дым. Должно быть, взорвалась ручная граната, и в бункере вспыхнул пожар. Тем не менее противник продолжал вести огонь. По какой-то причине (позже я нашел кабель и прервал его) все бункеры [главным образом ДОТ "Орел"] и полевые укрепления внезапно обстреляли местность вокруг этого бункера. Эти огненные удары заставили нас укрыться. Водитель танка был ранен выстрелом в поясницу. Когда отступление в укрытие было завершено, я также был ранен осколком гранаты в правое предплечье.
Постепенно нам удалось вернуться к нашему пехотному экипажу. Тем временем штурмовая группа на основании донесения батальона отошла на шоссе. Под моим руководством моя команда оторвалась от врага и ведя огонь вернулась к дорожному переезду. Здесь мы получили часть пехоты 2-го батальона 461-го пп, которая продвинулась справа от железнодорожной насыпи до шоссе Анусин – Мощена. Было уже 13:30 ч. и я вернул свое подразделение на базу в Платерув.
Для заверения копии:
[подпись]
Обер-лейтенант, комендант
NARA, T-315, Roll 1748, f. 364-376

Оффлайн Quaid

  • Посетитель
  • Сообщений: 30
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: 62-й Брестский УР
« Ответ #364 : 08 Май 2020, 08:29 »
1. ОТЧЕТ 2-ГО БАТАЛЬОНА 461-ГО ПЕХОТНОГО ПОЛКА О ЗАХВАТЕ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО МОСТА ЧЕРЕЗ БУГ НА ПЕРЕГОНЕ ФРОНОЛОВ – СЕМЯТИЧИ И БОЯХ ЗА ОПОРНЫЙ ПУНКТ «АНУСИН»
извиняюсь за ошибку, но так как удалить не получилось - вот исправления:
23 июня 1941 г.
[...]
Бронепоезд продвигается к Семятичам и получает массированный огонь ПТО из бункеров восточнее и западнее железнодорожной линии на высоте железнодорожного переезда [знаменитое "подбитие бронепоезда"]. Несмотря на 3 прямых попадания в кабину, бронепоезд достигает моста собственными силами. Машинист локомотива и его помощник ранены. Усиленный огонь ПТО теперь на железнодорожном мосту. Тяжелый взвод ПТО, 1 танк и 1 2-см зенитка установлены и используются для борьбы с обнаруженным противотанковым бункером [ДОТ "Светлана"]. В ответ на это огонь врага утихает...

25 июня 1941 г.
[...]
Примерно в 07:50 ч. батальон Кизинны с севера подошел к дороге Мощена – Анусин. Связь между двумя батальонами была установлена вскоре по радио.
Танк и взвод Вальтера, предполагая, что сейчас идет атака на бункеры западнее железнодорожной линии, самостоятельно продвигаются по дороге по направлению к Анусину. Шум боя западнее железнодорожной линии нарастает. 1 штурмовой взвод 6-й роты доведен до высоты железнодорожного переезда (дом железнодорожного сторожа), чтобы позже его можно было использовать южнее шоссе.
[...]
В то время как правая рота (5-я рота 461-го пп) оставлена для непосредственной охраны моста, 7-я рота 461-го пп, которая ранее располагалась на бункерном холме, рассредоточена восточнее железнодорожной линии южнее шоссе для последующей атаки в направлении Анусина. 6-я рота 461-го пп правым взводом ведет разведку против бункера непосредственно западнее железнодорожной линии [ОППК 06 оп "Анусин" (по нумерации группы "Крепость")], южнее шоссе и успешно атакует его. После полудня этот бункер подорван, так же, как и вкопанный непосредственно у бункера танк. Развернутая из Олендры штурмовая группа 6-й роты 461-го пп продолжает продвигаться к южной части Анусина, чтобы помочь атаке танка и сделать ее более эффективной.
Огневую поддержку оказывают части батальона западнее железнодорожного моста. Артиллерийская поддержка в настоящее время невозможна, так как к Анусину приближаются собственные части.
Попытки батальона наладить контакт с 472-м пп потерпели неудачу. Около 09:00 ч. сообщается о сильной занятости противником многочисленных домов, южной части Анусина и полевых позиций в лесу западнее него. Вскоре после этого приходит донесение от танка, которые продвинулись к Анусину:
«Я с штурмовым взводом лежу под сильным пулеметным и винтовочным огнем непосредственно восточнее Анусина. Танк больше не способен передвигаться самостоятельно»...
[Многократно растиражированные воспоминания местных жителей о якобы нескольких подбитых перед позициями оп "Анусин" танках. После 24 июня в районе Анусина действовал и был подбит 25 июня лишь один сошедший с платформы бронепоезда танк Somua S35. 28 июня именно он будет найден штурмовой группой 511-го полка 293-й пд].

Оффлайн Quaid

  • Посетитель
  • Сообщений: 30
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: 62-й Брестский УР
« Ответ #365 : 08 Май 2020, 08:37 »
3. ОТЧЕТ 3-Й РОТЫ 252-ГО САПЕРНОГО БАТАЛЬОНА ОБ УКРЕПЛЕНИЯХ УЗЛА ОБОРОНЫ «СЕМЯТИЧИ» И ИХ ШТУРМЕ
3-я рота (мот.) 252-го сапб   
Квартирное положение, 4 июля 1941 г.

В
252-ю пехотную дивизию

Отчет о русских укреплениях и их штурме

1.)   Русские укрепления на участке между Радзивиловкой и Анусином чрезвычайно защищены в этом районе. Защита объектов в основном основана на фланговом огне. Только отдельные объекты на выступающих носах обеспечивают фронтальную защиту. Объекты фланкирования очень трудно захватить артиллерией.
Сами бункеры представляют собой сооружения отличного качества с точки зрения строительных материалов и имеют 2, иногда 3, этажа. Каждый этаж в свою очередь делится на несколько помещений (как минимум 5), например, каждое оружие имеет свою боевою позицию, которая должна быть закрыта железными дверями. Почти в каждом укреплении есть глубокая шахта длиной около 80 см, значение которых не было установлено. Объекты всех конструкций обеспечены собственной обороной, вентиляцией и т.д. Интересно, что отдельные укрепления оснащены огнеметами.
Вооружение в среднем состоит из одного малокалиберного орудия и одного или двух тяжелых пулеметов. В готовых сооружениях только стены с амбразурами и, возможно, вход выступают из земли. Для предотвращения приближения спереди и, прежде всего, выхода на крышу прочная сеть из колючей проволоки натянута по диагонали от верхнего края бункера к земле. Это очень затрудняет прямое подавление амбразур или свободный выход на крышу. Эта конечная стадия [строительства] почти не обнаружена. Трудно добраться до амбразур и входов недостроенных бункеров, так как они находятся в глубоких ямах, и эти точки едва доступны.
2.)   Штурм каждого бункера мог проходить как самостоятельная отдельная компания, так как было занято всего несколько укреплений, следовательно, поддержка соседей отсутствовала. Штурм бункеров, как правило, длился до тех пор, пока укрепление не было подавлено или ослеплено, после чего стрелки и саперы могли вернуться назад. Особого внимания заслуживает обычно наблюдаемое упорство гарнизонов, которое почти никогда не давало результатов. Слабые места для борьбы с применением средств саперов: вентиляционная шахта в перекрытии, шахта перископа в перекрытии, входы, шахта входа, которая обычно закрыта бетонной плитой. Амбразуры обычно разводятся, потому не могут быть точками атаки. Все они оснащены шарами-заслонками и могут быть поражены только точными артиллерийскими попаданиями.
Штурм бункеров мог проходить по-разному. Обязательным условием является прикрытие от потерь личного состава и прикрытие окружающей местности. Штурмовые группы саперов лучше всего достигают крыши бункера и сбрасывают концентрированные заряды или ручные гранаты в вентиляционную шахту. Их ударная волна всегда уходила в бункер. Затем следуют новые ручные гранаты и дымовая завеса. Ручные гранаты могут быть пропихнуты также в шахту перископа, когда перископ полностью втянут внутрь. Другим вариантом было залить горючую жидкость через шахту перископа, а затем зажечь его. В результате бункер сгорал, если другие помещения вовремя не изолировались с помощью внутренних дверей. Этот метод был особенно эффективен в качестве дополнительной меры после успешного подрыва. Следующая возможность состояла в том, чтобы направиться к входу под мертвым углом, открыть двери с помощью концентрированных зарядов 5 - 6 кг и таким образом шаг за шагом продвигаться внутрь. Это удавалось в случае, когда, как ни странно, вход не был защищен.
Дымовая завеса для дополнения эффекта является нормой. В одном случае [ДОТ "Вольный"] из-за сложной системы защиты с помощью пулеметов, пистолетов, ручных гранат и огнеметов уязвимые места не могли быть достигнуты. Взрывы в других местах до 100 кг были совершенно безуспешными. Гарнизон [2 красноармейцев и 1 сержанта под руководством прибывшего в батальон 20 июня молодого лейтенанта А. А. Мологина], например, показал белый флаг, вышел наружу, а затем сжег бесхитростных и доверчивых атакующих вместе с огнеметом. Здесь на бункер поднялись по лестницам, а заряд в 150 кг опустили в шахту входа с помощью веревки. Гарнизон пытался выстрелить в веревку (в одном случае это было возможно) из пистолета и заранее уничтожить груз ручными гранатами. Этот заряд в 150 кг сотряс бункер в его слабом месте таким образом, что он был поврежден во всем своем внутреннем пространстве на всех этажах; на перекрытии и боковых стенках образовалась горизонтальная поперечная трещина. Гарнизон не сдался. Затем бункер сгорел, залитый изнутри горючей жидкостью через шахту перископа. Через четыре часа выживший, тяжело раненный гарнизон в горящем бункере спел «Интернационал».
3.)   Единственный способ подавления - полностью уничтожить бункер. В случае упорного гарнизона, подавление с помощью небольших зарядов или выгорание лишь одного помещения не имеет большого успеха, так как объекты настолько умело разделены и имеют переходы на этажах и между ними, что такое укрепление должно быть перемолото. В большинстве случаев, даже с помощью небольших, умело закрепленных зарядов, успех будет достигнут, если поразить значительную часть гарнизона.
(подпись)
Гауптман, командир роты
NARA, T-315, Roll 1748, f. 353-355

Оффлайн Исследователь

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 3656
  • Незадолго до ДМБ-86-осень
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: 62-й Брестский УР
« Ответ #366 : 08 Май 2020, 11:45 »
Уважаемый Quaid, спасибо Вам за эти документы! ССылки на них привёл в теме по 62-му УРу на Форуме Поисковых Движений - http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=82238.0
С уважением - К.Б.Стрельбицкий