Автор Тема: Брестская крепость в стихах,песнях и прозе  (Прочитано 103486 раз)

Оффлайн Исследователь

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 3660
  • Незадолго до ДМБ-86-осень
    • Просмотр профиля
    • Email
Уважаемый Юрий, уже отложил :)
П.С. А почему у Вас "смайлик" при этом такой грустный?
С уважением - К.Б.Стрельбицкий

Оффлайн Gurock

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 5813
  • Забудем мы - забудут нас...
    • Просмотр профиля
    • Email
Уважаемый Юрий, уже отложил :)
П.С. А почему у Вас "смайлик" при этом такой грустный?
Грустно сказки читать...
"Надо шаг за шагом, страницу за страницей писать подлинную историю своей страны. Почему? Потому что быть гражданином страны нельзя, не зная ее истории"

Оффлайн Исследователь

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 3660
  • Незадолго до ДМБ-86-осень
    • Просмотр профиля
    • Email
Уважаемый Юрий, спасибо за разъяснение!
С уважением - К.Б.Стрельбицкий

Оффлайн Коломыч

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 2508
    • Просмотр профиля
    • Email
Юра их есть у меня сказки с 50-ых годов . но после 2000 годов там вообще приколы с 1993 года нет ни одной фотографии. а те что после фильма "БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ"  только и пестрят фото из фильма. ПОСЛЕ ЭТОГО Я ПЛЮНУЛ И ПЕРЕСТАЛ ИХ СОБИРАТЬ..............
словом можно - убить! словом можно - спасти! словом можно полки за собой - повести!

Оффлайн Исследователь

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 3660
  • Незадолго до ДМБ-86-осень
    • Просмотр профиля
    • Email
Уважаемые коллеги, в своём выступлении на конференции на тему "Герой и "негерой"..." я упоминал о том, что "В личном фонде С.С.Смирнова в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ) в Москве отложились 3 непереданных им в ГУ МК БКГ письма от А.Д.Романова, выявленные автором, в том числе – со стихами этого защитника Брестской крепости о её обороне".
В свою рукопись "Мы интернированы в Швеции" я, конечно, эти стихи вставлять не буду, а размещу ка я их здесь - в том самом виде, как их посылает Смирнову автор:

"…В зубах сжимая штык-кинжал,
Он мёртвый у воды лежал.
И здесь, у чьих то мёртвых ног
Стоял пробитый котелок
В нём с кровью смешана вода…
За ней и полз солдат сюда…

Плевали смертью пушки Круппа,
В руинах хороня людей,
И лез, шагая через трупы,
С звериным обликом злодей.
А в вихре дыма и пожара,
Среди разрывов бомб и мин
Солдат готовил к контрудару
Посланец партии Фомин.
«Громи фашистскую собаку!», -
Сметая всё, как ураган,
Вёл комсомольский полк в атаку
Комсорг Самвел Матевосян.
И если где-то враг прорвался,
Тогда, спокоен и суров,
Там неизменно появлялся
Политработник Кошкаров

И в жесточайших рукопашных,
Не раз рискуя сам собой,
Бесстрашнейший среди бесстрашных
Сражался маленький герой.
Солдаты, женщины и дети
С волненьем видели не раз,
Как этот мальчик – Клыпа Петя
Чего-то нёс сквозь бой для нас.
Вот он достал патроны где-то,
Сухарь ребёнку передал,
Вот, распластавшись под ракетой,
К врагу с гранатой подползал…

«Я умираю, но фашистам
Здесь не пройти, где я стою…
Я жил и умер коммунистом
В бою за Родину свою!»
Так клятву выполняя свято,
На верность данную стране,
Рука безвестного солдата
Писала кровью на стене…".

С уважением - К.Б.Стрельбицкий

Оффлайн Nomitus

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 1137
  • С техникой проще... она не просит есть!
    • Просмотр профиля
    • Email
 Из "Песни о Бресте".Малоизвестный автор, 80-е годы XX века
И я буду стоять, на колючем буране и ветре,
На Варшавском мосту, на твоём "Нулевом километре",
В Цитадель приходить,- там всего сто шагов до границы,
Там ведь Память и Слава твоя,
Там ты насмерть стоял , чтоб потом возродиться...
Я знаю, что ничего не знаю...

Оффлайн Исследователь

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 3660
  • Незадолго до ДМБ-86-осень
    • Просмотр профиля
    • Email
На страничке музея БК 444-й школы Москвы -http://schv444.mskobr.ru/info_add/shkol_nyj_muzej/v_pamyat_velikim_zawitnikam_nashej_rodiny/ - обнаружил такое стихотворение Натальи Зимнёвой:
 
Брестская крепость
Они не знали, не узнают точно:
Война идёт иль взяты на испуг.
Не знают: вермахт здесь сосредоточил
Всю мощь свою, напротив, через Буг...
Вот новый Стикс, где жизнь в руках у смерти.
Меня пронзает вдруг какой-то ток:
Через столетье могут не поверить,
Что отдавали жизни за глоток.
Не для себя. Для тех, кто бредил в жажде
За стенами в удушливой пыли.
Бессмысленность? Скажите это дважды,
И вздрогнет плоть разгневанной земли!
Летел, слабея, позывной: «Я – крепость!
Наш гарнизон в осаде бой ведёт...»
Они не знали, что уходят в Вечность,
Что предсказали сорок пятый год...

С уважением - К.Б.Стрельбицкий

Оффлайн Gurock

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 5813
  • Забудем мы - забудут нас...
    • Просмотр профиля
    • Email
Группа "Брестская крепость" в соц.сети "Вконтакте":
"Надо шаг за шагом, страницу за страницей писать подлинную историю своей страны. Почему? Потому что быть гражданином страны нельзя, не зная ее истории"

Оффлайн сергей 59

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 165
    • Просмотр профиля

Оффлайн Ursa

  • Участник проекта
  • Сообщений: 287
    • Просмотр профиля
Повесть "Военная тайна" А. Гайдара была задумана в 1932-м, написана в 1934-м и напечатана в 1935-м. Один из главных героев, пионер Владик Дашевский - поляк из Брест-Литовска, чья сестра сидит в Мокотовской тюрьме.

Несмотря на то, что Родина сосредоточена на строительстве счастливого советского детства в отдельно взятом "Артеке", она слышит и знает, что происходит за ее пределами, на утерянных территориях - в Бессарабии (ныне Румынии), Западных Белоруссии и Украине (ныне Польше). Фантомная боль не стихает - там томятся в тюрьмах по политическим убеждениям мать и сестра двух артековских мальчишек.
Интересно, что Бессарабия  и Брест-Литовск связаны с героями повести кровными узами, и именно по женской линии.
А вот во Львове то появляется, то исчезает на рабочих собраниях некий неуловимый и невидимый(!) австрийский коммунист, у которого родственников среди советских пионеров нет. Но сам он есть, и Родина тоже помнит и о нем, и о львовских рабочих, которые его укрывают.

Гайдар, в общем-то, был взрослым писателем, только для детей писать было более безопасно. Для взрослых читателей намеков в его книгах изрядно. Один сон Гека ("Чук и Гек", 1939 г.) в поезде чего стоит. Или фраза из "Голубой чашки" (1936 г.) в устах шестилетней девочки: "Разве УЖЕ война?"

Отрывок из "Военной тайны", в котором дана интерпретация событий 1920 года вблизи Бреста:
http://modernlib.ru/books/gaydar_arkadiy/voennaya_tayna/read
Толька, — спросил Владик, — а ты слышал, как ночью сегодня бабахнуло? Я сплю, вдруг бабах… бабах… Как на фронте. Это корабли в море стреляли. У них манёвры, что ли. А я, Толька, на фронте родился.
      — Врать-то! — равнодушно ответил Толька. — Ты всегда что-нибудь да придумаешь.
      — Ничего не врать, мне мама всё рассказала. Они тогда возле Брест-Литовска жили. Ты знаешь, где в Польше Брест-Литовск? Нет? Ну, так я тебе потом на карте покажу. Когда пришли в двадцатом красные, этого мать не запомнила. Тихо пришли. А вот когда красные отступали, то очень хорошо запомнила.
Грохот был или день, или два. И день и ночь грохот. Сестрёнку Юльку да бабку Юзефу мать в погреб спрятала. Свечка в погребе горит, а бабка всё бормочет, молится. Как чуть стихнет, Юлька наверх вылезает. Как загрохочет, она опять нырк в погреб.
      — А мать где? — спросил Толька. — Ты всё рассказывай, по порядку.
      — Я и так по порядку. А мать всё наверху бегает: то хлеб принесёт, то кринку молока достанет, то узлы завязывает. Вдруг к ночи стихло. Юлька сидит. Нет никого, тихо. Хотела она вылезти. Толкнулась, а крышка погреба заперта. Это мать куда-то ушла, а сверху ящик поставила, чтобы она никуда не вылезала. Потом хлопнула дверь — это мать. Открыла она погреб. Запыхалась, сама растрёпанная. «Вылезайте», — говорит. Юлька вылезла, а бабка не хочет. Не вылезает. Насилу уговорили её. Входит отец с винтовкой. «Готовы? — спрашивает. — Ну, скорее». А бабка не идёт и злобно на отца ругается.
      — Чего же это она ругалась? — удивился Толька.
      — Как отчего? Да оттого ругалась, зачем отец поляк, а с русскими красными уходит.
      — Так и не пошла?
      — И не пошла. Сама не идёт и других не пускает. Отец как посадил её в угол, так она и села. Вышли наши во двор да на телегу. А кругом всё горит: деревня горит, костёл горит… Это от снарядов. А дальше у матери всё смешалось как отступали, как их окружали, потому что тут на дороге я родился. Из-за меня наши от красных отбились и попали в плен к немцам, в Восточную Пруссию. Там мы четыре или пять лет и прожили.