Автор Тема: Боевые действия и л/с 75 сд в р-не Бреста в 1941г.  (Прочитано 41783 раз)

Оффлайн GlebTS

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 177
  • 115sp75sd@gmail.com Глеб, г.Москва
    • Просмотр профиля
    • Email
Уважаемый Глеб, спасибо за этот интересный документ!
Несомненно, многие из форумчан впервые видят заполненный образец опросного бланка "Справочная карточка на участника приграничных боёв 1941 года", разработанного и рассылавшегося в своё время музеем БК. Подобные (но несколько отличающиеся) бланки были разработаны и непосредственно на участников обороны Брестской крепости и также рассылались музеем. Ныне и те, и другие - основа уникальной персональной картотеки, хранящейся в музее...

Уважаемый Константин Борисович! Это и есть бланки музея Брестской крепости. В свое время, руководители музея Крупенников А.А., а после него Куделин В.Г. (в июне 1941 года, лейтенант, командир минометного взвода 1-го батальона 115-го сп 75-й сд) очень много сделали для восстановления истории 75-й сд, увековечивание памяти войнов дивизии и ее ветеранов. Эти бланки были переданы в Малоритский музей школы-интераната. На каждого откликнувшегося ветерана была составлена такая карточка. Кроме Долгова И.А., есть документы и переписка с маршалом Советского Союза А.М.Василевским и другими советскими военачальниками. Только благодаря этому, появилась возможность восстановить ход событий первых дней войны.
Кроме того, я благодарен откликнувшимся участникам форума за их помощь в составлении и корректировке материалов.
Вот другой вариант справочной карточки

Если Вы являетесь родственником или располагаете какими-либо сведениями о 75-й стрелковой дивизии, фронтовыми письмами, воспоминаниями, фотографиями - свяжитесь с нами. Мы благодарны всем, кто помогает нам в нашей поисковой работе.
115sp75sd@gmail.com

Оффлайн GlebTS

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 177
  • 115sp75sd@gmail.com Глеб, г.Москва
    • Просмотр профиля
    • Email
Продолжение описания боев частей 75-й стрелковой дивизии (начало в сообщении #43).
Боевые действия 34-го стрелкового полка и 68-го легкого артполка в период 22-23 июня 1941 года.


В конце мая 1941 года 34-й стрелковый полк (командир полка майор Бардеев Яков Иванович) и 68-й легкий артиллерийский полк (командир полка полковник Божко Митрофан Федорович) были выдвинуты к границе и располагались в лагерях в 5км западнее деревни Медно, в районе озера Рогознянское.
Вспоминает пулеметчик 6-й роты 2-го батальона 34-го стрелкового полка Малов Василий Петрович (стиль, орфография и пунктуация автора сохранены):
«Мы на границу пришли 24 мая 1941 года. 21 июня мы всем батальоном копали на стрельбище окопы говорили что для стрельбы но оказалось что для войны об этом узнали на другой день. А вечером 21 июня нам козали кино легли примерно около 2 часов ночи а в четыре началась война.»
Вспоминает радист взвода связи 1-го батальона 28-го Краснознаменного стрелкового полка Шелин Борис Иванович (стиль, орфография и пунктуация автора сохранены):
« 21 июня 1941 года связисты в том числе и радисты полка (28-й Краснознаменный стрелковый полк) принимали участие в проводимых занятиях в расположении 34-го стрелкового полка и в ночь на 22 июня (примерно в 3 часа) находились недалеко от границы с оружием но без патронов.»
Из журнала боевых действий XXIV моторизованного корпуса вермахта:
«03:15 Начало наступления. Артиллерийский огонь. На всём фронте никакого или только слабое сопротивление противника.
… В некоторых местах у Приборово, в лесу юго-восточнее Леплёвки, у Домачево, у Отоки, в лесу западнее и северо-западнее озера Белое, у колонии Збунин и у Страдечь противник оказывает местное упорное сопротивление.»

Лагерь 34-го стрелкового полка и 68-го легкого артиллерийского полка (без одного дивизиона) подвергается массированному артобстрелу, появились первые убитые и раненые.
Вспоминает заместитель политрука 2-го батальона 34-го стрелкового полка Марычев Николай Сергеевич:
«Под шквальным артиллерийско-минометным огнем войны 34-го полка выдвинулись вперед и заняли заранее подготовленные позиции. Вскоре показалась вражеская пехота. Начался ожесточенный бой. В ряде мест дело доходило до рукопашной схватки.»
Вспоминает Шелин Борис Иванович (стиль, орфография и пунктуация автора сохранены):
«Первые мины и снаряды, а также огонь стрелкового оружия обрушились на нас в результате из 60 человек в расположение 34-го полка явилось только 12 человек, а остальные погибли.
34 стрелковый полк в том числе и мы получив патроны и гранаты были направлены на встречу врагу и заняли оборону и до вечера 22 июня сдерживали врага непосредственно у границы.»

Переправившиеся в 6:00  в районе д.Дуричи  Северная  группа 4-й танковой дивизии, в составе 33-го мотопехотного полка, усиленная 12-м стрелковым полком и батальоном тяжелых гаубиц ведет наступление на Медно. Ее успехи более значительны.
Из журнала боевых действия 3-й танковой дивизии вермахта:
«05:15 4-я танковая дивизия заняла Дуричи.
09:00 4-я танковая дивизия заняла Медно»

На участке обороны 3-го батальона 34-го стрелкового полка под командованием капитана П.И.Сушкина (3 км западнее д.Медно на развилке дорог Дуричи-Медно и Дубица-Медно), противнику после трехчасового боя удалось сломить сопротивление и выйти на восточную окраину д.Медно, овладеть грунтовой дорогой Медно-Гвозница-Збураж-Малорита.
Прорвавшаяся колонна устремилась на Гвозницу. Бойцы полковой школы 34-го стрелкового полка под командованием капитана Х.И.Мосиашвили при поддержке полковой артиллерии ударом во фланг перерезает колонну немцев, наступающих в направлении Гвозница-Збураж и останавливает ее продвижение.
На развилке дорог в Медно и Рогозное, западнее и северо-западнее озера Белое, Южная группа 4-й танковой дивизии, состоящая из усиленного 33-го мотопехотного полка встречают упорное сопротивление  1-го батальона 34-го стрелкового полка под командованием старшего лейтенанта Я.М.Жевноватого, и увязают в бою. Активную поддержку пехоте оказывают два дивизиона 68-го ЛАП под командованием заместителя командира полка майора И.С. Карташова. На участке обороны пулеметной роты 1-го батальона под командованием лейтенанта Г.В.Сидоренко был остановлен и контратакован.
После прорыва вражеских колонн в районе Медно 34-й стрелковый полк вместе с артиллеристами 68 артполка продолжали вести упорные бои.
Передовой отряд 1-й кавалерийской дивизии форсировав Буг в районе Отоки, не вступая в бой свернет на лесную дорогу с целью выхода на Рогозно - Гвозницу.
В 09:30 на восточный берег Буга стали переправляться основные силы 1-й кавалерийской дивизии. Завершив переправу, следовавший в авангарде 1-й кавалерийский полк направился по дороге Дубица-Рогозно южнее озера Белое и на высоте 153 попал под огонь второго батальона 34-го стрелкового полка, под командованием майора Ю.М. Иоглы. В течении нескольких часов, 1-й кавалерийский полк предпринимает попытки сходу прорвать оборону, но все усилия сводятся к ощутимым потерям. В конце концов, осознав бесплодность атак, немцы выводят полк из боя, перенаправив его на путь следования 2-го кавалерийского полка обошедшего озеро Белое по северной оконечности.
Вспоминает Малов Василий Петрович (стиль, орфография и пунктуация автора сохранены):
«Когда я проснулся в палатке никого небыло оделся выбежал из палатки в роте был только политрук (политрук 6-й роты Осипенко) послал нас в лес. А из леса мы пошли на передовую. Свой взвод я не нашел так как прошли ближе к границе. Я попал в пулеметную роту нашего батальона были уже первые раненые и убитые.
Через несколько часов начался сильный обстрел минометным и артиллерийским огнем. Около 8 утра я был тяжело ранен в левую руку от взрыва мины. Деревня Медная была зажжена немцами утром 22 июня.
Весь день были сильные бои и большие потери. С нами был арт полк нашей дивизии (два дивизиона 68-го ЛАП) пушки везли лошадями снарядов не было артиллеристы лошадей пустили а пушки разобрали и бросили с разобранными замками.
Вечером 22 июня нам объявили что отступаем раненые кто идти идите кто неможет вести неначем.»

Из дневника  ефрейтора Ханса Вильда:
«12-й стрелковый полк, который поддерживал наш батальон тяжелых гаубиц, действовал как фланговое охранение. Мы остановились на окраине Медны и стали ждать прибытия 1-го батальона. Рядом расположился командный пункт 4-й танковой дивизии. Впервые мы увидели своего командира, генерал-майора фон Лангермана унд Эрленкамп. Примчался командир 1-го батальона стрелкового полка майор Хоффман.
Для допроса собрали первую группу пленных. Мы столпились вокруг, рассматривая их обмундирование и снаряжение, которые были для нас совершенно незнакомыми. Все интересно, когда видишь это в первый раз. Я получил сомнительное удовольствие благодаря моим знаниям азов русского, так как меня заставили работать переводчиком. Немного поразмыслив, я задал все вопросы майора Хоффмана разом. Моя несчастная жертва откровенно мучилась, пытаясь меня понять. Но мы в конце концов сумели найти общий язык. Русский испытал откровенное облегчение, когда я сказал, что мы не собираемся его расстреливать – он стал военнопленным.
Время прошло в сборах, мы по-прежнему торчали на окраине Медны.»

К полудню, в боевые порядки второго батальона 34-го стрелкового полка вышла 15-я погранзастава.
Обойдя озеро Белое по северной оконечности, 2-й кавалерийский полк обходит рубежи обороны 34-го стрелкового полка восточнее в направлении деревни Рогозно. Следом по его пути продвигался потрепанный 1-й кавалерийский полк. Южнее, в трех километрах северо-восточнее села Отяты по лесному бездорожью шел 22-й кавалерийский полк.  Переправу через мост совершал 21-й кавалерийский полк.
Из журнала боевых действий XXIV моторизованного корпуса вермахта:
«15:00 К 15:00 достигнута следующая линия
… 1-я кавалерийская дивизия южным флангом (487-й пп 267-й пд) медленно наступает на высоты юго-восточнее Леплёвки. 22-й конный полк движется через лесной массив восточнее "B" в 3-х км северо-восточнее Отяты. Передовой отряд наступает на Гвозницу.
2-й конный полк восточнее Рогозно, 1-й конный полк выведен после боя с крепко держащимся противником западнее озера Белое, следует через Дубицу вслед за 2-м конным полком.
21-й конный полк переправляется по военному мосту у Славатыче.
4-я танковая дивизия южной группой усиленный 12-й мпп и северной группой усиленный 33-й мпп у Бродятин.
После тяжёлых лесных боёв части 12-го мпп оставлены у высоты 149 в качестве охраны, т.к. здесь ещё держатся значительные противника. У колонии Збунин ещё упорно держится очаг сопротивления противника и прерывает движение на дороге Збунин – Дуричи. Из-за этого, а также из-за стоящих у высоты 149 сил противника возникают значительные трудности для частей, подтягиваемых по военному мосту у Шостаки, особенно для артиллерии. Поэтому пока также невозможно переправить по военному мосту усиленный 35-й тп.»

На конец дня 22 июня 34 стрелковый полк, совместно с артиллеристами 68-го легкого артполка, после прорыва вражеских колон, продолжал упорные бой в районе д.Медно, озера Рогознянское и Белое. Противник потеснил правый край обороны 34-го полка и 3-й батальон был вынужден отойти на южную окраину д.Медно. 2-й батальон остался на занимаемых позициях на дороге Дубица-Медно, а 1-й батальон был вынужден отойти на заранее подготовленные позиции южнее озера Рогознанское. 
 После ожесточенных боев подразделениям этих частей удалось восстановить положение и закрыть дальнейшее продвижение немцев в сторону Малориты, по дороге Медна-Гвозница- Збураж. Противник, в районе Медна и оз.Рогознянское оставил на поле боя около 700 человек, подбито и сожжено 5 танков, 7 бронетранспортеров, 4 бронемашины, 17 автомашин с боеприпасами и продуктам.
Вспоминает Шелин Борис Иванович (стиль, орфография и пунктуация автора сохранены):
«Мы как новички не успели полностью выкопать стрелковые ячейки, рано утром немцы начали наступление. В наступлении участвовали и войска СС. Шли по дороге они парадным строем, с танками и транспортерами. По утренней росе распространялся приятный запах духов.
И вот подпустив их на сравнительно небольшое расстояние ударили все огневые средства полка, а также артиллерия точно не знаю дивизионная, или корпусная (два дивизиона 68-го ЛАП) которая примкнула к полку в ходе смены позиций.
Земля клокотала от сильных разрывов наших и немецких снарядов. Моя ячейка выкопанная в песчаном грунте осыпалась и старалась вытолкнуть меня на поверхность. Из моего окопа было видно как остановился и задымил первый танк, а затем и другие и транспортеры. Все заволокло черным дымом и ничего нельзя было разобрать, но чувствовалось что немецкая атака захлебнулась.
Над нами появился «не разборчиво», который вероятно корректировал огонь артиллерии, огонь которой значительно усилился. Один из снарядов полностью уничтожил медицинский, а другой угодил в командный или наблюдательный пункт батальона и все находящиеся в нем погибли (я не знал фамилии командиров 34 полка). Мой окоп находился рядом с командным пунктом я был контужен и потерял сознание. Сколько я был без сознания не знаю, но бой продолжался.
Когда я пришел в себя то кругом стояла сплошная тишина. Это просто мне показалось так как я почти ничего не слышал. На самом деле бой был в самом разгаре. Затем полк пошел в контратаку с ними шел и я.
На расстоянии 50 метров от окопов сплошными рядами лежали убитые и раненые немецкие солдаты и офицеры, догорали танки.
С самого начала боевых действий не было устойчивой связи, даже приходилось посылать связных. Радиостанции находящиеся на вооружении (6ПК и 5АК) были устаревшими и маломощными могли работать только на небольшие расстояния, да они и не использовались.
Так не отступив от границы сражались два полка 75 стрелковой дивизии нанося значительный урон войскам противника.»

С утра 23 июня на участки обороны 34-го стрелкового полка немцы бросили в атаку пехотные подразделения. Оказывая упорное сопротивление наступающим из района Дуричи немцам, постоянно контратакуя с флангов, подразделения 3-го батальона не дали развернуться немцам в боевые порядки. Не выдерживая постоянных контратак противник вынужден был отступить и начать окапываться.
На позиции 2-го батальона 34-го полка были выдвинуты пехотные подразделения, усиленные мотопехотой. Израсходовав все боеприпасы 2-й батальон отошел в район озера Рогознянское на рубеж обороны 1 -го батальона.
К полудню 23 июня подразделения 34-го стрелкового полка и два дивизиона 68-го ЛАП оставляют занимаемые позиции и занимают оборону на выгодных рубежах на высоте 157 в 3 км западнее д.Рогозно, тем самым перекрывая дорогу Дубица-Рогозно.
Бои на участке 34-го стрелкового полка приняли затяжной характер.
Штаб дивизии до 23 июня не имел сведений о полках, сражавшихся на границе. Во второй половине дня, в расположение штаба прибыла группа под командованием заместителя политрука 34-го стрелкового полка Марычева Н.С.
Из воспоминаний заместителя политрука 34-го стрелкового полка Марычева:
«По приказу командира батальона майора Иоглы Ю.М. командование 6-й с\роты направилось на связь со штабом дивизии для выяснения обстановки и получения дальнейших указаний. В этой группе шел и я.
Шли довольно долго. Несколько раз попадали на вражеских парашютистов и лазутчиков, вели бои на их уничтожение. Масса самолетов бомбило буквально все. Гонялись за одиночными войнами и гражданским населением.
В Малориту пришли – точно не помню, но примерно в 8-9 утра. Штаба дивизии в городе не оказалось. Весь штаб из города эвакуировался и занял оборону на подступах к Малорите совместно с 115-м полком около рыбхоза «Карпин».»

Сегодня на месте дислокации 34-го стрелкового полка и 68-го ЛАП, на административном здании санатория «Берестье» (Брестского района) висит памятная табличка:
«Здесь у озера Рогознянское, перед началом Великой Отечественной войны размещались в лагерях 34-й стрелковый, 68-ой легкий артиллерийский полк, 110-й медсанбат.
На рассвете 22 июня 1941 года в 4:00 утра они приняли на себя первые удары немецко-фашистских захватчиков и оказали стойкое сопротивление врагу»
Если Вы являетесь родственником или располагаете какими-либо сведениями о 75-й стрелковой дивизии, фронтовыми письмами, воспоминаниями, фотографиями - свяжитесь с нами. Мы благодарны всем, кто помогает нам в нашей поисковой работе.
115sp75sd@gmail.com

Оффлайн GlebTS

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 177
  • 115sp75sd@gmail.com Глеб, г.Москва
    • Просмотр профиля
    • Email

Карташев Иван Платонович, майор, заместитель командира 68-го ЛАП


Кац Давид Борисович, лейтенант, помощник начальника связи 68-го ЛАП


Марычев Николай Сергеевич, заместитель политрука 6-й роты 34-го СП (послевоенное фото)


Воробьев Иван Алексеевич, старший лейтенант, командир огневого взвода 76-мм пушек 68-го ЛАП, в дальнейшем командир партизанского отряда им.Ворошилова (Брестская область), послевоенное фото.


Воробьев Василий Михайлович, курсант полковой школы 34-го СП, в дальнейшем комиссар партизанского отряда им.Ворошилова (Брестская область, послевоенное фото.


Хомлюк Павел Степанович, пулеметчик 1-го батальона 34-го СП


Матвеюк Василий Архипович, курсант полковой школы 34-го СП


Яремчук Феодосий Викторович, старший политрук 68-го ЛАП


Гуль (имя, отчество неизвестно), батальонный комиссар, комиссар 68-го ЛАП


Группа командиров 68-го ЛАП, май 1941 года, д.Медно.
Слева направо:
Капитан Гармашев, старший лейтенант Руфель, младший политрук Трифонов, майор начальник штаба
(фамилия пока неустановлена), старший политрук Ильяшенко, старший политрук Матвейчук, лейтенант Рожков.


Стоят слева направо:
Политрук, секретарь партбюро 68-го ЛАП Исаак Давидович, старший политрук, заместитель начальника полковой школы 68-го ЛАП Матвейчук Николай Андреевич.
Сидят слева направо:
Командир 68-го ЛАП полковник Божко Митрофан Дмитриевич, рядом неизвестно.
Если Вы являетесь родственником или располагаете какими-либо сведениями о 75-й стрелковой дивизии, фронтовыми письмами, воспоминаниями, фотографиями - свяжитесь с нами. Мы благодарны всем, кто помогает нам в нашей поисковой работе.
115sp75sd@gmail.com

Оффлайн GlebTS

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 177
  • 115sp75sd@gmail.com Глеб, г.Москва
    • Просмотр профиля
    • Email


Лютин Александр Апполосович, капитан, помощник начальника 1-го отделения штаба 75-й стрелковой дивизии
Родился 26 августа 1909 году в селе Уни, Унинской волости, Глазовского уезда, Вятской губернии, в семье псаломщика Александро-Неского храма  Апполоса Михайловича и Александры Васильевны Лютиных. В семье было семеро детей.Средний Александр обучался в Унинской школе, получил образование.В 30-х годах дети семьи Лютиных разъехались в разные места.
Александр - стал профессиональным военным. Участник финляндской войны, командовал снайперской ротой 75-й стрелковой дивизии. С 1940 года капитан Лютин А.А. - помощник начальника штаба 75-й стрелковой дивизии.
Погиб 27.06.1941 года в районе деревни Мокраны Малоритского района Брестской области.
О том как погиб капитан Лютин А.А. рассказывал участник тех событий лейтенант Коровченко Г.М.:
" В ночь с 26 на 27 июня 1941 года дивизия была полностью окружена. Командир дивизии Недвигин С.И. после совещания штаба, принял решение о прорыве оставшихся подразделений дивизии через Ковельскую дорогу и идти на соединение с частями 4-й армии. Для разведки участка прорыва была послана разведывательная группа из состава 115 стрелкового полка под руководством командира 1-го батальона 115 полка старшего лейтенанта Ярышкина И.М. При проведении разведки  Ярышкин И.М. был ранен, группу возглавил капитан Лютин А.А..
Группа выполнив задание вернулась в середине дня неся тяжело раненого капитана Лютина А.А.. Командиру дивизии Недвигину С.И. было доложено, что дорога полностью занята противником. Раненого Лютина А.А. посадили вместе с присматривающей за ним девушкой из штаба и шофером в машину генерала Недвигина С.И.. Бригадный комиссар Ткаченко И.С. накинул свою шинель на плечи Лютина А.А. и всем троим выдали автоматы. Выскочить из окружения машина с раненым капитаном Лютиным А.А. не смогла. На машине они ворвались в деревню Мокраны , где располагался штаб какой-то фашистской части. Открыв огонь они уничтожили живую силу врага у штаба, но машину фашистам удалось подбить. Все трое, в том числе и капитан Лютин А.А. погибли.
Комиссарская шинель и генеральская машина породили легенду о подвиге генерала Ковалева, под именем которого за несколько дней до этого в Мокранах появлялся генерал Недвигин.
Немцы приказали местным жителям выкопать возле дороги Брест-Ковель могилу и с почестями похоронили погибших.
В 1965 году, разбираясь с историей похороненного генерала, вспомнилась и история с шинелью Ткаченко И.С. и машиной Недвигина С.И., стало понятно, что фашисты похоронили погибшего в том бою капитана Лютина А.А..
Через несколько лет на братской могиле был установлен памятник войнам 75-й стрелковой дивизии и увековечено имя капитана Лютина А.А.. На встречах ветеранов 75-й стрелковой дивизии, мы всегда приезжаем в Мокраны почтить память наших павших товарищей."

Недавно, мной найдено еще одно подтверждение факта гибели капитана А.А.Лютина. Это статья корреспондентов брестской областной газеты "Заря над Бугом" А.Бляхера и И.Пинчука вышедшая в газете "Сельская газета" в 1965 году.

В нашей газете уже рассказывали о легендарном подвиге генерала Ковалева и его боевых товарищей в первые дни Великой Отечественной войны. Кто же такой генерал Ковалев?
Авторы рассказов, брестские журналисты Н.Пинчук и А.Бляхер, получили много писем от участников описываемых событий. Личности героев брестской легенды, наконец установлены.
В публикуемом сегодня материале рассказывается о том, как это удалось выяснить.

Стоит обелиск в центре села Мокраны. Надпись гласит, что здесь похоронены 75 советских воинов, в том числе генерал-майор Ковалев. Заботливо ухаживают за этой братской могилой колхозники, о генерале Ковалеве вспоминают как о человеке из легенды. Вот уже более двух десятилетий говорят о его подвиге в Мокранах.
Война ворвалась на Брестчину. На исходе дня по селу, занятому гитлеровцами, стрелой промчалась черная легковая машина. Поравнялась с магазином, возле которого собралась группа немцев, затем обогнала роту солдат на марше. Из машины в гущу гитлеровцев полетели гранаты, застрочил автомат. Застигнутые врасплох, фашисты падали, сраженные пулями и осколками.
Опомнившись, немцы открыли огонь. Им удалось подбить автомашину. В неравной схватке погибли наши смельчаки – генерал, шофер-лейтенант и женщина в военной форме.
Когда после войны переносили останки героев, в братской могиле была найдена бутылка с документами. По словам местных жителей села Мокраны, это были документы генерала Ковалева. Найденные бумаги вроде были переданы в Малоритский военкомат, а оттуда в Брестский областной военкомат. Где-то они затерялись. Из Министерства обороны СССР сообщили, что по проверенным Главным управлением кадров учетным данным, установить генерала Ковалева не удалось. На этом сведения о погибших в селе Мокраны советских воинов обрываются.
Кто же такой генерал Ковалев? Кто его боевые товарищи? Знают ли о их судьбе близкие?
Об этом рассказывалось в корреспонденции «Человек из легенды», которая была опубликована в «Сельской газете» 26 января этого года.
После выступления газеты авторам этих строк и непосредственно в село Мокраны пришло много писем. Большинство из них – от Ковалевых, потерявших в годы войны своих родных и близких.
В письме, присланном директором Кричевского краеведческого музея М.Ф.Мельниковым, высказывалось предположение: не его ли земляк Александр Антонович Ковалев погиб в Мокранах?
Александра Петровна Ковалева, жена прославленного генерала-пограничника Александра Антоновича Ковалева, приехав из Москвы в Мокраны и побеседовав с десятками людей, вынуждена была сказать: «Нет, это не он.»
На этом, если помните, обрывался наш второй рассказ о генерале Ковалеве и его товарищах по оружию, который был напечатан в «Сельской газете» 26 мая.

Кто же они, эти безымянные герои в серых шинелях, погибшие в Мокранах? Мы должны всегда помнить, что не было безымянных героев. Это были хорошие советские люди. Они любили жизнь. Они отдали ее за то, чтобы над нашей страной было чистое небо, за мир на земле.
Сделать легенду былью, назвать имена героев, погибших в Мокранах в первые дни Великой Отечественной войны, могли бы бойцы и командиры 75-й стрелковой дивизии. Это они до 26 июня 1941 года стояли тут гранитной стеной, превратив Малоритские леса и болота во вторую Брестскую крепость.
Но много ли осталось из них в живых? Ведь впереди была такая трудная дорога войны. А если живые, то прочтут ли они наш рассказ?
Есть живые, выстояли!.. Они прорвали стальное кольцо окружения, защищали родную Москву, стояли насмерть на Волге, добивали фашистского зверя в его берлоге, водрузили знамя Победы над рейхстагом. Некоторые из них прочитали рассказ о генерале Ковалеве и теперь дополняют его, уточняют.
Вот письмо из Черкасской области. Его автор Григорий Михайлович Коровченко, сражался в 1941 году с фашистами под Малоритой, командовал первой стрелковой ротой. Гитлеровцы обрушили на позиции советских воинов ураганный артиллерийский и минометный огонь, применяли танки и авиацию. Со стороны могло показаться, что тут уничтожено все живое, но стоило вражеским автоматчикам продвинуться вперед, как они тут же получали отпор с наших позиций.
Пришло письмо и от бывшего начальника штаба 4-й армии, а ныне генерал-полковника Л.М.Сандалова. Но и оно не утешительно. Леонид Михайлович утверждает, что кроме бывшего командующего Западным военным округом Михаила Прокофьевича Ковалева, других Ковалевых в Белоруссии накануне Великой Отечественной войны не было. Михаил Прокофьевич Ковалев, ныне генерал-полковник запаса, живет в Москве.
И вот почтальон принес еще одно письмо. Оно из Краснодара. Его автор Иван Степанович Ткаченко был в 1941 году комиссаром 75-й стрелковой дивизии.
«Подвиг, о котором рассказывается в газете, действительно был…- пишет тов. Ткаченко. И он, возможно, породил ту легенду, которая и поныне живет в Мокранах. Вот как было дело.
С 22 по 26 июня 1941 года части нашей 75-й стрелковой дивизии вели тяжелые кровопролитные бои с гитлеровцами. Сдерживая натиск превосходящих сил противника, мы отошли от границы и расположились западнее села Мокраны, вблизи шоссейной дороги Брест-Ковель.
Селом Мокраны уже овладели фашисты. Наша дивизия попала в окружение. Посоветовавшись мы с генералом Недвигиным приняли решение прорываться через Ковельскую дорогу и соединиться с частями 4-й армии. С этой целью 26 июня в 8 часов утра послали разведку. Цель – ознакомиться с местностью для организации прорыва тремя группами.
В 11 часов утра этого же дня в штаб дивизии пришел поддерживаемый солдатами капитан Лютин. В разведке он был тяжело ранен в левое плечо. Капитану Лютину было тогда 28-30 лет. Вышесреднего роста, худощав, лицо смуглое, глаза карие, темноволос. Он напоминает мне киноактера Кадочникова. Я очень уважал этого командира. Как быть с ним в эту грозную минуту, ведь мы готовимся к прорыву? Ему, тяжелораненому, придется очень трудно, хотя капитан и пытается скрыть это. Я вызвал молоденькую сестру. К сожалению, фамилию ее память не сохранила. Невысокого роста, черноглазая, энергичная, с короткой прической, она быстро перевязала капитану руку.
Потом я вызвал шофера младшего сержанта Бабенко, которому было лет 20-22 и распорядился усадить раненного капитана в черную «эмку». Она была тогда единственной легковой машиной в дивизии. Медсестре приказал остаться с раненным для присмотра. У капитана Лютина и младшего сержанта Бабенко лежали на коленях автоматы. Машину до отказа наполнили гранатами. Знали, что пробиваться придется с боем. Район сбора им был известен. И я на этот раз не как командир, а как отец обнял капитана, шофера и медицинскую сестру. Ночью прохладно. Я видел, как капитана Лютина знобит, а шинели при нем нет. И я оставил ему свою. Моя шинель темно-серого драпа, точно такая, как у генерала Недвигина. Правда, окантовка у генерала красная, а у бригадного комиссара малиновая. У генералов звездочки, а у нас, комиссаров, тогда в 1941 году еще были ромбы.
Да, бой был жестокий. Нам удалось ценой больших потерь прорвать вражеское кольцо. Пали геройской смертью на поле боя заместитель начальника штаба дивизии майор Степан Ефимович Гаврющенко, инструктор политотдела дивизии старший политрук Шерстнев».
Сильно поредевшая, дивизия вышла на станцию Сарны. Тут распространились слухи, что комиссар дивизии Ткаченко, автор вышеприведенного письма, погиб при прорыве в Мокранах. Это тяжелое известие прибыло в Башкирию, куда была эвакуирована из Мозыря семья комиссара. А отправил эту печальную весть начальник снабжения дивизии майор Манафов. Ему, по всей вероятности, кто-то сообщил о неравном поединке в Мокранах. И он, конечно, не знал, что Ткаченко уступил свою машину раненому капитану Лютину, а потому был уверен, что погиб комиссар дивизии.
Иван Степанович Ткаченко полагает, что бой с фашистами вели в Мокранах 26 июня 1941 года капитан Лютин, шофер Бабенко и медицинская сестра.
Шинель бригадного комиссара, оказавшаяся в машине, дала немцам основание заявить, что они убили генерала, а два треугольника младшего сержанта они приняли за кубики лейтенанта.
Так, вероятно, и было. Но как могла появиться на памятнике фамилия генерала Ковалева? Такую фамилию в Мокранах называют десятки людей. Они встречались с живым генералом Ковалевым: одни за несколько дней, другие за несколько часов до его гибели. При знакомстве сам генерал представлялся Ковалевым.
«Такой факт имел место, - подтверждает бывший комиссар 75-й стрелковой дивизии Ткаченко, - 26 июня 1941 года на хуторе Самосюка и Иванюка был генерал с группой офицеров и солдат, разговаривал с крестьянами. Отрекомендовался он Ковалевым, хотя на самом деле это был командир 75-й стрелковой дивизии генерал-майор Недвигин. Ему действительно в то время было лет около пятидесяти. Плотный, коренастый, блондин, шея короткая, голову брил наголо. Выправка стройная, походка энергичная.
Почему же генерал Недвигин представлялся генералом Ковалевым? Видимо, для того, чтобы ввести в заблуждение немцев. Они знали, что до сих пор они воюют с 75-й стрелковой дивизией, которой командует генерал-майор Недвигин. Минувшей ночью, применив маневр, мы здорово потрепали противника. Представляясь генералом Ковалевым, генерал Недвигин был уверен, что слухи дойдут до немцев. Это, по его замыслу, спутает им карты. Немцы до выяснения обстановки (что это еще за соединение генерала Ковалева?) не пойдут на штурм. Генерал Недвигин (Ковалев) хотел, попросту говоря, выиграть время.
И это, как потом оказалось, ему удалось. Дивизия вырвалась из окружения и на украинской земле, в районе станции Сарны, соединилась с основными частями Советской Армии.
К сожалению, сам генерал Недвигин не может подтвердить и уточнить факты. Он умер в 1962 году».
Как видите, легенда обрела реальность. Мы с уверенностью можем сказать, что 26 июня 1941 года в Мокранах сражался с фашистами не генерал Ковалев, а капитан Лютин, шофер Бабенко и пока неизвестная нам медицинская сестра.
Мы знаем: их живые боевые товарищи откликнуться на наш рассказ, допишут его, назовут нам полные имена героев.
А.Бляхер
И.Пинчук
Работники брестской районной газеты «Заря над Бугом»
__________________________________

Найдены также записи старшего научного сотрудника Мемориального комплекса "Брестская крепость-герой" Соболевской Марии Алексеевны, где высказано предположение о том, что в машине с капитаном Лютиным находилась военфельдшер 110 МСБ Валентина Вдовиченко. Но, согласно воспоминаниям военфельдшера 110 МСБ Ляхович Ольги Федоровны, военфельдшер Вдовиченко при прорыве через шоссейную дорогу Брест-Ковель, увидев, что под непрекращающимся пулеметным огнем бойцы залегли, своим примером подняла их в атаку, но при этом была смертельно ранена. Предположительно она захоронена в той же братской могиле, где похоронен и капитан А.А.Лютин.


А.А.Лютин со своей дочерью Леночкой.

Если Вы являетесь родственником или располагаете какими-либо сведениями о 75-й стрелковой дивизии, фронтовыми письмами, воспоминаниями, фотографиями - свяжитесь с нами. Мы благодарны всем, кто помогает нам в нашей поисковой работе.
115sp75sd@gmail.com

Оффлайн GlebTS

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 177
  • 115sp75sd@gmail.com Глеб, г.Москва
    • Просмотр профиля
    • Email
Еще одна статья из брестской газеты

Если Вы являетесь родственником или располагаете какими-либо сведениями о 75-й стрелковой дивизии, фронтовыми письмами, воспоминаниями, фотографиями - свяжитесь с нами. Мы благодарны всем, кто помогает нам в нашей поисковой работе.
115sp75sd@gmail.com

Оффлайн Исследователь

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 3688
  • Незадолго до ДМБ-86-осень
    • Просмотр профиля
    • Email
Уважаемый Глеб, спасибо за заметку!
Кстати, её можно продублировать и в теме про Гаврилова.
С уважением - К.Б.Стрельбицкий

Оффлайн GlebTS

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 177
  • 115sp75sd@gmail.com Глеб, г.Москва
    • Просмотр профиля
    • Email
Уважаемый Глеб, спасибо за заметку!
Кстати, её можно продублировать и в теме про Гаврилова.
Уважаемый Константин Борисович! В теме о майоре Гаврилове я выкладывал фотографию, сама статья пусть здесь будет, чтобы не было дублей. Купил "Красную Звезду" за 22.06.1963 год, завтра выложу еще одну статью о 75-й сд.
А статья "Это было под Малоритой" была напечатана в газете "Заря над Бугом" от 25 июля 1964 года. Также ищу статью "Как это было" в газете "Заря над Бугом" от 16 июля 1963 года, вдруг найдется в Бресте.
« Последнее редактирование: 12 Август 2016, 16:46 от GlebTS »
Если Вы являетесь родственником или располагаете какими-либо сведениями о 75-й стрелковой дивизии, фронтовыми письмами, воспоминаниями, фотографиями - свяжитесь с нами. Мы благодарны всем, кто помогает нам в нашей поисковой работе.
115sp75sd@gmail.com

Оффлайн GlebTS

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 177
  • 115sp75sd@gmail.com Глеб, г.Москва
    • Просмотр профиля
    • Email
Статья бывшего командира 1-й роты 115-го стрелкового полка 75-й стрелковой дивизии капитана запаса Григория Михайловича Коровченко
Газета "Красная Звезда" за 22 июня 1963 года.


Если Вы являетесь родственником или располагаете какими-либо сведениями о 75-й стрелковой дивизии, фронтовыми письмами, воспоминаниями, фотографиями - свяжитесь с нами. Мы благодарны всем, кто помогает нам в нашей поисковой работе.
115sp75sd@gmail.com

Оффлайн sam43

  • Участник проекта
  • Сообщений: 994
    • Просмотр профиля
    • Email
Автор: GlebTS
Спасибо за предоставленные материалы. Конечно, их надо "фильтровать" (как любые мемуары), а то битых немцев скоро складывать будет некуда. Но сама проба составить цельную картину по бд к югу от Бреста - заслуживает внимания и уважения. Еще раз спасибо.

Оффлайн GlebTS

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 177
  • 115sp75sd@gmail.com Глеб, г.Москва
    • Просмотр профиля
    • Email
Автор: GlebTS
Спасибо за предоставленные материалы. Конечно, их надо "фильтровать" (как любые мемуары), а то битых немцев скоро складывать будет некуда. Но сама проба составить цельную картину по бд к югу от Бреста - заслуживает внимания и уважения. Еще раз спасибо.
Не совсем хватает времени обработать все материалы (воспоминания, письма и прочее) по 75-й сд. Поэтому выкладываю готовые (статьи). Воспоминания датированы 1960-1965 годами, там конечно такого количества немцев нет, но и бились воины дивизии действительно на смерть. Если сопоставлять воспоминания с опубликованными - разница есть. Взять того же Б.М.Овецкого, то что он писал в 60-е не совсем совпадает с тем, что напечатано в его книге "От Бреста до Бреста". Даже место расположения его батареи не то, которое он указал в книге. Думаю, что на обработку материалов уйдет не менее года.
Спасибо всем, кто следит за темой и интересуется БД к югу от Бреста!
Если Вы являетесь родственником или располагаете какими-либо сведениями о 75-й стрелковой дивизии, фронтовыми письмами, воспоминаниями, фотографиями - свяжитесь с нами. Мы благодарны всем, кто помогает нам в нашей поисковой работе.
115sp75sd@gmail.com