Автор Тема: Южный остров (Госпитальный, Волынское укрепление)  (Прочитано 178881 раз)

Оффлайн Nomitus

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 1129
  • С техникой проще... она не просит есть!
    • Просмотр профиля
    • Email
Как Кейтель, подписывая Акт о Капитуляции, увидев Французов сказал: И ОНИ нас тоже победили?
Я знаю, что ничего не знаю...

Оффлайн Аннонимус

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 163
    • Просмотр профиля
Место,где был проход в валу ,в 4-й равелин.

 А что там было? ;) Просто недалеко от этого места в 2018 году  я столкнулась с тем, что КАЮР побежал фотографировать  монастырь, а я осталась одна, знала, что нужно идти в сторону моста на Холмские ворота, но не могла сделать и шагу. В итоге зависла, ожидая КАЮРа, читая арабские суры... (((
« Последнее редактирование: 13 Июль 2018, 19:50 от Аннонимус »

Оффлайн elongated

  • Частый посетитель
  • Сообщений: 97
    • Просмотр профиля
    • Email
Как Кейтель, подписывая Акт о Капитуляции, увидев Французов сказал: И ОНИ нас тоже победили?
Кейтель подписывал Акт о Капитуляции молча. Он его текст за два дня уже почти наизусть знал. И французы в нём были прописаны чёрным по белому.
Завидую вам! Чтобы пройтись по Бресту и крепости - вам достаточно из дома выйти...
Я прошу, хоть ненадолго, грусть моя, ты покинь меня...

Онлайн Oleg 75

  • Модератор
  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 5834
    • Просмотр профиля
А что там было? ;)

Куртина V фронта – укрепление, расположенное между полубастионом VI и бастионом VII, в тылу равелина IV. Под валгангом укрепления находилась одноэтажная казематированная казарма на 12 казематов с двумя отхожими местами и с прилегающими к ним двумя казематированными коридорами с выходами на валганг по винтовой чугунной лестнице. В середине куртины проходила сортия (сводчатая потерна), сообщающая внутреннее пространство через земляной открытый капонир во рву куртины с равелином IV.

Малый трапецеидальный каземат казармы к 1896 году был занят под хлебопекарню лабораторной команды. Во всей казарме размещались нижние чины, которая рассчитана на 276 человек.

В период 1939-1941 г. в казематах казармы размещались склады "НЗ" и вещевого снабжения военного госпиталя, кухня и столовая для медперсонала.  В период оккупации 1941-1944 г. казарма использовалась немецкими войсками под склад боеприпасов. Подорвана при отступлении в 1944 году. Остатки практически полностью засыпаны грунтом, на месте сортии проезд в IV равелин.

Оффлайн КАЮР

  • Global Moderator
  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 2328
    • Просмотр профиля
А что там было? ;) Просто недалеко от этого места в 2018 году  я столкнулась с тем, что КАЮР побежал фотографировать  монастырь, а я осталась одна, знала, что нужно идти в сторону моста на Холмские ворота, но не могла сделать и шагу. В итоге зависла, ожидая КАЮРа, читая арабские суры... (((

Это было немного не там ;)

С уважением , Алексей Котуленко.

Оффлайн Yo

  • Участник проекта
  • Сообщений: 370
    • Просмотр профиля
    • Email
А что там было? .... В итоге зависла, ожидая КАЮРа, читая арабские суры... (((

Это было немного не там ;)



а что имеется ввиду под ЭТО?
Классный трэк, но можно и по OSM показать, КАЮР.
Чем больше читаешь, тем больше знаешь, а чем больше знаешь, тем больше забываешь.

Оффлайн BIG ben

  • Частый посетитель
  • Сообщений: 70
    • Просмотр профиля
    • Email
                                                         ОБОРОНА ЮЖНОГО ОСТРОВА

                                                                    ПРЕДИСЛОВИЕ

  Думаю, модераторы простят меня за компоновку всего материала об обороне с 66 страниц в несколько постов, а также за повтор фотоматериала (если он случился). За фотографии и схемы выражаю особую благодарность Дилетанту и Старкому. Скомпоновал вместе посты, с которыми согласен полностью или принял к сведению.
  Всегда волновала трагичность судеб отдельных подразделений 84 сп, но одним постом невозможно было донести этого до сознания других людей. Последовал совет Ростислава, поэтому попробую взаимообразно с обороной Южного острова всё объяснить. Новых открытий не будет, но из того, что уже накоплено, можно делать определённые выводы. Тем паче, что меня не устраивают некоторые трактовки воспоминаний защитников, взамен предлагаю своё прочтение, спорное или нет-вам решать. Большинство мемуаров не было включено в свои труды С.С.Смирновым и его последователями, в некоторых не акцентировались спорные моменты. Так или иначе придётся уделять внимание обороне подразделений 84-го и 333-го сп на Центральном острове, вызывающей новые неоднозначные вопросы [В частности имеет место быть версия об организаторе контратаки 84-го сп старшине Михайловском Борисе Николаевиче (в литературной обработке С.С.Смирнова - замполитрука Матевосян Самвел Минасович)]. Окончательно рухнул смирновский миф о "непреодолимости блокадной линии противника", по крайней мере для меня.
  Из-за нехватки фактов мы склонны к идеализации какого-нибудь исторического действа, не исключением является и "Атака подразделения 84 сп на Южный остров". Атаки как таковой, в широком смысле слова для всего 84-го сп, и не было. Было и занятие отдельными подразделениями полка оборонительного рубежа по предвоенному плану (ДУРАСОВ), и контратака (ОСТАПЕЦ), и единичный приказ (АЛЕКСЕЕВ), и действие по Уставу гарнизонной службы РККА (7-я стрелковая рота 84-го сп). Наряду с героизмом отдельных защитников присутствовало и малодушие некоторых, был "дружественный" огонь по своим бойцам и командирам по недоразумению и действия, которые можно характеризовать как вполне враждебные (в первую очередь это относится к отдельным подразделениям 333 сп).

                                                                            НАЧАЛО

  Начать следует со ставшими уже каноническими воспоминанием Ткачёвой П.Л. и публицистическим отрывком Гребёнкиной А.А.
 
 
Цитировать
ТКАЧЕВА ПРАСКОВЬЯ ЛЕОНТЬЕВНА, старшая медсестра хирургического отделения
госпиталя. Находилась на Волынском укреплении до 25 июня:
 
  "В сентябре 1939 года вместе с воинами Красной Армии я принимала участие в
освободительном походе в Западную Белоруссию. 26 сентября 1939 года наш госпиталь
расположился в Брестской крепости. Когда в 1940 году проводилась демобилизация, мне
предложили остаться работать вольнонаемной сестрой. Через некоторое время я была
избрана председателем местного комитета. Наша профсоюзная организация насчитывала
около 200 человек. Незадолго до войны меня назначили старшей сестрой хирургического
отделения. 21 июня, в субботу, около 12 дня, меня вызвал комиссар госпиталя Богатеев и предупредил,
что в течение двух часов нужно подготовить больных к отправке (наш армейский госпиталь
расформировывался). Богатеева я хорошо знала. Николай Семенович был добрым, чутким,
душевным человеком, хорошим воспитателем, часто бывал на наших комсомольских
собраниях. Он всегда мог по-отцовски побеседовать, дать родительский совет. Фельдшер в
прошлом, он хорошо разбирался в медицине, вникал во все тонкости работы наших отделений
и в минуту страшной опасности тоже оказался впереди. Но вернусь к последнему мирному
дню. Нужно было подготовить 80 больных к переезду. В воскресенье медперсонал должен
был вслед за больными выехать в Пинск. Часть больных к этому времени  уже была передана
95-му медико-санитарному батальону. Богатеев сказал, чтобы я подумала, кого из прежнего
штата возьмем с собой. Потом комиссар ушел домой, а я - в парк имени Первого мая.
Домой вернулась поздно. В крепости стояла необычная тишина. Я жила вместе с Вишневской
- старшей сестрой терапевтического отделения и Ровнягиной Дусей  старшей сестрой
инфекционного отделения. Дел у меня было много, тем более что Богатеев поручил
продумать, кого возьмем с собой из прежнего штата. Все же я решила вначале отдохнуть, а
уж потом завершить оформление документов. Не успела я заснуть, как раздался страшный
грохот. Вначале мне показалось, что это гроза, но, выглянув в окно, я увидела, что горит
терапевтическое отделение. Тогда все стало ясно. С криком «Война!» я разбудила девушек.
Мы кое-как оделись и выбежали. Госпиталь сильно бомбили. Жертв уже было много. Здание
хирургического корпуса также оказалось разбитым. На территории госпиталя бушевал пожар.
Дежурный медперсонал начал эвакуацию больных из госпитальных зданий в более
безопасное место - казематы, находившиеся в валу. Первую партию нам удалось
благополучно перевести в эти укрытия. Я решила подняться на второй этаж. На лестнице
встретила батальонного комиссара Богатеева (Богатеев Николай Семёнович (1895-1941). В июне 1941 г. – батальонный комиссар, заместитель начальника Брестского военного госпиталя по политчасти. Погиб в рукопашной схватке в первый день войны). Он был ранен (на щеке виднелась кровь) и
оглушен. Оказывается, Богатеев успел к этому времени побывать в нескольких отделениях.
Он сжег документы, организовал перевод раненых из горящих зданий. Но не успел Богатеев
выбраться из здания, как навстречу ему выскочило несколько немцев. Завязался рукопашный
бой. Богатеев погиб в неравной схватке.
Среди раненых, которых мы подобрали, был пограничник Родионов (И.Р. Родионов - стрелок
3-й резервной заставы 3-й комендатуры 17-го Краснознаменного пограничного отряда). Он
рассказывал, что на Тереспольском укреплении оборонялись три группы пограничников.
Одной группой руководил Кукушкин;   той, где находился Родионов, - Русаков; кто руководил
третьей - не помню.
Мы верили, что вот-вот подойдут свои. Неожиданно рядом появились немцы. Помню, Вера
Хорецкая как раз перевязывала в это время раненого Кукушкина. Гитлеровцы безжалостно
пристрелили их обоих. Логинов, Русаков и другие мужчины, имевшие трофейное оружие,
встретили врагов огнем. Немцы отступили. Минут через 20 они снова подошли, уже большим
отрядом. Снова бой. Погибла Ровнягина. Из 28 человек нас осталось четверо. Лейтенант
Иванов - наш делопроизводитель - бросился в воду, чтобы не попасть в плен. Его пристрелили.
Фашисты обследовали помещение и приняли нас за убитых. Ведь убитых было много, а нас
только четыре человека. Нас даже толкнули, но мы не шелохнулись. Когда все стихло, все
решили, что надо перейти в другие подвалы и там переждать. Не успели мы заскочить в
подвал, как услышали, что поблизости кто-то ходит. Притаились. Вдруг до нашего слуха
донесся родной русский голос. Оказывается, это был начальник армейского госпиталя
военврач 2-го ранга Маслов. Он перевел нас в другой подвал. Перед уходом Маслов
подошел к убитым, поцеловал Дусю Ровнягину и Веру Хорецкую.
Обстановка сложилась тяжелая: дети просят пить, воды нет, кругом крики. Утром вновь
появились фашисты. Маслов хорошо говорил по-немецки. Он что-то объяснил им. Гитлеровцы
отделили женщин и детей. Раненых и больных увезли, а мы ждали решения своей участи.
Очень запомнился мне сын врача Григорьева, смышленый, четырехлетний мальчик. Он все
время повторял: «Пусть уж добивают».
Во время наступления на Цитадель враги прикрывались женщинами и детьми. Женщины
кричали нашим бойцам, чтобы они стреляли, не считаясь с тем, что их гнали впереди
вражеской цепи...
ОФ МГОВК, оп. 95, д. 9, лл. 2-5.

Из книги Гребёнкиной А.А., 2008
«Живая боль. Женщины и дети Брестского гарнизона»:

                                                             
Цитировать
"Защита Южного острова"
  "С юга Цитадель крепости прикрывало Волынское укрепление. На его территории располагались полковая школа 84-го стрелкового полка, большая часть личного состава которой находилась вне крепости на учениях, два госпиталя - армейский и формировавшийся 28-го стрелкового корпуса, 95-й медико-санитарный батальон. На Южном острове проживали работники госпиталя, семьи комсостава и вольнонаемные.

  ….Когда начался обстрел крепости, ТКАЧЕВА Прасковья Леонтьевна, медсестра госпиталя, увидела, что горит терапевтическое отделение. Хирургическое отделение было разрушено, а в нем находилось около 80 человек. Разбита была перевязочная, горела кладовая. В результате обстрела появились раненые. Многим больным накануне сделали операции, и они не могли самостоятельно передвигаться. Прасковья получила задание от батальонного комиссара Н.С. Богатеева размещать больных в ближайшем земляном валу. От хирургического отделения до первого ряда валов было 100-150 м. За ним полукругом располагался второй ряд валов, а за ними, скрытый с трех сторон валами, находился скотный двор. Напрягая все физические и душевные силы, она спасала больных
и раненых от неминуемой гибели. Со второго этажа, где находились послеоперационные
красноармейцы, нуждавшиеся в помощи, удалось вынести 20 человек. Прибежав в очередной раз, она увидела, что остальным больным ее помощь уже не нужна: обвалилась стена, заживо похоронив десятки людей. Чувство горечи, боли и страдания за них было безутешным. В каземате было спасено 28 человек. Необходимо было также перенести в валы и перевязочный материал и белье, которое тоже можно было использовать для перевязок. Несколько раз пришлось бегать в горящее отделение за медикаментами.
Припасов воды, медикаментов, бинтов для перевязок хватило только на несколько часов боя. Когда кончились бинты, в ход пошли наволочки, портянки, простыни. Не стало и воды. Бойцов становилось все меньше. Силы покидали многих раненых. К полудню к каземату близко подошли фашисты, применили дымовые шашки. Несколько раненых задохнулись. Прасковья Леонтьевна была ранена двумя осколками снарядов.
«Все лихорадочно думали, что делать. Передо мной, - вспоминала П.Л. Ткачева, - очень ясно высветилась вся моя жизнь. Я стала анализировать, правильно ли я жила, все ли делала для укрепления своего социалистического Отечества? И сколько я не осмысливала критически свою жизнь, чувствовала, что все шло правильно, серьезных ошибок я не допускала. Моя жизнь целиком и полностью принадлежала Коммунистической партии и Ленинскому комсомолу.
Положение защитников на Южном острове становилось все более критическим. Удастся ли кому-нибудь остаться в живых? А если нет? Как узнают советские люди о судьбе своих близких, сыновей и дочерей? Раненые и больные попросили меня записать их фамилии и адреса, сообщить в записке о самоотверженной борьбе с врагом. Но чем записать? На чем? Ни у кого не нашлось даже клочка бумаги. Нашелся простой карандаш. И я вспомнила, что у меня с собой профсоюзный билет (Этот полуобгоревший профсоюзный билет № 69267 экспонируется в Музее обороны Брестской крепости. Рядом с ним портрет девушки в военной форме. Благодаря записям в этом билете удалось отыскать
некоторых родственников защитников Брестской крепости). На нем сокращенно записала имена людей, их адреса. «Их было пять. Кукушкин, пограничник, г. Сталинград, улица Сталина, дом 1, квартира 3, погиб, убил много немцев. Родионов, пограничник, автоматчик, г. Ленинград, улица Ленина, погиб. Больной Назаров СИ., заменил Родионова, мать живет в Ленинграде, улица Сталина, дом 2, убил
много фашистов, погиб. Больной Серов, лег за пулемет, что с ним - не знаем. Мы стремились выйти, нас окружили немцы, погибли комиссар Н.С. Богатеев, Хорецкая Верочка во время оказания помощи пограничнику... и Ровнягина Дуся... втроем несли бойца, бежали из последних сил к двери, но туда прорвались враги. Наши воины убили несколько фашистов. Оставшихся в живых фашисты забросали гранатами... Убили около 22 больных и раненых. Нас осталось четверо. Женщина, не помню фамилии, приехала к сыну, ранена в руку, больной Абодошвили из Ташкента и больной Лерманштейн и ...»
24 июня, после захвата Южного острова фашисты стали тщательно проверять укрытия и обнаружили «лазарет» П.Л. Ткачевой. Они взяли в плен раненых, женщин вместе с детьми из других отсеков вала. Пленных построили в колонну и повели в лагерь для военнопленных.В колонне пленных П.Л. Ткачева находила силы, чтобы поддерживать раненых, нести носилки с тяжелобольными красноармейцами. С этой же целью по пути следования Прасковья Леонтьевна организовала женщин и подростков, подавала команду: «Раненых не оставлять!» И снова обессилевших бойцов поднимали, помогали идти или несли поочередно. За этот поступок Прасковью Ткачеву фашисты едва не расстреляли."

  Из этих двух отрывков можно извлечь ВПОЛНЕ достоверную информацию:

  1. ПРИМЕРНЫЙ ПУТЬ следования Ткачёвой с больными и ранеными в укрытие. [За основу берём схему обороны из ГО, которая прошла успешно проверку Центральным и Северным островами, естесственно кроме ДАТ (фото 1 и на макете фото 1-1)].


  фото 1


  макет фото 1-1

  2. "Фашисты" появились в укрытии около ПОЛУДНЯ. [Пограничники Родионов и Кукушкин успели какое-то время повоевать перед этим на Тереспольском].
  3. Между Южным и Западным НЕ БЫЛО СПЛОШНОГО блокирования обороняющихся, если оно вообще было на тот момент. [Пограничники переправлялись ранеными без противодействия со стороны противника].
  4. Раненых всегда отправляют в тыл, безопасное место по оперативной обстановке. [Наши оборонялись ФРОНТОМ от корпусов госпиталя К главной ДОРОГЕ "Юг-Север" и не факт, что оборона рухнула на этом участке. Противник, вероятно, прорвался с ТЫЛА через тоннель в Р-4].
  5. ЗАЧИСТКА острова (ПОЛНОЦЕННАЯ) была 22-го ОДИН РАЗ, после чего враг покинул на ночь его территорию [При ином раскладе раненых бы обнаружили до утра 23-го].

  На фото 2 примерное расположение группы больных и раненых с Ткачёвой П.Л., гибель лейтенанта Иванова в водоёме (ориентиры взяты по описанию в отрывке Гребёнкиной А.А.).


  фото 2


  Примерный план госпиталя и его расшифровка


  Современная привязка к военным объектам

Цитировать
  СДА (Дмитрий)
  "Письмо рядового, писаря штаба 84 сп Александра  Митрофановича Филя журналисту газеты Белорусского военного округа "Во славу Родины" подполковнику А. И. Белошееву (29.07.1951 г.)"

  [...] "Немедленно по окончании арт. подготовки, по приказу полкового комиссара т. Фомина, состав 84 сп  занял оборону по земляному оборонительному валу вдоль западной границы."

  [Не состав, а отдельные группы БЕЗ ЕДИНОГО РУКОВОДСТВА]

Цитировать
  Комментарий Р. Алиева:
   "Очень интересная подробность. Фактически это (и несколько других свидетельств) говорит о том, что одно из подразделений попыталось действовать по предвоенному плану прикрытия границы, т.е. занять оборонительный рубеж, проходивший по валам Южного острова (включавший в себя в т.ч. т.н. "кавальер" (укрепление у Холмского моста) с расположенным на нём ДОТ). Однако поскольку большинство подразделений 3-го батальона на Южный так и не пошли, то сплошной обороны создать не удалось. Группы обороняющихся были быстро окружены немцами и уничтожены. Возможно, что именно на Южном острове 22 июня был пленен и сам Филь. В атаке 84 сп на Южный остров и кроется одно из объяснений необычайно жестокого боя на этом участке - те крайне немногочисленные силы, которые были на острове к 3.15 (несколько пограничников, бойцов полковой школы 84 сп и 95-го медсанбата), просто не смогли бы организовать сколько-нибудь заметного сопротивления. Документы 45 I.D. свидетельствуют о том, что командование и дивизии и полка ожидало удара из Цитадели (через Холмский мост), вынуждено было держать на Южном острове достаточно крупные силы. Можно предположить, что всё это было следствием утренней АТАКИ 84 сп. К сожалению, практически НИКАКИХ СВЕДЕНИЙ о ней НЕТ."

  Выводы в ЦЕЛОМ верны, а СВЕДЕНИЯ кое-какие ЕСТЬ:

Оффлайн BIG ben

  • Частый посетитель
  • Сообщений: 70
    • Просмотр профиля
    • Email
                                                                    ЮГ ЮЖНОГО
   
  ТАРАСОВ НИКОЛАЙ АГАФОНОВИЧ, сержант, командир отделения 7-й стрелковой роты 3-го батальона 84-го стрелкового полка:
  "В ночь на 22 июня наша рота была оставлена в крепости для несения караульной службы. Я стоял на посту у Южных ворот...Меня растолкал начальник караула — наш командир взвода лейтенант Кузнецов (Кузнецов Ефим Иванович (Н. В. - ГО)— л-т, ком-р 1 св 7 ср 3 сб 84 сп. В ночь на 22 июня был дежурным по части (начкаром). 30 июня 1941 ранен и схвачен фашистами. После ВОВ жил в г. Советская Гавань). Кругом раздавались взрывы. Красноармейцы уже хватали из пирамиды свои винтовки. Последним караульное помещение покинули я и лейтенант Кузнецов. Мы побежали в ту сторону крепости, откуда виден госпиталь и дорога, ведущая к селу Волынка, что стояло у самой границы. Здесь (Холмские ворота) размещались в казармах молодые красноармейцы майского набора 1941 года, прибывшие на пополнение в крепость; вот к ним-то в ПОДВАЛ нам и пришлось БЕЖАТЬ."

  Бодрствующая и отдыхающая смены 1-го взвода 7-й стрелковой роты 3-го батальона 84-го сп, находившиеся вместе с начальником караула и разводящими в специальном караульном помещении, не принимая боя, СПЕШАТ на ПОМОЩЬ новобранцам в ПОДВАЛ КАЗАРМ 84-го сп у Холмских ворот, оставив Южные ворота Волынского укрепления без прикрытия. Судьба часовых этого взвода не известна.
  Часть I/I.R.130 безпрепятственно проникает через проход между болотами в разрыв вала у Б-8 мимо полковой школы 84 сп и через Южные ворота выходит далее к мостам и городу.

Цитировать
igorg25:

  1. На немецкой схеме показана атака I/130 влоб на западный вал 8 бастиона на Южном. То есть часть I/130 должна была размещаться в казематах вдоль Буга.
2. В плане действий по 130пп указывалось, что I/130 левым краем атакует Южный остров, проходит его и выполняет задачу дальше на мостах и в городе.
Логично предположить, что I/130 должен был занять Ю. ворота, восточные валы Южного и Северного, дабы обезопасить 130пп от флангового огня хотя бы на время движения или до передачи позиций III/130. 
И на Южный I/130 действительно частью сил вошел по проходу между болотами в разрыв вала у Б-8 мимо полковой школы 84сп, на а/фото 1940 там видна дорога.
По дальнейшим событиям выходит, что
  1) - или I/130 на валы не подымался, даже не дождавшись III/130, выскочили через Южные ворота и ушли, что тактически странно, но не более, чем действия 135-12 в Цитадели;
  2)- или не очень понятно, какая сила сумела их с валов скинуть, хотя бы и на время.

  Верный вариант действий I/I.R.130. по пункту 1) у Игоря.

  Дежурное подразделение [Из казармы школы на Южном, командир Пискарев Михаил Егорович — лейтенант, замначальника полковой школы 84 сп] и наряд полковой школы 84-го сп, наряды пограничников 3-й погранкомендатуры 17-го погранотряда [Всего количеством до 40 человек] вступают в бой с передовым отрядом III/I.R.130 [2-ой эшелон наступления австрийцев] в районе Южных ворот, осознавая всю ЗНАЧИМОСТЬ удержания этого участка обороны. К ним с Центрального острова выдвигаются на помощь своим нарядам подразделения полкового (84 сп) караула.
   К вступившим в бой присоединяются разрозненные группы 1-го батальона и полковой школы 84-го стрелкового полка, отступающие с артполигона юго-восточнее деревни Волынка и с мест несения караула вне крепости:
  Александ ФИЛЬ, рядовой, писарь штаба 84 сп:
  "...По рассказам одного из бойцов нашей части, который с ПОЛИГОНА попал в крепость..."
  "...Для красноармейца Наби Мамеда оглы Мамишева из 3-го батальона 84-го стрелкового полка война началась в РАЙОНЕ ХИМГОРОДКА, а в дальнейшем он воевал бок о бок со своими сослуживцами в группе комиссара Фомина."

  Навскидку несколько фамилий для подтверждения написанного:

  [Моряк Василий Степанович – кр-ц, санитар 84 сп (был курсантом школы МНС). Попал в плен в БК 29-ГО.
  Мурзаев Нашмудин – кр-ц 3 ср 1 сб 84 сп. Дата пленения 26.06.1941.
  Горохов Арсений Николаевич – кр-ц, минометчик 3 ср 1 сб 84 сп. Дата пленения 22.06.1941.
  Журин Алексей — кр-ц, курсант полковой школы. Сражался на Южном острове. Остался жив.
  Карпович Максим – школа МНС 84 сп. Вырвался из БК 22.06.1941.
  Негодяев – кр-ц, курсант школы МНС 84 сп. Вырвался из БК. Погиб в ночь с 23 на 24 июня.
  Сидоренко Яков Иванович — полковая школа 84 сп.Утром 22 июня был дежурным по школе. Сражался на Южном        острове. Трижды ранен (22, 24, 26 июня). Смог вырваться.
  Туленяк Арменак Давидович – с-т 1 ср 1 сб 84 сп. Дата пленения 26.06.1941.] 

  Среди разрозненных отступавших групп особняком выделяется ОРГАНИЗОВАННАЯ и МОТИВИРОВАННАЯ сапёрная рота 125-го сп [С одного артполигона, что и подразделения 84-го сп], которая НЕ БЕЗ ПОМОЩИ группы лейтенанта Пискарева М.Е., прорывается на территорию Крепости, НЕ ЗАДЕРЖИВАЯСЬ у Южных:

  СИВАКОВ ПАВЕЛ ЕГОРОВИЧ, младший лейтенант, командир саперной роты 125-го стрелкового полка:
  "…Бомбежка и обстрел продолжаются. Наш путь лежал через деревню Волынка, расположенную недалеко от крепости. Еще издали мы увидели, что многие дома объяты пламенем.
  Продвигаться становилось все труднее и труднее. Путь нам преградила группа вражеских автоматчиков. С БОЕМ и ПОТЕРЯМИ прорвались вперед.
  …Около Южных ворот (Волынское укрепление) СНОВА БОЙ [Вероятно с частью III/I.R.130], и, наконец, мы очутились на территории крепости. Здесь шла перестрелка, в которую ввязались и мы со своим подразделением."

  Подразделения 3-го батальона австрийцев рассекают группу лейтенанта Пискарева М.Е. и оттесняют её в казематы вала левее и правее Южных ворот, а сами "по главной улице с оркестром" [По центральной дороге "Юг-Север", особо не отвлекаясь по сторонам] к мосту через Мухавец с Южного на Центральный остров. Чуть позднее к группе лейтенанта Пискарева М.Е. присоединятся отступавшие с артполигона бойцы и командиры 84-го сп. Вооружившись в находившихся в Главном валу складах, они займут оборону в основном на валах Б-7 и у основания Р-5 и Р-4.

  Небольшая группа старшего политрука, замполита полковой школы 84 сп Кислицкого Л.Е. [Порядка 20-ти человек, в их числе находился КЮНГ Н.Ф., заместитель политрука полковой школы] делают крюк, обходя деревню Волынка, и подходят к валам Южного острова позднее роты Сивакова П.Е.:

  Николай КЮНГ, заместитель политрука полковой школы:
  "...Первым желанием каждого из нас было прорваться за валы и укрыться за кирпичной стеной Цитадели. Но жестокий артиллерийский огонь преградил туда путь. В руках винтовка СВТ, пять холостых патронов и три взрывпакета. И так у каждого. У командиров пустые кобуры. И все-таки 19-20 человек, в числе которых я помню Кислицкого, Тарасова (Тарасов Иван – мл. с-т, школа МНС 84 сп. Вырвался из БК. Погиб в ночь с 23 на 24 июня), Негодяева, Пушкарева, Алексея Кропачева, Максима Карповича, Чомаева, прорвались... Минуя Волынку, вышли к валам и недалеко от перекрестка заняли оборону. Много ушло времени на поиски боеприпасов и разведку. Хорошо действовал младший сержант Чомаев. Часам к 9—10 мы могли уже встречать пехоту врага огнем..."
  Имея боеприпасы, группа Кислицкого Л.Е. наверняка бы прорвалась в крепость.

  На основании действий наших двух подразделений [Кислицкого Л.Е. и Сивакова П.Е.] можно сделать определённые выводы:
  Без существования СТОРОННЕЙ группы поддержки первая [Всего-то два десятка человек да и безоружных до 9-10 часов утра] не смогла бы обороняться два дня у Главного вала, а вторая без особых ПОТЕРЬ прорваться через Южные ворота.
  Смотрим фото 1 со схемой из ГО [Заслуживает пристального внимания. Достойно прошла проверку Северным островом]. Наши держали 22-го "подошвы" 4-го и 5-го равелинов и валы 7-го бастиона (конкретно по времени будем корректировать).
  На фото 2 отметил ПРИМЕРНУЮ дислокацию группы старшего политрука Кислицкого Л.Е. Руководствовался следующими соображениями:
  а) на карте самое подходящее место это заросли у реки, но "...гитлеровцы обратились в бегство в прибрежные кустарники реки Буга..." Значит отпадает.
  б) самое выгодное расположение напротив наших позиций на валах Б-7, гарантированная поддержка огнём.
  От стрелкового и артиллерийского вооружения можно было укрываться на спуске ко рву с водой, но не от мин.
  Из следующего отрывка воспоминаний можно сделать вывод, что у оборонявшихся на валу Б-7 хотя бы первый день были миномёты и запас мин, позволявший вести контрбатарейную борьбу с врагом и защищать небольшую группку бойцов у подножия бастиона:

  Николай КЮНГ, заместитель политрука полковой школы:
  [23-го] "Были слышны резкие вскрики офицеров атакующих. И вновь волна за волной в рост — атака. И вновь дружные залпы заставляют штурмовиков залегать. Так продолжалось несколько раз. Не добившись успеха, гитлеровцы обратились в бегство в прибрежные кустарники реки Буга. И тут же по нашим позициям был открыт огонь из минометов. Его ВНЕЗАПНОСТЬ оказалась для нас трагичной… ПЕРВЫЕ потери, первая кровь..."   
   Значит у наступавших не было ВОЗМОЖНОСТИ ещё 22-го применить миномёты и достать оборонявшихся на спуске ко рву с водой из стрелкового оружия, отсюда "ВНЕЗАПНОСТЬ" 23-го и "ПЕРВЫЕ потери", заметим, от миномётного огня, а не от стрелкового.

  На схеме фото 1 и макете фото 1-1 кроме участка Главного вала наши контролировали дома, где проживал обслуживающий персонал и отдельные служебные корпуса госпиталя:

  ГУБАРЬ ИВАН ЛАВРЕНТЬЕВИЧ, сержант, фельдшер срочной службы 95-го медико-санитарного батальона:
  "На нашем острове, хотя он и находился близко к границе, боевых частей не было. Находились лишь пограничники и небольшие караулы каких-то пехотинцев (Это были курсанты полковой школы 84-го стрелкового полка).
 Все-таки из каждого разбитого корпуса ожесточенно стреляли во врага, стреляли пограничники в нательном белье и полураздетые женщины, жены командиров. Если винтовка доставалась больному, лишь два дня назад перенесшему операцию, он тоже стрелял, чтобы и его пуля поразила врага. Немцы боялись заходить в разрушенные помещения, так как из-под развалин почти непрерывно стреляли."

  Александ ФИЛЬ, рядовой, писарь штаба 84 сп:
  "...То попрошу Вас вспомнить следующие места: I. Южные ворота и земляной оборонный вал от здания [Управления госпиталя] по 150—200 м в стороны от ворот был усеян трупами фашистов по ту сторону крепости количеством трудно сосчитаемым, но под превосходящими силами и преобладанием оружия наши силы отошли к концу дня на второй рубеж — крепостная стена, после эвакуации оставшихся в живых больных из госпиталя и медперсонала. Мост через р. Муховец был устлан трупами в несколько рядов, р. Муховец была в районе расположения нашей части запружена фашистами и текла кровью..."

  Можно по-разному относиться к почти смирновскому повествованию Филя, в том числе с иронией и сарказмом,  но... Есть одно "НО".
  Как вы сможете объяснить вот ЭТО:
  [22-го] "К 19.00 3-й батальон 130-го полка сдает полосу обороны на Южном острове 2-му батальону 133-го полка."   
  ВЕДЬ:
  "22.6. ... Введение в бой НОВЫХ СИЛ 133-го пехотного полка (до этого РЕЗЕРВ КОРПУСА) на ЮЖНОМ и западном островах с 13 час. 14 мин. также НЕ ВНЕСЛО ИЗМЕНЕНИЯ в положение: там, где русские были отброшены или выкурены, через короткий промежуток времени из подвалов, водосточных труб и из других укрытий появлялись НОВЫЕ СИЛЫ, которые стреляли так превосходно, что НАШИ ПОТЕРИ ЗНАЧИТЕЛЬНО УВЕЛИЧИВАЛИСЬ..."

  Для меня это если не скрытое пополнение ВЫБЫВШЕГО состава, то сохранение его от той критической цифры, после которой боевое подразделение переформируется с заменой своего номера [А тогда трудней было бы утаить истинное число потерь]. По логике трудного положения австрийцев на Южном острове вероятней всего было бы ввести резерв корпуса на помощь к УЖЕ имеющимся там частям, а не заниматься их рокировкой.

  Кто хочет видеть, тот видит. Читаю по-своему: С целью ИЗМЕНИТЬ существующее положение (а оно АХОВОЕ) вводятся в бой НОВЫЕ СИЛЫ (а СТАРЫЕ СИЛЫ 130-го куда делись ?) 133-го пехотного полка (до этого РЕЗЕРВ КОРПУСА. А куда ещё брошены тогда резерв полка, резерв дивизии ?).  "НАШИ ПОТЕРИ значительно УВЕЛИЧИВАЛИСЬ..." при 130-ом и "Наши потери ЗНАЧИТЕЛЬНО увеличивались..." при 133-ем . А "ЗНАЧИТЕЛЬНЫМИ" вместо простого "УВЕЛИЧИВАЛИСЬ" ПОТЕРИ стали после появления у наших "НОВЫХ СИЛ, которые стреляли ТАК ПРЕВОСХОДНО".
  Подтверждение с ИХ стороны наших выводов.
 
  А про НОВЫЕ СИЛЫ наших мы уже написали выше, когда к хозподразделениям и обслуживающему персоналу госпиталя добавились регулярные армейские части извне крепости и с Центрального острова.

  Отрадно осознавать, что есть ЕЩЁ ОДИН ЧЕЛОВЕК, уличивший в ПОДТАСОВКЕ (извиняюсь, НЕСТЫКОВКЕ, ведь это ЖЕ ЗАПАД, а у них ВСЁ ПО-ЧЕСТНОМУ [?]) ФАКТОВ командованием 45-ой пехотной дивизии Вермахта.
  Этот человек Мiхаiл. Привожу его посты с моим выделением заглавными буквами. Хочу предложить тест на внимательность с ВДУМЧИВЫМ анализом ИХ документов тем, кто вплотную занимается Центральным и Западным островами Крепости. Много занимательного найдётся и по тем участкам обороны.

Оффлайн BIG ben

  • Частый посетитель
  • Сообщений: 70
    • Просмотр профиля
    • Email
                       
 
Цитировать
                                                                Итак, Мiхаiл:

  Оборона Волынского укрепления из донесения Шлипера о занятии крепости Брест-Литовск:
 
  "23.6. Проникшие ночью в крепость части 133-го и 135-го пехотных полков были согласно приказу отведены обратно на блокадную линию. При этом создалось ТРУДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ, так как русские тут же предприняли атаку на оставляемые районы.
  ...Вечером одна агитмашина была послана на Южный остров, чтобы и здесь призвать к сдаче в плен. Однако пропаганда ЗДЕСЬ успеха НЕ ИМЕЛА. С наступлением темноты русские предприняли МОЩНЫЕ ВЫЛАЗКИ в направлении города на северо-восток и на восток и СИЛЬНЫМ АРТИЛЛЕРИЙСКИМ и ПУЛЕМЁТНЫМ огнём заглушили громкоговоритель."

  "24.6. После попыток совершить вылазки и возобновления огня русских, стало ясно, что в плен сдались ЛИШЬ НЕКОТОРЫЕ их подразделения...
  Командир дивизии решил для охранения движения по дороге и железнодорожному мосту возобновить арт. огонь, сменяя медленный огонь на уничтожение сильным сосредоточенным огнём. В паузах огня по радио должны были передаваться призывы к сдаче в плен, рассчитывая сломить волю русских к сопротивлению.      ...Позднее [25-го июня ? Насколько позднее 24-го числа ?] 2-й батальон 133-го пп ВЗЯЛ Южный остров, было взято в плен 1250 человек [На Северном, Центральном, Южном ВМЕСТЕ взятых].

  Журнал боевых действий Ia 45 I.D.:
  запись от 22.06.41.

  "11.45 ч. Командир I.R.130 сообщает, что в 10.10 ч. обер-лейтенaнт Миске на башне Южного острова поднял знамя вооруженных сил рейха.
  12.50 ч. ... ЮЖНЫЙ остров ПОЧТИ ЧТО зачищен, однако из укреплений Центральной цитадели по нему идет стрельба...
  К 19.00 ч III/I.R.130 сдает полосу обороны на Южном острове II/I.R.133 и подтягивается в город Брест.
  В 21.00 ч. издается приказ Arko 27, но вскоре (0.30 ч. 23.6) отменяется.
Новое решение - отвести подразделения в безопасные зоны в окрестностях укреплений Центральной цитадели до 5.00 ч. и с 5.00 ч. вести изматывающую стрельбу на разрушение по укреплениям Центральной цитадели."

  Суточное донесение Ia 45 I.D. майора Армина Дeттмepa
в штаб XII.A.K. от 23.06.1941.
45-я ДИВИЗИЯ Дивизионный командный пункт 24.6.41
Относительно: суточное донесение за 23.06.
  "Южный остров ЕЩЁ НЕОБХОДИМО ЗАЧИСТИТЬ от отдельных
  НАСТОЙЧИВЫХ стрелков."

  Журнал боевых действий Ia 45 I.D.:
  запись от 23.06.41.

  "5.00 ч. Во время отвода подразделений дивизии и далее, при начале
разрушения артиллерийским огнем русским силам удается проникать
снова с укрепления Центральной цитадели в оставленные подразделениями
дивизии части Западного и Южного островов...
  12.00 ч. Командир I.R.133 сообщает, что на Южном острове положение
КРИТИЧЕСКОЕ - без бронетехники не приблизиться к отдельным
русским стрелкам. Дивизия пытается получить бронеавтомобиль, что
тем не менее не удается. Со штабом корпуса никакой связи нет, так
как оперативный отдел корпуса переезжает."

  Журнал боевых действий Ib 45 I.D.:
  запись от 23.06.41.
  "Первоначально предусмотренное на 23.6 ПЕРЕНЕСЕНИЕ отдела тылa на Южный остров и продвижение подразделений снабжения в Брест-Литовск еще НЕ ПРОИЗВЕДЕНЫ из-за УПОРНОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ врага в цитадели..."
 
  Мiхаiл:
  Шлипер вешает лапшу в штаб про многочисленное занятие и чистки Южного острова за(от) 22.06.

  Суточное донесение командира 45 I.D. генерал-майора
  Фрица Шлипера в штаб ХII А.к. от 22.06.1941.
  45-я дивизия. Дивизионный командный пункт 22.6.41

  На момент этого донесения Западный остров был твердо в руках
после пропуска I.R.130 введенных здесь в бой частей I.R.133; Южный
остров в настоящее время ЕЩЁ ЧИСТИТСЯ.

  I.R.133 в ходе боя чистил Западный и СНОВА ВЗЯЛ ВЗЯТЫЙ Южный острова
и ТВЁРДО удерживает их в руках.

  Здесь наоборот на Западном стреляли больше чем на Южном.
 
  Журнал боевых действий Ia 45 I.D.:
  запись от 22.06.41.

  13.00 ч. Звонит командир корпуса, которому после совещания командующим нужны сведения о следующем:
  1) Какова ситуация на цитадели?
  2) Что происходит в городе?
  Докладывает Ia: Южный остров ПОЧТИ НЕ ЗАНЯТ противником. На Западном острове еще идет перестрелка; никакого ясного впечатления о ее масштабах...

  Наверное правда, но поскольку Южный ХОРОШО ПРОСТРЕЛИВАЛСЯ с цитадели там намного жарче было, чем на Западном.

  Еще один интересный документ про подрывы отдельных домов и бункеров саперами на Южном острове по смыслу за 23 июня. Где все-таки проходила линия фронта на Волынском укреплении 23 июня, на валах или около казематов цитадели?

  Утреннее донесение командира I.R.133 Ia полковника
  Фридриха Кюлвайна от 24.06.1941.
  133-й пехотный полк полковой командный пункт, 24.6.41.
  Ia отправлено: 3.30

  "В течение всей ночи попытки прорыва русских, особенно в восточном
направлении против III/133, а также на ЮГ, ОСОБЕННО в ЗАПАДНОЙ
части Южного острова.
  Все эти попытки успешно отбиты.
  Полк держит достигнутые к вечеру 23.6 позиции. На Южном
острове несколько занятых противником домов и бункеров ПОДРЫВАЛИСЬ
подрывными средствами саперами пехотной части.
Западный остров ТВЁРДО в наших руках. СЕВЕРО-ЗАПАДНАЯ часть
этого острова должна освобождаться к рассвету ввиду ожидающегося
огневого налета [Если ТВЁРДО в их руках, то зачем тогда спрашивается ОГНЕВОЙ НАЛЁТ ?].
  Вечером 23.6 было взято примерно 1200 пленных. [Если это ПРАВДА и ТОЛЬКО на Южном, то всего ПРИМЕРНО 700 (ПО САМОМУ МАКСИМУМУ) человек было военных и гражданских там на начало войны. Тогда с Цитадели должны были зайти на Южный порядка роты 3-го пб (150 человек) плюс с полигона подразделения 1-го и 2-го пб и полковая школа 84-го сп. А ведь кто-то был ещё убит, а кто-то пробился в Цитадель или вырвался за пределы крепости.]

Вот вопрос, когда все-таки был захвачен немцами полностью Южный остров, 24 или 25 июня?

  Приказ командира 45 I.D. генерал-майора Фрица
Шлипера об отмене штypма цитадели Брест-Литовска,
окончании захвата Южного острова и продолжении
изматывающего артогня по укреплению Центральной цитадели
и южной части Ceверного острова.
45-я дивизия. Штаб-квартира ДИВИЗИИ, 24.06.1941
Oтдел Ia/op. Nr.11/41 04.001

 "2) 24.6 45-я дивизия держит Западный (полностью) и Южный
острова I.R.133, остальными частями продолжая окружать цитадель
с востока.
  Например, НЕОБХОДИМО проникнуть во ВСЁ ЕЩЁ НЕ ЗАНЯТУЮ ЧАСТЬ
Южного острова, используя ВСЕ [В том числе ОГНЕМЁТЫ] находящиеся в распоряжении у полка
боевые средства, и надежно предотвратить воздействие врага на танковую
магистраль 1...

  Западный – полностью, незанята какая-то часть Южного, но когда утром, днем или на вечер 24-го? В примечание 1 указано, что время (4 утра) вписано от руки, но из контекста всего документа я так и не понял за 23-е или 24-е он число, что скажете?

  К концу дня 22-го лейтенант Пискарев М.Е. с группой бойцов оставляет позиции на южных валах и выходит с Южного острова. В дальнейшем остаётся жив. Рушится сплошная линия обороны, переходя на очаговую. Вероятно ещё около полудня подразделения 9,12/I.R.130 захватили "подошву" Р-4 с тоннелем и держали эти захваченные позиции в последующие дни [Захват группы Ткачёвой 22-го в полдень и утренний "визит" к ним же 23-го]. Линия обороны "подошвы" Р-5 перемещается в казарму полковой школы 84-го сп  и здание Управления госпиталя. Дольше всех держатся защитники на валах 7-го бастиона, до конца дня 23-го [Лакмусовая бумажка - уход группы Кислицкого Л.Е.]

  Николай КЮНГ, заместитель политрука полковой школы:
  "...Весь второй день войны прошел в напряженной перестрелке. Патронов не хватало, а гранат и мин вовсе не было. К вечеру старший политрук Кислицкий дал указание группе готовиться к прорыву по разведанному прошлой ночью пути.
  ...23 -го на Южном же острове только изредка раздавались пулеметные и автоматные очереди. Госпиталь, по словам разведчиков, лежал в развалинах, полковая школа наша была цела, но вокруг нее виднелись фашистские пехотинцы."

  Группа старшего политрука Кислицкого Л.Е. в ночь на 24-е от внешней стороны южных валов прорывается в направлении Ковельского шоссе.

  Вероятно большую часть позиций в Б-7 приходилось оставлять на какой-то отрезок времени, так как в противном случае не было бы нужды повторно поднимать флаг:

   "Сержант Имран Мехтиев, служил в 3-м батальоне 84-го стрелкового полка. Участвовал в НЕОДНОКРАТНЫХ КОНТРАТАКАХ против немцев. Совместно с Саблиным 23 июня 1941г. Имран водрузил флаг над БАСТИОНОМ [Из контекста понятно, что говорится о конкретном БАСТИОНЕ (в нашем случае Б-7), а не о символическом понятии всего защищаемого]. Он же с другими бойцами участвовал в разведке по дну реки Муховец на другой берег для выявления слабых мест в позициях немцев с целью последующего прорыва из осады. При попытке прорыва из окружения, организованного комиссаром Фоминым, участвовал в составе группы зам. политрука Семена Хныкина. Погиб 27 июня."

  24-го утром и на отдельных участках к обеду закончилась оборона, в том числе очаговая на южных валах, в районе хирургического корпуса госпиталя:

  ГНОЕВОЙ АЛЕКСЕЙ ЗАХАРОВИЧ, ефрейтор, командир 1-го отделения взвода связи 2-го батальона 333-го   стрелкового полка:
  "Вечером (24-го) я и еще несколько раненых бойцов, надеясь получить медицинскую помощь, направились в район госпиталя. Но госпиталь оказался разбитым. Все говорило здесь о том, что и на этом участке шли ожесточенные бои — во дворе зияли щели, кругом стояли развалины. Внезапно из соседней траншеи донесся стон. В ней я увидел старшину из 37-го батальона связи. Накануне войны он лежал в госпитале и был одним из тех, кто принял здесь бой. Старшина хорошо знал расположение крепости, и мы выбрались из окружения."   

  Но с оставлением 24-го вышеуказанных позиций ОБОРОНА ЮЖНОГО острова НЕ ЗАКОНЧИЛАСЬ:

  МАХНАЧ АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ, лейтенант, командир стрелкового взвода 455-го стрелкового полка:
  "Наступил следующий день (24-го). Крепость охвачена огнем. Вероятно, ночью враг бросал фосфорные бомбы [Неберверферы]. Шла беспорядочная перестрелка... ЮЖНЕЕ крепости [Цитадели] доносились ЗВУКИ БОЯ. В это время враг ОПЯТЬ начал агитировать по радио, чтобы мы сдавались в плен."

 
Цитировать
Gurock
Чего непонятного - рвали не через Тереспольские,а через Холмские ворота (свои же тогда контролировали),рвали на "свою" территорию - Западный в сторону "своих" ну никак не вёл. Другой вопрос получилось - не получилось(при чём с большой долей уверенности можно сказать что ничего не получилось).Если немцы и не контролировали Южный ,то выход из Южных ворот в сторону Пятого форта (пишу чисто для  указания направления) наверняка был уже невозможен уже и утром 22-го июня...

  [Как сказать, вошла же сапёрная рота 125-го сп, подразделения 1-го и 2-го сб, полковой школы 84-го сп. Выходили группы бойцов, в июле вышел Мясников.]

 
Цитировать
Мiхаiл:
  "Вот вопрос, когда все-таки был захвачен немцами полностью Южный остров, 24 или 25 июня?"

  igorg25:
  "Не вижу вариантов "воздействать на танковую магистраль 1" кроме как с валов. Едва ли реально занятие русскими 24.06 валов у Южных ворот и Р-5, все-таки главный вход на Южный, реальнее Р-4 (там и гильзы неслабо находили) и валы ближе к Муховцу".

   Мiхаiл:
  "Западный – полностью, незанята какая-то часть Южного, но когда утром, днем или на вечер 24-го? В примечание 1 указано, что время (4 утра) вписано от руки, но из контекста всего документа я так и не понял за 23-е или 24-е он число, что скажете?"
  Михаил почти полностью отвечает сам себе и Игорю:

Цитировать
  Мiхаiл:
  "Предположительно на 23 июня, полковая школа была немецким "штабом" обороны на Южном, здание управления госпиталем (монастырь Бернардинок) соответственно нашим..."
  ...Теоретически тут [И в СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ части острова] еще могли 25-го обороняться или прятаться от фрицев под прикрытием ПКТ 145 [А также клуба 98-го ОПАД и юго-восточной части Главного вала]."

  [Полностью согласен].

  Об этом и другом чуть ниже.

Оффлайн BIG ben

  • Частый посетитель
  • Сообщений: 70
    • Просмотр профиля
    • Email
                                                                СЕВЕР ЮЖНОГО

  После нейтрализации лодочников Кремера бойцами 84-го сп и "заминки" III/I.R.130 в районе Южных ворот, не без участия группы лейтенанта Пискарева М.Е., образовался промежуток времени, в течение которого Холмский мост даже под артогнём был проходим для гражданских и тем более военных:

  КОШКАРОВ ПЕТР ПАВЛОВИЧ, политрук, помощник начальника Отдела политической пропаганды 42-й стрелковой дивизии по комсомолу:
  "На рассвете (22-го) прибежали жены и дети комсостава, больные из ГОСПИТАЛЯ, жены пограничников, которые сообщили о том, что на ЮЖНОМ и Западном островах ПОГРАНИЧНИКИ ведут неравный бой."
  Прибежал с Южного острова на Центральный к Холмским воротам и один из полковых врачей:
  "Военврача 84-го стрелкового полка Гадирова (Кадырова) Мухтара Мамедовича война застала во время дежурства в медсанбате, на Южном острове, дежурная медсестра была Шура Шакун. Под обстрелом Мухтар Кадыров сумел вернуться в свое расположение."
  Одной из последних проследовала с Южного острова на Центральный сапёрная рота 125-го сп под командованием младшего лейтенанта Сивакова П.Е.
  Последним, наверное, кто безпрепятственно перешёл МОСТ туда-ОБРАТНО, был этот лейтенант:
  КОЧИН ЛЕОНИД АЛЕКСАНДРОВИЧ, лейтенант, заместитель командира роты связи 84-го стрелкового полка:
  "...Другой лейтенант, ПЕРЕЙДЯ МОСТ через Мухавец у Холмских ворот, был встречен огнем и повернул назад..." 

  Из состава убывших на артполигон юго-восточнее деревни Волынка 1-го сб, полковой школы и на строительство 62-го укрепрайона в районе (Прилуки - Страдичи) 2-го сб 84-го сп формируется сводная караульная рота [Из каждого взвода этих подразделений по одному отделению].

  ОСТАПЕЦ Григорий Федорович, курсант полковой школы 84-го стрелкового полка:
  "Я с небольшой группой, вернее, из каждого взвода школы по одному отделению, были оставлены для несения караульной службы. В ночь на 22 июня я лично находился в карауле. Караульное помещение находилось в 100 м. против костела."
  АЛЕКСЕЕВ Денис Алексеевич, командир отделения 5-ой стрелковой роты 2-го стрелкового батальона 84-го стрелкового полка:
  "Мне пришлось с первого дня быть ком. отделения во втором б-не второй (5-ой) [Счёт рот ведёт по батальону, а не по полку] роты, пока выпустилась полковая школа. Потом меня направили на курсы, я вышел младшим сержантом и работал в своей роте командиром отделения (командир 5-ой роты 2 сб 84 сп лейтенант Алексеенко Иван Павлович).
  Вскоре прибыл батальон, и меня вызвали в штаб командира б-на, старший лейтенант, орденоносец, простите, фамилию забыл, и командир 2-й (5-й) роты лейтенант Алексеенко, и направили меня для наблюдения за порядком [В караул] в батальонных казармах и за конюшней, которая находилась за крепостью около моста через Буг."
  В состав  подразделения Алексеева вероятно входил и Месропян Айказ Магакиевич — 5 ср 2 сб 84 сп. Погиб в БК. 

  Согласно Устава гарнизонной службы РККА подразделения караула выдвигаются на помощь своим нарядам на Южном острове, используя с лихвой выигрыш во времени:

  ОСТАПЕЦ Григорий Федорович, курсант полковой школы 84-го стрелкового полка:
  "Первого дня по приказанию ст. Мейснера [Мейер Вячеслав Эдуардович – ст-на роты связи] я достал станковый пулемет Максимова и под прикрытием моего пулемета ПЕРЕФОРСИРОВАЛИ [Туда и обратно] реку [Мухавец], которая разделяла нас [Состав караульного подразделения] от нашего ГОСПИТАЛЯ, где находились больные мирного времени. На них сначала наседали гитлеровцы. И когда наши больные отступили в глубь крепости [На Центральный остров], по ним бил немецкий пулемет. Я тут же со своим «максимой» с НИМИ [По контексту рассчитался с больными. Намеренная опечатка ?] рассчитался."
  АЛЕКСЕЕВ Денис Алексеевич, младший сержант, командир отделения 5-ой стрелковой роты 2-го стрелкового батальона 84-го стрелкового полка:
  "...И по его (Фомина) приказанию я работал командиром взвода. Первые дни, 22 и 23 июня, МЫ ДЕРЖАЛИ ОБОРОНУ около ВОЕННОГО ГОСПИТАЛЯ и ПОЛКОВОЙ ШКОЛЫ, НЕ ДАВАЛИ немцам ПРОРВАТЬСЯ через МОСТ в центр крепости, но здесь не выдержали большого натиска. Нам пришлось отступить в сторону Бреста [На север к Холмским воротам]. Здесь нас собралось больше. Были и другие командиры. Но я их не знал, потому что они для меня были все новые." 

  Согласуясь с боевым предписанием и контратакуя врага, действует взвод боепитания 84 сп:
 
  ДУРАСОВ АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ, старшина, командир взвода боепитания 84-го стрелкового полка:
  "Первая утренняя атака врага была отбита, и НАШИ [Взвода боепитания 84 сп]  бойцы ГРУППАМИ ВЫСАЖИВАЛИСЬ ЗА рукавом Мухавца, ибо при БОЕВОЙ ТРЕВОГЕ подразделение боепитания ДОЛЖНО БЫЛО СОБИРАТЬСЯ в оружейной МАСТЕРСКОЙ, которая находилась ЗА МОСТОМ. Однако проникнуть туда мы не сумели: МАСТЕРСКАЯ оказалась разбитой, а в гарнизонный ГОСПИТАЛЬ и склады ПРОНИКЛИ гитлеровцы.
  Утром [22-го же] во время винтовочной и автоматной перестрелки мы перебрались [Обратно через Мухавец] в казарму транспортной роты [84 сп]. У бойцов Лукашева и Матвеева имелось два ручных пулемета, остальные были вооружены слабо. До сих пор [До ОБЕДА 22-го ТОЧНО, ВЕДЬ МЫ ЗНАЕМ, когда "в гарнизонный ГОСПИТАЛЬ и склады проникли гитлеровцы"] ОБЩЕГО РУКОВОДСТВА по организации обороны крепости еще НЕ СУЩЕСТВОВАЛО. Атаки немцев отбивались ПО ЛИЧНОЙ ИНИЦИАТИВЕ бойцов." 
 
  По времени взвод боепитания переправился на Южный позднее караульных подразделений и поэтому не смог закрепиться на позициях. Возможно, в подразделении старшины Дурасова находился и Матвеев Федор Петрович – сержант, оружейный мастер взвода боепитания 84 сп. Дата пленения 26.06.1941, Брест-Литовск.
  НАСЧЁТ ОБЩЕГО РУКОВОДСТВА БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ.
  Итак всё ясно...

  Кроме подразделений 84 сп вылазки на Южный, а далее на Западный острова, совершали и подразделения 333-го сп:

  КАЛАНДАДЗЕ Александр Павлович, младший политрук, заместитель по политчасти командира 3-й стрелковой   роты 333-го стрелкового полка:
  "...Однажды МЫ ЗАМЕТИЛИ, что ВОРВАВШИЙСЯ в крепость враг ПЕРЕПРАВЛЯЛСЯ на ТУ [На ЭТУ сторону выходит НЕ ЗАМЕТИЛИ] сторону реки. Мы решили преследовать его, перейдя через Мухавец и Буг. Перешли в наступление в НАПРАВЛЕНИИ моста, туда, где стояла вышка [Пограничная] (бывшая казарма конного взвода). Под прикрытием пулеметов одна часть наших бойцов переплыла Мухавец [Выделяю: МУХАВЕЦ, а не БУГ] и вышла на остров [Южный], где ВСЁ ЕЩЁ ВОЕВАЛИ ПОГРАНИЧНИКИ.
 Такие вылазки в сторону Мухавца [На Южный остров] МЫ совершали и в СЛЕДУЮЩИЕ ДНИ [Не позднее 23-го САМ, так как был пленён в этот же день, ДРУГИЕ возможно и ПОЗДНЕЕ], что несколько раз окончилось рукопашными боями."
 
  А вот и у НИХ про ЭТО:

  Журнал боевых действий Ia 45 I.D.:
  запись от 23.06.41.
  "5.00 ч. Во время ОТВОДА подразделений дивизии и далее, при НАЧАЛЕ
РАЗРУШЕНИЯ АРТИЛЛЕРИЙСКИМ ОГНЁМ русским силам удается проникать
снова с укрепления ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЦИТАДЕЛИ в оставленные подразделениями
дивизии части ЗАПАДНОГО и ЮЖНОГО островов..."

  Оригинальный способ переждать артналёт австрийцев ПО ЦЕНТРАЛЬНОМУ на ЗАПАДНОМ и ЮЖНОМ островах.
  И далее по тексту у КАЛАНДАДЗЕ:

  "...Враг хотел прочистить путь к казематам 44, 84 и 125-го полков, так как ему ТРУДНО было ПЕРЕЙТИ через ГОСПИТАЛЬНЫЙ [ХОЛМСКИЙ] мост..."

  "ТРУДНО было ПЕРЕЙТИ через ГОСПИТАЛЬНЫЙ [ХОЛМСКИЙ] мост" потому, что ВСЁ ЕЩЁ ВОЕВАЛИ ПОГРАНИЧНИКИ [23-го на СЕВЕРО-ЗАПАДЕ ЮЖНОГО] ? Да, и это тоже одна из причин.
  Другая кроется в ЗНАЧИТЕЛЬНОЙ огневой поддержке защитников Южного с Центрального острова:

  КАЛАНДАДЗЕ АЛЕКСАНДР ПАВЛОВИЧ, младший политрук, заместитель по политчасти командира 3-й стрелковой   роты 333-го стрелкового полка:
  "...[22–23] июня старшина Абхазава вместе с одним раненым пограничником откопали БАТАЛЬОННЫЙ МИНОМЁТ, поставленный нами перед зданием штаба, откуда обстреливали врага в его лагере, расположенном ПО ТУ сторону Мухавца."

  "-А снаряды..? -Что снаряды ? -Были снаряды":

  "Красноармеец Аслан Кафаров служил в транспортной роте 84-го стрелкового полка. Благодаря инициативе Аслана, был обнаружен склад с вооружением и боеприпасами, который принадлежал дивизии, накануне войны прибывшей в Брест для участия в войсковых учениях. В ЭТОМ СКЛАДЕ были автоматы ППД и запас патронов, ручные пулеметы, мины к ротным и БАТАЛЬОННЫМ МИНОМЁТАМ. Результаты этой находки для защитников оказались неоценимы. Часть мин, по приказанию комиссара Фомина передали, соседям по обороне, в группу старшего лейтенанта Потапова из 333-го полка. Кафаров Аслан — кр-ц, транспортная рота. Из АзССР. Находился в группе прорыва из окружения под командованием замполита Кастрюлина. Погиб 29 июня при подавлении пулеметной точки противника от осколков гранаты."

  СМИРНОВ СЕРГЕЙ СЕРГЕЕВИЧ "Брестская крепость":
  "...Полковые миномётчики НАШЛИ В ЭТОМ СКЛАДЕ НЕБОЛЬШОЙ ЗАПАС МИН и теперь СТРЕЛЯЛИ из окон по расположению противника в РАЙОНЕ ГОСПИТАЛЯ. Возникло даже своеобразное состязание в меткости стрельбы — миномётчики били по большому флагу со свастикой, который был поднят над крышей главного госпитального корпуса. Дважды гитлеровцы устанавливали этот флаг, и дважды миномётчики сбивали его..."

  НУРИДЖАНЯН СОС БЕНИАМИНОВИЧ, сержант, помощник командира взвода 5-й роты 2 сб 84-го стрелкового полка,   сражался у Холмских ворот:
  "Я с пулеметом КОНТРОЛИРОВАЛ дорогу, идущую от ГОСПИТАЛЯ к Холмским воротам."

  ЖИГУНОВ АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ, рядовой, писарь штаба 84-го стрелкового полка:
  "...Притащил все это в расположение роты ПВО и занял оборону у окна, КОНТРОЛИРУЯ ГОСПИТАЛЬ и ЮЖНЫЙ МОСТ, где НАШИ [84-го сп ?] бойцы УЖЕ ОТРАЖАЛИ атаку врага."

  ЗАБИРКО ФЕДОР ЕМЕЛЬЯНОВИЧ, младший лейтенант, командир взвода полковой школы 44-го стрелкового полка:
  "Из окон казарм было видно, как в ГОСПИТАЛЕ немцы забирали в плен наших больных. Стреляли мы одиночными выстрелами из винтовок, чтобы не поражать своих больных. Некоторым из них УДАЛОСЬ БЕЖАТЬ под прикрытием нашего огня В ЦИТАДЕЛЬ. Они тут же переодевались, находили оружие и включались в оборону."

  ЛЕОНТЬЕВ АЛЕКСАНДР КЛИМЕНТЬЕВИЧ, младший ветеринарный фельдшер ветеринарного лазарета 333-го    стрелкового полка:
  "...И 45-мм пушки где только не были — в подземельях, на крыше казармы, электростанции, откуда вели огонь по ГОСПИТАЛЮ..."

  Ну а ИМ ЭТО страшно НЕ НРАВИЛОСЬ:

  Журнал боевых действий Ia 45 I.D.:
  запись от 22.06.41.
  "12.50 ч. ... ЮЖНЫЙ остров ПОЧТИ ЧТО зачищен, ОДНАКО из укреплений Центральной ЦИТАДЕЛИ по НЕМУ идет СТРЕЛЬБА..."

  По большому счёту проку от такой пальбы никакого, без корректировки, в основном по площадям. Больший урон, вероятно, нанесли своим. Но ДЕМОРАЛИЗУЮЩИЙ эффект возымел своё действие:

  Журнал боевых действий Ib 45 I.D.:
  запись от 23.06.41.
  "Первоначально предусмотренное на 23.6 ПЕРЕНЕСЕНИЕ отдела тылa на ЮЖНЫЙ остров и продвижение подразделений снабжения в Брест-Литовск еще НЕ ПРОИЗВЕДЕНЫ из-за УПОРНОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ врага в цитадели [В первую очередь на Южном]..."

  Из следующего документа можно сделать вывод о наличии у защитников Южного, по крайней мере, миномётов ["СИЛЬНЫМ АРТИЛЛЕРИЙСКИМ огнём"], что мы уже отмечали в предыдущей главе о позициях в Б-7:

  Оборона Волынского укрепления из донесения Шлипера о занятии крепости Брест-Литовск:
  "23.6. Проникшие ночью в крепость части 133-го и 135-го пехотных полков были согласно приказу отведены обратно на блокадную линию. При этом создалось ТРУДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ, так как русские тут же предприняли АТАКУ на оставляемые районы.
  ...Вечером одна агитмашина была послана на Южный остров, чтобы и здесь призвать к сдаче в плен. Однако пропаганда ЗДЕСЬ успеха НЕ ИМЕЛА. С наступлением темноты русские предприняли МОЩНЫЕ ВЫЛАЗКИ в НАПРАВЛЕНИИ города на СЕВЕРО-ВОСТОК и на ВОСТОК и СИЛЬНЫМ АРТИЛЛЕРИЙСКИМ и ПУЛЕМЁТНЫМ огнём заглушили громкоговоритель."

  На севере Южного острова не было сплошной линии обороны, хотя бы кратковременой, как на юге. Защита представляла собой очаги сопротивления, о которых будет речь чуть ниже. Определённо ТОЧНО можно утверждать на основании австрийских документов, что как и на других островах Крепости, бойцы и командиры предпринимали [И часть выходила] попытки вырваться за пределы линии блокирования, в основном ночами.

  Предпринимались "МОЩНЫЕ ВЫЛАЗКИ в НАПРАВЛЕНИИ города на СЕВЕРО-ВОСТОК и на ВОСТОК" "а также на ЮГ, ОСОБЕННО в ЗАПАДНОЙ части Южного острова...":

  Утреннее донесение командира I.R.133 Ia полковника
  Фридриха Кюлвайна от 24.06.1941:
  "В течение ВСЕЙ НОЧИ попытки прорыва русских...а также на ЮГ, ОСОБЕННО в ЗАПАДНОЙ
части Южного острова..."
 
  Кто-то возвращался (как взвод боепитания 84 сп, караул сводной роты 84 сп), кто-то уходил на Центральный остров. Нельзя исключать версию об уходе на Западный остров, ведь приход оттуда подтверждён документально (Пограничники Родионов и Кукушкин).