Автор Тема: Брест и Брестская крепость в архивных документах  (Прочитано 115967 раз)

Оффлайн Adv1seR

  • Модератор
  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4513
    • Просмотр профиля
    • Email
Спасая свою голову (он-то прекрасно осознавал, что ему лично грозит), Тупицын пытался как можно скорее переложить ответственность за случившееся на кого угодно, проще говоря, - настучать, поэтому началась "гонка к проводам" , т.е. к телефону. Потом появилась знаменитая докладная записка, ставшая одним из аргументов в деле расстрела Павлова и Коробкова. После освобождения тов. Тупицын вновь появился в Бресте, причем в прежней должности. Однако скоро был понижен до первого секретаря горкома (вместо обкома).

Да, документ тот за подписью Тупицына "с душком". Действительно, не напиши он наверх первым - кто знает кого первым бы расстреляли. Думаю в профильной теме не помешает и сам документ, вот оригинал:



Оффлайн sam43

  • Участник проекта
  • Сообщений: 929
    • Просмотр профиля
    • Email
Ого! Отлично, спасибо большое. Остается найти или купить скан этого произведения.

Оффлайн igorg25

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4241
    • Просмотр профиля
    • Email
Архивные, так архивные...
Из фондов ЦМВС,
Записи Крупенникова А.А.






Умное лицо — ещё не признак ума, господа! Все глупости на земле совершались именно с этим выражением лица… Улыбайтесь, господа… Улыбайтесь…    («Тот самый Мюнхгаузен»)

Оффлайн igorg25

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4241
    • Просмотр профиля
    • Email
Умное лицо — ещё не признак ума, господа! Все глупости на земле совершались именно с этим выражением лица… Улыбайтесь, господа… Улыбайтесь…    («Тот самый Мюнхгаузен»)

Оффлайн igorg25

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4241
    • Просмотр профиля
    • Email
Умное лицо — ещё не признак ума, господа! Все глупости на земле совершались именно с этим выражением лица… Улыбайтесь, господа… Улыбайтесь…    («Тот самый Мюнхгаузен»)

Оффлайн igorg25

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4241
    • Просмотр профиля
    • Email
Умное лицо — ещё не признак ума, господа! Все глупости на земле совершались именно с этим выражением лица… Улыбайтесь, господа… Улыбайтесь…    («Тот самый Мюнхгаузен»)

Оффлайн igorg25

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4241
    • Просмотр профиля
    • Email
Умное лицо — ещё не признак ума, господа! Все глупости на земле совершались именно с этим выражением лица… Улыбайтесь, господа… Улыбайтесь…    («Тот самый Мюнхгаузен»)

Онлайн Исследователь

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 3346
  • Незадолго до ДМБ-86-осень
    • Просмотр профиля
    • Email
Тот, кто работал с документами в отечественных архивах, знает, какая серьёзная разница между в изучением бумажного оригинала документа и его копии на плёнке. Лично я всю свою исследовательскую деятельность пытаюсь установить имя того "новатора", который ввёл микрофильмирование в советских архивах и, тем самым, способствоввал тому, что исследователям зачастую выдают именно микрофильмы... Нашего исполненения и для просмотра на имеющейся аппаратуре... В общем, как в известном анекдоте про хохлов и про "пыво": "Вбыв бы!!!".
Но это всё - преамбула, а дальше будет сама "амбула", то есть уже по делу. Сегодня мне, наконец, выдали бумажный оригинал того документа, который ещё в прошлом году дали в виде микрофильма.
Качество съёмки и качество аппаратуры дополнилось объёмом документа - два десятка машинописных страниц, с котороми в результате можно работать только в оригинале. Прочёл, его, наконец, целиком и понял, что он здесь будет нужен тоже целиком. Сегодня начинаю выкладывать его текст и в дальнейшем буду пролдолжать.

Российский государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ, Москва), личный фонд З.М.Аграненко (№ 2217), опись 1, дело 60 (Письма и телеграммы Симонова Константина Михайловича Аграненко З.М. К письму от 1 октября 1955 г. приложено письмо участника обороны Брестской крепости Бессонова А.Н. Симонову К.М.), листы 4 – 22:

«Копия
Дорогой товарищ Симонов!
И вот настало время, когда я получил от Вас письмо. Благодарен Вам за внимание. Вы пишете, что в настоящее время в Бресте снимается фильм по Вашему сценарию. Я очень рад и желаю успеха.
Тов[арищ] Симонов! Вы бы хотели, чтобы я более подробно написал моё пребывание в крепости и действия в связи с обороной Брест-Литовской крепости. Конечно. Я очень буду рад, что, если позволите сказать, помочь Вам в Вашей работе. Правда, в письме всего не опишешь. Но я постараюсь как можно подробнее всё описать, правда, если бы это дело снималось поближе от меня, я был бы большим и нужным помощником постановщика картины, но это далеко и, конечно, мои мечты. Я читал, что в данный момент крепость посещают экскурсанты, что недалеко от крепости установлен гранитный памятник, памятник героическим защитникам крепости. Да, всё это трогательно. Ну, ничего, когда-нибудь и я побываю в крепости – это моя мечта.  Ведь каждый квадратный санитемтр земли, кждый камень, уступ, траншея, амбразура таят в себе то, о чём можно рассказать многое, и вот об этом я мечтаю. Ну, а пока я постараюсь словами, т[о] е[сть] в письме всё описать, и те товарищи, которые снимают Ваш фильм, я думаю, найдут что-то полезное.
Как я уже писал [Вам ранее], в феврале 1940 года, работая на заводе токарем, я решил поступить в Краснодарское пехотное училище и стать командиром Красной Армии. Размышлять не было времени, ибо узнал [я] о приёме в тот день, когда должны [были] начаться экзамены. Сдав успешно экзамены, я стал курсантом военного училища. В мае месяце нас вызвал, т[о] е[сть] группу курсантов, нач[альник] училища и объявил, что нас должны перевести на 6-и месячные курсы в Орджоникидзе. Но по моей просьбе меня оставили [в Краснодаре]. И вот в октябре 1940 г[ода], получив паёк, нас, опять-таки группу курсантов, отправили неизвестно куда. Только и узнали, когда приехали в Минск. Зачислен я был в 44[-й] стрелковый полк 42[-й] дивизии 4[-й] армии. Полк находился в 5 км [километрах] от гор[ода] Пружаны, а дивизия – в Картуз-Берёзе – это в ста километрнах от Бреста. Так как я был [по гражданской профессии рабогчим-]металлистом, [то] по приказу я был зачислен в бое[вое] питание 44[-го] стр[елкового] полка на должнось старшего оружейного мастера. Полк воевал в Финляндии, освобождал Латвию, Литву, и личный состав почти [полностью] состоял из приписного состава, большинство – из Ленинграда. Стариков демобилизовали, а нами пополнили.
Прослужив в Пружанах до апреля 1941 г[ода], 44[-й] стр[елковый] полк получил приказание перебазироваться в Брест и занять расположение в крепости. 6-го апреля 1941 г[ода] полк своим ходом, т[о] е[сть пешим] маршем двинулся на Брест. Мне было поручено сопровождать эшелон с боеприпасами. 30-го апреля я прибыл в Брест. По приказу ком[андира] полка мы немедленно приступили к выгрузке. Замечу, что все боеприпасы, за исключением нескольких тысяч ящиков патронов, которые были перевезены в крепость, остальные, как снаряды, мины, гранаты, запалы и патроны,  были размещены в блиндажах в 6 км [километрах] от крепости. Весь май, разумеется, прошёл в перевозках. Числа 7-го мая всю работу [мы] закончили, и я приступил к своим [основным] обязанностям [старшего оружейного масера полка] в одной из мастерских крепости.
Так проходили дни за днями. И вот примерно числа 13 – 14 мая от нач[альника] бое[вого] питания [дивизии] поступил приказ отобрать у личного состава 44[-го] стр[елкового] полка винтовки обраца 1889 г[ода] и пулемёты «Максим», законсервировать [всё это] и отвезти в дивизию в Картуз-Берёзу. А взамен получить автоматы «СВ» и станковые пулемёты системы «ДС», но полностью на полк я [ни того, ни другого] не получил, [а только] получил примерно шт[ук] 250 винтовок и 5 пулемётов «ДС», а это было примерно 19 июня 1941 г[ода]. Мы, работники бое[вого] питания [полка] немного были обеспокоены тем положением, что все боеприпасы находятся вне крепости и, зная обстановку вокруг, иногда задавали вопросы [об этом, но] на это командование полка отвечало, что там, где находится бое[вое] питание полка, [это] считается линией обороны, и в случае нападения на крепость полк выходил из крепости, занимал оборону, где под руками было бое[вое] питание. Правда, 2 – 3 раза крепость делала боевые тревоги, и весь личный состав крепости покидал её и занимал боевой рубеж там, где было указано командованием. Замечу, что примерно 14 – 15 июня в крепости находился сам командующий округом Павлов, который с высшими командирами осматривал крепость, её укрепления и снаряжение. В крепости было много полков, но они либо выехали в лагерь, либо находились на работе по укреплению границы. Даже из нашего полка 6[-я] и 4[-я] роты[, то есть соответственно 1-я и 3-я стрелковые роты 2-го стрелкового батальона] находились на укреп[лённом] районе по границе реки Буг.
И вот наступила суббота 21 июня 1941 г[ода]. [Нам] пришлось задержаться в мастерской, [мы] ждали воскресенья с нетерпенем. [Дело в том, что] нами разрабатывалось рац[ионализаторское] предложение, которое должно было [быть] испытано на полигоне. Нам нужно было разработать, т[о] е[сть] съэкономить порох, гильзы при учебных стрельбах [Так в оригинале]. А поэтому [мы] взяли 45-мм пушку, приспособили на неё винтовку, и летел из неё не снаряд, а пуля. Вот почему мы ждали воскресный день. В 19.00 наше изобретение было готово, осталось [его завтра] только испытать. Закрыв мастерскую, я пошёл в душ помыться, одел выходную форму, правда, [я] имел увольнительную записку [только] до 20.00, но настроение [у меня почему-то] было подавленное, чего-то не хватало. [Я] Встретил комиссара полка Фомина (он был дежурным по полку), [который], узнав, что я не иду в город, поручил мне организовать людей в кино; как помню, шла картина «Валерий Чкалов». Я, собрав бойцов, вынужден был уйти, ибо в душе творилось что-то неладное. Я отозвал своего товарища Владимира Пузакова, а он даже посмеялся надо мной. Конечно, Вы понимаете, когда бывают насмешки в армии среди товарищей. Конечно, мы зашли в гарнизонный буфет, помню, заказали порцию мясного, пива, посидели, поговорили, купили 2 пачки «Эпохи» на воскресенье и пошли в казарму.
Придя в помещение, [мы обнаружили, что там,] кроме дневального, никого не было. Мы разделись и легли в постели, начали вспоминать прошедшее и мечтать о будущем. Через минут 20 пришёл старшина, раздеваясь и ругаясь втихомолку, обижаясь на плохое настроение, сделал замечание дневальному, натянул на голову одеяло и отвернулся лицом от нас. Не спалось, пришли бойцы с кинокартины, послышались оживлённые разговоры, до отбоя оставалось 30 минут. Видимо, картина произвела большое впечатление, началось [её] коллективное обсуждение. А кузнец даже с восторгом, на хохлацком наречии сказал: «У, чертяка, какой смелый, под мост залетив и не зацепился!». Раздался дружный смех. Дежурный прокричал «Отбой!» и через несколько минут всё затихло.
Проснулся я в 2 часа ночи, что-то не спасось, либо вспомнил дом, друзей, завод, либо тревожило испытание изобретения, но что-то не давало спать, закрув папиросу, вышел из помещения, предутренний кречной воздух освежил тело. Тишина, только шаги часовых нарушали покой ночи. Выкурив папиросу, я вернулся в помещение, снял сапоги и лёг в постель. Это было [в] 2 часа 15 минут. И если бы я знал, что через один час, в 3 [часа] 15 минут на крепость обрушиася сотни тонн бомб, снарядов и мин, я бы закричал тревогу, поднял всю крепость выстрелами и предупредил бы о грозящей опасности, но я спокойно лёг, папироса, видимо, рассеяла тревожные мысли".

Продолжение последуеть, очевидно, на следующей неделе.
С уважением - К.Б.Стрельбицкий

Оффлайн Oleg 75

  • Модератор
  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 5991
    • Просмотр профиля
Спасибо, Константин Борисович!
Про изобретение, если я правильно понял, это типо тренажер? Отработка наводки, только выстрел патроном? Что-то похожее, как в армии сейчас учат стрелять из РПГ.

Оффлайн igorg25

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4241
    • Просмотр профиля
    • Email
Тот, кто работал с документами в отечественных архивах, знает, какая серьёзная разница между в изучением бумажного оригинала документа и его копии на плёнке. Лично я всю свою исследовательскую деятельность пытаюсь установить имя того "новатора", который ввёл микрофильмирование в советских архивах и, тем самым, способствоввал тому, что исследователям зачастую выдают именно микрофильмы
Качество - какое есть. Остается только извиниться.
Наслушавшись о сложностях доступа к архивам, я ни на какие материалы и не расчитывал. Задача была - встретится с Крупенниковым. Спасибо сотрудникам ЦМВС - помогли связаться. Спасибо Крупенникову, что нашел время и силы встретится. Замечательно пообщались. Как результат - доступ к его тетрадям. Появилась возможность - использовал, как мог. Снято камерой на 5МП (в оригинале 2592х1944), в помещении при общем освещении без штатива. Два дня на два десятка общих тетрадей.
Умное лицо — ещё не признак ума, господа! Все глупости на земле совершались именно с этим выражением лица… Улыбайтесь, господа… Улыбайтесь…    («Тот самый Мюнхгаузен»)