Автор Тема: Очерки, исследования и открытия форумчан  (Прочитано 3190 раз)

Оффлайн Юрий32

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 2454
    • Просмотр профиля
Публикуемый ниже материал представляет собой полный авторский вариант текста очерка, запланированного для дальнейшей публикации.Излагаемый в нем материал не вписывается в общее представление об обороне Брестской крепости в июне 1941 года.Соответственно оценка может быть неоднозначной.В результате обсуждения возможны дополнения,изменения,поправки...

                                                            Фомин Юрий
                                          ЗАЩИТНИКИ БРЕСТСКОЙ КРЕПОСТИ,КТО ВЫ?

   Из открытого письма писателя Сергея Сергеевича Смирнова защитникам Брестской крепости,1964 год:"...О вас,о вашей
трагической и славной борьбе еще напишут повести и романы,поэмы и исторические исследования,создадут пьесы и
кинофильмы.Пусть это сделают другие.Быть может,собранный мной материал поможет авторам этих будущих произведений.В большом деле стоит быть и одной ступенькой,если эта ступенька ведет вверх...В истории Отечественной войны до сих пор много неизученных "белых пятен",нераскрытых подвигов,неведомых героев,которые ждут своих разведчиков,и здесь может кое-что сделать даже один писатель,журналист,историк... ".Время не стоит на месте.И с его течением многое познается,совершенствуется,меняются взгляды.И в исследовании истории обороны Брестской крепости также постепенно остается все меньше "белых пятен".Она-эта история-уже не укладывается в рамки официальной версии обороны.Воспоминания защитников Брестской крепости представляют не меньший интерес,чем крупные исследования обороны и штурма крепости.К сожалению,даже лучшие,наиболее объективные и правдивые издания грешат заданной временем субъективностью.Цензура,а еще в большей степени самоцензура,не могла не выхолостить из них все то,что не вписывалось в официальные представления.На настоящий момент довольно неоднозначно выглядят судьбы защитников Брестской крепости,да и ход самой обороны.И куда неоднозначнее воспринимаются их подлинные "неретушированные" воспоминания в совокупности с теперь уже ставшими доступными документами бывшего врага.На сколько же соответствует "Легенда ставшая былью" действительности?                                         

                                                         ЧАСТЬ 1 
                               "В ПОСЛЕВОЕНННОМ ВОДОВОРОТЕ...ИЗ ОГНЯ ДА В ПОЛЫМЯ"

   В системе власти в послевоенные годы произошли некоторые изменения:были распущены органы управления,
характерные для военного времени,приглушены классовые аспекты,произошла перестройка высших органов партийного руководства.Однако по сути система власти не изменилась.Наблюдался новый всплеск репрессий.В последние годы сталинского режима не было ни одного крупного процесса или массовых операций,напоминающих "большой террор" предвоенного времени.Однакоименно после войны спецпоселения и лагеря ГУЛАГа достигли наивысшего расцвета.К моменту смерти Сталина в лагерях содержалось 2,5 млн. заключённых,а в ссылке 2,75 млн. спецпоселенцев.В послевоенный  период по сравнению с 30-ми годами значительно уменьшилось количество приговоров,выносимых особым совещанием и военными трибуналами.Количество осуждённых не превышало 100 тыс. человек в год,а с 1951 по 1952 годы их стало менее 50 тыс. в год по сравнению 250 тыс.,осуждаемых ежегодно в первую половину 30-х годов.Однако количество приговоров,выносимых обычными судами,постоянно увеличивалось,так как любое правонарушение наказывалось как преступление.Жёсткость наказаний была абсолютно несоразмерна составу преступлений.Число приговоров,вынесенных обычными судебными инстанциями,резко увеличивалось,особенно после выхода в свет Указа "четыре шестых" от 4 июня 1947 года.Точнее,Указов Верховного Совета СССР в этот день вышло два—"Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества" и "Об усилении охраны личной собственности граждан".Первый предусматривал наказание от пяти до двадцати пяти лет лишения свободы,второй—от четырех до двадцати лет.Следует также отметить,что начиная с 1947 года сроки наказания заметно удлинились—с этого года количество осуждённых на сроки от 5 до 10 лет увеличилось в пять раз по сравнению с предыдущим годом.Всё это в 1948 году дополнилось рядом новых чрезвычайных мер,которые привели в итоге кувеличению численности заключённых в лагерях и спецпоселенцев.Появились также и "двойные виды" наказаний (лагерь плюс ссылка или лишение в правах сроком на 10 лет).Такого рода формы наказаний выносились осуждённым по 58 статье УК,отбывшим свой срок,а также и "особо опасным государственным преступникам".Применялось также и выселение"лиц,злостно уклоняющихся от трудовой деятельности и ведущих антиобщественный и паразитический образ жизни".Было также
принято решение оставить навечно на спецпоселении всех выселенных в период Великой Отечественной войны.
   Послевоенные репрессии не достигли масштаба 30-х годов,не было громких показательных процессов,но они были
достаточно широкими.Репрессии послевоенных лет в той или иной мере коснулись всех слоев населения.Особенно
массовыми они были в отношении бывших советских военнопленных,советских граждан депортированных немцами в Германию,лиц,обвинявшихся в сотрудничестве с оккупационными властями.В годы войны и первые  послевоенные  годы жестоким  репрессиям  подверглись вышедшие из окружения,военнопленные и репатриированные советские граждане.Общее количество военнослужащих,репрессированных в годы войны,составило 994 тысячи человек,из которых 157 тысяч расстреляны.Следует учитывать,что только в национальных формированиях из числа народов СССР в годы войны на стороне гитлеровской Германии воевало от 1,2 до 1,6 млн.человек.Так что большое количество репрессированных за сотрудничество с врагом–вполне объяснимо.Война и тяжелая  послевоенная  ситуация в стране привели также к колоссальному росту уголовной преступности.В целом к январю 1953 года в ГУЛАГе содержалось 2 468 543 заключенных.
   Защитники Брестской крепости не были исключением из общих правил.Почти все они были отторгнуты от своего народа зловещим словом ПЛЕН.В соответствии с указаниями Сталина пленный не мог быть героем.Приказ № 270 от 16 августа 1941года трактовал этот вопрос однозначно:военнослужащие,оказавшиеся во вражеском плену,являются "трусами и дезертирами".Освобожденные из немецких концлагерей,они попадали в советские фильтрационные лагеря,проходили через бесчисленные унизительные допросы и проверки,а затем зачастую отправлялись в исправительно-трудовые лагеря,получив 10 лет лишения свободы как "предатели" и "власовцы".Многие после немецкого плена успели повоевать на фронте (зачастую в штрафных подразделениях),но и они были гражданами второго сорта,относились к категории "вновь призванных".При демобилизации после Победы их,как правило,не торопились увольнять,а направляли в строительные батальоны Наркомата обороны или конвойные войска.Те,кого чаша сия миновала,предпочитали молчать,да им никто и не верил.Они находились на "специальном учете",ограничивались в выборе профессии,учебы,места жительства.Несмотря на реабилитацию,даже спустя много лет после окончания войны побывавшие в немецком плену оставались запятнанными.В массовое сознание было внедрено,что настоящий советский человек всегда предпочтет смерть плену.Они не стали героями,потому что молчали.Те,кому посчастливилось вырваться в 41-м из окружения и избежать плена,пробирались домой–тогда как по идеологической концепции им следовало погибнуть.Нет,им было лучше не слыть героями,а просто жить.И они были житейски правы–герои-то,оставшись в живых ценой плена (куда многие попали ранеными,контуженными),после освобождения проходили через так называемые фильтрационные лагеря,где следователи СМЕРШа задавали один вопрос:"Почему ты не застрелился?"–а затем попадали в "места не столь отдаленные",либо влачили существование "изгоев" на родине.
   Алексей Климентьевич Шугуров,ближе к концу войны,бежал из плена,и оказался в расположении американских войск.Былпередан Советской армии.Тянуло на родину.Но вместо этого,в сентябре 1945 года,отправлен в строительный батальон.В городе Кизел Пермской области работал на строительстве шоссейных дорог.
   Михаил Андреевич Сидоров,после особождения из плена,3 сентября 1945 года направлен в 8 рабочий батальон.
   Иван Алексеевич Балуев был пленен.Освобожден из плена и 3 июня 1945 года направлен в 77 отдельный рабочий
батальон (г.Сталинград).
   Николай Алексеевич Пигаваев попал в плен.Освобожден из плена и эшелоном N 51817 5 ноября 1945 года прибыл из
г.Котбус (Германия) на Ковельский СПП.И уже 18 ноября 1945 года эшелоном N 95621 направлен в 77 отдельный рабочий
батальон (г.Сталинград).
   Сергей Константинович Кувалдин освобожден из плена английскими войсками в 1945 году.После проверки зачислен в
рабочий батальон на строительство трубопрокатного завода в Азербайджане.Демобилизован осенью 1946 года.
   Денис Алексеевич Алексеев,в конце войны,из плена сбежал.По окончании войны был направлен в войска МВД,где
прослужил до 1947 года.
   Захар Андреевич Федькин,после освобождения из плена,продолжал служить в рядах Советской армии.В 1946 году был
демобилизован и вернулся на родину.Но в родном селе жить было невозможно.Выступать на общих собраниях колхозников
было нельзя.Каждый называл пленником или изменником.В конце-концов из села он вынужден был уехать.
   Петр Михайлович Гаврилов,вернувшись в Казань,не нашел помощи и понимания у властей и долгих два года "командир
Восточного форта" пас скот в богом забытой деревушке.           
   Тимерян Хабулович Зинатов,после пребывания в плену и демобилизации из армии,был назначен в родном колхозе
конюхом.Узнав обэтом,начальник местного МГБ,приказал немедленно уволить-он же всех коней перетравит!
   Георгий Павлович Леурда работал в морской бригаде,потом стал страдать головной болью,сырость отразилась на
контузии.Обратился в правление колхоза с просьбой облегчить работу.Но ему отказали-на ответственной работе работать нельзя,был в плену.
   Форафонтов Олег Владимирович освобожден из плена англйскими частями.В декабре 1945 года,после демобилизации,
поступил на географическое отделение Педагогического института имени Потёмкина.После окончания института его,
бывшего военнопленного,не приняли в аспирантуру.По специальности по этой же причине устроиться на работу не смог.
   Алексей Данилович Романов совершил побег из Гамбурга в нейтральную Швецию.Там ему предложили остаться или уехать на жительство в другую страну.Он же добился возвращения в Москву.И чем же встретила его долгожданная родина?Его,больного туберкулезом человека,то и дело таскали на Лубянку.Глубокой ночью,как это постоянно практиковалось нашими "органами".Один раз привезли,закрыли в камеру и...забыли.Целую неделю провалялся там без воды и пищи.Нашли его в камере случайно и совершенно обессилевшим.Когда-то Романов был директором школы,но работать по специальности ему запретили.
   Константин Петрович Альканов,после боев в крепости,попал в плен.Прошел все ужасы немецких,а после войны и
советских лагерей.
   Николай Казикович Санжиев пострадал за свои смелые выступления в отношении выселения калмыков в Сибирь.8 декабря 1945 года Алтайским крайсудом он был осужден на 5 лет лишения свободы,с последующим поражением в правах сроком на 2 года с конфискацией имущества по обвинению "в антисоветской агитации среди калмыцкого населения на лесопункте,в восхвалении немецкой армии и пораженческие высказывания в пользу Германии,а также в клевете на мероприятия Советской власти по вопросу переселения калмыков и жизненных условий калмыцкого населения в Сибири".
   Арцвик Тигранович Агагулян,после пребывания в плену,вернулся на родину.Был осужден по статье за "экономическое
преступление".Срок отбывал в п.Пуксоозеро Архангельской области с 1953 по 1956 годы.Работал на строительстве
железнодорожной узкоколейки по "родной" специальности-занимался ветобеспечением лошадей.
   Александр Митрофанович Филь,после плена и возвращения на родину,был осужден на 6 лет (ему инкриминировалась
служба во "власовской армии").В 1952 году был освобожден.Но к нему вернемся позднее.
   Некоторые защитники крепости были осуждены и во время войны:
-Дубина Алексей Константинович- рядовой музыкантского взвода 125 стрелкового полка.1921 г.р.,с. Троицкое,
Неклиновский р-н,Ростовская обл.Призыв 1940 года.В ходе боев,4 июля 1941 года,попал в плен.В сентябре 1944 года
освобожден из плена войсками 47 армии.Военным трибуналом 1 Белорусского фронта осужден за измену родине по ст.58 ч.1 "б" УК к 10 годам ИТЛ с поражением прав.Приговор вступил в силу 13 декабряря 1944 года N Д/0290.
-Ковязин Василий Яковлевич- капитан,начальник артиллерии 333 стрелкового полка.1904 г.р.,д.Замочалка,Халтуринский
р-н,Кировская обл.В РККА с 1926 года.Особым совещанием при НКВД СССР 20 февраля 1942 года обвинен по ст. 193 п. 9
"а" УК.Приговор:8 лет лишения свободы.Реабилитирован 26 сентября 1955 года.
-Ртвеладзе Иосиф Алексеевич- рядовой 125 стрелкового полка.1917 г.р.,с. Сартичала,Сагареджойский р-н,Грузинская ССР.Призыв 1939 года.Военным трибуналом Пятигорского гарнизона осужден за измену родине по ст.58 ч.1 "б" УК к 10 годам ИТЛ.Приговор вступил в силу 10 апреля 1943 года.
-Шишалкин  Александр Михайлович- лейтенант,командир стрелкового взвода 333 стрелкового полка.1920 г.р.,г. Рыбинск,
Ярославская обл.В РККА с 1939 года.В 1940 году окончил Ярославское военно-хозяйственное училище.Участвовал в боях в расположении полка в Цитадели.25 июня 1941 года с группой бойцов вырвался из крепости,перешел линию фронта, воевал.В районе города Великие Луки попал в окружение и был пленен в сентябре 1941 года.Освобожден частями Красной Армии в январе 1942 года и проходил проверку.22 августа 1942 года осужден во внесудебном порядке по ст.58-1 УК за измену Родине на 10 лет ИТЛ,отбыл срок наказания в 1951 году.Определением Военного трибунала Московского военного Округа от 24 июля 1957 года ранее вынесеное решение отменено и дело прекращено за отсутствием состава преступления.Был восстановлен в звании лейтенант и уволен в запас.
   По Указу президента России Б.Н.Ельцина от 24 января 1995 года N 63 "О восстановлении законных прав российских
граждан-бывших советских военнопленных и гражданских лиц,репатриированных в период Великой Отечественной войны и в послевоенный период",только через 50 лет после войны,были полностью реабилитированы бывшие военнопленные и
репатрианты.
« Последнее редактирование: 14 Июль 2020, 12:10 от Oleg 75 »

Оффлайн Юрий32

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 2454
    • Просмотр профиля
                                                                 "СПАСАЯ ЖИЗНИ".

   Маслов Борис Алексеевич-военврач 2 ранга,начальник Брестского военного госпиталя.1904 г.р.,г. Ленинград.В РККА с
1934 года.Сражался на Волынском укреплении.В ходе боев пленен.В послевоенные годы репрессирован.

   Выходец из интеллигентной петербургской семьи,он в 1932 году выпускник Ленинградского медицинского института.В
1934 году призывается в РККА.Высокоэрудированный специалист-медик,владеющий иностранными языками,участвует в боях на озере Хасан,в финской войне.В марте 1941 года назначен начальником Брестского военного госпиталя,место
дислокации-Брестская крепость.Маслов со своей семьей,женой Татьяной Марковной и 12-летней дочерью Аллой, проживает здесь же на Волынском укреплении в одном из домов начсостава.Когда началась война,он руководит спасением больных и раненых.Госпитальные корпуса горят и рушатся под артиллерийским обстрелом и по указанию Маслова всех больных переводят оттуда в ближайший каземат в земляном валу.В каземат к Маслову приносят раненых,и он с несколькими врачами и медсестрами старается оказать им посильную помощь,хотя бинтов и медикаментов почти нет.
   Из воспоминаний А.В.Савиной:"Видела,что в других земляных валах собрались женщины с детьми,кухарки,повар,
раненые.С ними были безоружные врачи Маслов и Маховенко".
   Из воспоминаний П.Л.Ткачевой:"Обстановка сложилась тяжелая:дети просят пить,воды нет,кругом крики.Утром вновь
появились фашисты.Маслов хорошо говорил по-немецки.Он что-то объяснил им.Гитлеровцы отделили женщин и детей. Раненых и больных увезли,а мы ждали решения своей участи."
   Из воспоминаний Б.А.Маслова:"Внезапность нападения,исключительная густота и мощность огня в сочетании с воздушойбомбардировкой позволили нецам в течении нескольких минут овладеть слабозащищенным сектором крепости,где находился госпиталь...В каземате мы просидели до 24 июня.Вместе со мной была и моя семья,врачи госпиталя,несколько офицеров и много членов офицерских семей,несколько раненых бойцов.Во второй половине дня 24 июня двери каземата открылись,и нам немецкими солдатами была дана команда выходить из казематов.Когда мы вышли,группу примерно 50 человек врачей,женщин,детей,раненых повели в направлении к Бугу 30 немецких солдат.Прошло минут 10,нас солдаты остановили и разрешили расположиться на лужайке возле крепостных ворот.Через некоторое время от нас отделили женщини детей и куда-то повели,а к нам присоединили военнопленных и в тот же вечер направили в лагерь г.Бяла-Подляска."
   Вскоре Маслова назначают врачом лагеря военнопленных в Южном городке г.Бреста.Используя свое положение,он
организует побег группам наших командиров.
   Из воспоминаний А.К.Леонтьева:"В подвале,куда сбрасывали трупы,мы называли его мертвецкой,я обнаружил траншею,
которая вела из нашего помещения,в другое,как позже мы узнали,комендатуру,которая располагалась за тремя рядами
колючей проволоки.Но в фундаменте было маленькое отверстие.Вероятно,поэтому фашисты не обратили раньше на него
внимание и не приказали заложить.Я доложил Маслову.Он велел подсобными средствами расширить его и обследовать ход.Во время моих работ Маслов разжигал примусы,чтобы не было слышно шума для охраны.Однажды мне показалось,что
отверстие достаточно велико,и я полез.Голова и руки пролезли,а туловище застряло.Как я ни бился,а вернуться назад
не мог.Часа через два меня выдернул из норы Маслов.После этой неудачной попытки я не мог работать недели две.Потом
все же я пролез в канализацию.Вскоре встретил люк,через который проник в подвал комендатуры.В углу лежали
винтовочные патроны,нашел здесь наган.Сбоку находилось окно,закрытое столом.Отодвинув его я увидел волю.Конечно,
риск огромный,ведь наверху враг.Но и воля то рядом!Вернувшись,рассказал Маслову.Но он решил законсервировать ход.
Однажды ночью Маслов позвал меня в мертвецкую.Здесь было пять человек из других корпусов.Фамилий их не знаю.У
одного голова была перевязана,по выправке было видно,что это командиры.Маслов велел отправить их на волю,а мне
вернуться.Таким же способом я отправил на волю еще четыре человека по заданию Маслова".
   Чувствуя,что нависла угроза разоблачения,Маслов,с военнопленными А.К.Леонтьевым и А.Н.Козловым бежит из лагеря.
Скрываться от преследования помогает Михаил Семенович Козел.Он снабжает беглецов документами.Маслов живет на
оккупированной территории,работает врачом.3 июня 1943 года его переправляют в партизанский отряд им.Б.Хмельницкого,соединения N 28 Ровенской области.Татьяна Марковна работает медсестрой в партизанском отряде,а дочь Алла принимает участие в диверсиях,ходит на задания с подрывниками как санитарка.С февраля 1944 года,после соединения отряда с частями Красной Армии,Маслов находится на фронте,возглавляя полевой госпиталь 1-го Украинского фронта.Войну Маслов заканчивает в действующей армии.После войны живет и работает в г.Станислав (ныне Ивано-Франковск) начальником военного госпиталя.В 1948 году демобилизован из армии по болезни.В 1947 году его спасителю и другу Козелу М.С. по неизвестным причинам навешивают ярлык "неблагонадежного и враждебного"человека.И Маслов  встает на его защиту.
   "2 июня 1948 года.Прокурору Брест-Литовской железной дороги от врача майора медицинской службы Маслова Бориса
Алексеевича.Заявление.В результате неблагополучно сложившейся обстановки 24 июня 1941 года я в числе остатков
гарнизона Брестской крепости вместе с ранеными был пленен противником и содержался в фронтшталаге 307
(Бяла-Подляска и Брест-Полигон) откуда бежал вместе со старшим сержантом Александром Леонтьевым 3 декабря 1941 года.В течении трех месяцев мы оба укрывались от преследования полиции на хуторе близ д.Рачки Жабинковского района у крестьянина Михаила Сергеевича Козела".
   Таким образом спасает его от тюрьмы.Наверняка Маслов знал,чем это может повернуться к нему.Но поступить иначе не мог.Его вело чувство личной ответственности.За других.
   "Секретно,1 экз.Начальнику контрразведки МГБ войсковой части 641179 г.Станислав.На отношение Выборгского РОУ МГБ г.Ленинграда высылаю личное дело на офицера запаса майора Маслова Бориса Алексеевича для ознакомления.По истечении надобности личное дело прошу выслать обратно в мой адрес.Приложение:личное дело на -41 стр.-"
   7 июля 1948 года Маслов приглашен на допрос в контрразведку и сразу после этого задержан.А 10 июля 1948 года ему
предъявлен ордер на арест.Маслов обвинен ни много ни мало-в измене родине.
   Из показаний Б.А.Маслова на следствии:"…Не мог спокойно смотреть на недостатки в работе и поведении людей…".
"Недостатки"—воровство медикаментов,злоупотребление служебным положением,махинации с отчетностью.Из приговора:
"Признать Маслова виновным в измене Родине и проведении антисоветской агитации,проявившихся в резких высказываниях против Советской власти,восхвалении польской и немецко-фашистской армий,в антисемитизме…"
   В октябре 1948 года приговором Военного трибунала осужден на 20 лет лишения свободы с поражением в правах на 5
лет,конфискацией имущества,лишением воинского звания и боевых наград.Он умер в лагере № 1 "Черногорскстроя МВД
СССР" Красноярского края,7 марта 1952 года,так и не дождавшись своей реабилитации.Только через 16 лет,16 апреля
1964 года,постановлением Военной коллегии Верховного Суда СССР приговор Военного трибунала был отменен "в связи с
вновь открывшимися обстоятельствами,дело прекращено за отсутствием состава преступления».Маслов реабилитирован
посмертно.

                                                     "ЖЕНА КОМАНДИРА".

   Давыдова Ангелина Иосифовна-жена лейтенанта 125 стрелкового полка Давыдова Петра Ивановича.1913 г.р.,г.Минск.
Находилась на Кобринском укреплении.Попала в плен.Впоследствии подверглась репрессиям.

   В Брестскую крепость Давыдовы прибыли из г.Минска,прежнего места службы,и проживали в одном из домов начсостава на Кобринском укреплении.Ожидали прибавления семейства.
   Из воспоминаний А.И.Давыдовой:"Ту страшную ночь,когда началась война,невозможно описать.Мы еще не успели уснуть,когда фашисты начали бомбить крепость.Петр моментально побежал в штаб полка.На своем участке с комиссаром Дербеневым организовали оборону.Сражался Петр горячо,мужественно,имея только личное оружие.Днем его ранило в плечо.Сделали перевязку,и он опять с еще большей ненавистью громил фашистов.Вторично Петра ранило к концу дня тяжело.Когда я до него добралась,он был мертв".
   Потом следовал плен.В Бресте,Ангелина вместе с другими женщинами,попала в фашистскую тюрьму.Вскоре их отпустили.Ангелина стала пробираться к Минску,к родным.В районе Старого Села она натолкнулась на партизан.Партизанский отрядвозглавлял сослуживец мужа С.С.Шиканов.Ангелина осталась у партизан.Через некоторое время ее направили в Минск с заданием установить связь с подпольем.Но сразу выполнить задание не удалось.В декабре Ангелина родила сына.Но в условиях подполья выходить ребенка не смогла.Через два месяца мальчик умер от воспаления легких.Ангелина долго болела и лишь осенью 1942 года смогла связаться со спецгруппой,которую возглавлял С.А.Ваупшасов.Ангелина была связной между спецгруппой и минскими подпольщиками.Из леса в город она носила взрывчатку,сводки Совинформбюро,а изМинска доставляла медикаменты,разведсведения о противнике.В сентябре 1943 года Ангелина получила задание передать зашифрованное письмо подпольной группе.Вместе с ней в Минск шли Алексей Кононцев и Александр Кулешко.У них былисвои поручения.Для конспирации Алексей был одет в форму гитлеровского офицера,он свободно владел немецким языком.Шли по Слуцкому шоссе.В районе деревни Озеры их задержали немцы,патрулировавшие шоссе.Ангелина смогла незаметно переложить шифровку из сумочки в носовой платок,а затем проглотить ее.Это спасло ей жизнь.Их привезли в Минск и передали в жандармерию.Там пытались выяснить,имеет ли Ангелина связь с подпольем.Ангелина твердила одно:никаких подпольщиков не знает,с немецким офицером познакомилась случайно.Через неделю Ангелину и Александра Кулешко освободили.Против них не было никаких улик.Судьба Алексея Кононцева осталась неизвестной.Ангелина благополучно возвратилась на партизанскую базу.Больше в Минск ее не посылали.А потом из Центра пришел приказ:Ангелину и еще нескольких товарищей вызывали на Большую землю.Летели на самолете.Благополучно преодолели линию фронта.Казалось  можно расслабиться. Увы...Сразу с аэродрома Ангелину доставили в НКВД.И вновь допросы,проверки.Ангелина писала отчеты о жизни в Брестской крепости,о первых днях войны,о своей деятельности у партизан и подпольщиков.Шли многочисленные изматывающие проверки.Летом 1944 года,после освобождения Минска,ей разрешили вернуться домой...Спустя непродолжительное время после возвращения на родину она была арестована.Кто-то из видевших ее с "немецким
офицером" во время выполнения спецзадания,сообщил соответствующим органам,что она будто бы "немецкая шлюха".
Ангелину поместили в городскую тюрьму.Ту самую,в которой ее держали немцы.Немцы продержали ее здесь неделю,а свои–девять месяцев!И снова допросы,изнурительные проверки. 
   Из воспоминаний А.И.Давыдовой:"После освобождения Минска возвратилась домой.В декабре 1944 года арестовали наши.Я была совершенно убита.После освобождения на хорошую работу нигде не могла устроиться,так как не имела допуска.В основном по этой причине я все время и молчала".
   После освобождения мытарства Ангелины не закончились.Благодаря стараниям чекистов ее нигде не брали на работу–
"не имеешь допуска","не проходишь по анкете".Но один из бывших командиров ее партизанского отряда вмешался в судьбу Ангелины.И помог.Ангелине выделили небольшую квартирку и взяли на работу в бухгалтерию.Следует отметить,что у Ангелины Иосифовны имелись 2 боевые медали,а потом добавились еще и юбилейные.То есть реальной-то вины за женщиной не было,иначе бы ей и старые награды не оставили,и новые не вручили.Ангелина Иосифовна, пережившая тюрьму,наветы,допросы с пристрастием,проверки,прожила тихо и незаметно,и умерла в 1993 году в Минске.

Оффлайн Юрий32

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 2454
    • Просмотр профиля
                                                       "МОЙ ДЯДЯ БЫЛ РАСКУЛАЧЕННЫМ..."

   Возяков Роман Антонович-рядовой,санинструктор санчасти 75 отдельного разведывательного батальона.1917 г.р.,д.
Шоркасы,Аликовский р-н,Чувашская АССР.Призыв 1939 года.Сражался в Цитадели на участке батальона.В ходе боев пленен.В послевоенный период подвергся репрессиям.

   Письмо Р.А.Возякова побратиму по обороне Брестской крепости Шугурову Алексею Климентьевичу : "Здравствуйте, Алексей Климентьевич!С первых строк я постараюсь написать,что помню о наших погибших товарищах.После неудачной попытки прорыва,после ранения Вас,мы-Сазонов Александр,Васильев Павел,Трунов,Михеев(повар) и несколько раненых бойцов из кавэскадрона,хотели перебежать к комсоставским домам,через плац,а затем через Восточные ворота вырваться из крепости.Но попали под минометный и пулеметный огонь,и отошли назад к реке Мухавец.И кто вплавь,а кто вброд перешли реку и обратно вернулись в группировку полкового комиссара Фомина.Я тогда был осколком ранен в правую кисть,но легко.С этого дня оставался в подвале возле раненых,сначала в подвале нашей столовой.Подвал нашей столовой был разрушен бомбой.До этого,как раз я собрав несколько фляг ходил было по воду на реку.Началась бомбежка и артобстрел,я пролежал за танкеткой Т-26.Там стояли обгоревшие бронемашины и танкетки нашего батальона,Вы сами наверное помните,там был наш автопарк батальона,на открытом месте.После артобстрела прихожу,вижу,что от подвала нашей столовой остались одни руины.Вот в этом подвале погибли раненый старший сержант Сазонов,контуженный сержант Трунов и многие бойцы нашего батальона.После этого я перешел в подвал 33 инженерного полка,что под нашими казармами.Здесь наших было мало,было много мобилизованных перед войной бойцов из Брестской области.Из подвала я раза два ходил наверх,в свои казармы,где помещался штаб обороны,но из своих я там встретил старшего сержанта Васильева Павла,еще несколько молодых бойцов из мотострелковой и танковой рот (но фамилий я их не знал).Но еще наши разведчики держали оборону в подвале штаба 75 ОРБ,там были бойцы бронероты,я туда не ходил.Но помню,на 6 день войны,наши разведчики с бойцами 84 стрелкового полка пошли на штурм костела (клуба).Из этой вылазки многие не вернулись,в том числе и Васильев Павел.За день до вылазки я ползал в ледник (это между нашим штабом и столовой),где достал соленое сало.Я вспомнил про этот ледник,как до войны,кладовщик старший сержант Александров,отпускал оттуда мясо и жиры.Куски соленого сала (маленькие куски) раздал раненым бойцам в подвале (насчет воды было туго,к реке трудно было пробираться).29 июня я попал в подвале вместе с ранеными в плен.В день пленения,наверху в штабе обороны,еще шла перестрелка.Наши казармы,т.е. второй этаж только в двух местах имел разрушения.Вот поэтому,я до сих пор полагал,наши казармы не были полностью разрушены и музей обороны открыт как раз в наших казармах.Но,как Вы сообщили,музей отстроен новый,на месте наших бывших казарм.В плену я был в 307 лагере Бяла-Подляска,работал в похоронной команде.Заболел тифом,попал в Красные казармы.После тифа работал в рабочей команде.Летом 1942 года,в августе,за подкоп (попытка к бегству) наш лагерь расформировали.Этапным порядком был отправлен в Норвегию,где находился до конца войны.Проходил фильтрацию в Суслонгере Марийской АССР.Работал на железной дороге до 1947 года.В 1947 году был репрессирован (оказывается мой дядя был раскулаченным,этого оказалось достаточным),а затем в 1956 году был реабилитирован.Но вышел я оттуда больным туберкулезом легких.С 1955 по 1959 годы лечил туберкулез и окончил заочно медицинское училище (я не имел полного законченного медицинского образования,так как в 1939 году был взят с третьего курса фармацевтической школы в армию).В 1961 году женился.В настоящее время работаю фельдшером.Живу на казенной квартире.Алексей Климентьевич,пожалуйста постарайтесь сообщить адрес Смирнова С.С. мне.Проездом через Москву я попытаюсь встретится с ним.Этот русский человек говорят очень добродушный,он не зря ведь "бог" защитников Брестской крепости и всех ветеранов,особенно инвалидов Отечественной войны.Привет Вам всем.17 апреля 1966 года.Возяков."
   Еще одно письмо Р.А.Возякова Шугурову Алексею Климентьевичу:"Здравствуйте,многоуважаемый Алексей Климентьевич!Вопервых строках письма разрешите Вас поздравить с получением медали в память о героической обороне Брестской крепости в 1941 году.С большим опозданием начну писать о своих земляках,служивших в 75 ОРБ,и принимавших участие в обороне Брестской крепости в 1941 году.Старший сержант Васильев Павел Васильевич,1917 г.р., д.Анаткас,Моргаушского района,Чувашской АССР.Окончил 7 классов.До призыва в ряды Красной Армии работал зав.столовой.Призывался в сентябре 1939 года.В декабре месяце 1939 года мы из в/ч (Белоруссия) прибыли в Брестскую крепость в 75ОРБ (нас тогда приехала группа 25 человек,из них 10 были мои земляки).Васильев Павел окончил школу младших командиров.К началу войны он был в звании ст.сержанта (помкомвзвода в мотострелковой роте).Он всегда являлся отличником боевой и политической подготовки.Как мне помнится в День РККА,в 1940 году,командование батальона кроме благодарности,ему ещевыдало денежное вознаграждение.Он участвовал во всех боевых операциях при обороне крепости (выбивании фрицев из столовой 33 саперного полка и погиб при штурме полкового клуба (костела)).Вы мне писали,якобы взвод ст.сержанта Васильева в ночь с 21 на 22 июня находился на гарнизонном учении.Нет,это отделение сержанта Грошева со старшиной Косенковм были на учении (кстати, я в музее я узнал о том,что старшина Косенков жив).Я хочу остановиться об участиинаших разведчиков при штурме клуба.Наши и бойцы других подразделений (группа эта была немногочисленная) из ограды штаба нашего батальона (со стороны 84 сп) сделали рывок (перебежку) через дорогу,а затем кто пригнувшись,а кто ползком или короткими перебежками между кустами кустарника (помните вокруг костела,по обочинам дороги и даже в районе наших казарм были кустарники,как в парке).В этой вылазке я тоже участвовал,но я даже не успел перебежать и дороги,уже навстречу мне шли раненые (они были ранены осколками мин со стороны 84 сп) и мне пришлось их привести в подвал 33 инженерного полка (вход в первую дверь с конца,где была наша столовая).На следующий день этот конец казармы немцами был взорван.До этого из подвала можно было подниматься на 2 этаж к штабу Фомина.А теперь я в этом году посмотрел,к остаткам наших казарм (но где музей) с конца где почтовое отделение новая кладка (кирпичная).Там нет ни двери и ни подвала.Я только мог ориентироваться по развалинам нашей столовой.Я немного отвлекся.Ну вот,ст.сержант Васильев после штурма исчез.Как сегодня я помню его высокий рост,когда они побежали до костела,и его звонкий голос,когда он что-то там командовал.Из наших бойцов там были,кроме из нашей роты,из бронероты,но вотфамилий никого уж не помню.Старший сержант Сазонов Александр Епифанович,1919 г.р. тоже наш земляк.До призыва был секретарем первичной комсомольской организации в селе.Работал зав.клубом.В крепость прибыл с нами вместе.Окончил школу младших командиров.Но что он был отличником боевой и политической подготовки-это сами Вы помните.Он уже перед
войной был помкомвзвода.Он участвовал в обороне крепости.Вы сами приказали ему и сержанту Трунову,и еше 5-6 нашим разведчикам выбить фрицев из столовой 33 инженерного полка.Они с сержантом Труновым первыми открыли дверь и вбежали.Немцы сверху бросили гранаты,тогда Сазонов и Трунов были контужены и один наш боец из танковой роты получил ранения.Когда мы уже поднялись на один марш лестницы (до лестничной площадки),фашисты бросили еще одну гранату,но она вреда никому не сделала.В столовой 33 саперного полка мы взяли в плен 5 фрицев-один из которых был унтер-офицером,и привели их в штаб полкового комиссара Фомина.Там их очевидно допрашивали.После 2 сержанта (только не изнашего батальона) повели их вниз в подвал,куда спустился и я (наверное из любопытства),и что я увидел.Когда наши сержанты их стали расстреливать из ППШ (71 зарядных автоматов) 4 молодых немца плакали,а старый унтер-офицер что-то на них кричал.В этом году,когда я был в крепости в музее,этот весь эпизод (взятие в плен 5 немцев) склонны были ставить под сомнение.Неужели этот эпизод не упомянут в воспоминаниях у Вас,Филя,Матевосяна?В музее я узнал свои старые лестницы.А под лестницами был вход в подвал,в котельную.Но теперь там замуровано (забетонировано),а вход вкотельную совсем на другом месте.Но я тут отвлекся.Старший сержант Сазонов участвовал и при попытке прорыва,как он теперь пишет мне.Но только он оказывается с группой раненых бойцов раньше меня переплыл реку Мухавец,я с 7 бойцами (Золотарев,еще бойцы кавэскадрона раненые) переплыли позже их.Это случилось после ранения Вас,когда мы попали под перекрестный минометный огонь.Тогда меня ранило в правую кисть осколком.Только затем я его,уже после 26 июня,невстречал среди раненых в подвале.Но Вам сообщаю,он остался жив.Подробную судьбу я его не могу описать.Но ондемобилизовался из рядов Советской Армии в 1946 году,затем пересилился в Калининградскую область.Работает в колхозебригадиром,является членом правления,член КПСС с 1958 года.В своих воспоминаниях хочу описать еще один эпизод (правда раньше я упомянул о нем).Как Вы сами помните,после первого,даже после второго артобстрела немцами,мы все боеприпасы и продукты перенесли в свои казармы (часть),а большую часть в подвалы нашей столовой.Склад боеприпасов, как Вы знаете,был на 1 этаже (часть патронов и снарядов грузили на бронемашины-об этом Вы и сами писали точно),а склад продуктовый на 2 этаже.Перетаскиванием продуктов по Вашему приказанию руководил кладовщик Александров.Верхниеэтажи нашей столовой сгорели в первый же день войны.Из окон подвала мы вели огонь из винтовок и ручного пулемета (Сазонов и Трунов) по немцам,окопавшимся на валу окружного госпиталя (в сторону угла наших конюшен кавэскадрона).
Фрицы затем этот вал покинули (по крайней мере их там в течение первых 3 дней можно было увидеть редко).На 3 день
войны я собрав в подвале 3-4 фляги пошел ползком по воду к реке Мухавец,мимо летнего автопарка,где стояли обгоревшие танкетки и бронемашины.В это время начался артобстрел,который длился 30-40 минут.В момент артобстрела я пролежал за танкеткой,осколки кирпича,обломки бетона меня не задели.Когда я вернулся,от нашего подвала остались одни развалины,потолок обрушился.Кто оттуда успел выскочить,мне не было до сих пор известно.Вот в этом году я спросил в музее о том,что было обнаружено при раскопках в этом подвале?Мне ответили:в 1956 году,когда комсомольцы производили раскопки и уборку развалин,то там нашли 48 останков наших бойцов,винтовки,патроны,гильзы,ручной пулемет и станковыйпулемет.Это мне все ясно,за исключением одного:стрельбу из станкового пулемета "Максим" из этого подвалане вели.Ностанковые пулеметы у нас в кавэскадроне были,из них из казарм по немцам стреляли.Может после разрушения подвала столовой,в последние дни обороны,возможно стреляли (там установили).О себе писать мне почти и не надо.По ходу письма я почти все упомянул.В Красную Армию я приехал в 1939 году с ребятами вместе.Служил вначале в мотострелковой роте,даже Вы меня застали в этой роте.Затем меня перевели в санчасть по специальности (я был взят в армию с 3 курса фармацевтического училища).Участвовал в обороне до 29 июня.В подвале из медицинских работников были зав.аптекой 84 сп Суховерхов Василий (из Краснодарского края)-он жив,и еще один санитар из 84 сп.Ни врачей,ни фельдшеров у нас небыло в группировке комиссара Фомина.Остаюсь жив и здоров,чего и Вам желаю.С приветом Роман Возяков.10 августа 1966 года".

                                                        "БОЕВЫХ ОРДЕНОВ НЕ ИМЕЮ..."

   Сазонов Александр Епифанович-старший сержант,помощник командира взвода мотострелковой роты 75 отдельного
разведывательного батальона.1919 г.р.,Моргаушский р-н,Чувашская АССР.Призыв 1939 года.Сражался в восточной части
Цитадели.Пленен в ходе обороны.

   Письмо А.Е.Сазонова Шугурову Алексею Климентьевичу:"Здравствуйте,дорогой боевой командир тов.Шугуров А.К.!Хочу
сообщить о том,что Ваш адрес мне прислал мой земляк из Чувашии,бывший санинструктор 75 ОРБ тов.Возяков Р.А.
Вспоминаю,что мы вместе служили в мотострелковой роте 75 ОРБ.И притом при нормальной службе до войны у нас с Вами рядом стояли койки,где мы рядом спали.В ночь с 21 на 22 июня мне не пришлосьотдохнуть,ибо я был помощником
дежурного по части.Очень жаль,что многие товарищи по службе с испуга,с просонки от взрывов немецких снарядов,
прыгали из 2 этажа,погибли не видя ничего.Это было в 4 часа утра.Да,очень большой неожиданностью было,это же с
субботы на воскресенье.Ни одного среднего командира из нашей части с начала войны я не видел.Но бойцы под
командованием младших командиров сражались крепко,с фронта идущие немцы под пулеметным огнем тов.Трунова были много раз уничтожены.На 3 день войны часть немцев ворвались в столовую саперного полка.По боевому Вашему приказу мы отбивали фрицев из столовой и привели 5 человек пленных фрицев.В расположении они на наши вопросы не отвечали,а потом мы их уничтожили.Мне никогда не забудется,что после начала войны,через примерно один час,уже нам пришлось подобрать женщину из медсанбата,зверски изнасилованную немцами.Оказали необходимую помощь и переодели ее.Этим я хотел сказать,что нам тогда же было ясно,что фрицы на все подлое дело способны.На 5 день войны мы попытались пробиваться из окруженной крепости в город Брест и соединиться с частями Советской Армии,которые стояли в г.Бресте.Это было под командованием средднего командира в пограничной форме.Переплыли реку Мухавец и земляной перевалок.В лощине встретили фрицы сверху самолетом,снизу очень сильным минометным огнем.Очень много мы потеряли здесь наших бойцов.и нас захватили в плен.Увезли в центральную Германию.Проходил очень тяжелый путь по территории Германии,былв тяжелых лагерях для военнопленных.Все не опишешь.Потом я и 2 моих товарищей убежали из плена к американским войскам,а позднее к своим.С 1945 года,с мая месяца,служил в Советской Армии в центральной Германии,в оккупационныхвойсках.Демобилизовался по приказу в 1946 году,в июне месяце.Боевых орденов не имею,а медалью 20 лет Победы в Великой Отечественной войне награжден.С горячим пламенным приветом Сазонов.1 ноября 1966 года".

Оффлайн Юрий32

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 2454
    • Просмотр профиля
                                                        "НУЖНО ДАТЬ МНЕ ПОДТВЕРЖДЕНИЕ..."

   Козлов Алексей Никифорович-старшина,командир взвода автобронероты 75 отдельного разведывательного батальона.1913г.р.,п.Большевик,Кромский р-н,Орловская обл.В РККА с 1935 года.Сражался на Кобринском укреплении.В ходе обороны крепости попал в плен.

   Письмо А.Н.Козлова соратнику по обороне Брестской крепости Козлову Василию Федоровичу:"Добрый день,Василий
Федорович!Письмо твое коротенькое получил.Все описать,это большое дело о былом в крепости.Тем более пробыть в ней
17 суток.И все эти 17 суток как я ни старался,отыскать своих бойцов и командиров не удалось.Наша казарма более всех пострадала в первые дни войны.Правда наши комсоставские дома 2 этажные,около нашего крепостного стадиона,также стерты с лица земли.Как и другие здания крепости.В нашем здании,где мы с тобой размещались,вернее бронерота,а на 2 этаже наш штаб 75 ОРБ,был внизу подземный наш спортзал,оружейная мастерская,ПВХО и связь,были битком набиты красноармейцами,где они и были погребены.Мой связной ефрейтор Павленко так и не прибыл ко мне,да это было невозможно из-за плотности огня артиллерии и минометов.Со мной были только 2 командира из 75 ОРБ,это Козлов А.Я. из мотороты и наш комиссар Венедиктов.Правда был еще Новиков,ком.взвода эскадрона и Бондарь,начальник ВХС,но на 3 день при прорыве через реку Мухавец они попали в плен-Козлов А.Я.,Бондарь.Новиков утонул,сраженный пулеметной очередью.Переправу мы делали,где стояли наши бронемашины и танки.Нам с Венедиктовым пришлось возвратиться в трущобы Кобринского укрепления.Встретил я своего бойца,когда был тяжело ранен,в комендатуре немецкой армии,он был пленен.Я с ним даже не смог переброситься ни одним словом.Немцы не разрешали.И мне просто обидно и удивительно,как быстро мог рассыпаться наш батальон уже на первый день войны.Бронемашины наши остались стоять на месте под охраной немецких диверсантов,которые уже ночью 22 июня заняли все стратегические подходы,выходы,связь,склады,гаражи и т.д.Правда 2 танка Т-37 прибыли к нашему дому с механиком-водителем Красницким,другого не помню как фамилия.Командир танковой роты старший лейтенант Бебех с первых часов ушел добровольно к немцам.(Прим.автора-Бебех Валериан Ефимович-старший лейтенант,командир танковой роты 75 отдельного разведывательного батальона.1908 г.р.,г.Каменка,Пензенская обл.В РККА с 1929 года.Согласно немецкой карты пленения 22 июня 1941 года пленен (офлаг 13 Д (62),лагерный номер 9616)).Я принял решающий шаг,прорваться к своему гаражу с целью угнать свою машину из крепости.Но тщетно.Танки пришли к дому без пулеметов,ни одного патрона и гранаты.Со мной ехал старший лейтенант Долженко.Наш танк,вернее броня,
простреливалась немецкими пулями зажигательными как фанера.Проехав мост и ворота больших казарм,подъезжая к
столовой 75 ОРБ,нас обстреляли из пушки 45-мм.Попали в башню.Чуть не сбило ее,но пробило насквозь.Наши казармы
пылали,пылал и костел.Повернув обратно,к выходу в г.Брест,проехав мост 100-150 метров танк наш был подбит,сметены
гусеницы.Мы выбрались из него в кусты и я с тех пор потерял Долженко.Он вырвался из крепости в районе 98 ПТД.Мне
неизвестно,куда девался наш командир батальона майор Кудинов.Он перед войной принял 75 ОРБ от майора Коптева.Я это тебя спрашиваю потому,что как началась война я обшарил все комнаты нашего здания в поисках пищи женам и детям,живших с нами.И вот какое странное дело.Когда я был в комнатах майора Кудинова-они были пусты.Не в смысле его семьи,а в смысле,что весь домашний скарб куда-то был вывезен.А он ведь жил в нашем доме.В нашем корпусе жили 19 женщин,жен комсостава,при чем более 10 малых детей.Это нам дало много хлопот,чтобы их уберечь от разрушающего огня фашистов.Потом мы их сдали в плен под белым флагом немцам.Нужно признать,в первые дни фашисты еще не трогали детей и женщин.Много можно описать боевых эпизодов,но это потом.Мне нужны подтверждения.Нужно дать мне подтверждение от тебя,что я был командир взвода бронероты,как однополчанин.Заверив его в своем военкомате. Долженко мне выслал.Володин не имеет права,он был приписник.А их надо 3.Возможно как-нибудь встретимся.Вот тогда можно излить всю горечь пережитую в крепости,в плену,в партизанском отряде.С тем до свидания.Алексей.29 ноября 1968 года".
   Письмо А.Н.Козлова Шугурову Алексею Климентьевичу:"Многоуважаемый мой друг,однополчанин,Алексей
Климентьевич!Мы ведем с тобой регулярную переписку.Однако мы в письмах как-то сухо и вяло и даже не затрагиваем тех горьких дней,пережитых нами в жарких схватках с врагом в дни Великой Отечественной войны.Я,например,начинаю с этого.Нам с тобой в первый день,да и в последующие дни,не пришлось быть вместе.Мы были расчленены на мелкие группы.Что омрачало меня без своих товарищей.Хотя в то время у нас была одна цель-бить врага.А по правде тебе сказать,что первые часы мне казалось,что это не война,а нечто недоразумение,небольшой конфликт.Но по мере жестокости все поняли,Гитлер развязал войну,хотя с ними был договор о ненападении и дружбе.Но этот злодей,маньяк Гитлер сходил с ним в туалет.Хуже того,что наш батальон был раздроблен в разных местах.Бронерота в Инженерном управлении по-старинке.Моторота,танковая рота,эскадрон на втором этаже в больших казармах.Комсостав в Кобринском укреплении.Кроме того часть комсостава жила в г.Бресте.Как например мой комроты ст.лейтенант Нагинай,нач.штаба лейтенант Кулаченков.Командир батальона Кудинов перед самой войной также выехал из крепости,не знаю где он обосновался.Все это сказалось в большой неразберихе в первый день войны.Конечно надо признаться,что основной помехой разъединения частей был внезапный,мощный концентрированный удар с земли и с воздуха по спящему гарнизону Брестской крепости.Вот поэтому мне хочется также знать,как проходили у тебя дела в твоем секторе,с твоими товарищами в битве с врагом.Лично я остался с небольшим кулаком своих людей,бойцов и командиров 75 ОРБ.Со мной были Венедиктов-наш комиссар,Галустьянц-лейтенант бронероты,Новиков-младший лейтенант эскадрона,Павленко-ефрейтор бронероты,Элькин и Красницкий-ефрейтора танковой роты,Козлов большой-моторота, Долженко-старший лейтенант штаба.Вот это был мой боевой отряд.Многие из них пали смертью храбрых.
Прошу тебя писать в таком же духе.Остаюсь твой,Алексей.1 февраля 1972 года".

                                               "НУЖДАЮСЬ МАТЕРИАЛЬНО..."

   Моршнев Петр Григорьевич-рядовой,техник-смотритель военных зданий 84 стрелкового полка.1910 г.р.,с.Орлов-Гай,
Ершовский р-н,Саратовская обл.Призыв 1939 года.Сражался в восточной части Цитадели.Попал в плен.Репрессирован в
послевоенные годы.

   Письмо П.Г.Моршнева писателю С.С.Смирнову:"Здравствуйте тов.Смирнов!Во-первых,извините меня,что я так,может
быть,нескромно обращаюсь к Вам.Но я точного об Вас не знаю,и даже не знаю полностью Вашего имени и отчества.Но я
хочу уведомить Вас,что недавно по радио услышал я своими собственными ушами о крепости Брест-Литовск.Я не мог иначепоступить,как только написать Вам письмо и поделиться тем,что я могу Вам рассказать.Я Моршнев Петр Григорьевич,1910 года рождения,служил в 84 стрелковом полку 6 Краснознаменной дивизии.Полк наш стоял в крепости Брест-Литовска около запретной зоны границы,и о нашем 84 стрелковом полку я пока что ничего не слышал.Вот мне и хочется поделиться с Вами и рассказать,как я остался жив.Ведь того не может задеть за живое,который там не был.Но мне,тов.Смирнов,не забыть этих дней никогда.Я,тов.Смирнов,служил рядовым бойцом и с апреля 1941 года работал в КЭЧ техником-смотрителем зданий,но об этом неинтересно рассказывать.Мне хочется рассказать о тех,которые героически погибли,а ведь у них,наверное,остались отец,мать,жена и дети,и они до сих пор не могут знать,где он.Я,правда,не помню по фамилии всех,но вот был у нас в полку старшина Пеньков,который служил сверхсрочно,он много сделал на благо нашей родины.Он отдавал все,что только мог,ведь командования у нас почти не оставалось,и ему пришлось быть настоящим командиром.Он водил нас,бойцов,в атаки,при этом уничтожал врага,он все предпринимал для того,чтобы сохранить свою живую силу и обеспечить оружием и боеприпасами.Но только я не в состоянии подробно описать Вам,чтобы это было коротко и ясно.Об этом можно написать большую книгу,очень большую.Вы очень много знаете,но я,в свою очередь,Вам должен описать все подробности,как я помню,что происходило на моих глазах,и что я пережил в Брестской крепости.Скоро вот только соберусь немножко с силой,а то что-то никак не соображу,как это все описать.Но Петя Клыпа 333 арт.полка должен рассказать один из эпизодов,как они на первый день обстреливали наш 84 полк из пушек,так как им разведка 333 арт.полка сообщила,что 84 полк разбит и в ихнем корпусе находятся немцы.Петя Клыпа должен хорошо помнить,как мы под огнем 333 арт.полка пытались прорваться через мост в крепости через Мухавец.Петя Клыпа должен помнить,как возле ворот корпуса выбили немцев из подвалов,и он же должен знать хорошего нашего старшину Пенькова,так как он действительно был смел и героически дрался с немцами.Он действительно героически погиб.Хорошие боевые товарищи были Анатолий Куличенко,старшина Козубский,шофер 84 полка Мельников,повар Байдулов,писарь транспортной роты Хасанов Аслан,азербайджанец,и ряд других товарищей,которых по фамилии не помню.Вот хочется описать старшего сержанта 84 сп из Карело-Финской ССР,которого фамилию никак не вспомню.Когда нас взяли в плен немцы,при обыске нашли у него комсомольский билет,и его немцы вывели из строя,отвели недалеко от нас и на берегу Мухавца расстреляли из автомата.Я,как только вспомню его фамилию,сообщу немедленно.Сообщу,о ком еще вспомню.В мае 1943 года я с группой из 20 человек бежал из лагеря в партизанский отряд имени Ворошилова, бригада им.Сталина Брестского соединения,который размещался в лесах,в районе Малориты и Домачево.В конце 1943 года я был назначен для отправки 100 человек раненых в район ст.Сарны.Задание было выполнено.На ст.Сарны раненых сдали в госпиталь,а нас направили по частям Советской армии.Я попал в танковую бригаду г.Горький,а затем во 2 мех.корпус генерал-лейтенанта Свиридова в качестве командира орудия в 37 танковой гвардейской бригаде.Воевал на танке Т-34.За боевые выполнения награжден орденом Красной Звезды.В 1945 году,в декабре месяце,демобилизовался, прибыл в г.Энгельс и приступил к мирному труду.В октябре 1949 года был арестован и осужден по ст.58-1 "б" к 20 годам трудовых исправительных лагерей с поражением в правах на 5 лет военным трибуналом Приволжского военного округа.13 августа 1954 года освобожден пленумом Верховного суда СССР от 16 июля 1954 года со снятием судимости.В заключении ранен совершенно невинно,у левой ноги ниже колена перебит нерв.В коленном суставе левой ноги-осколки.Орден Красной Звезды отобран,осталась только билетная книжка,где обозначен N 503436,который желательно получить обратно.Пробыл в заключении 5 лет,считаю невинно,здоровье окончательно потерял.Вернувшись из заключения,рассчитался по месту работы,получил 200 рублей.До ареста был инвалид по общему заболеванию труда 2 группы,сейчас 3 группа,пенсии получаю 99 рублей в месяц.Живу в полуподвальной сырой квартире,со стен течет зиму и лето.Семья состоит из двух малолетних детей и больной жены.Здоровье очень плохое,да еще гробит меня и семью мою квартира.Нуждаюсь в квартире,а также и материально.Находясь в заключении,слышал от следственных органов,что Доценко Владимир,125 сп,находится в заключении,Власкин Петр находился в заключении и там умер,Куличенко Анатолий оставался в плену,последствий не знаю.Больше ни о ком ничего не знаю.Работаю в школе N 12 завхозом с 15 сентября 1956 года,увольняюсь по состоянию здоровья.Беспартийный.Простите,что много написал,да и,наверное,как-то не по порядку.Все хорошо помню,но вот изложить не могу,как-то трудно все это изложить.Пишите ответ.С приветом к Вам Петр Григорьевич Моршнев.10 сентября 1956 года".

Оффлайн Юрий32

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 2454
    • Просмотр профиля
                                        "БРЕСТСКИЙ ГАВРОШ" И УГОЛОВНОЕ ДЕЛО N 3195.

   Клыпа Петр Сергеевич-воспитанник,трубач музыкантского взвода 333 стрелкового полка.1926 г.р.,г. Брянск.В РККА с
1939 года.Сражался в Цитадели на территории полка.При попытке прорыва из крепости пленен.В 1945 году освобожден из плена частями американских войск.Прошел фильтрацию.Мобилизован в армию.В ноябре 1945 года уволен в запас.Вернулся на родину.За участие в обороне Брестской крепости награжден орденом Отечественной войны 1 степени.Умер в декабре 1983 года.

   В свое время писатель С.С.Смирнов писал:"Мечтаю когда-нибудь написать для детей и юношества большую и правдивую книгу о жизни Петра Клыпы,увлекательной и трудной,полной настоящего героизма и тяжких испытаний,в которой были и славные победы,и немалые ошибки,жизни сложной,как всякая человеческая жизнь".Не написал,не успел.Истина на долгие годы осталась утаенной.Как же сложилась его жизнь...?
   Из воспоминаний П.С.Клыпы:"На рассвете мы очнулись на полу,среди осколков стекла и кусков штукатурки.Кругом былистоны,крики,кровь.За выбитыми окнами-сплошная пелена дыма и пыли,вспышки огня.Мы выбежали в кридор и тут услышали команду сержанта полковой школы:"К оружию!".Здание рушилось.Схватив карабины,побежали вниз,в подвал.Там собралась уже большая группа бойцов и несколько командиров,стонали раненые.Какие-то минуты было замешательство-никто толком не знал,что произошло.Но только минуты.Находившийся здесь старший лейтенант Потапов приказал занять круговую оборону.Помощник начальника штаба полка лейтенант Санин быстро привел людей в боевой порядок.Расставил их по местам,а затем обратился к нам,юным музыкантам:
-На верху здания надо установить наблюдательный пункт.Кто согласен это сделать?
Грохот продолжался,идти было боязно.Но все уже были заняты делом.И я,преодолев робость,сказал:
-Я пойду.
Помнится,Санин ничего не ответил,только потеплевшими глазами как-то по-особому посмотрел на меня.Сказать по правде,подниматься наверх было страшновато.Рвались бомбы и снаряды,cвистели пули.Но любопытство взяло верх.Потихоньку,приседая после каждого разрыва снаряда или цокота пуль о камни,я с бьющимся сердцем поднялся на уцелевшее крыло казармы,подошел к выбитому окну.То,что открылось моему взору,было еще страшнее,чем пробуждение среди огня и смерти.Над крепостью с воем проносились на бреющем полете самолеты с черными крестами на хвостах.Повсюду бушевало пламя,с треском рушились стены.Во дворе метались полураздетые женщины,дети и тут же падали,подкошенные осколками.А вокруг крепости за земляным валом смыкалось кольцо танков с такими же,как на самолетах,черными крестами.За ними бежали густые цепи солдат в касках и зеленых мундирах.Камнем слетел я вниз,доложил обо всем виденном командиру.Потапов и Санин,не медля ни минуты,повели бойцов к окнам и амбразурам первого и второго этажей казармы...В бою прошел весь день.К вечеру,когда началась бомбежка,бойцы подразделения опять собрались в подвал.Командиры перегруппировали силы,создали штаб обороны.Но оружия было мало,боеприпасы почти все кончились.Приняли решение связаться с другими группами обороняющихся и попытаться пробиться к своим.Требовалось выяснить,где у фашистов меньше сил,чтобы прорватьих кольцо.Помнится,руководивший обороной нашего участка старший лейтенант Потапов говорил Санину:
-Хорошо бы пробраться к Тереспольской башне,взобраться на ее вышку да посмотреть кругом.Но все пути к этой башне
простреливаются.Разве вот только вот эти малыши проскользнут.
Мы с Колей Новиковым были рядом и слышали их разговор.
-Пойдем?-спросил тихо Николай.
-Пойдем,-ответил я...
На рассвете мы вышли во двор.Плотно прижимаясь всем телом к земле,поползли через площадь.Кода до башни оставалось 12-15 метров,оттуда по площади ударил пулемет.Пули стучали рядом.Вскочив,мы устремились под защиту крепостной стены.Выждав,когда на башне прекратилась стрельба,мы снова поползли.С башни опять ударил пулемет,где-то неподалеку застрочили автоматчики.Но здесь нам была знакома каждая извилина,и мы благополучно добрались до ближнего отсека.Оказавшись в здании,прислушались.Тихо.О наружную стену ударяют пули,но немцев тут,кажется,нет. Поднявшись,побежали вдоль стены в глубь казармы.Завернули за угол.И вот он-склад.Целые пирамиды винтовок, пистолетов,ручных пулеметов и даже автоматов "ППД".В штабелях ящики с патронами,гранаты,мины.Набрав с собой сколько могли унести оружия и боепрпасов,мы вернулись в подвал.Увидев нашу добычу,бойцы встретили нас восторженным "ура"...Ходили за оружием несколько раз.Однако с наблюдательного пункта немцы заметили,что мы переносим оружие и боеприпасы.В расположение склада посыпались вражеские снаряды,и вскоре он был взорван...А лишения становились все тяжелее.Вся крепость была в плотном кольце.Все ожесточеннее становились бомбежки и артиллерийский обстрел.На нас сбрасывали зажигательные бомбы, поджигали здания огнеметами.Кругом полыхало море огня.Казалосьтам не оставалось ничего живого.Но стоило приблизиться врагам,в них снова летели пули...Но положение становилось безвыходным,и командование решило пойти на прорыв.Старший лейтенант Потапов тщательно разработал план...После очередного ультиматума,когда гитлеровцы предложили защитникам центральной части крепости полчаса "на размышление" и прекратили артиллерийский огонь,Потапов с оставшимися бойцами перебежал в помещение казармы,примыкающей к Тереспольской башне.В момент,когда срок ультиматума истек и немцы с удвоенной силой принялись обстреливать центр крепости,Потапов скомандовал бойцам:"За мной,вперед!"-и ринулся из окна.За ним все устремились на берег Буга.В быстрой,как молния,рукопашной схватке бойцы уничтожили вражеский заслон и бросились через дамбу на Западный остров.Бежали без единого выстрела,и поэтому враги не сразу заметили эту атаку.Первый этап прорыва прошел удачно.По зарослям острова мы быстро добрались до второго рукава Буга и пустились вплавь.Но в этот момент,когда уже отплывали последние бойцы,откуда-то из-за кустов с противоположного берега по воде ударили немецкие пулеметы.Большинство бойцов погило в реке.Вскоре нас осталось 13,потом 9.Изможденные,голодные мы выбрались наконец в лес.После долгих бессонных ночей крепко уснули.Проснулся я от сильного удара в бок.Мои товарищи уже стояли рядом под конвоем."
   За время обороны крепости подросток испытал столько,что хватит на иную жизнь.Да,это был его далеко недетский
подвиг.А что же дальше...?Позволю себе перенестись во времени вперед,неуклонно возвращаясь к написанному.
   Период 1943-1951 годов на освобожденной от оккупации брянской земле характеризовался разрухой народного
хозяйства,голодом,вызванным последствиями войны и сильнейшей засухой 1946 года,разгулом политического бандитизма и просто уголовщины в форме разбоя,грабежей и убийств.Последняя бандитская группа из числа участников карательной бригады "РОНА" была ликвидирована в начале весны 1951 года.В цепи этих событий имел место случай, произошедший на перегоне "Льгов-Комаричи".Ночью 4 апреля 1947 года был убит,ограблен и сброшен с поезда неизвестный гражданин.Тогда же на некоторых железнодорожных станциях направления "Гомель-Москва" и в сторону Украины совершались ограбления,отличавшиеся дерзостью и беспощадностью.По показаниям свидетелей и пострадавших,преступниками были двое молодых людей.Поскольку эти деяния имели признаки бандитизма,к розыску подключились органы госбезопасности.18 марта 1949 года сотрудники МГБ по Брянской области арестовали одного из подозреваемых-некоего Стотика Льва Сергеевича,1923 г.р.,уроженца города Суража Брянской области,без определенных занятий.При обыске у него обнаружили и изъяли в числе других предметов револьвер системы "Наган" N 17573 выпуска 1936 года с 20-ю боевыми патронами к нему,а также ключ от дверей железнодорожных вагонов.24 марта 1949 года чекисты арестовали приятеля Стотика-Клыпу Петра Сергеевича,рабочего артели им.Молотова.У Клыпы при обыске обнаружили кобуру и магазин от пистолета системы "Маузер".
   Из показаний П.С.Клыпы на допросе 24 марта 1949 года:"...До 1939 года я проживал с родителями в городе Брянске,
затем добровольно пошел служить в Красную Армию.Война застала меня в городе Бресте,где я служил воспитанником в 333 полку.1 июля 1941 года немцы окружили полк,и весь его личный состав погиб в бою,за исключением меня и еще восьми человек,которые вместе со мной сдались в плен к немцам.
Вопрос:Как с вами поступили немцы после того,как вы сдались им в плен?
Ответ:Направили в лагерь для русских военнопленных,находившийся в местечке Белая Подляска,откуда я и Казьмин
Владимир спустя месяц сбежали и пошли по направлению к линии фронта.Около города Барановичи,в деревне Жанковичи,Казьмина схватила полиция,после чего о его судьбе мне ничего неизвестно.Я успел скрыться и устроился на работу к одному хозяину-Тихонько Василию Васильевичу,проживавшему в деревне Оношки Несвежского района Барановичской области.У этого хозяина проработал до апреля 1943 года,после чего старостой был доставлен на биржу труда в местечко Сновь и отправлен на работу в Германию.
Вопрос:Куда конкретно?
Ответ:В деревню Гогенбах,где определили работать к бауэру Коцель Фридриху,у которого я и работал до прихода
американских войск.
Вопрос:Чем стали заниматься после их прихода?
Ответ:В первый же день прихода американцев последние начали изымать вещи и вино у немцев.Я им показал,где хранится вино у моего хозяина.Примерно через неделю я заявил в штаб танковой американской части о том,что около деревни Гогенбах в стогу соломы скрывается немецкий офицер.Американцы дали мне винтовку и группу солдат,совместно с которыми я расстрелял немецкого офицера.После этого американцы давали мне задание узнать,где проживают члены национал-социалистской партии и указать их дома.Я им указал три дома,где проживали фашисты,в том числе дом моего бауэра Коцель Фридриха.У этих лиц американцы забрали продукты и вино.Что они сделали с ними впоследствии для меня неизвестно.
Вопрос:Получали ли от них за это вознаграждение?
Ответ:За выполнение заданий американский офицер,фамилии его не знаю,подарил мне золотые ручные часы,а также давал продукты питания и сигареты.Американцы также предлагали мне выехать в Америку.Это предложение мною принято не было.
Вопрос:Как реагировали американцы на ваш отказ выехать в Америку?
Ответ:Они убеждали,что в Америке народ живет культурно и богато и ни в чем не нуждается,что там нет колхозов,легко
можно найти работу.После этого направлен в город Глюнд,где находился один из сборных пунктов для русских граждан, репатриируемых на родину.Летом 1945 года передан на сторону советских войск,после чего доставлен в город Дессау. Затем в город Люкенвальд,где прошел фильтрацию и был мобилизован в армию.В ноябре 1945 года уволен в запас.После приезда в Брянск я совместно со Стотиком Л.С.известным мне по довоенному времени,часто ездили в Москву,где закупали по 15-20 пар туфель,привозили их в Брянск и продавали по спекулятивным ценам.В апреле 1947 года я и Стотик повезли в Харьков картофель.На рынке Стотик проиграл в азартную игру все свои деньги,примерно полторы или две тысячи и решил любым путем достать деньги.Он заметил одного неизвестного гражданина,который,покупая часы,снял сапог и достал оттуда крупную сумму денег.Расплатившись,остальные спрятал обратно.Мы стали за ним следить и сели совместно в поезд "Харьков-Брянск",где и познакомились.На станции Льгов мы с неизвестным выпили водки,за которую заплатил я,и полезли на крышу вагона втроем.На перегоне Льгов-Комаричи,ночью,Стотик нанес ему сильный удар по голове железякой,и он упал на крышу вагона.После этого Стотик снял с него сапоги..."
   Из показаний П.С.Клыпы на допросе 5 апреля 1949 года:"...На железнодорожном перегоне "Льгов-Комаричи" мы убили
неизвестного,забрали у него три тысячи денег,часы и сбросили с крыши вагона.Из награбленного Стотик дал мне 400
рублей и часы.Летом 1947 года на железнодорожном перегоне "Нарышкино-Орел" мы ограбили неизвестного,причем Стотик нанес ему два огнестрельных ранения из револьвера,который имел при себе...Летом 1946 года на станции Почеп мною была украдена корзина с вещами и продуктами питания..."
   Эти показания Клыпа и Стотик подтвердили на очной ставке.В ходе розыска преступников было установлено,что убитым является Грибакин Леонид Иванович,который до 3 марта 1947 года работал в лагере МВД N 280.Показания Клыпы и Стотика получили подтверждение протоколом,составленным при обнаружении трупа Л.И.Грибакина.В протоколе значилось,что на трупе отсутствуют обувь и головной убор.Эксперты установили,что Л.И.Грибакину был нанесен удар тупым предметом по голове,и смерть последовала от нарушения целостности головного мозга.Картина преступной деятельности Стотика и Клыпы дополнялась другими эпизодами.В конце мая 1947 года они пытались ограбить колхозницу,продававшую на рынке свою корову за семь тысяч рублей,и намеревались ограбить заведующую буфетом станции Выгоничи и заведующую ларьком станции Брянск-1.
   11 мая 1949 года военный трибунал Брянского гарнизона,рассмотрев в закрытом судебном заседании дело по обвинению Стотика и Клыпы,приговорил:
-Стотика Льва Сергеевича-заключить в ИТЛ по ст.58-1 "б" УК РСФСР (измена родине) сроком на 25 лет,с поражением в
правах (ему инкриминировалось сотрудничество с врагом при нахождении в плену,выявленное в ходе следствия,которое
являлось более серьезным преступлением,чем вооруженный грабеж и убийство и естественно "поглотившее" их).
-Клыпу Петра Сергеевича-заключить в ИТЛ по ст.107 УК РСФСР (спекуляция) сроком на 10 лет и по ст.50-3 УК РСФСР
(бандитизм) сроком на 25 лет,без поражения в правах,с конфискацией всего имущества.
   Осуждение Л.С.Стотика и П.С.Клыпы по ст.2,ч.2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 года "Об
усилении охраны личной собственности граждан" по суду было признано оправданным.Свой срок Петр Клыпа отбывал на
Колыме,до момента пока в его жизнь не вмешался С.С.Смирнов.Он пустил в ход весь свой авторитет,чтобы помочь
защитнику крепости.И помог.23 декабря 1955 года Клыпа был помилован и выпущен на свободу.Вернулся в Брянск.Из
канцелярии Президиума Верховного Совета СССР,домой Клыпе П.С.,был прислан документ,датированный 8 января 1957 года,следующего содержания:"Сообщаем,что постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 7 января 1957 года судимость с Вас снята.Выписка из протокола заседания Президиума направлена председателю исполнительного комитета Брянского городского Совета депутатов трудящихся,для вручения Вам под расписку".Но уголовное прошлое преследовало его всю жизнь.В декабре 1983 года Петр Сергеевич Клыпа умер от рака.Но продолжение следовало...
   2 июня 1985 года,жена писателя С.С.Смирнова,В.Г.Смирнова писала Генеральному прокурору СССР А.М.Рекункову:
"Уважаемый Александр Михайлович!Обращаюсь к Вам с просьбой.В произведении моего покойного мужа Смирнова Сергея Сергеевича "Брестская крепость" был упомянут Клыпа Петр Сергеевич-участник обороны Брестской крепости, ныне покойный.Мне известно,что он был осужден.Поскольку это было в 1949 году,у меня возникло сомнение в обоснованности этого приговора.Поэтому прошу проверить материалы этого дела,чтобы убедиться,правильно ли он был осужден".Письмо вдовы писателя переслали из Москвы в прокуратуру Брянской области,где была проведена проверка.
   Из показаний на допросе по возобновленному уголовному производству Л.С.Стотика 4 сентября 1985 года:"Выбрав
удобный момент,я,находясь сзади,ударил его по голове.Мужчина упал,и из головы пошла кровь.С ноги я снял сапог,а
Петр Клыпа держал мужчину.На одной из ближайших станций мы увидели,что пола шинели у Клыпы испачкана кровью
убитого.Чтобы нас не могли обнаружить,я с Клыпой перешел в вагон,затем мы вышли из него и пошли к ближайшей
колонке,чтобы смыть пятно крови.Из награбленного Клыпа взял себе часы.Деньги делили возможно поровну,а может быть,Пете досталось меньше".
   В ходе проверки установлено,что П.С.Клыпа и Л.С.Стотик дружили с детских лет,еще с довоенного времени прослыли
хулиганами,очень часто были зачинщиками драк.По показаниям свидетелей,и Петр Клыпа,и Лев Стотик поддерживали связь с уголовниками и считались среди них своими людьми.Итог проверки,проведенной прокуратурой Брянской области по делу Стотика и Клыпы,таков:не установлено фактов произвола,нарушений законности и норм Уголовного кодекса и Уголовно-процессуального кодекса в процессе розыска,следствия и привлечения к ответственности.В связи с этим прокуратура вынесла вердикт:
-производство в отношении Клыпы Петра Сергеевича и Стотика Льва Сергеевича прекратить за отсутствием оснований к
возобновлению дела.
-о принятом решении по делу уведомить Смирнову В.Г.
   Можно сколько угодно спорить о правомерности столь строгого вердикта,ссылаясь при этом на несовершенство
законодательной базы тех лет и на чрезмерную строгость судей.Венцом забвения человека,чье имя вошло в историю
обороны Брестской крепости,явился факт,когда после его кончины ни в одном издании периодической печати не появилось не только некролога,а и нескольких строчек соболезнования родным и близким.Так и отошел он в мир иной,не прощенный.

Оффлайн Юрий32

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 2454
    • Просмотр профиля
                                   
                                                                "ШТРАФНИКИ".

   Штрафные подразделения в Красной Армии формировались согласно Приказа народного комиссара обороны СССР № 227 от 28 июля 1942 года.Они направлялись на самые трудные участки фронтов,чтобы дать штрафникам возможность "кровью искупить свою вину перед Родиной",при этом были неизбежны большие потери в личном составе.Основанием для направления военнослужащего в штрафное воинское подразделение служил приказ командования в связи с нарушением воинской дисциплины или приговор суда за совершение воинского или общеуголовного преступления (за исключением преступления,по которому как мера наказания была предусмотрена смертная казнь).Существует мнение о том,что в штрафные воинские подразделения направлялись лица,отбывающие наказание за тяжкие уголовные преступления,а также за государственные преступления (т.н. "политические").Данное утверждение имеет под собой определенные основания,поскольку имелись случаи направления в такие подразделения "политических" заключенных.В то же время,в соответствии с действующими на тот момент нормативно-правовыми актами,регулирующими порядок направления в штрафные воинские подразделения,комплектование этих подразделений данной категорией лиц было не предусмотрено.Лица,уже отбывающие наказание в местах лишения свободы,обязаны были отбыть весь положенный срок только в учреждениях исполнения наказания.В виде исключения,по личному ходатайству Наркома внутренних дел,лица,из числа осужденных,отбывающих наказания в исправительно-трудовых лагерях,колониях-поселениях, независимо от состава совершенного преступления (заисключением лиц,осужденных за тяжкие общеуголовные преступления и особо тяжкие государственные),могли быть амнистированы или условно-досрочно освобождены за примерное поведение и перевыполнение плана,после чего призывались в действующую армию в регулярные части на общих основаниях.
   Основаниями для освобождения лиц,отбывающих наказание в штрафных воинских подразделениях,являлись:
-отбытие срока наказания (не более 3-х месяцев).
-полученное военнослужащим,отбывающим наказание,средней тяжести или тяжелого ранения,требовавшего госпитализации.
-досрочно решением политсовета армии по ходатайству командира штрафного воинского подразделения в виде поощрения в отношении военнослужащих,проявивших исключительное мужество и храбрость.
   В числе "штрафников" были и защитники Брестской крепости:
-Мамчик Алексей Григорьевич-старший лейтенант,командир 2 стрелкового батальона 333 стрелкового полка.1916 г.р.,с.
Краснополье,Житомирская обл.В РККА с 1932 года.Проживал с семьей,женой Юзефой и двумя детьми,в одном из домов
начсостава на Кобринском укреплении.Как и предписывалось планом на случай военных действий,22 июня 1941 года с
частью сил сумел выйти из крепости.С боями отступал на восток.На Украине попал в плен.Бежал.Скрывался у себя на
родине-оккупированной территории Житомирской области.После освобождения,в мае 1944 года,направлен в 13 отдельный штурмовой стрелковый батальон 3 Белорусского фронта.В этом нелегком положении участвовал в боях за освобождение Белоруссии.24 июня 1944 года был ранен.То есть свою вину искупил сполна.Награжден орденом Отечественной войны 2 степени.После войны Мамчику удалось на Украине разыскать свою семью.
-Шмелев Николай Васильевич-лейтенант,командир 2 пулеметной роты 333 стрелкового полка.1910 г.р.д.Козминское,
Свердловский р-н,Орловская обл.В РККА с 1932 года.Проживал с женой Варварой и двумя детьми в доме N 8 начсостава на Кобринском укреплении.22 июня сумел выйти из крепости.Попал в плен.Освобожден из плена и направлен в 8 армейскую отдельную штрафную роту 10 армии.25 октября 1943 года погиб у р.Проня в Чаусском р-не Могилевской обл.
-Беляев Иван Константинович-рядовой,ручной пулеметчик 2 стрелковой роты 132 отдельного батальона конвойных войск
НКВД.1919 г.р.,д. Стеблево,Борисоглебский р-н,Ярославская обл.Призыв 1939 года.Сражался на территории батальона и
333 сп.24 июня 1941 года пленен на Тереспольском укреплении.Освобожден из плена в феврале 1945 года.7 февраля 1945 года направлен в армейскую отдельную штрафную роту 11 гвардейской армии.11 февраля 1945 года погиб у п. Зелингфельд,г. Кенигсберг (п. Борисово,г. Калининград).
-Кузнецов Иван Васильевич-рядовой,стрелок 7 стрелковой роты 333 стрелкового полка.1919 г.р.,х.Трудобеликовский,
Красноармейский р-н Краснодарский кр.Призыв 1939 года.27 июня 1941 года пленен.Находился 2 месяца на территории
Польши.3 месяца-Голландии.С 1942 по 1945 годы в Австрии(шталаг 17 А).Освобожден из плена в апреле 1945 года.26
апреля 1945 года направлен в армейскую отдельную штрафную роту 4 гвардейской армии.Вернулся на родину.
-Пашеников Николай Ильич-рядовой 455 стрелкового полка.1920 г.р.,х. Трудовой,Зимовниковский р-н,Ростовская обл.
Призыв 1939 года.27 июня 1941 года пленен.Освобожден из плена.28 сентября 1944 года направлен в армейскую отдельную штрафную роту 1 гвардейской армии.Погиб на фронте.
-Сидоренко Василий Иванович-рядовой,стрелок 2 стрелковой роты 132 отдельного батальона конвойных войск НКВД.1920
г.р.,г. Николаевск,Волгоградская обл.Призыв 1940 года.Сражался на территории батальона и 333 сп.25 июня 1941 года
пленен в казарме 333 сп.Находился на территории Польши (шталаг 307) и Австрии (шталаг 17).Освобожден из плена в
апреле 1945 года.17 апреля 1945 года направлен в армейскую отдельную штрафную роту 4 гвардейской армии.Погиб на
фронте.
  Самая незавидная доля-пройти кромешный ад боев в Брестской крепости,выжить в фашистской неволе и погибнуть на
порогеПобелы.                                                                                                                                                                 
                                                       
                                                                     "ПЛЕНОМ СЛОМЛЕННЫЕ".

   Сейчас уже не секрет,что солдатскую лямку в вермахте тянули сотни тысяч бывших советских граждан,так или иначе
боровшихся против советского государства во время войны.Конечно,большинство из них таким способом выбирались из
концентрационных лагерей,спасая свою жизнь.Оправдать их нельзя.Можно лишь попытаться поставить себя на их место.
Сделать выбор между жизнью и смертью,остаться верным своему воинскому долгу или присягнуть врагу.Впрочем,были и
национальные добровольческие формирования.
   В справке отдела по учету погибших и пропавших без вести рядового и сержантского состава от 11 июля 1947 года
перечислены бывшие военнослужащие Советской армии,попавшие в плен и служившие в немецкой армии.Среди них участники обороны Брестской крепости:
-Барбакадзе Георгий Васильевич-старшина,старшина 3 стрелковой роты 333 стрелкового полка.1918 г.р.,с. Кведа-Сакара,Зестафонский р-н,Грузинская ССР.Призыв 1939 года.25 июня пленен.Служил легионером в немецкой армии до 20 апреля 1942 года.Судьба неизвестна.
-Константинов Демьян Константинович-рядовой 333 стрелкового полка.1918 г.р., д. Аниш-Ахпердино,Канашский р-н,
Чувашская АССР.Призыв 1939 года.22 июня пленен.Служил в немецкой армии до 26 июля 1943 года.Судьба неизвестна.
-Мамукаев Таймураз Борисович-сержант,фельдшер санчасти 125 стрелкового полка.1917 г.р.,с. Карман-Синдзикау,
Дигорский р-н,Северо-Осетинская АССР.Призыв 1940 года.Сражался в Восточном форту.29 июня пленен.Служил в немецкой армии до 26 сентября 1943 года.Вернулся на родину.
-Мукимов Якубян Мукимович-рядовой 333 стрелкового полка.1918 г.р.,г. Фергана.Призыв 1940 года.24 июня пленен. Служил в немецкой армии до 22 февраля 1943 года.Судьба неизвестна.
-Назиров Маяд Ахатович-рядовой 333 стрелкового полка.1916 г.р.,с. Кискляя,Чиликский р-н,Алма-Атинская обл.Призыв
1940 года.23 июня пленен.Служил в немецкой армии до 17 марта 1943 года.Судьба неизвестна.
-Тютюник Иван Федорович-сержант,командир автоотделения транспортной роты 17 пограничного отряда НКВД.1918 г.р.,д. Михайловка,Новоусманский р-н,Воронежская обл.Призыв 1938 года.Сражался на Тереспольском укреплении.22 июня пленен.Служил легионером в немецкой армии до февраля 1942 года.Вернулся на родину.
-Антонюк Степан Самуилович-рядовой 393 отдельного зенитного артиллерийского дивизиона.1921 г.р.,с. Петрашовка,
Тульчинский р-н,Винницкая обл.Призыв 1940 года.Сражался в Восточном форту.29 июня 1941 года пленен.Согласно
немецкой карте пленения первоначально содержался в фронтшталаге 307 (Бяла-Подляска),лагерный номер 003070.Затем в шталаге 4 Б,лагерный номер 100909.27 марта 1945 года "сломался"- зачислен в Truppenuebungplatz Mensingen,или "Тренировочный лагерь Мюнзинген",где с 1 февраля 1945 года началось формирование 10-го противотанкового дивизиона "власовской армии".Вернулся на родину.
-Арсеношвили Варлам Сильнович-стрелок 2 стрелковой роты 333 стрелкового полка.1918 г.р.,с.Аловеч,Зестафонский р-н,Грузинская ССР.Призыв 1939 года.28 июня 1941 года пленен.Находился в плену с июля 1941 года по июль 1943 года в
лагерях военнопленных г.Барановичи и Слуцк.Август-сентябрь 1943 года в Бяла-Подляске.В декабре 1943 года в
г.Крушина,Польша.Служил легионером в немецкой армии Bataillon 795 "Schalwa Maglakelidse" или 795 батальон "Шалва
Маглакелидзе".В мае 1944 года был во Франции,г.Шербург.Работал на оборонных работах.6 июня 1944 года взят в плен
американскими войсками.Через Англию направлен в США в лагерь военнопленных,где работал на сельхозработах.8 февраля 1945 года,из Портленда(США),направлен в ПФЛ 0320 г.Владивосток.                   
-Шаламберидзе Акакий Тарасович-сержант,командир стрелкового отделения 7 стрелковой роты 333 стрелкового полка.1920 г.р.,г. Абаша,Грузинская ССР.Призыв 1939 года.25 июня 1941 года пленен.Первоначально содержался в фронтшталаге 307 (Бяла-Подляска).Затем до февраля 1943 года г.Седлец.Служил легионером в немецкой армии Bataillon 797 "Giorgi Saakadse" или 797 батальон "Георгий Саакадзе".Работал на укреп.линии во Франции.5 августа 1944 года перешел к американским войскам.Через Англию направлен в США в лагерь военнопленных "Камполк",где работал на сельхозработах.8 февраля 1945 года,из Портленда(США),направлен в ПФЛ 0320 г.Владивосток.   
-Малыгин Александр Петрович-техник-интендант 2 ранга,помощник командира 31 отдельного автомобильно-транспортного батальона по снабжению.1907 г.р.,г.Орел.Пленен.Служил в РОА.По возвращении на родину первоначально находился в 256 лагере для освобожденных военнопленных и граждан СССР.
   Из воспоминаний П.П.Кошкарова:"Спустя несколько дней после отправки этапа ко мне в "лазарет" пришел техник-
интендант Малыгин Александр...Он был помощником начальника штаба по тылу...Почему-то интуитивно я ему не доверял...Как могло случиться,что я остался жив?Эта мысль меня не покидала всю дорогу от Варшавы до Бяла-Подляски и позже,пока я не узнал,как и кто меня предал.Но негодяй не знал моей настоящей фамилии...В общей массе нашлись предатели,такие,как...Малыгин из Орла...Однажды мне пришлось встретиться на заводе с Александром Малыгиным,тем самым,с кем я как-то разговаривал в Бяла-Подляске...Он долго всматривался в меня,потом спросил:
-Где ты служил?
-В Белостоке,-ответил.-В 10 армии,у Голубева.
-А в Брестской крепости тебя не было?
-Понятия не имею о такой крепости,-ответил я.
Вскоре меня вызвали к коменданту лагеря.Допрашивали гестаповцы,с ними на допросе присутствовал Малыгин, Золотницкий,Губанов и Жуков.После всяческих издевательств и надругательств Малыгин сказал гестаповцам:"Это-не он!"Вот только теперь я понял,зачем приходил ко мне Малыгин и здесь,в лагере,и в Бяла-Подляске,вот кто отправил меня тогда в Варшавскую тюрьму..."
   Так уж распорядилась история,так уж предопределено им было-находиться в стане врага и выступать против своего
народа.Все,вернувшиеся на родину,в дальнейшем,как надо понимать,были осуждены.

Оффлайн Юрий32

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 2454
    • Просмотр профиля
                                                                          ЧАСТЬ 2
                                                          ТА ОБОРОНА,КОТОРОЙ НЕ БЫЛО.

   Перечитывая воспоминания защитников крепости,часто ловишь себя на мысли,не то,не совсем то.И вдруг-стоп.
Случайная строчка,одинокий,пропущенный цензурой абзац...из тех,которые поведают больше,чем многие издания. Потому что они-правдивы.И приходится собирать их по крупицам,и читать между строк,и сопоставлять прочитанное,и сверять с немецкими документами...Такова наша эпоха,такая уж наша страна.В ней власть как-то не торопится говорить правду...

                                                "ПОТОМУ,ЧТО ПЛЕННЫЙ?"

   Филь Александр Митрофанович-рядовой,писарь штаба 84 стрелкового полка.1918 г.р.,г.Тимашевск,Краснодарский кр.
Призыв 1939 года.Сражался в Цитадели.В ходе боев пленен.Находился в лагерях для военнопленных вначале близ
Бяла-Подляски,а затем в Норвегии.Освобожден весной 1945 года.За участие в обороне Брестской крепости награжден
орденом Отечественной войны 1 степени.
   
   Собственно говоря начало этапа исследования обороны Брестской крепости положила заметка А.И.Белошеева в журнале "Огонек",N 10,1951 года.На нее первым откликнулся один из защитников-А.М.Филь.С него С.С.Смирнов и начинал свое исследование обороны.К сожалению в распоряжении писателя не было того объема документов и информации,к которым сейчас открыт доступ.К чему же изначально могло привести исследование Смирнова?
   Из воспоминаний А.М.Филя:"...На рассвете 22 июня 1941 года мы проснулись от сильного шума.Вначале огненные
вспышки все приняли за блеск молний,а взрывы тяжелых снарядов-за громовые раскаты.Через несколько минут мы уже были у дежурного по штабу.Туда пришли полковой комиссар Фомин,секретарь комсомольского бюро Матевосян,дежурный по части лейтенант Кузнецов.Крепость заволокло дымом,пылью...На короткое время огонь был прекращен,и фашисты бросились в крепость...Через некоторое время группа фашистов,просочившись во внутрь крепости,двинулась со стороны Тереспольской башни к зданию Белого дворца.Навстречу им вышли бойцы и в штыковой схватке ликвидировали врага...Треск пулеметов не умолкал.Огневых точек врага становилось все больше.Надо было их ликвидировать.Рискуя жизнью,неизвестные мне бойцы подползли к огневой точке и уничтожили ее,потом заняли это место сами и открыли огонь по фашистам.Обозленный враг бросил на рассвете новые силы,пытаясь штурмом проскочить мост через Мухавец.На мосту и возле него то и дело завязывались штыковые схватки...Наступила еще одна ночь.Отсутствие пищи,воды,боеприпасов тяготило воинов.Порой приходило отчаяние,и уже готов был пустить пулю в себя,но мысль о родине,о мести врагу возвращала бодрость...В полдень комиссар Фомин приказал нам оставить незаметно свои боевые места и перебраться в здание отдельного саперного батальона.Во второй половине дня там собрались комиссар Фомин,капитан Зубачев и другие командиры.На этом совещании,проходившем под аккорды разрывов авиабомб и орудийных снарядов,был создан штаб обороны крепости.Мне было приказано находиться при капитане Зубачеве...Ворвавшись в оставленное нами здание,враги нашли там лишь пустые стеныда развалины...Теперь мы уже не отличали день от ночи;рукопашные схватки с врагом почти не прекращались.Капитан Зубачев бросался вместе с нами в самые опасные места.Иногда я старался удержать его,тем более что он был не единожды ранен.Но за это Зубачев не благодарил меня."Здесь решается судьба нашей воинской чести,а ты об осторожности",-резко отвечал он в ответ на мои слова.26 июня мне было приказано занять боевой пост в третьей комнате от подъезда и держать там оборону...Мы распределили обязанности таким образом,чтобы в случае прорыва врага через первую и вторую комнаты можно было встретить его по-настоящему.Теперь у нас крепостью стала каждая комната.Все маленькие группы охраняли подступы к себе.Два человека находились у окна,один у дверей и один в запасе.Противник окружил нас во много раз превосходящими силами,нас,имеющих по одному патрону на человека да острый штык...Враг,расчищая себе путь гранатами,рвался вперед.Притаившись за стеной у дверей,один раненый,измученный боец на моих глазах бросился на шею фашисту и,сжав горло врага исхудавшими руками,повалился замертво.Рядом раздался взрыв,и я потерял сознание..."
   А далее вот что пишет С.С.Смирнов в своей книге "Брестская крепость":"...Захваченный врагами без сознания в
развалинах крепости,он был сначала доставлен в лагерь около польского города Бяла Подляска...Рана Филя заживала
медленно,и последствия контузии еще давали себя знать.Он только начал выздоравливать,когда гитлеровцы решили
провести учет пленных в том блоке,где находился Филь.Сначала пришел лагерный переводчик,проводивший предварительныйопрос.Это был польский еврей,владевший немецким языком,человек,который,впрочем,понимал,какая судьба ожидает его у фашистов.Он сочувствовал пленным и старался помочь им в меру своих возможностей.Спросив фамилию и национальность Филя,он отозвал его в сторону.
-Слушай,у тебя очень удобная фамилия,-сказал он.- Она похожа на немецкую.С такой фамилией ты можешь неплохо
устроиться.Скажи им,что ты из обрусевших немцев или немец по отцу-"фольксдойче",как они это называют.Тогда тебя
освободят из лагеря,пошлют на легкую работу,а может быть,даже примут служить в германскую армию.А если скажешь,что русский,тебе будет очень трудно.К удивлению переводчика,Филь даже не поблагодарил его за это предложение.Он только мрачно опустил голову и молча отошел.Но внутри у него все кипело.Филь понимал,что было бы бесполезно объяснять свои чувства переводчику,хотя тот искренне хотел помочь пленному...На другой день пленных привели в дощатый барак-канцелярию.Человек в немецкой военной форме,сидевший за столом,положил перед собой незаполненную карточку военнопленного и,приготовившись писать,резко и повелительно спросил ломаным русским языком:
-Фамилия,имя,национальность?
-Филиппов,-сказал Филь.- Александр Филиппов.Русский.
Так Александр Филь стал на несколько лет Александром Филипповым..."
   А теперь СТОП.Согласно немецкой карте пленения (той самой которую на него заполняли),Филиппов Александр
Митрофанович,27 сентября 1918 г.р.,пленен ...23 июня 1941 года (шталаг 302,лагерный номер 28703).То есть из всего
написанного Филем действительности могут соответствовать лишь события,связанные с боями в районе Холмских ворот,в первые два дня обороны.И про создание штаба обороны,и про капитана Зубачева (командира из другого полка) Филь попросту знать не мог.А тем более и про дальнейший ход обороны,и судьбу ее участников.Что им двигало (или кто им двигал),когда он создавал свои воспоминания?И двояко можно воспринимать его последние строчки в письме сыну
комиссара Фомина Ю.Е.Фомину:"Конечно,Вы вправе не верить потому,что пленный,но это так."
   Из писем Алексея Николаевича Пономаренко писателю С.С. Смирнову в сентябре 1975 года:
   "Уважаемый С.С.Смирнов!Прочитал я Вашу книгу"Брестская крепость".Прочувствовал на себе волнения,скитания,
всевозможные лишения и пришел к выводу написать Вам письмо,а именно что меня натолкнуло на это.Увидел портрет Филя, и я его опознал,так как я вместе с ним сидел в одном фашистском лагере.И он с полковником Никифоровым возглавлял какую-то организацию,вроде вербовки во власовскую армию.А противоположно были другие командиры: полковник Пасенчук,майор Говоров,мл.лейтенанты Финота и Рыбалко,в том числе и я.Чем занимались,и все это крепко влияло на пленных,я конечно написал бы очень много воспоминаний,но не умею слова положить на бумагу...А тех товарищей,которых я напомнил,низкий им поклон за ихнюю честную подпольную работу,которые сами не согнули головы и сотни поддержали..."
   "Уважаемый Сергей Сергеевич!Получил я от Вас ответ,за который очень благодарен.Вы мне пишите,чтобы я написал Вам
по делу.Прочитал я Вашу книгу "Брестская крепость",которая очень понравилась и я Вам за нее очень благодарен.Но
когда я дошел до Филя и увидел его фотографию,я не мог чтобы Вам не написать.Он Вам многое соврал,и он не только
был власовцем,а еще хуже-начальник.И действительно Пасенчук и Говоров через некоторое время позвали и предупредили меня,Кисель И. и Черноусенко В.,чтобы мы по-срочному уходили из лагеря,где нам была оказана помощь нашими настоящими людьми.И мы втроем совершили побег,где два товарища-Кисель и Черноусенко погибли от автоматной очереди на проволоке.А мне не знаю какими судьбами пришлось уйти.И вот когда читаешь Вашу книгу,где он (Филь) уже в партии восстановлен и имеет правительственные награды,которые он не имел..."
   "Здравствуйте Сергей Сергеевич!Получил я Ваше письмо,за которое очень благодарю и на которое дал ответ.Но от Вас
ответа не получал.Получил одно письмо,где Вы писали чтобы я написал по сути дела.Я написал,но ответа не дождался.Я
думаю Вы на них не обращаете внимания.Это уже нечестно с Вашей стороны и я решил написать Вам еще письмо.И пока не дождусь ответа буду все писать,а потом напишу в редакцию и в Вашу организацию открытое письмо..."
   Написанное в данных письмах выводит историю А.М.Филя в совершенно иную плоскость,совершенно отличную от ранее
известной.
   
                                                 "ЛЕГЕНДА ЗАПАДНОГО ОСТРОВА"

   Черный Аким Степанович-старший лейтенант,командир транспортной роты 17 пограничного отряда.1911 г.р.,с.Новая
Сечь,Сумский р-н,Сумская обл.В РККА с 1933 года.Сражался первоначально на Тереспольском,а затем на Кобринском
укреплении.В ходе боев пленен.Прошел фашистские лагеря:Бяла-Подляска,Хаммельбург.Принимал участие в деятельности подпольного антифашистского комитета в лагере Нюрнберг.Освобожден из плена в апреле 1945 года.

   Западный остров Брестской крепости(Тереспольское укрепление).Здесь все напоминает о далекой эпохе,нашей
героической и трагической истории.Истории,прикосновение к которой оживляет память и заставляет учащенно биться
сердца.И сейчас территория острова—это пограничная зона,где несут службу наследники пограничников сороковых—
пограничники Краснознаменной Брестской пограничной группы.В 1991 году на острове был открыт памятник бойцам и
командирам гарнизона Тереспольского укрепления,которые проявили невиданный героизм при защите государственной
границы СССР.Бытует мнение,что в ходе боев,на Западном острове сложились три разрозненные группы обороны.В северо-западной части острова в районе казармы курсов шоферов оборонялась группа старшего лейтенанта Мельникова.На ее правом фланге,вдоль вала над обводным каналом сражалась группа под командованием лейтенанта Жданова.Группа пограничников транспортной роты 17-го погранотряда под командованием старшего лейтенанта Черного оборонялась в районе гаражей.Но так ли это?
   Из воспоминаний А.С.Черного:"Проснувшись от взрывов,я увидел,что деревянные постройки уже объяты пламенем. Зарево освещало большую часть острова.Я дал несколько советов жене и,наскоро простившись с ней,отправился в расположение роты.Воздух был настолько насыщен дымом и гарью,что затруднялось дыхание,появился мучительный кашель.К моему приходу здание,где располагался личный состав роты,было значительно повреждено,среди бойцов оказались убитые и раненые,а кое-кто решил пробраться в Цитадель.В этой обстановке мне удалось собрать около тридцати военнослужащих своей роты...Я считал,что основная наша задача заключается в том,чтобы немедленно вывести весь автомобильный транспорт и подать его в распоряжение командования пограничного отряда.С таким намерением мы поспешно отправились в гараж.В здании роты остались лишь Кащев для наведения соответствующего порядка в документации да Одинокий-для оказания помощи раненым.В пути мы встретили начальника окружных курсов шоферов старшего лейтенанта Мельника,который направлялся в расположение казарм.Я сообщил ему о своем решении,а также разъяснил создавшуюся обстановку.Мельник обещал оказать нам необходимую помощь.При подходе к развилке дороги мы заметили,что гараж и здание курсов шоферов окружены вражескими автоматчиками.Как позже выяснилось,их было там 12-15 человек...Гитлеровцы окружили его и начали безжалостно уничтожать выбегающих из казарм курсантов.Оставить товарищей без помощи я не мог.Здесь же,в кустарнике,мы установили два ручных пулемета.Старшим этого пулеметного гнезда был назначен сержант не то Тютюник,не то Серебреников (сейчас уже не помню).А я с группой бойцов обошел здание с тыльной стороны.В это время,как было условлено,из кустов,находившихся между пулеметчиками и нашей группой,рядовой Васильев выстрелил из ракетницы.По этому сигналу пулеметчики открыли огонь по врагам.Гитлеровцы,как я и предполагал,все свое внимание сосредоточили на пулеметном гнезде.Мы не замедлили воспользоваться этим и в рукопашной схватке ликвидировали фашистов...Приходилось отбиваться от беспрерывно наседавшего врага и одновременно производить те или иные улучшения в своих укрытиях.Неприятель настойчиво стремился овладеть гаражом.Были такие дни,когда гитлеровцы по нескольку раз врывались в него.Мы их отбивали,но за это расплачивались дорогой ценой.В районе,где дорога от Тереспольских ворот подходит к рукаву
Буга,оборонялась группа во главе со старшим лейтенантом Мельником...Стало ясно,что фронт значительно удалился от
крепости,и придется длительное время находиться во вражеском окружении,а для этого необходимо было объединить силы оборонявшихся.Кроме того,мы думали,что у других лучше обстоят дела с продовольствием и боеприпасами.Решили
прорываться к своим.Вечером 24 или 25 июня к нам примкнул старший лейтенант Мельник с курсантами.Было назначено
время и место сосредоточения бойцов для  атаки...Энергично атакуя противника в направлении моста и дамбы,мы
опрокинули и уничтожили находившихся там гитлеровцев...С большим трудом мы добрались до одного из казематов в
земляном валу северо-восточной части крепости...Утром,после 2- или 3-часового отдыха,я поднялся на выложенную из
камня подставку и через окно над дверью стал уничтожать появляющегося врага.Через некоторое время фашист,
подобравшийся с фланга,забросил в наш каземат гранату,которая упала возле лежавшего на полу Мельника.Мгновенно
созрело решение выбросить эту гранату.Я прыгаю с подставки,но неудачно:нога попала на камень,я упал.Поднимаясь,
решил,что время потеряно,и граната может взорваться в руках.Толкаю ее ногой на выход;она на лету у входа
взрывается,ее взрывом я и еще два или три товарища получили легкие ранения.Мельник остался невредим...Занимаемый
нами каземат был мало пригоден для обороны.Посоветовавшись,я решил оставить в каземате раненых и двух товарищей для их защиты.Все остальные были выведены из каземата и расположены в развалинах,находившихся вблизи какого-то
здания..."
   Согласно немецкой карты пленения А.С.Черный был пленен 24 июня 1941 года (офлаг 13 Д (62),лагерный номер 2755).
Сопоставляя документы,становится очевидным,что старшие лейтенанты Мельников и Черный со своими группами еще 22 июня покинули Западный остров,а 24 июня приняли свой последний бой на Кобринском укреплении.И в лучшем случае,в
последующие дни отпор врагу на острове оказывали группа Жданова и остающиеся пока неизвестными пограничники.
Безвыходность и трагизм ситуации оставшихся героев были очевидными.

Оффлайн Юрий32

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 2454
    • Просмотр профиля
                                                                     "ДНИ СМЕШАЛИСЬ..."

   Губарь Иван Лаврентьевич-сержант,фельдшер клинического отделения 95 отдельного медико-санитарного батальона.1920 г.р.,с.Окуниново,Козелецкий р-н,Черниговская обл.Призыв 1939 года.Сражался на Волынском укреплении.Оглушенный взрывом,попал в плен.Находился в лагерях для военнопленных в Польше,затем,в Австрии.В мае 1945 года освобожден войсками 3 Украинского фронта.Демобилизован из армии в 1946 году.За участие в обороне Брестской крепости награжден орденом Отечественной войны 1 степени.

   Из воспоминаний И.Л.Губаря:"...Когда я проснулся,то не мог сразу прийти в себя:дрожала земля,вокруг раздавались
стоны и крики.Товарищи,находившиеся рядом,погибли от осколков снарядов и авиабомб.Меня ранило в руку. Озверевшие фашисты не пощадили даже госпитальных корпусов,на крыше которых ясно видны были красные кресты,бомбили нас с самолетов,обстреливали из орудий.Здания госпиталя рушились,горели.Погибло много больных.Когда я под огнем добрался до своего корпуса,то там уже находились раненые,больные,медицинские сестры,вольнонаемные няни и один военврач 2-го ранга,прибывший накануне в командировку в нашу часть;он был ранен в голову.После краткого совещания мы решили немедленно подобрать раненых,унести в укрытие и перевязать.Я знал,где находятся индивидуальные пакеты,и принес их.Больше всего я боялся попасть в руки врага.Мне приходилось несколько раз ходить в разведку с целью пробраться к центру крепости,чтобы сообщить сражавшимся там нашим частям о больных и раненых и просить помощи,но я везде натыкался на пулеметные и автоматные очереди врага...Все-таки из каждого разбитого корпуса ожесточенно стреляли во врага,стреляли пограничники в нательном белье и полураздетые женщины,жены командиров.Если винтовка доставалась больному,лишь два дня назад перенесшему операцию,он тоже  стрелял,чтобы и его пуля поразила врага.Немцы боялись заходить в разрушенные помещения,так как из-под развалин почти непрерывно стреляли.Мы были отрезаны от внешнего мира,но твердо верили,что вот-вот подойдут из лагерей свои и освободят нас.Дни смешались в моем представлении.Снова и снова видели мы перед собою цепи атакующих врагов.Кругом гремело;густой дым пожарища застилал горизонт.В один из этих дней недалеко от меня разорвался снаряд.Оглушенный,я упал,потеряв сознание..."
   Остается непонятным,как Губарь мог "перепутать" дни обороны,когда всего один день он принимал участие в боях за
крепость.Согласно немецкой карты пленения И.Л.Губарь пленен 22 июня 1941 года (шталаг 17 Б,лагерный номер 78116).
Или может это делал кто-то за него?

                                                      "ЗАТЯНУВШАЯСЯ ОБОРОНА"

   Остапец Григорий Федорович-рядовой,курсант полковой школы 84 стрелкового полка.1920 г.р.,с.Тимофеевка, Бурынский р-н,Сумскаяобл.Призыв 1940 года.Сражался в Цитадели.Входе боев пленен.Освобожден американскими войсками.Продолжал службу в Советской армии.Демобилизован из армии в 1946 году.

   Из воспоминаний Г.Ф.Остапец:"...22 июня ровно в 4 часа на головы обрушились тысячи бомб и тяжелых снарядов.Под
свист осколков мы бросились из помещения по направлению к штабу своего полка.Сразу,как только мы выскочили,из
костела по нам открылся пулеметный огонь,которым одного товарища убило,второго курсанта,Филатова,ранило в голову.Мы успели залечь,ползком и короткими перебежками перебрались до намеченного нами места,где сосредоточились много бойцов и командиров...Крепость одновременно штурмовалась со всех сторон,так как она была окружена с первых часов нападения.Нам отбиваться было трудно еще потому,что склады боеприпасов находились за крепостью и судьба их нам неизвестна.В крепости был лишь небольшой запас НЗ,так что с первого дня приходилось экономить каждый патрон и гранату,и приходилось отбиваться от наседавших гитлеровцев криком "ура",штыками и прикладами.И это нас не пугало-идти в атаку-а наоборот,вдохновляло и больше обостряло наши сердца против фашистских захватчиков...Все подробности храбрости и геройства отважных защитников крепости с первого дня мне не вспомнить,голова у меня работает плохо.Я на девятнадцатые сутки,т.е. 11 июля,в одной из атак был тяжело ранен,и был без памяти взят в плен..."
   Согласно немецкой карты пленения Г.Ф.Остапец пленен 22 июня 1941 года (шталаг 4 Б,лагерный номер 116952).То есть
налицо явное противоречие.Добавить к написанному попросту нечего.

                                                  "ИСЧЕЗНУВШАЯ НЕДЕЛЯ ОБОРОНЫ"
 
   Зайцев Василий Кузьмич-сержант,помощник командира командира взвода 2 стрелковой роты 333 стрелкового полка. 1919 г.р.,ст.Шкуринская,Кущевский р-н,Краснодарский кр.Призыв 1939 года.Сражался на Восточных валах Кобринского укрепления.В ходе боев пленен.В 1944 году после побега из плена служил в рядах Советской армии, участвовал в освобождении Варшавы,Познани,в штурме Берлина.За участие в обороне Брестской крепости награжден орденом Отечественной войны 2 степени.

   Из воспоминаний В.К.Зайцева:"...И вдруг раздался сильный грохот.Спросонья подумал,что это гром,и хотел закрыть
окно,но не успел поднять даже голову,как вновь раздался взрыв и обрушился простенок.Товарищи,лежавшие там, погибли,а я очутился на полу.Сомнений больше не оставалось-война.Отдышавшись,я выскочил в проходную.Хотел спуститься вниз,но мне навстречу попался старшина санчасти Воронин.Он сказал,что во двор полка выйти нельзя,снаряды ложатся один за другим.Тогда я открыл окно туалета и прыгнул вниз со второго этажа.Старшина и еще один солдат последовали за мной.Мы бросились к Восточным воротам...23 июня,взбешенные нашим сопротивлением, враги подогнали к воротам танк и началиобстреливать укрепление.Но как только танк подкатил вплотную к воротам, навстречу ему со связкой гранат выскочил какой-то лейтенант,казах по национальности.Не прошло и нескольких минут,как стальная громадина загорелась.Но смельчак жил недолго-его ранило осколком в голову.Мы втащили лейтенанта в каземат,и вскоре он скончался.26 июня,после сильнейшей артиллерийской подготовки,фашисты прорвались на нашем участке,завязался жестокий рукопашный бой.Враг отступил.Вечером этого же дня к нам вновь подошли фашистские танки и стали в упор расстреливать обороняющихся.Целую ночь по территории крепости раздавалось русское «ура».Это защитники то там,то здесь отбивали яростные атаки.Гитлеровцы беспрерывно вели огонь по казематам,подвалам,пускали слезоточивые газы.Вражеские снайперы специально охотились за теми,кто пытался наладить какую-нибудь связь или достать воды.28 июня из нашей группы осталось 19 человек.Продуктов больше не было.Посоветовавшись,решили,что женщин с ребятишками необходимо отправить из крепости.Так и поступили.Женщины подняли белые косынки и вышли из подземелья.А мы продолжали обороняться.29 июня фашисты начали забрасывать все входы и выходы в казематы гранатами,но никто из нас не сдавался.Спускаться в казематы и подземелья фашисты боялись,потому что каждый,кто рисковал сделать это,сразу же отправлялся к праотцам.2 июля нас было уже только 9 человек.Руководил нами какой-то командир.Он приказал мне и еще нескольким бойцам зарыть два несгораемых ящика, очевидно,с секретными документами,чтобы не попали фашистам,ибо живыми остаться мы уже,конечно,не рассчитывали.  На следующее утро началась очередная бомбежка.Стены каземата сотрясались от разрывов тяжеловесных бомб.Во время одного из налетов я был привален грудою обломков.Моя правая рука безжизненно повисла.В конце этого же
дня фашисты обнаружили нас,окружили и стали выталкивать из подземелья.Итак,с перебитой правой рукой и раненой
левой,голодный,истощенный,покидал я крепость..."
   Согласно немецкой карте пленения В.К.Зайцев раненым пленен 25 июня 1941 года (шталаг 366,лагерный номер 1086).А
основное описание боев в его воспоминаниях приходится на события,происходившие после этой даты.Почему так
произошло?Что это были за несуществовавшие бои?Куда исчезла целая неделя обороны?

                                                     "ДВЕ ИСЧЕЗНУВШИЕ НЕДЕЛИ..."

   Дубинин Михаил Степанович-рядовой,наводчик 1 огневой батареи 98 отдельного противотанкового артиллерийского
дивизиона.1921 г.р.,с.Архангельское,Буденновский р-н,Ставропольский кр.Призыв 1940 года.Сражался на Восточных валахКобринского укрепления.В ходе боев пленен.Трижды пытался бежать,но безуспешно.В марте 1945 года вновь организует побег из фашистского лагеря Плесса,переходит линию фронта и добирается до расположения Советских войск.Участвовал в боях на территории Австрии.За участие в обороне Брестской крепости награжден орденом Отечественной войны 2 степени.

   В своих воспоминаниях Дубинин прямо указывает на срок более двух недель обороны 98 артдивизиона в районе
Восточных валов.Но соответствует ли это действительности?
   Из воспоминаний М.С.Дубинина:"...Внезапно все вздрогнуло,всколыхнулось.За первым взрывом последовал второй, потом еще...Вражеские снаряды и мины разрывали территорию нашего дивизиона.С воем проносились осколки.Вокруг стоял невообразимый грохот.Было жарко,от дыма слезились глаза,першило горло.По приказанию лейтенанта мы оповестили и без того проснувшихся командиров.Прибежали Никитин,Акимочкин,Шоряк и другие.Прежде всего, организовали отправку ценных документов.Оборону возглавил начальник штаба лейтенант Акимочкин-широкоплечий, русоволосый русский богатырь...В кровавой схватке,действуя по всей линии обороны,мы отбивали атаки наседавших фашистов дотемна.Лейтенант Акимочкин установил попеременные дежурства и строго следил за отдыхом бойцов.Так закончился первый день войны.Изуродованная,истекающая кровью крепость выстояла.На второй день повторилось то же самое.Самолеты снижались до 50 метров и поливали нас свинцом,сбрасывали пустые железные бочки и даже куски рельс,стремясь навести ужас и посеять панику среди красноармейцев.Прошло пять или более дней,связи с другими защитниками крепости мы не имели.Враги решили с нами покончить.Со стороны Кобринского шоссе фашисты цепью во весь рост пошли в наступление.Подпустив их к подошве вала,наши бойцы во главе с лейтенантом Хавером открыли огонь.В этот день несколько раз фашисты упорно штурмовали вал,но хорошее местоположение и умело организованная оборона,а также хладнокровность,расчетливость каждого бойца вновь и вновь заставляли врага откатываться назад,терять убитых и раненых десятками...Голодные,раненые,изнуренные,имея небольшое количество боеприпасов,мы продержались еще несколько дней.Помню последние дни обороны на нашем участке...Как-то утром,после очередной артиллерийской подготовки,стреляя и крича,фашисты ринулись на наш вал со стороны Кобринского шоссе.Хавер выстрелом из пистолета дал сигнал к бою.Стреляли прицельным огнем.Было жарко,губы потрескались до крови,а немцы все шли и шли...Мы скатились с вала в мастерскую дивизиона.Бойцы, находившиеся там,крайне нуждались в помощи,отбиваясь из последних сил от наседавшего врага.Хавер не вернулся.Мы были окружены.Гранаты попадали в окна мастерской.Кто-то,ловя их на лету,швырял назад.Обстановка накалилась до предела.Не помню фамилии старшего политрука,который в последнюю минуту сказал:"Друзья,не сдадимся врагу,умрем с честью,Родина вспомнит нас".С этими словами политрук и погиб:близко разорвавшаяся граната оборвала его речь.По приказу лейтенанта Акимочкина мы завернули документы и знамя и зарыли в яме.Немцы пошли в наступление.Хлопали выстрелы,рвались гранаты, и вдруг страшный взрыв потряс своды каземата...Меня поднял красноармеец 333 полка:ноги были ранены осколками гранат.С помощью этого парня я передвигался.Горько сжалось мое сердце - начинался плен..."
   Согласно немецкой карте пленения М.С.Дубинин был пленен в 15 часов 23 июня 1941 года (шталаг 307,лагерный номер
602).О каких двух неделях обороны может идти речь?Как можно было описать события обороны,не участвуя в них?И были
ли они-эти события?
                             
                                                 "МЕМОРИАЛЬНАЯ ДАТА"

   Чесноков Василий Сергеевич-лейтенант,командир 2 огневой батареи 98 отдельного противотанкового артиллерийского
дивизиона.1914 г.р.,д.Барановка,Свердловский р-н,Орловская обл.В РККА с 1936 года.Сражался на Восточных валах
Кобринского укрепления.В ходе боев пленен.20 апреля 1945 года совершил побег.После проведения проверки
демобилизован из армии.

   Из ответов на краткий вопросник участника обороны Брестской крепости В.С.Чеснокова-С.С.Смирнову:
Вопрос:В какой части,с какого времени,в каком звании и должности служил?
Ответ:При 6 Краснознаменной стрелковой дивизии в 98 отдельном артдивизионе 45-мм пушек,в звании лейтенанта,
должность-командир батареи ПТО.
Вопрос:На каком участке обороны,с какого и по какое время сражался,под чьим командованием?
Ответ:98 артдивизион располагался в районе Восточного форта и на этом участке вел оборону с 22 по 26 июня 1941
года.Командовал комиссар дивизиона Нестерчук,после его тяжелой контузии,а потом и гибели,командование принял
лейтенант Акимочкин,после смерти Акимочкина командовал группой я,после моей контузии и ранения-это было 4 июля 1941 года-не могу сказать,кто остался,но,по-моему,из нашего дивизиона никто.
Вопрос:Когда и при каких обстоятельствах пленен?
Ответ:4 июля был ранен в голову и контужен снарядом,5 июля захвачен немцами в районе форта.
   Согласно немецкой карты пленения В.С.Чесноков пленен 25 июня 1941 года (офлаг 13 Д (62),лагерный номер 1598).
Мемориальный знак-плита из силумина,стилизованная под листок отрывного календаря,установленная у главного входа в мемориал (место обороны 98 артдивизиона) гласит:"5 июля 1941 года.Восточные валы удерживали воины-артиллеристы".Вероятно это и есть дата под которую "подгонялись" воспоминания и события.Вот только далека она от истины.

Оффлайн Юрий32

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 2454
    • Просмотр профиля
                                                             "ВНЕПЛАНОВЫЙ ПРОРЫВ"
   
   Виноградов Анатолий Александрович-лейтенант,начальник химической службы 455 стрелкового полка.1912 г.р.,д.
Новоселки,Шекснинский р-н,Вологодская обл.В РККА с 1934 года.Сражался на территории полка.При прорыве из крепости попал в плен.Прошел фашистские лагеря:Хаммельбург,Швейнфурт и другие.Был членом подпольной антифашистской организации пленных.Трижды бежал из лагерей смерти.За участие в обороне Брестской крепости награжден орденом Красного Знамени.
 
   Принято считать,что единственный запланированный и осуществленный прорыв из крепости под руководством лейтенанта Виноградова,происходил 26 июня 1941 года.Однако,при более внимательном изучении хода обороны,это не соответствует действительности.
   Из воспоминаний А.А.Виноградова:"...Взрывная волна отбросила меня в сторону.Пришел в себя минут через 15-20 у
противоположной стены кабинета.Беру себя в руки:ведь я дежурный по штабу!Делаю попытку позвонить в штаб дивизии,
который находился в городе.Но связь была уже нарушена.Я поднялся на верхний этаж в полковую школу,дал команду:"В
ружье!":,уточнил наличие среднего и старшего командного состава и политработников...Ввиду сложившихся обстоятельств я принял на себя руководство обороной данного участка...В этот памятный день,22 июня,фашисты пять или шесть раз ходили в атаку. А в промежутке между ними враг методически бомбил крепость,подвергал ее артиллерийскому обстрелу...Начиная со второго дня,фашисты прибегли к тактике изнурения.Блокировав крепость,они держали под неослабным контролем всю систему каналов и рек,увеличивали продолжительность бомбежки, артиллерийского обстрела,атак,широко использовали агитационные средства...24 июня через рядового Васильковского удалось нам связаться с полковым комиссаром Фоминым,который руководил в то время обороной левого фланга,то есть в казарме 33 инженерного полка.Во второй половине дня состоялось совещание командного состава,на котором присутствовал и я.После короткого знакомствас нами и уточнения обстановки на участках комиссар Фомин доложил о том,что сложившиеся обстоятельства требуют немедленного,еще более организованного и оперативного руководства обороной,и поставил перед нами задачу:выяснить наличие боеприпасов и продовольствия,состояние раненых,кроме того,связаться с соседями по обороне,предложить им проделать то же самое и к 18.00. 24 июня прибыть к Фомину с докладом...А я должен был к 25 июня сформировать отряд в составе трех стрелковых взводов и одного пулеметного, укомплектовать боеприпасами и в ночь на 26 сосредоточить его на исходных рубежах в развалинах Трехарочных ворот.С наступлением темноты необходимо было с боем выйти из крепости на южную окраину Бреста с последующим продвижением в направлении Кобрин-Барановичи и там соединиться с нашими частями.В ночь на 26 июня была сформирована группа в 120 человек и расположена на исходных позициях,взводы группы были укомплектованы сержантским составом...В 12.00. по сигналу бойцы и командиры с возгласом:"Вперед, за Родину!" начали форсировать Мухавец.Однако огневое прикрытие нас полностью обеспечить не смогло.Когда мы добрались до противоположного берега,гитлеровцы открыли прицельный огонь.Сосредоточившись на берегу,мы бросились в атаку и прорвали первое кольцо осады.Тут же заняли временно круговую оборону с тем,чтобы отвлечь фашистов и дать возможность форсировать реку главным силам под руководством капитана Зубачева.Но он немного опоздал с выступлением.
За это время фашисты скорректировали артиллерию и накрыли огнем исходные позиции главных сил.Тем самым был нарушен весь замысел.Я получил сигнал от Зубачева:"Продолжай движение по намеченному маршруту".С боем двинулись берегом Мухавца в юго-восточном направлении.Особенно тяжело было прорвать кольцо осады,созданное гитлеровцами на внешнем валу.На юго-восточной окраине пришлось оставить многих дорогих друзей убитыми.Только к 19.00. 27 июня нам удалось покинуть крепость;основная группа за нами не последовала,видимо,противник сумел подтянуть свежие силы.Вышли мы на открытую местность.Впереди лежала лента шоссе Варшава-Брест.Нас оставалось человек 70.По шоссе непрерывным потоком двигались фашистские войска.Гитлеровцы заметили нас и развернули пехоту;я дал команду занять круговую оборону,и мы приняли неравный бой,в результате которого враг тоже понес потери в живой силе..."
   Согласно немецкой карте пленения А.А.Виноградов попал в плен 24 июня 1941 года (офлаг 13 Д (62),лагерный номер
2357).Как видно прорыв был осуществлен 24 июня,в тот же день и пленен был Виноградов.То есть действительные события в крепости развивались намного быстрее и динамичнее,нежели как их показывает Виноградов.Но зачем он так показывает?

                                                "НАЧАЛЬНИК ШТАБА СВОДНОЙ ГРУППЫ ?"

   Семененко Александр Иванович-старший лейтенант,помощник начальника штаба 44 стрелкового полка.1915 г.р.,г.
Николаев.В РККА с 1933 года.Сражался в Цитадели на участке полка.В ходе боев попал в плен.Прошел фашистские лагеря:Бяла-Подляска,Хаммельбург,Штраубинг,Фойт.25 апреля 1945 года освобожден из плена.За участие в обороне Брестской крепости награжден орденом Отечественной войны 2 степени.

   Из воспоминаний А.И.Семененко:"...Меня разбудили дежурные и начали докладывать о том,что бомбят и так далее.Со
сна сразу не мог толком понять,что говорят,и пока собирался с мыслями,рядом в стену ударил снаряд.Языки пламени,
осыпающаяся на голову штукатурка вернули меня к действительности...Отдал приказ выводить подразделения к месту
сбора по боевой тревоге.Этот маршрут знал каждый командир.Оценивая обстановку,я пришел к выводу,что после 30-40-
минутной артиллерийской подготовки пойдут танки и пехота,за это время мы должны успеть или выйти из крепости в свой район сосредоточения и организовать там оборону,или пойти в атаку на врага.Позже я встретил на лестнице начальника полковой школы старшего лейтенанта Бытко.Он объединил оставшихся курсантов и организовал оборону. Собрали командный состав на малое совещание.Приняли решение организовать небольшие группы и вести
оборонительные бои.Мы не имели права сдавать крепость!...Правда,у нас была надежда,что через несколько дней подойдут свои и отбросят врага,стальное кольцо которого все теснее сжимало нашу крепость.24 июня 1941 года,около 23.00.,когда я был в расположении 333 полка,пришли два бойца и передали распоряжение капитана Зубачева,чтобы я немедленно явился в казарму,где организован штаб обороны.Не медля ни минуты,в сопровождении этих бойцов под прикрытием темноты я отправился туда,где был капитан Зубачев и полковой комиссар Фомин.Там я узнал о том,что меня назначили начальником штаба сводной группы.Этот приказ решили довести до сведения оборонявшихся групп устно.В частности я ушел в расположение полковой школы,где командовал старший лейтенант Бытко.После того как я рассказал о совещании и приказе,возвратиться на КП сводной группы мне не удалось,так как наступил рассвет,а территория простреливалась противником.Я остался на участке 44 полка.Потекли дни обороны..."
   В общем-то цитировать дальше воспоминания не имеет смысла.Поскольку согласно немецой карты пленения Семененко был пленен еще 22 июня 1941 года (офлаг 13 Д (62),лагерный номер 3327).Где,кто и когда назначил Семененко начальником штаба сводной группы?А главное,как он мог узнать о своем назначении,будучи к этому времени уже в плену?Ответить на этот вопрос крайне затруднительно.
                                                         
                                                         "И СНОВА НЕ ТА ДАТА..."

   Санин Александр Степанович-лейтенант,помощник начальника штаба 333 стрелкового полка.1909 г.р.,г.Омск. Сражался у Тереспольских ворот Цитадели.В бессознательном состоянии попал в плен.Освобожден из лагеря военнопленных в апреле 1945 года.За участие в обороне Брестской крепости награжден орденом Отечественной войны 1 степени.

   Из воспоминаний А.С.Санина:"...Вдруг оглушительный грохот потряс стены нашей казармы.Моя койка стояла у стены,и
это спасло меня,так как тяжелая бомба пробила здание от крыши до первого этажа,и все кто был в комнате,оказались
под грудой кирпича и обломков.Я с трудом натянул брюки и сапоги,нашел пистолет и по краю стены пробрался в дверь на лестничную клетку...К концу бомбежки мы уже в достаточной степени оправились от первой растерянности...Вскоре была организована команда по подноске патронов и оружия.И примерно через час или два мы имели два станковых пулемета,несколько ручных пулеметов,автоматы,пистолеты,боевые патроны.Один из станковых пулеметов был установлен в подвальном помещении в направлении на западный мост,а другой-на этажах в направлении наводимого немцами понтонного моста...Не помню точно,но,пожалуй,в первый день обороны у нас появились телефоны и телефонная связь со всеми наблюдательными пунктами.Около амбразур и входов в подвал установили по сменам дежурства...На второй или третий день после начала войны мы связались по телефону с соседями по обороне,а затем состоялась и личная встреча с капитаном,который возглавлял соседний участок.Высокий,с волевым лицом,в полной форме-вот каким я запомнил его с той встречи,которая была недолгой и проходила во время бомбежки...На следующий день я почувствовал себя сосвем больным.Еще с вечера у меня разболелась голова и горло(в то время я страдал хронической ангиной).Этот день был насыщен множеством событий:я встретился со старшим лейтенантом Семененко,ребята привели в подвал пленного унтер-офицера,которому мы учинили допрос.Я чувствовал себя все хуже и хуже.Усталость,высокая температура валили с ног.В этот деньпочти никуда не выходил из подвала.Как сквозь сон вспоминаю бомбежку,плач детей,стоны раненых...В себя я пришел 27 июня утром.Открыл глаза и увидел потухающее звездное небо.Приподнял голову и убедился только в том,что вокруг нашей небольшой группы,лежащей в кучке на траве,ходят вражеские автоматчики.Я был в плену..."
   Как вспоминает Санин,он попал в плен 26 июня.Однако это не так.Согласно немецкой карты пленения А.С.Санин пленен 24 июня 1941 года (шталаг 13 Д (62),лагерный номер 1898).Организованное сопротивление у Тереспольских ворот было сломлено именно 24 июня,когда немцам удалось деблокировать своих окруженных солдат в костеле.В рамках этой операции 24-25 июня и была проведена зачистка подвалов 333 полка,в результате которой многие защитники оказались в плену.

Оффлайн Юрий32

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 2454
    • Просмотр профиля

                                                        "О ЛИПОВЫХ ЗАЩИТНИКАХ..."

   Нерезов Михаил Степанович-военветврач 3 ранга,ветеринарный врач 44 стрелкового полка.1901 г.р.,ст Распопинская,
Клетский р-н,Волгоградская обл.В РККА с 1941 года.Сражался на Кобринском укреплении.Был пленен.Освобожден в 1945
году.За участие в обороне Брестской крепости награжден орденом Отечественной войны 2 степени.

   Письмо М.С.Нерезова писателю С.С Смирнову:"Уважаемый Сергей Сергеевич!Извините меня,что вторично беспокою Вас своим письмом.Я получил ответ на мое письмо из музея Брестской крепости,где было сообщено,что Чернов А.Н.
защитником Б.К. не числится.В настоящее время об этом известно в редакции газеты "Заря молодежи",в Волжском
райвоенкомате и в радиокомитете г. Саратова.7 мая 1975 года в Доме офицеров я встретился с Егоровым Н.А.,заговорили
о прошлом Б.К.Я спросил его:"Почему ты в 1957 году в беседе с писателем С.С. Смирновым не сказал,что зарыл свое
оружие в Брестской крепости?" Он нецензурно Вас обозвал.Егоров ответил,что писал Вам в своем воспоминании о защите Б.К.,что зарыл свое оружие.Я ему не верю.Если бы это было действительно,то почему же он вскорости после Вашей беседы с ним не поехал в Б.К. и не доказал,а ждал,когда немного оружие заржавеет.Поехал через 6-7 лет.Прошу,если это не затруднит Вас,припомните,Вам писал об этом Егоров или нет?Это важно для подтверждения о липовых защитниках Брестской крепости.С приветом к Вам Нерезов М.С."
   Из воспоминаний М.С.Нерезова:"Услышав,что Гаврилов находится в Саратове,я попросил в облвоенкомате дежурного
офицера узнать,где можно его найти.Мне ответили,что,скорее всего,часов в 9-10 вечера после очередной встречи героя
привезут в гостинницу "Волга".Там для него забронирован отдельный номер.Часа два топталяс я у входа в гостинницу.
Наконец подъехала "Волга",из которой вышли Гаврилов и сопровождавший его подполковник.Спешу за ними.В вестибюле
гостинницы обращаюсь к Гаврилову по имени-отчеству.Он довольно сухо здоровается со мной.Говорю своему бывшему
командиру,что в Саратове живут еще трое участников обороны крепости.Хотелось бы встретиться,обсудить некоторые
спорные вопросы.Гаврилов в ответ заявляет,что он очень загружен.Ежедневно запланированы встречи в школах и воинских частях.Поэтому ни о каких дополнительных встречах не может быть речи.Тут не выдержал стоявший рядом подполковник:"Да Вы что,Петр Михайлович!Как можно отказать боевым товарищам,однополчанам?И что это мы ведем разговор здесь?Давайте пройдем в номер".Поднялись в номер.Гаврилов достает из портфеля карту Брестской крепости, раскладывает ее на столе,после чего говорит мне:"Ну,показывай,на каком участке держала оборону ваша группа". Показываю ему на карте район,в котором размещались четыре комсоставских дома.В одном из них,между прочим, находилась квартира,которую занимал сам Гаврилов.Это в нескольких сотнях метров от Восточного форта,где,по утверждению Смирнова и самого Гаврилова,он продолжал оказывать яростное сопротивление гитлеровцам более месяца,причем под началом у Гаврилова якобы находилось до трех рот личного состава.
-Если это так,то почему вы не присоединились ко мне?-спрашивает Гаврилов.
-Потому,-отвечаю я ему,-что присоединяться было не к кому.После 28 июня в этом районе никакие боевые действия не
велись.
Гаврилов озлобился,стал выходить из себя,кричать.Подполковник едва его успокоил.Тогда я,чтобы погасить возникший
конфликт,предложил Гаврилову следующее.Давай,говорю,поедем в Брест и вместе с представителями комитета ветеранов войны,с музейными работниками обследуем Восточный форт,где,по твоим словам,до конца июля ты оказывал сопротивление немцам.Заодно и разъяснишь,почему участок,который обороняли Фомин и Зубачев,немцы разрушили до фундамента,а Восточный форт так и остался целым и невридимым.Между прочим,с таким же предложением я обращался и к писателю Смирнову.У меня имелся целый ряд претензий к нему по фактам грубого искажения,а порой и прямой фальсификации исторических событий".
   Как показывает М.С.Нерезов,он попал в плен 28 июня 1941 года.Но на самом деле,согласно немецкой карты пленения,
он пленен еще 22 июня 1941 года (шталаг 325,лагерный номер 28789).Какие основания М.С.Нерезов имел вступая в
дискуссию с П.М.Гавриловым?О чем он мог спорить?Каких "липовых защитников" он имел ввиду?Себя?

                                                                  "ДВЕ ЖИЗНИ".

   Под таким оглавлением в 1989 году вышла книга П.П.Кошкарова и А.Д.Романова (литературная запись М.В.Андронова).
В предисловии отмечено,что повесть написана на основе документов,свидетельств очевидцев и ветеранов войны и
посвящена героическим защитникам Брестской крепости.Насколько же изложенное в данном произведении
соответствует действительности?Попробуем разобраться...

   Кошкаров Петр Павлович-политрук,помощник начальника отдела политической пропаганды по комсомолу 42 стрелковой дивизии.1915 г.р.,с.Анзыбей,Пензенский р-н,Пензенская обл.Сражался в Цитадели крепости.В ходе боев прорвался из крепости.Был пленен.Вернулся на родину.За участие в обороне Брестской крепости награжден орденом Красного Знамени.

   П.П.Кошкаров в «Справочной анкете на ветерана-участника боев 1941 года» указывал:"В ноябре 1945 года по
возвращении на Родину из Германии,проходя спецпроверку в местечке Новашино Владимирской области,я под давлением следователя «Смерш» и под его диктовку написал,что пленен был не 30 июня,а 26 июня 1941 года.Угрожая,следователь принуждал меня написать дату пленения 22 июня,так как "ему известно,что крепость пала 22 июня утром".Ну что же,сопоставим имеющиеся данные.
   Из воспоминаний П.П.Кошкарова:"...Проснулся от сильного взрыва,подбежал к окну,но в это время взрывной волной
выбило стекла с рамой,порезало мне лицо.Над крепостью вспыхнуло пламя.Земля и небо вздрагивали от сильных взрывов.Яскомандовал:"В ружье! За мной!".Спустившись со второго этажа вниз,встретил дежурного по штабу лейтенанта Анатолия Виноградова.Когда я спросил,в чем дело-он посмотрел на меня и ответил:"Война"...Часть фашистов засела в бывшем костеле,столовой комсостава и столовой инженерного полка...Незаметно опустились сумерки,уменьшилась стрельба...Бои шли все ожесточеннее...На совещании командного состава был написан Приказ № 1.Писал его Виноградов.В этом приказе,по сути дела,излагалось решение совещания с добавлением,что 26 июня 1941 года на 12.00 назначается общий прорыв из крепости.Формирование головного отряда и командование им поручалось лейтенанту А.А.Виноградову...Ровно в 12 часов станковым пулеметам была дана команда:открыть огонь по огневым точкам
противника,окопавшегося на валу правого берега реки,и первый взвод бросился на мост через Мухавец...Отряд вырвался,и мы расстались с лейтенантом Виноградовым.Он сбивал на пути огневые точки врага и шел к юго-восточной части Кобринского укрепления...Наступило утро.Капитан Зубачев предложил мне вернуться в расположение 333 и 44 полков и незаметно для врага отвести часть людей в расположение 455 полка,батальона связи и инженерного полка...Наступило 28 июня.Утро было тихое,теплое,тишину нарушал только противный голос громкоговорителей... Внезапно с западной стороны крепости почти на бреющем полете пронеслась группа фашистских самолетов.Земля затряслась,задрожала от взрывов бомб,заскрежетали,завыли минометы.Открыла огонь артиллерия...Но вот утихли взрывы,и фашисты с победными криками устремились к Трехарочным воротам,мы бросились им навстречу...Наступало утро 29 июня.Остервеневшие фашисты снова открыли ураганный артиллерийский огонь,бросили в бой большую группу танков,которые на расстоянии пяти-десяти метров били прямой наводкой по окнам казарменных помещений,по ходам подвалов из орудий и огнеметов...Вся ночь с 29 на 30 июня прошла втяжелых боях,в вылазках за водой.Это была ужасная ночь.30 июня ночью над Трехарочными воротами неизвестным бойцом-героем был закреплен красный флаг... Часов в 11 дня поднялась в воздух вражеская авиация,и снова на нас посыпались бомбы,снаряды,мины.Нас качало, словно в лодке.Несколько бомб прямым попаданием ударили в здание казармы инженерного полка,как раз туда,где размещался штаб.Рухнули перекрытия второго и первого этажей,и нас,т. е. капитана Зубачева,полкового комиссара Фомина,меня и нескольких красноармейцев,засыпало руинами.Это был последний этап моей борьбы с врагом в Брестской крепости.Пока нас откапывали,фашисты сжали кольцо.В бессознательном состоянии мы попали в плен...
   Все эти воспоминания абсолютно не соответствуют действительности.Поскольку Кошкаров П.П.,согласно немецкой карте пленения под фамилией Нестеров,уже 27 июня 1941 года пленен в 150 километрах от крепости у города Волковыск,Гродненской области (офлаг 13 Д (62),лагерный номер 5709).Кошкаров пишет:"...порекомендовали мне сменить фамилию,откровенно говоря,я бы сам не догадался до этого.Итак,я стал воентехником 2 ранга Нестеровым".Кошкаров в лагере находился вместе с генерал-лейтенантом инженерных войск Карбышевым Д.М.,он вспоминает:"...прибывший новый этап обработали,и Карбышеву повесили на шею номер 5730,у меня же был номер 5709".Когда же Кошкаров оказался вне пределов крепости?Почему Кошкаров указал дату своего пленения 30 июня и именно в крепости?Как он мог описывать то,чего не было в действительности и о чем совершенно не мог знать?Возможно ему поведал об этом лейтенант Попов Степан Ильич,плененный раненым в крепости 27 июня 1941 года (офлаг 13 Д (62),лагерный номер 7085,умер в плену 22.02.1944 года).Кошкаров вспоминает:"Однажды в "лазарет" ко мне пришел лейтенант Попов,при обороне Брестской крепости он с полковой школой 455 стрелкового полка героически сражался с врагом,был среди тех,кто защищал Трехарочные ворота и Цитадель.Я знал его как храброго,стойкого,волевого командира,преданного родине.Мы с ним поговорили о делах минувших,вспомнили погибших товарищей...".И возможно на самом деле действительно истину знал следователь:"ему известно,что крепость пала 22 июня утром".По крайней мере в отношении Кошкарова П.П. и его активного участия в обороне крепости.

  Романов Алексей Данилович-сержант,командир отделения пулеметного взвода полковой школы 455 стрелкового полка.
1912 г.р.,с.Большая Журавка,Аркадакский р-н,Саратовская обл.Призыв 1940 года.Сражался в Цитадели крепости.В ходе
боев прорвался из крепости.Был пленен.Вернулся на родину.За участие в обороне Брестской крепости награжден орденами Красного Знамени и Отечественной войны I степени.

   Из воспоминаний А.Д.Романова:"...На рассвете 22 июня проснулись в огненном вихре расплавленного свинца и железа,
среди страшного грохота и душераздирающих криков.Схватив пистолет,чью-то винтовку и обмундирование,закричав:"В
ружье!",я нырнул в бушевавший пламенем коридор,к лестнице,и тут же был сбит взрывной волной.Выпрыгнув в окно со
второго этажа в сторону,противоположную от обстрела,я скатился по довольно крутому берегу к реке,недалеко от
моста...Собрав человек 50-55,я еще не знал,что предпринять дальше,и вдруг увидел,что от Трехарочных ворот к нашей
группе бежит лейтенант-коммунист Аркадий Ногай-командир минометного взвода нашей школы.Опаленный,с обгоревшими руками,в прожженной,окровавленной гимнастерке,он подбежал к нам и тут же скомандовал:«Командиры, ко мне!».Я сразу ощутил прилив сил.К нему подползли сержант Автономов,старший сержант Котляров и я.Разбив солдат на три группы,Ногай приказал группе Автономова и моей,не дожидаясь окончания бомбежки,переправиться через Мухавец на Северный остров,забрать там,в уцелевшем складе,оружие и боеприпасы и вернуться обратно.Группе Котлярова было приказано сооружать из дров и бревен средства переправы для нас и добытого нами оружия и боеприпасов...В горящем складе решительно действовал Александр Автономов.Ныряя в пламя в дымящейся гимнастерке, он выбрасывал оттуда винтовки,пулеметные коробки,ящики с патронами.Вместе с ним мы вытащили четыре «максима»... Когда штурмующие части фашистов ворвались на Центральный остров,остатки нашей группы и бойцы из разных подразделений заняли круговую оборону в полуразрушенном здании Белого дворца и за его оградой.В этот момент грянуло громовое «ура».Из помещений 84-го полка в гущу фашистов врезались наши бойцы.Ошеломленные враги бросились в разные стороны:одни обратно к Тереспольским воротам,другие-в сторону Трехарочных.По убегающим с перекрытия Белого дворца строчили наши пулеметы.За одним из них лежал сержант Тимофей Гребенюк...На рассвете 23 июня человек шесть бойцов,в том числе и я,поползли собирать у убитых немцев оружие и к Мухавцу за водой.На берегу попали под пулеметную очередь фашистов,трое погибло.Пришлось отползать...27 июня,лежа среди трупов и раненых в подземелье Белого дворца,истекая кровью,Ногай приказал Гребенюку с группой бойцов пробить кольцо блокады,любыми средствами достать оружие или же,вырвавшись из крепости,попросить подкрепленияу своих в  Бресте.Начиная с 25 и по 28 июня было много попыток пробиться из кольца...Трудно достались нам какие-то сотни метров от Белого дворца до Мухавца:из 27 человек мы потеряли 20,и лишь ночью на 29 июня,лавируя среди трупов,переплыли Мухавец метрах в 150-200 от моста,вверх по течению.На противоположном берегу реки в зарослях камыша и лозняка мы обнаружили узкий сводчатый проход,ведущий в подземелье...Абсолютно темный коридор в начале вел на подъем,потом под уклон и оканчивался сводчатым тесным помещением с тремя амбразурами,выходящими на дорогу,ведущую к Центральному острову.Наблюдая в амбразуры за дорогой,мы увидели быстро передвигавшихся немцев.Они спешили...И хотя был у нас только потрепанный пулемет и очень мало патронов,мы,с разрешения Гребенюка,открыли по колонне фашистов огонь,перебив не один десяток гитлеровцев.Стрельба продолжалась более двух часов.Мы-Гребенюк,Автономов,Носов,я и
еще два товарища,фамилии которых не помню,-отползли в глубь подземелья,ожидая схватки под землей...Под покровом
ночи 29 и 30 июня мы ползали по крепости в надежде достать оружие,но все попытки были тщетны...Не достав оружия и
боеприпасов,мы решили выполнить хоть вторую часть приказа:вырваться в город и попросить подкрепления.Я предложил
снять обмундирование с убитых фашистов и,переодевшись в него,попробовать выйти...В ночь с 1 на 2 июля вышли из
подземелья и пошли открыто.Надеялись на ночь,на войну,на суматоху и на дерзость.В одном месте нас попробовали
остановить:"Хальт,пароле?" Из немецкого же автомата пришлось уничтожить часового.Потом пришлось бежать среди немцев же,орущих "алярм" (тревога) и беспорядочно стреляющих.Четверых немцев по дороге прикончили штыками-кинжалами.Так в середине ночи 2 июля мы оказались вне крепости..."
   Сами по себе воспоминания не могут подвергнуться никакому анализу по одной простой причине-они совершенно
НЕДОСТОВЕРНЫ.А если и соответствуют действительности то частично,лишь на начальном этапе.Согласно немецким картам пленения:
-сержант Автономов Александр Михайлович пленен в крепости еще 24 июня 1941 года (шталаг 307,лагерный номер 201282).Умер в плену в 14 час.20 мин.2 октября 1941 года.
-старший сержант Гребенюк Тимофей Георгиевич также пленен 24 июня 1941 года (шталаг 310,лагерный номер 30945).Умер в плену 13 января 1942 года.
-младший лейтенант Ногай Аркадий Максимович вряд ли "27 июня истекал кровью среди среди трупов и раненых в
подземелье Белого дворца".Согласно Приказа ГУК НКО N 03266 от 20.11.1945 года он "находился в плену фашистской
Германии с 22.09.1941 года по 14.04.1945 года.Репатриирован и находится в 1 запасной стрелковой дивизии".То есть
вероятно выбрался из крепости и успел повоевать на фронте.
   Да и сам Романов А.Д.,согласно карте пленения,уже 30 июня 1941 года пленен в 170 километрах от крепости у ст.
Лесная,Барановичского района,Брестской области (шталаг 310,лагерный номер 29563).А не выбирался из крепости в ночь с 1 на 2 июля.А как,когда и с кем он вышел из крепости?Остается только догадываться и строить предположения о том,что же в действительности происходило на этом участке обороны Брестской крепости?

   Создается впечатление,что все воспоминания защитников крепости изобилуют откровенной фальсификацией событий
обороны.Но в то же время есть и воспоминания,которые полностью совпадают по датам пленения и событиям с вражескими документами.Сюда можно отнести воспоминания защитников крепости Ф.Е.Забирко,К.Ф.Касаткина, И.А.Терещенко и ряд других.Вывод приходится делать самостоятельно,официальных объяснений этому парадоксу попросту нет.
   9 октября 1975 года А.Д.Романов писал:"Выжившие защитники Брестской крепости,идя по кругам фашистского ада,
продолжая борьбу в тылу врага,на допросах и пытках никогда не говорили правды врагу,если такая правда угрожала
жизни товарищей.К великому несчастью,эта святая и священная ложь врагу,зафиксированная фашистами или их
прихвостнями в разных фашистских картотеках и анкетах,была использована врагами советского народа,бериевцами и их последышами,для "уличения","разоблачения" и жестокой физической и моральной расправы над настоящими людьми,
патриотами родины,коммунистами-ленинцами.Остерегайтесь таких "первоисточников"."Разоблачители" и "уличители"
действуют до сих пор:совсем недавно они оплевывали в многочисленных тиражах книг святые имена героев-Олега
Кошевого,Александра Матросова,Муссы Джалиля.Не один уже был сделан плевок на живых и мертвых защитников Брестской крепости".
   Как будто наперед зная,что "уличители" и "разоблачители",будут и в дальнйшем исследовать историю героической
обороны Бресткой крепости и судьбы ее защитников,Алексей Данилович Романов мягко говоря "подстраховался".Но факты остаются фактами,а они вещь упрямая и неопровержимая.Насколько "Легенда ставшая былью" соответствует реалиям каждый вправе решать сам.А исследование продолжается...