Автор Тема: Южный остров (Госпитальный, Волынское укрепление)  (Прочитано 227281 раз)

Оффлайн Исследователь

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 3643
  • Незадолго до ДМБ-86-осень
    • Просмотр профиля
    • Email
Сложилось ощущение, что повязка трехцветная, скажем красный-белый-красный

Я вижу трёхПОЛОСНУЮ, двухЦВЕТНУЮ повязку, где центральная полоса - белая, а верхняя и нижняя - одинакового, но тёмного (не красного) цвета.
С уважением - К.Б.Стрельбицкий

Оффлайн Oleg 75

  • Модератор
  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4935
    • Просмотр профиля
Да, при увеличении, действительно видно три полосы.
Реверс фотографии


Оффлайн СДА (Дмитрий)

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 1018
    • ICQ клиент - 596516404
    • Просмотр профиля
    • Email
Сложилось ощущение, что повязка трехцветная, скажем красный-белый-красный

Я вижу трёхПОЛОСНУЮ, двухЦВЕТНУЮ повязку, где центральная полоса - белая, а верхняя и нижняя - одинакового, но тёмного (не красного) цвета.

Коричнево-бело-коричневую? Латышский флаг? :o
"Да разве найдутся на свете такие огни, муки и такая сила, которая бы пересилила русскую силу!" © Н.В. Гоголь, "Тарас Бульба"

Оффлайн BIG ben

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 102
    • Просмотр профиля
    • Email
   НА ПОДСТУПАХ К ЮЖНОМУ

                       1. БАЯНИЕ О БОРОНЕ 

               "К нам на танках, а назад на санках"                   

                       ВАЖНО: 1) Время в ИХ архивных документах привёл в                                                 соответствие с местным временем. Далее ТОЛЬКО местное.
                              2) Высказываю своё ЛИЧНОЕ МНЕНИЕ на события, имевшие                                       место БЫТЬ.

                                 У КАЖДОГО СВОЯ ИСТОРИЯ, МОЯ - ТАКАЯ

   Прежде и надо было начинать обзор боевых действий на Южном острове с освещения сложившихся обстоятельств ОКОЛО Волынского укрепления на тот момент времени. Ведь нельзя объективно дать оценку событиям в самой крепости, не ведая, что происходило за её пределами. А ситуация с деблокированием Госпитального вырисовывалась в радужных тонах по сравнению с другими островами крепости.
   С течением времени добавляются новые факты, заставляющие по-новому переосмысливать ранее сказанное и написанное. Что-то нашло подтверждение, что-то нет - всё это рабочие моменты. Одно могу сказать твёрдо, что многие из нас недооценивают ратный подвиг наших бойцов и командиров. Я сейчас говорю не о лубочных, НАЗНАЧЕННЫХ ГЕРОЯХ, а о НАСТОЯЩИХ.
   Так уж сложилось, что большинству интересующихся историей (и мне в том числе) приходилось составлять своё личное мнение на основе официальной версии Обороны Брестской крепости. Когда добавились некоторые факты, то решил перечитать Классика, и что вы думаете ? Я нашёл у него почти все ответы на свои вопросы, которые искал, порой безуспешно. Только классика - это как катрены Нострадамуса, в которых важно найти правильное толкование.
   Смирнов С.С. (Об обороне на Южном острове) :
   "На Южном острове НЕ БЫЛО наших подразделений. Здесь находились только
склады да располагался большой окружной госпиталь, при котором жила часть
медицинского персонала со своими семьями... Лишь немногие из больных и служащих госпиталя успели перебежать через мост у Холмских ворот в центральные казармы, а остальные, спасаясь от огня, укрылись в убежищах внутри земляных валов, в подвалах зданий, и вражеские автоматчики, прочесывая остров, перестреляли их или взяли в плен..."
(Только автор почему-то стыдливо умолчал, что большинство из них пленены только 24-го июня, хотя прекрасно об этом знал [Судя по второму его цитированию]).
   Всё же правильно написано:
   1) "НЕ БЫЛО наших подразделений", (за исключением нарядов пограничников и полковой школы) [всего около двух десятков бойцов].
   2) "Здесь находились только склады" (НЗ и другие). Мы столько копий сломали, обсуждая их местонахождение, а нужно было только прочитать внимательно мэтра.
   3) "...успели перебежать через мост у Холмских ворот в центральные казармы". (И не он писал в других главах, что с первых минут войны нельзя было прорваться с Южного на Центральный и обратно).
   Смирнов С.С. (О врачах):
   "Бой шел около внешних ворот Южного острова (1), не смолкала перестрелка на валах над Бугом (2), КАКИЕ-ТО (!?!) группы [Не одна !] БОЙЦОВ [Заметим: не медиков, не раненых, не больных] дрались около полуразрушенных госпитальных зданий (3). В каземат к Маслову приносили РАНЕНЫХ, и он с несколькими врачами и сестрами старался оказать им посильную помощь, хотя бинтов и медикаментов почти не было. Потом РАНЕНЫХ (НЕ БОЛЬНЫХ и иных) набралось СТОЛЬКО (Сколько именно ?), что пришлось занять ДВА соседних каземата (ИТОГО ТРИ!)."
   Всё же правильно написано:
   (1),(2),(3)-е почти точь-в-точь совпадает с очагами сопротивления на схеме из ГО.



                                    схема 1

   Мы с вами уже рассматривали их в спорах между собой. Нет, чтоб почитать мэтра.
   Правда смущают два "НО":
   1."На Южном острове НЕ БЫЛО НАШИХ подразделений"!
     ЧЬИ Ж тогда были эти ? "КАКИЕ-ТО группы БОЙЦОВ"
   2.Да и "РАНЕНЫХ набралось СТОЛЬКО"...
     Откуда взяться "СТОЛЬКИМ РАНЕНЫМ", если "На Южном острове НЕ БЫЛО НАШИХ подразделений" ?!!   
   Не знаю правда размера каземата, помноженного на три, но беру калькулятор:
   Валентина Александровна Кокорева (Четвертухина) - военврач третьего ранга (капитан):
   "К восьми часам (21-го июня) эвакуация раненых и больных была закончена, вернее, прекращена. Из последнего рейса ни одна машина не вернулась. Итак, в тыл УСПЕЛИ ОТПРАВИТЬ 278 человек (данные совместно по госпиталю и медсанбату), около двадцати осталось в госпитале: одиннадцать в хирургии, один в неврологии и остальные (8) в других отделениях ..." [Получается что все больные медсанбата были ПОЛНОСТЬЮ ЭВАКУИРОВАНЫ].
   Валентина Александровна скрывалась в газоубежище (западнее главной дороги и южнее овощехранилища) до 24-го с группой около 10 взрослых и 15 детей.
   ТКАЧЕВА ПРАСКОВЬЯ ЛЕОНТЬЕВНА, старшая медсестра хирургического отделения
госпиталя:
   "В субботу 21-го июня нужно было подготовить 80 больных (из хирургического отделения
госпиталя) к переезду. Часть больных к этому времени  уже была передана 95-му медико-санитарному батальону..." [И ЭВАКУИРОВАНА].
   В хирургии оставалось одиннадцать больных. С нянями из числа вольнонаёмных и других получается 28 человек, которых вывела ПРАСКОВЬЯ ЛЕОНТЬЕВНА (в казематы вала напротив Р-4, в которых и были пленены 24-го). К сожалению из этой группы осталось в живых только четверо.
   Как видим раненых из числа больных, если их конечно ранило, едва ли наберётся хоть на одну треть каземата (среднестатического).
   Из числа медперсонала тоже не получается напечатанное количество раненых:
   Одни уходили с Южного на Центральный остров, как например Гадиров (Кадыров) Мухтар Мамедович, военврач 84-го стрелкового полка, дежуривший в медсанбате. (Повоевав некоторое время в расположении полка, затем вышел из крепости, вероятно через Южный). 
   ("Лишь немногие [Не совсем так] из больных и служащих госпиталя успели перебежать через мост у Холмских ворот в центральные казармы.")
   Некоторые медики вышли из крепости в первые часы войны. Это заместитель начальника Брестского военного госпиталя по политической части политрук М.Я.Йориш, воен.врач 3-го ранга Л.И. Шелудко, воен.врач Е.Ю.Файштейн.
   Подавляющее большинство медиков, обслуживающего персонала были пленены 24-го:
   Группы Ткачёвой и Кокоревой, а также другие, например : Соскин Меер Берович  (военврач 3 ранга), Брестский военный госпиталь. Попал в плен на Южном острове (Волынское укрепление). Дата пленения 24.06.1941, Винокуров Михаил Ефремович (кр-ц, 95 санбат (СП). Дата пленения 24.06.1941, Сапин Александр (рядовой, повар хозвзвода 95 омсб). Пленён 24.06.1941.
 
   Валентина Александровна Кокорева (Четвертухина) - военврач третьего ранга (капитан):
   (24-го) "...Вокруг шли бои...Нас повели куда-то в гору, налево от овощехранилища, к западу. Вокруг была взрыта земля, по пути попадались убитые наши и немцы, слышались стоны раненых..."
   Если это действительно так было (а это и было так), то 2-е суток австрийцы даже не помышляли о своих похоронных командах и им было действительно не до зачисток острова, хотя в донесениях исправно упоминали о них. И как во многих случаях, погибшие с той и этой стороны НИГДЕ НЕ УЧТЕНЫ. Негоже обеим сторонам портить себе СТАТИСТИКУ... (1964 год, ноябрь – на Волынском укреплении крепости, у разрушенного госпитального здания (бывшая канцелярия корпусного госпиталя), найдены останки 48 человек, в т.ч. 4-х детей). Большинство, вероятно, бойцы.[Если бывшая канцелярия - это здание управления госпиталя, то я точно определил вероятную точку обороны в раннем своём сообщении].

   Два дня ЗАХВАТЧИКИ просто ВОЕВАЛИ... Да с кем же, спросите вы. Ответят сами участники тех событий:
   ТКАЧЕВА ПРАСКОВЬЯ ЛЕОНТЬЕВНА, старшая медсестра хирургического отделения
госпиталя:   
   "Мы ВЕРИЛИ, что вот-вот подойдут свои..."
   Губарь Иван Лаврентьевич (сержант, фельдшер 95 омсб 6 сд. Войну встретил на Волынском укреплении (Южный остров). Дата пленения 22.06.1941.):
   "...ТВЁРДО ВЕРИЛИ, что вот-вот ПОДОЙДУТ из лагерей (Южного городка и Артполигона) свои и ОСВОБОДЯТ нас..."
   ВЕРА одного и ТВЁРДАЯ ВЕРА другого не из области химер, а основаны на реальных фактах. 
   
                     ВЕДЬ И ВПРАВДУ ПОДОШЛИ...НО НЕ ВСЕ...
                            И НЕ ОСВОБОДИЛИ...

   А пока сердцеранимым фанам смирновского чтива пора привыкать к такого рода воспоминаниям участников обороны (которые им представлялись бредом и фантастикой):

   ГНОЕВОЙ АЛЕКСЕЙ ЗАХАРОВИЧ, ефрейтор, командир 1-го отделения взвода связи 2-го батальона 333-го стрелкового полка:
   "Вечером [24-го]я и ещё НЕСКОЛЬКО РАНЕНЫХ бойцов, надеясь получить медицинскую помощь, НАПРАВИЛИСЬ в район госпиталя. Но госпиталь оказался разбитым. Все говорило здесь о том, что и на этом участке шли ожесточенные бои — во дворе зияли щели, кругом стояли развалины. Внезапно из соседней траншеи донесся стон. В ней я увидел старшину из 37-го батальона связи (Розов Алексей Николаевич — ст-на, пом. политрука 37 обс (?)). Накануне войны он лежал в госпитале и был ОДНИМ из ТЕХ, кто ПРИНЯЛ здесь бой. Старшина хорошо знал расположение крепости, и мы ВЫБРАЛИСЬ из окружения..." [Гноевой А.З. воевал на Центральном острове в группе (вероятно) под командованием Верховцева Геннадия Ивановича — л-та, ком-ра штабной роты 37 ОБС].
   Ключевые слова здесь отныне не "С ПРЕБОЛЬШИМ ТРУДОМ И ПОТЕРЯМИ ПРОРВАЛИСЬ" и "В ОЖЕСТОЧЁННОЙ СХВАТКЕ С ВРАГОМ ВЫРВАЛИСЬ", а буднично "НАПРАВИЛИСЬ" и "ВЫБРАЛИСЬ".                                   Привыкаем...
   А Классик... Что Классик ? Стебается над всеми нами. Что не вписывается в ЕГО ПОНЯТИЯ об Обороне, то отвергает. Написать ПРАВДУ о пришедших с Артполигона и по-настоящему ВОЕВАВШИХ ? Но тогда померкнет "героизм" ТЕХ, кто "ГЕРОИЧЕСКИ ПРОРЫВАЛСЯ В СОСЕДНИЙ ОТСЕК КОЛЬЦЕВОЙ КАЗАРМЫ"... И это касается ВСЕХ островов Цитадели. Как КЛАССИЧЕСКИ автор обыграл практически ДНЕВНОЙ ПРОРЫВ группы Неизвестного политрука с Северного на Центральный, АКЦЕНТИРОВАВ внимание читателей только на трагической ГИБЕЛИ действительно ГЕРОЯ [Пока версия про политрука сапёрной роты 125 сп единственная]. Не сказав при этом НИ СЛОВА об УЦЕЛЕВШИХ бойцах из группы политработника, которые рассказали Клыпе об их участке действительно ОБОРОНЫ [Ведь автору по большому счёту на ТАКУЮ ОБОРОНУ на............Ъ]. А эпизод, из-за которого я сам начал разбираться с фактами, помягче бы выразиться, НЕДОБРОСОВЕСТНОСТИ писателя, чего стоит. Сергеев Николай Александрович — л-т, ком-р взвода ПТО 125 сп , "командир той самой роты, сражавшейся в западной подкове". За то, что он не послушал "приказ Гаврилова"[А был ли такой приказ на самом деле ? Ещё надо разобраться] и не пошёл в Западный редюит, а СРАЖАЛСЯ на главном валу в районе кладбища и затем ВЫБРАЛСЯ [Привыкаю...] с бойцами из крепости, был "НАКАЗАН" Смирновым. Лейтенанта просто лишили возможности, как УЧАСТНИКА боёв, высказаться на страницах книги "Брестская крепость" (А прицепом и на страницах "Героической обороны"), отметив лишь, что фамилия "командира той самой роты" и их судьба неизвестны. Но соблаговолив к ветерану, с барского плеча, Классик несколько глав далее выдаёт вот такой ШЕДЕВР:
    "Участник обороны, а сейчас ПЕНСИОНЕР, Николай Сергеев в 1943 году встретил на фронте старшину Звонкова, который СРАЖАЛСЯ [А Сергеев нет, потому что до 23-го июня ни в какие рамки] в крепости до первых чисел АВГУСТА. Последние дни он с двумя товарищами ПРЯТАЛСЯ в нашем подбитом броневике на Центральном острове. Все трое были ранены, и товарищи Звонкова вскоре умерли от ран. Старшина наблюдал за немцами сквозь смотровую щель и выжидал момента, чтобы покинуть своё убежище и попытаться выйти из крепости."
    (С.С.Смирнов  "Брестская крепость",стр.256,издательство "Детская литература",1964 г.)
    Конечно же нет [И БЫТЬ НЕ МОЖЕТ] никаких претензий к Звонкову и его товарищам. Зато к писателю - воз с прицепом. Сразу понятны его "КОНЦЕПЦИИ" обороны: ПРЯТАТЬСЯ как можно дольше, ради придания видимости хоть какой-то организованности сопротивления и создания мифа о массовом героизме можно оправдать хиви и уголовника, и т.д. То есть поступаться принципами и тем самым ИЗВРАЩАЯ само понятие ГЕРОИЧЕСКАЯ ОБОРОНА.
   То же самое относится и к Западному острову. Все прекрасно знают, откуда, где и когда воевали два известных командира-пограничника [К Жданову это не относится][Вместо двух других фамилий вставляем Кукушкин и Русаков, а эпизоды борьбы полностью соответствуют]. Но все как-то допускают ОБЫДЕННО переход через два моста или русла реки этих групп под "УРАГАННЫМ НЕПРЕКРАЩАЮЩИМСЯ ОГНЁМ ПРОТИВНИКА" и КАТЕГОРИЧЕСКИ отвергают проход через те же ДВА препятствия роты Сивакова П.Е., считая их фантастикой и вымыслом. [Как сказал один политик: "двойные стандарты в трактовании истории"]. Отторжение ИСТИНЫ от того, что об этом не написали ГУРУ ? Мало того, (фанам Классика с ранимыми сердцами - мимо), считаю, что оставшиеся в живых бойцы вместе с командиром ВЫБРАЛИСЬ [Привык] САМИ из крепости, а не "медработники" их подобрали. Составители сборника ГО посчитали, что и так напечатанного по горло хватит для НЕДОВЕРИЯ на многие десятки лет. Так и случилось.
   Конечно же, отчасти, в недоверии к ним виноваты и сами участники боёв, которые идя на поводу писателя, подгоняли под негласные (а может и гласные) "не менее 10 дней обороны" и "возглавления какой - либо группы" свои воспоминания. Одним из таких, "поддавшихся" на провокацию, является наш следующий герой:
   Письмо от 14.11.1965г. от бывшего командира взвода 75-го отдельного разведывательного батальона 6-й стрелковой дивизии Алексея Никифоровича Козлова:
   "Вы мне сообщили, что «Письмо Ваше получил. Пишите Ваши подробные впечатления о боях в крепости, и тогда я Вам помогу». И на этом - точка, точка до сего дня. Я Ваше кратенькое письмишко берегу (оно отпечатано на машинке), берегу, как зеницу ока. Может быть, Вы удивляетесь: «Для чего?». Оно мне дорого тем, что я, как участник обороны Брестской крепости, отозвался первым. Хотя я и остался последним. Но это по всей вероятности зависит от судьбы человека, которая одному приносит счастье, а другому – горе.
А сколько бы Вы полезных боевых правдивых эпизодов узнали бы от меня! Но почему-то я оказался у Вас вне поля зрения.
  Читая Вашу книгу я, конечно, был кое-чем УДИВЛЁН. Слишком мал круг людей, сообщивших Вам подчас непроверенные, путанные сведения о боях. И не только путанные, но и совершенно надуманные, ЛОЖНЫЕ. Конечно тому, кто не был в крепости, ему всё равно. Но мне, как участнику сражений в крепости, читать эти строки НЕУДОБНО."
   "УДИВЛЁН" и "НЕУДОБНО" - это вершина деликатности для ветерана.
   "Конечно тому, кто не был в крепости, ему всё равно." Нет, уважаемый Алексей Никифорович, НЕ ВСЁ РАВНО ! Многие из нас также "УДИВЛЕНЫ" и многим также "НЕУДОБНО".
   Но как чертовски трудно сдержать свою деликатность, в отличие от участника боёв !

Оффлайн BIG ben

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 102
    • Просмотр профиля
    • Email
                                                           2. ПИР ИНОЗЕМЦЕВ

                                                "Где пируют, там и бока вздуют"

   Немного освежим в памяти задачи и цели противника, чтобы объективнее было судить о действиях наших бойцов и командиров.
   “Приказ командира ХII А.К. генерала пехоты Вальтера Шрота о переходе Буга, взятии Брест-Литовска и развитии наступления вдоль танковых магистралей № 1 и № 2”:
   "4) Граница справа с 34-й дивизией, наносящей главный удар слева (левый фланг над северной окраиной Волынка — северная окраина Пухачево)
    6) a) I.R.130 сосредотачивается к нападению так, чтобы в (х+4) ч. при использовании артиллерии и минометного огня овладеть Южным островом цитадели и 2 мостами на Мухавце непосредственно к востоку от нее. Затем полк наступает по обе стороны Мухавца, не втягиваясь в уличный бой в городе, беря 2 моста на Мухавце на юго-восток
от города; важно быстрое овладение ими, желательно невредимыми (по возможности со штурмовыми лодками). Затем полк захватывает высоту 140 и блокирует город, если он защищается, с востока. После привлечения тяжелого оружия и артиллерии нападение продолжать как можно быстрее, вплоть до штурма высоты 144 (к западу от Телми Власне)."
     7) Командир 130-го пехотного полка Гельмут Гипп решил наступать эшелонировано — справа пойдет 2-й батальон Ганса Гартнака, наиболее опытного из командиров батальонов в дивизии. Он должен был взять два крайне правых моста ["Вулька" (авто) и "Ковель" (жд)]. Два следующих (левее) — задача для 1-го батальона подполковника Набера ["Гипп" (авто) и "Холм" (жд)]. 3-му батальону майора Ульриха, шедшему во втором эшелоне, поручался захват Южного острова, но выведя в РЕЗЕРВ часть подразделений. Основная роль 1-го и 2-го батальонов заключалась в УДЕРЖАНИИ и ПРИКРЫТИИ захваченных объектов. 3-му (даже неполным составом) НАЗНАЧАЛСЯ ПОЛНЫЙ ЗАХВАТ Южного острова, подразумевая блокаду Центрального по граничащему периметру.
   Третий полк дивизии (133-й) полковника Фрица Кюлвайна выделялся в резерв корпуса.
   По донесениям видно, что пошло не так гладко, как задумывалось:
   "4.45 ч. Подразделения I.R.130, наступая с большим воодушевлением, сначала без существенного сопротивления, по обе стороны танковой магистрали № 1, достигают в 4.45 ч. дорожного моста непосредственно к востоку от Южного острова цитадели ("Гипп - мост") и проникают на Южный остров."
   [30 минут на всё про всё защитникам, чтобы уйти-прийти.]   
  " С 5.30 ч. отдельные группы противника, преодолев, по–видимому, первый ужас, начинают защищаться перед I.R.130."
   "К этому времени (6 часам) в дивизии складывается впечатление, которое Шлипер подтвердил также личным посещением I.R.130 [И не удивителен выбор 130-го, с артполигона шли В ОСНОВНОМ через Южный](сопровождаемый Iа), что, вследствие полной неожиданности, враг готов к СОПРОТИВЛЕНИЮ ТОЛЬКО подразделениями, не находившимися под фактическим и моральным действием артподготовки." [Мы прекрасно знаем эти подразделения, которые ЧУТЬ зацепило артогнём, правда ветераны хотят нас убедить в обратном в своих воспоминаниях.]
   Во ВСЕЙ крепости не было ТАКИХ подразделений, "не находившихся под фактическим (НЕПОСРЕДСТВЕННО ПОД ВЗРЫВАМИ СНАРЯДОВ) и моральным (ВИДЕВШИХ ЭТИ РАЗРЫВЫ И ИХ ПОСЛЕДСТВИЯ) действием артподготовки."
   "7.00 ч. Офицер связи при штабе XII А.К. сообщает, что 34–я дивизия взяла форт V."      [3 сб 44 сп продержался три часа. И много и мало].
   "Несколько позже сообщает командир I.R.130, что передовые части (II батальон) залегли в 200 м перед мостом Wulka и связь с 34–й дивизией (передовыми подразделениями, на той же высоте) установлена. У моста Wulka обнаружилось несколько русских бронеавтомобилей, из них 2 застряли в болоте и были взяты под огнем II/I.R.130." 
   [Сопротивление наших у моста Wulka вынудило направить III батальон (без 11-й роты) на помощь II/I.R.130.]
   "7.00 ч. Pz.Jg.Abt. сообщает, что не может проехать по железнодорожному мосту в приказанный исходный район, так как железнодорожный мост непроходим. Подразделения 45–го противотанкового дивизиона, еще не переправленные вперед, засели на южном мосту. Переправа артиллерии [1 и 6/A.R.98] на всем участке еще не готова (по справке командира 81–го саперного батальона)."
   [1-я рота 45–го противотанкового дивизиона следует на Южный. Помимо этого они планируют ещё и дивизионную артиллерию отправить туда же.]   
   "8.40 ч.Командир дивизии сообщает, что I.R. 133 (резерв корпуса) будет вводиться в полосе боя I.R. 130." [Ещё один целый полк !]
   [С чего бы ради ? Значит для этого была ОЧЕНЬ весомая причина !]
   "9.15 ч. I.R.130 сообщает, что в 8.30 ч. высота 140 взята. Теперь решено назначить 11–ю роту как ПОСЛЕДНИЙ резерв полка к ОБОРОНЕ напротив укрепления Центральной цитадели на Южном острове. На основании этих сообщений и потому, что I.R. 133 прибудет только позже, командир дивизии решает подчинить разведывательный дивизион I.R. 130, чтобы делать возможным вследствие этого выделение на Южном острове против укрепления Центральной цитадели III батальона (прикрывающего мосты на Мухавце)."

    [Ай, да Игорь с его НЕЗАШОРЕННЫМ полётом мысли !]:

   
Цитировать
igorg25:
    Цитата: magilus от 18 Январь 2020, 23:00
"Куда по вашему ушел III/130?
Похоже, что III/130 должен был зачистить весь Южный, но, не встретив сопротивления, ушел, как и все, вперед к Гиппу. А чего ему сидеть на Южных, когда дело вперед ушло? Ровно как и через Сев/Зап ворота выходили уже после прохода немцев.   [И тут МОЛОДЕЦ !]
Из раскладок по Южному:
Цитата: igorg25 от 06 Декабрь 2018, 23:31
Посмотрел сборник доков:
...
То есть, где-то с 4+ до 8+ штурмовые части немцев на Южном отсутствуют. Да и после восьми 130/11 назначается не на зачистку Южного, а к обороне  напротив укрепления Центральной цитадели на Южном острове.
Значит, движение в Цитадели вызвало опасение удара в тыл через Южный. Или кто-то с Южного в спину пальнул, а немцы решили, что это из Цитадели."

   Всё верно. III/130 зачистил Южный и ушёл на помощь II/130 к Wulkе, оставив на острове 11-ю роту из резерва батальона (см п.7). Но ситуация довольно РЕЗКО меняется.
   
                        ЗАПОМИНАЕМ ЭТО ВРЕМЯ:
   "8.40 ч.Командир дивизии сообщает, что I.R. 133 (резерв корпуса) будет вводиться в полосе боя I.R. 130." [Ещё один целый полк !]

   Но сами СОБЫТИЯ начали разворачиваться чуть раньше, примерно в НАЧАЛЕ 9 УТРА...Пошли наши с Центрального [Мы уже разбирали, кто. Нет смысла повторяться, корректируем только по времени.] Хотя I.R.133 начинает выдвигаться уже в 7.30 ч...
   Про наших с Центрального у них: 
   "9.30 ч. Iа ориентирует начальника штаба XII А.К.:
   I.R. 130, сильно растянувшийся, требует ПРИКРЫТИЯ с СЕВЕРА. В цитадели ОЖИВАЮЩЕЕ русское СОПРОТИВЛЕНИЕ. Ходатайствуют о предоставлении в распоряжение дивизии резерва корпуса."  [ОЖИВАЮЩЕЕ и ИДУЩЕЕ с СЕВЕРА (С Центрального) на Южный.]

   
Цитировать
igorg25:
   "...Или кто-то с Южного в спину пальнул, а немцы решили, что это из Цитадели..."

   Вот если бы вместо "или" стояло "и", то слова Игоря были бы совсем пророческими. Пошли и с Центрального, и подошли с Артполигона. Муравейник зашевелился. 133-й ещё далековато, разведывательный дивизион подчиняют и отправляют к мосту, III/130 спешит на помощь к занявшей круговую оборону на Южном 11-й роте. [Из практики известно, чтобы "посадить" роту (нем.176 чел.) в ОБОРОНУ, необходим как МИНИМУМ двойной перевес в личном составе и плотности огня, а самое главное - ОКРУЖИТЬ. Получается примерно 400 бойцов (250-300 с Центрального + 150-100 с полигона)]. При ином раскладе получится ОТСТУПЛЕНИЕ роты, а не её ОБОРОНА.

   А сейчас самое знаменательное и загадочное. Читаем ВДУМЧИВО:

   "9.45 ч. Для поддержки атаки на высоту 144 [144.2, севернее Вычулок, сейчас район школы (к западу от Телми Власне)] I.R. 130 придается Aufkl. Abt. 45. Однако дивизион НЕ УСПЕВАЕТ к АТАКЕ [ЧЬЕЙ ?] . Первоначально предусмотренная А.А.45 задача прикрытия на Южном острове отпадает, так как отвод 11–й роты I.R. 130 отнял бы МНОГО времени. [МНОГО время для деблокирования 11-й] Командир А.А.45 едет вперед к командиру I.R. 130. I.R. 130 просит об УСКОРЕННОМ подтягивании артиллерии. Начинается подтягивание 1 и 6/A.R.98 [Оба-на ! Они уже успели перетащить 1 и 6/A.R.98, ПРЕДНАЗНАЧАВШИЕСЯ для Южного, на левый берег реки, хотя в донесениях нигде НЕ ОТРАЗИЛИ], однако останавливается из–за ОТСУТСТВИЯ МОСТОВ [!?!]. В ЭТО ВРЕМЯ люфтваффе сбрасывают НЕСКОЛЬКО [Десятков ?] бомб на ЮЖНУЮ часть Бреста, что сразу обозначается в телефонном разговоре со штабом XII армейского корпуса как максимально нежелательное, так как здесь уже ПОДТЯГИВАЕТ транспортные средства I.R.130."

   1-я рота 45-го истребительно-противотанкового дивизиона была передана в подчинение I.R. 130 и первоначально планировалась для ПРИКРЫТИЯ на Южном [Никак там появились откуда-то танки ?]. И была на пол-пути к нему. Но происходит ещё более угрожающее событие, вынуждающее применить ПТО у высоты 144. Планируемая переброска 11–й роты I.R. 130 [III/130 там полностью завяз] с Южного к высоте 144 из-за лимита времени отменяется, 45-й с пол-дороги тоже не успевает. Более того "Командир А.А.45 едет вперед к командиру I.R. 130. I.R. 130 ПРОСИТ об УСКОРЕННОМ подтягивании артиллерии. Начинается подтягивание 1 и 6/A.R.98, НО ВСЁ РАВНО НЕ УСПЕВАЮТ. В ЭТО ВРЕМЯ люфтваффе сбрасывают несколько бомб на ЮЖНУЮ часть Бреста [Шаг отчаяния, больше ничего не остаётся !][Но мы же помним подобный случай при прорыве с группой Ландышева из 125 сп: сперва артиллерия, а потом бомбёжка с воздуха. И только интуиция командира спасла от разгрома]. Южная часть Бреста (смотрим по карте) это участок между мостами Гипп и Ковель (включая и левый берег реки).
   Загадочное: "ОТСУТСТВИЯ МОСТОВ [!?!]
   И как соотнести "Подтягивание 1 и 6/A.R.98 останавливается из–за ОТСУТСТВИЯ МОСТОВ" и "Удалось получить (не разрушенными) в свои руки все важные дорожные и железнодорожные мосты, уличные виадуки ?":
   "7.20 ч. Между тем I.R.130 "ТВЁРДО ОВЛАДЕЛ" [Аж завидки берут] мостом «Wulka» и железнодорожным мостом «Ковель»".
   В 7.20 ч. ЕЩЁ БЫЛИ 5 "Гипп" (авто), "Холм" (жд), "Вулька" (авто), "Ковель" (жд) и свой понтонный, а в 9.45 ч. УЖЕ "ОТСУТСТВУЮТ".
   Вальтер Лooc (I.R. 130):   
   "...Также удалось получить (НЕ РАЗРУШЕННЫМИ) в свои руки все важные дорожные и железнодорожные мосты, уличные виадуки."
   ПРОПАГАНДА рано или поздно ВСЁ РАВНО даёт сбой.
   Замполит 1-ой ср 1-го сб 84-го сп Кириллов Александр :
   "...ОДИН из снарядов [Значит было несколько разрывов] УГОДИЛ в мост при входе в крепость со стороны деревни Волынки...Добежал до моста, перекинутого через реку. Но что это ? Вместо моста зиял огромный пролом. А по берегам нависли обломанные балки...[Попало что-то тяжёленькое. Тоже работа 204 ГАП ?] Вплавь было опасно..." [Минус "Гипп" (авто)]
   Павел Варламович Владимиров, младший лейтенант, командир взвода управления дивизиона 204-го гаубичного артполка:
   "...А когда гитлеровцы начали наводить понтонный мост южнее крепости, все наши три дивизиона открыли огонь по переправе. Понтоны и находившиеся возле них штурмовые лодки взлетели в воздух." [Минус понтонный]
    С 7.00 ч. 45 Pz.Jg.Abt. ЗАСЕЛ на южном мосту. По сообщениям нет отметки во сколько он оттуда ВЫЛЕЗ. (Доставали пулемётчики с Восточных валов Северного острова) [Минус "Холм" (жд)].
   Вблизи южной оконечности "Вулька" (авто) и северной "Ковель" (жд) находились группы наших бойцов (к этому времени). Вот люфтваффе и понадобились.
   [Получается ДЕЙСТВИТЕЛЬНО какое-то время передвижение по всем пяти мостам БЫЛО ПАРАЛИЗОВАНО. Сами же признали.]
   "10.15 ч. При I.R.130 произошло следующее: 5–я и 6–я роты II/130 с 9–ю противотанковыми орудиями (включая взвод 5 см противотанковых орудий) заняли ОБОРОНУ возле танковой магистрали № 1 (1 км восточнее Тришина), а подразделение I/I.R. 130 на высоте 140 [Севернее пионерлагеря Журавинка] и у форта III."
   Получается ОТСТУПИЛИ !
   "10.15 ч. Предпринятая противником при поддержке 6 танков местная контратака на отм. 140 отбита. При этом подбиты 3 танка." [После бомбёжки всё, что осталось]
   Непосредственно от участника тех событий.
   Вальтер Лooc (I.R. 130):
   "В городе грузовики — полностью набитые русской пехотой — снова ПЫТАЛИСЬ ДОСТИЧЬ ЦИТАДЕЛИ или же найти выход из города на восток. В большинстве [В большинстве, но НЕ ВО ВСЕХ !] случаев они были расстреляны пулеметами или противотанковым орудием в упор.
   Также несколько вражеских танков пытались сломать наш темп наступления. Однако, когда они понесли потери и поняли невозможность своих начинаний, то медленно удалились.
   Между 09.30 и 10.00 ч. мой батальон, установленный как батальон участка главного удара на город Брест-Литовск, уже держал твердо в своих руках первую цель наступления, так называемую «высоту 140», на восточной окраине города..."
   Но не всё так радужно.
   "10.30 ч. Обер–лейтенант фон Фуметти (I/A.R.99) сообщает, что передовые наблюдатели окружены вражескими силами. Почти одновременно сообщается, что убиты гауптман Краус (командир I/A.R.99) и двое сопровождающих его офицеров A.R. 98."
   "11.50 ч. ... I/I.R.133, усиленный 13/I.R.133, чистит сначала Западный остров, затем укрепления Центральной цитадели. Отсюда должен произойти переход на Южный остров и его последующая зачистка.  Для следующей зачистки штабом корпуса в распоряжение дивизии предоставляется батарея Neb Abt 6, до сих пор подчиненная 31–й дивизии (прибытие к вечеру)."
   [6 батарею небельверферов переподчинили для ударов по Южному. А I/I.R.133 с пехотными артеллиристами  должен был нестандартно ударить в тыл с Центрального.]
   "13.50 ч.  Южный остров ПОЧТИ что зачищен, ОДНАКО из укреплений Центральной цитадели по нему идет стрельба." [Заградительный огонь для тех, кто уходил с Южного на Центральный.]
   "К 20.00 ч. III/I.R.130 сдает полосу обороны на Южном острове II/I.R.133 и подтягивается в город Брест."  [Причину ротации кто-нибудь знает ? Тогда попроще вопрос: "Куда делась 11-я рота после записи в 9.15 ч.(после ОБОРОНЫ, т.е. ОКРУЖЕНИЯ ?"]
   Вижу, не убедил, придётся опять устраивать "танец с бубном"...
   У УВАЖАЕМОГО мною историка:
   "На Западном и Южном островах 1-й и 2-й батальоны 133-го пехотного полка
сменили подразделения 135-го (3-й б-н) и 130-го полков (3-й б-н). В 3-м батальоне 135-го пехотного полка ИЗ СТРОЯ ВЫБЫЛО две трети личного состава..."
   Всё же правильно написано, так как у них:
   1. Командир I.R.135 Фридрих Вильгельм Йон:
   "В бою за крепость мы понесли значительные потери. Например, в течение первых трех дней жертвы 135–го пехотного полка достигли 250 убитых (включая двух командиров батальонов и несколько командиров рот) и 260 раненых."   
   2. "9.10 ч. Офицер I/A.R 99 сообщает, что части III/I.R. 135 [ТОЛЬКО ОДНА штурмовая группа) остановлены и засели перед укреплением Центральной цитадели и имеют примерно 35 % потерь."   
   3. Командир отделения 12 (S.M.G.) роты I.R.133 фельдфебель Лео Лозерт:
   "10 ч. мы (12 s. M.G.K.) в качестве первой роты 133–го полка получили приказ перейти на остров (Западный). Итак, мы были переправлены, несмотря на ТО, что были КОРПУСНЫМ РЕЗЕРВОМ. После ПЕРЕХОДА острова, стоившего нашему предшественнику (III батальону I.R.135) БОЛЬШИХ ПОТЕРЬ в офицерском составе, мы заняли позицию справа, рядом с мостом перед цитаделью. 10, 11, 12–я роты I.R. 135 со штурмовой группой проникли в цитадель и сразу имели ТЯЖЁЛЫЕ ПОТЕРИ."
   
   ПРИЧИНЫ ротации ОДИНАКОВЫЕ. Но почему-то НИ ОДИН ИСТОРИК не пишет О ПОТЕРЯХ  III/I.R.130. Может я чего-нибудь недопонимаю, и у них договорённость между собой не публиковать подобные сведения ? Ладно, я понимаю. Но пусть хоть один из историков ответит мне, профану, на один вопрос:

    КУДА ДЕЛАСЬ ОДИННАДЦАТАЯ РОТА ТРЕТЬЕГО БАТАЛЬОНА I.R.130 ПОСЛЕ УТРА 22.06.41 ?

   Вопрос чисто риторический, ведь у меня есть мнение на этот счёт:

                         БОЛЬШИНСТВО УШЛО К ПРАОТЦАМ...

                        "Горе горевать – не пир пировать."

   Получается ИХ историк БОЛЕЕ правдив:
   Ганцер, стр.82, 130 пп, суточное донесение, поступило 23.06.41, 8.30 ч.:
   "Для защиты фланга со стороны Южного острова были задействованы подразделения III батальона, которым пришлось вести бой до раннего вечера [Вернее до 20.00 ч., до смены  II/I.R.133], НЕСКОЛЬКО [Несколько ТО СКОЛЬКО ?] УБИТЫХ и РАНЕНЫХ."   
   С вопросом по нашей статистике тоже приходится обращаться к зарубежному третейскому судье:
   (Роберт Кершоу "1941 год глазами немцев. Березовые кресты вместо Железных"):
   "ВБЛИЗИ [В буквальном смысле слова: сразу за валами и рвами] крепости были обнаружены тела примерно 2000 русских, но, по ИМЕЮЩИМСЯ ДАННЫМ, погибло свыше 3500 человек." [+ Раненых за периметром умножаем кратно].
   Как следует из практики, бойцы вне укрытия (в данном случае за периметром крепостных стен) несут потери в разы больше, чем бойцы в укрытии (в самой крепости). В полтора раза (3500 человек) - это САМЫЙ МИНИМУМ. Я полностью согласен с мнением британского военного историка, поработавшего с нашими и зарубежными архивами. К этой цифре (3500 человек) приплюсовываем 2 000 официально признанных убитых в САМОЙ крепости. В уме держим число раненых в  крепости и за её периметром, умерших чуть позднее в других местах. Никак не стыкуется с официальной немецкой и нашей статистикой. Могу ещё принять формулировку "погиб в г.Брест-Литовске" для погибших наших и их воинов на Северном острове с внешней стороны крепостной стены. Но факт, что погибшие западнее и южнее Тереспольского и Волынского укреплений в эту статистику не попали. Ведь эту территорию даже с большой натяжкой нельзя назвать городом, и это уже далеко не крепость...   

    СЧИТАЮ, ЧТО НЫНЕШНЯЯ ЦИФРА НАШИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ В ОФИЦИАЛЬНОЙ СТАТИСТИКЕ

                               ЭТО ОТ ЛУКАВОГО   

Оффлайн BIG ben

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 102
    • Просмотр профиля
    • Email
    3. ПУШКАРИ ПЕШИЯ ДА ИНЫЯ

              "При появлении корабельщиков, лодочники бегут"

   Ну а наши воевали кто как мог и хотел. Было всё, трусость и паникёрство, отчаяние и отвага. По прошествии многих лет, уже зная безысходность первых дней войны, кратно повышается интерес к тем, кто добросовестно выполнял свой воинский долг. На фоне безуспешных действий основной массы подвиги героев порой представляются нам невероятными, фантастическими. Хочу поподробней остановиться на одном таком героическом подразделении, действия которого происходили СОВСЕМ рядом с Южным островом.

   На 19 июня 1941 года в 22-ой танковой дивизии было 148 Т-26 линейных, 81 Т-26 радийных, 6 Т-26 двухбашенных, 16 огнеметных Т-26 и 5 легких танков Т-37А/38. Всего 256 танков, а также 14 бронеавтомобилей: 6 БА-20 и 8 БА-10.

   ЕДИНСТВЕННОЕ ПРАВИЛЬНОЕ решение предпринимает Иван Васильевич Кононов, полковник, заместитель командира 22-й танковой дивизии:
   "В парке уже были все командиры полков.
— Что делать?! — окружили они меня.
— Выполнять задачу по первому варианту, — отвечаю им. — Мотострелковому полку, батальону 44-го танкового полка и разведбатальону старшего лейтенанта Рязанова выйти на восточный берег Буга. Прикрыть выход дивизии в район сосредоточения. Соседи — справа, в районе крепости, 6-я стрелковая дивизия, слева — 75-я стрелковая дивизия.
Следует отметить, что многие подразделения, зная план подъема по боевой тревоге, уже выходили самостоятельно в намеченные рубежи."
       
   Виктор Андреевич Рожнятовский, капитан, начальник оперативного отделения штаба 22-й танковой дивизии:
   "К берегу Буга был выслан мотострелковый полк дивизии. Действия этого полка поддерживались огнем артполка. Как я узнал позже, мотострелковый полк встретил превосходящие силы и понес большие потери. Однако ему удалось на некоторое время остановить противника.
  Экипажи танков не очень охотно выполняли распоряжение о сдаче боеприпасов. Возможно, поэтому на некоторых машинах оказались снаряды.
  Дивизия вытягивалась из городка. На пути река Мухавец. Как и следовало ожидать, мост под обстрелом. Противник перекрыл дорогу не только заградительным огнем. Когда танковый полк вышел к реке, он был встречен артиллерийским огнем прямой наводки и даже пулеметным огнем.
  Полк повернул к мосту у деревни Пугачево. Там уже кружили самолеты врага. В таких условиях наша дивизия должна была переправляться по одному мосту.
  Гитлеровцы стали угрожать переправе. Капитан Проценко организовал взводом танков оборону моста.
  Ночь мы использовали для совершенствования обороны и проведения разведки. Несколько смельчаков пробрались в Южный городок, узнали о судьбе оставшихся наших и о противнике."

   Здесь капитан маленько не прав. Вместо танкового полка выдвинулись остатки первого батальона 44-го танкового полка (16 танков Т-26). Остальные рассредоточенно выбирались по разным направлениям.

   Анатолий Захарович Козлов, курсант учебной роты 44-го полка 22-й танковой дивизии:
   "В этот момент в казарму вскочил командир полка майор Квасс. Вбежав в коридор, майор Квасс (он был без гимнастерки) резко крикнул:
— Всем в парки! По местам и к бою!
  Каждый экипаж машины знал заранее место выхода по боевой тревоге. На то место, где должна была собраться наша рота, пришло всего 4 танка Т-26. Некоторое время мы стояли, не зная, что делать. Потом появился какой-то старший лейтенант.
— Связи ни с кем нет, будем отходить по Ковельскому шоссе, — решил он..."
     


                      схема 2

   Примерный расклад действий на утро 22-го.

   Михаил Иванович Кудрявцев, капитан, командир 1-го танкового батальона 44-го танкового полка 22-й танковой дивизии:
   "Боевые экипажи, кто остался в живых, были уже на месте и выводили танки на сборные пункты: первый из них находился в районе танкодрома — стрельбище, второй — на шоссе между Брестом и Южным городком.
  Нам удалось вывести 16 танков.
  На сборном пункте, кроме наших машин, собрались танки и других батальонов. Здесь я встретил своего командира полка майора И. Д. Квасса.Экипажи накручивали пружины пулеметных дисков: по приказу в обычное время пружины должны были быть ослаблены. Этой работой руководили командиры рот Прохватилов и Зотов.Меня позвал к себе майор Квасс:
  — Капитан Кудрявцев!
  — Есть!
  — Приказываю батальон вывести на границу южнее крепости, уничтожить противника, прорвавшегося через государственную границу, тем самым прикрыть выход полка в район сосредоточения (село Хмелево, северо-восточнее Жабинки) и дать возможность эвакуировать семьи из Южного городка и крепости. Сборный пункт после боя вашему батальону — южная окраина деревни Вулька.
   Правее меня — река Мухавец, левее — какой-то наш танковый батальон..."
   [Составители сборника утверждают, что левее батальона капитана М. И. Кудрявцева действовал мотострелковый полк дивизии].
   Но здесь небольшая неточность. Непосредственно левофланговым соседом являлся 22-й разведывательный батальон (Командир старший лейтенант Рязанов И.Р.). Состав разведывательного батальона : танковая рота (17 танков БТ-7), рота средних бронеавтомобилей (12 БА-10), рота лёгких бронеавтомобилей (6 БА-20). Какое-то количество исправной из 35 единиц техники было задействовано в контратаке. Визуального контакта могло не быть из-за наличия строений или складок местности. Слуховой контакт был. Шум двигателя двигающегося танка различим таким же на расстоянии 1500-2000 м. Руководя действиями разведбатальона, погиб начальник разведки 22-й танковой дивизии майор Парфёнов.
   Уже на левом фланге разведбата наступал 22-й мотострелковый полк 22-й танковой дивизии. В составе полка тоже что-то могло быть из этого количества техники, положенной по штату: 5 БА-10 и 12 БА-20. Действия 22-го мп поддерживались огнем артполка. Левый фланг мотострелков упирался в селение Кодень, в стык с 75-й стрелковой дивизией, которая продолжительное время на своих позициях давала достойный отпор наступавшему врагу.
   Слабым звеном в контратакующем плане оказалась 6-я стрелковая дивизия (правофланговый сосед 1-го тб 44-го тп 22-й тд), сумев выставить всего один 1 сб 84 сп (следовавший в полосе движения 22-го мп) с тремя полковыми пушками в направлении селения Прилуки. В начале своего движения 1-й стрелковый батальон был поддержан третьим артдивизионом 204 ГАП.

   Михаил Иванович Кудрявцев, капитан, командир 1-го танкового батальона 44-го танкового полка 22-й танковой дивизии:
   "1) Пройдя Вульку и Волынку, батальон на линии шоссе развернулся в боевой порядок и здесь встретил первые цепи противника. Это были автоматчики с противотанковыми пушками легкого типа. Они открыли ураганный огонь. Но автоматчики для нас были не страшны, и скоро нашим пулеметным огнем большинство из них было уничтожено, а уцелевшие откатились к самой границе и рассеялись в кустах. Но тут от реки Мухавец противник открыл огонь по правому флангу батальона. Несколько танков загорелось, в том числе танк командира роты Н. И. Зотова.
   Почти совсем рассвело. Фашисты теперь нащупали нас и открыли прицельный огонь из-за Буга. Больше всего, конечно, меня беспокоил фланговый огонь противотанковых орудий. В такой обстановке перестроить батальон не было возможности. Подаю команду: «Делай, как я!» Танки повернули за мной и вышли на промежуточный рубеж к деревне Волынка. Но не все вернулись на этот сборный пункт. Некоторые уже в первой атаке отдали жизнь за Родину. Не было и командира роты Зотова.
 
   2) Между тем гитлеровцы начали новое сосредоточение перед фронтом батальона. Сборный пункт подвергся сильному обстрелу. Уже под огнем мне удалось отдать приказ — уничтожить сосредоточившегося противника. Танки устремились во вторую атаку, ведя орудийно-пулеметный огонь с коротких остановок.
   Мой танк вырвался на шоссе. Пересек его. И вдруг что-то встряхнуло машину. Она резко остановилась. Потянуло гарью. Подбита! Тут уж раздумывать не приходилось. Ведь Т-26 работал на авиационном бензине и обычно вспыхивал факелом. Вместе с экипажем выскочил из машины. Остановил рядом проходивший танк, пересел в него. И вновь нам удалось частично уничтожить, частично рассеять врага. Для приведения себя в порядок батальон отошел на сборный пункт. И опять не все танки вернулись.
   Никаких сведений о наших частях не поступало и приходилось действовать самостоятельно. Хотя в душе надеялся и ждал, что вот-вот кто-нибудь придет на подмогу, но никто не появлялся.

   3) А противник все усиливал нажим. Теперь его сосредоточение было замечено в направлении Бреста. Отдаю приказ уничтожить гитлеровцев, что сосредоточились южнее города.
    Начали третью атаку. Противник был рассеян, и мы вышли к Мухавцу. И тут увидели, что по реке плывут лодки, полные гитлеровцев. Сколько было лодок? Некогда было тогда считать. Я понял лишь, что это вражеский десант. Он направляется, чтобы отрезать крепость от Бреста. ["Отрезать крепость ОТ Бреста" можно только в ЕДИНСТВЕННОМ случае, если враг займёт ПРАВУЮ протоку реки]
  ОКОЛО меня в ту минуту находилось четыре танка. Подаю команду, и все танки открыли пулеметный и артиллерийский огонь. Это был мощный и внезапный удар.
  Бой продолжался с возрастающим ожесточением. Мы не замечали, как шло время, хотя солнце уже поднялось высоко. И вдруг слышу тревожный голос башенного стрелка:
  — Товарищ капитан, товарищ капитан!
  — Что такое?
  — Снаряды все!
  — Как все?
  — Мы же, согласно приказу, сдали их на склад...
  — Патроны?
  — Патронов тоже нет.
  От обиды заскрипел зубами. В момент, когда бой так успешно развивался, мы оказались без боеприпасов! Делать нечего — подаю сигнал на отход..."
   
   Написанное незначительно отличается от схемы, нарисованной самим Кудрявцевым:
 

   
                      схема 2-1

   Пункт 1) из сборника идентичен пункту 2) из схемы и далее.

   "Расшифровка" схемы 2-1 Кудрявцева:
   1) В 4.19 ч. со сборного пункта 1ТБ на танковом полигоне (возле Южного городка) выдвигаются в район Гершоновиче за жд Брест-Холм, где первое боестолкновение. Оттуда уходят на юго-западную окраину Вульки на сборный пункт №1.
   2) Со сборного пункта №1 следуют до перекрёстка с шоссе "Ковель-Брест". На шоссе в боевой порядок чуть южнее форта №5. После боестолкновения уходят на сборный пункт №2 юго-западнее Волынки.
   3) Со сборного пункта №2 выдвигаются мимо форта №5 по дороге на Михалкув до берега Буга. Бой с ПТО.
    Далее по схеме 1ТБ не заходит на СП №2 из-за угрозы ПТО северо-восточней Волынки.
    Благополучно минуя угрозу, 1ТБ выходит на берег Мухавца и обстреливает вражеский десант на лодках в излучине между мостом "Гипп" и жд "Холм". После обстрела просёлочными дорогами уходит к Южному городку. После кратковременного захода в Южный городок далее следуют через мост у Пугачёво в 12 часов и прибывают в район Жабинки. ВАЖНО: на схеме отображён склад боепитания примерно в районе нп Пяновец.
   С берега Буга на берег Мухавца можно было добраться просёлочными дорогами через Пельчице и Котельню-Подмейску на Большую Сою [В Большую Сою позднее вероятно заходили БА разведбата с расстрелянным боекомплектом]. Но в силу вышеперечисленных причин это было невозможно. Оставался ЕДИНСТВЕННЫЙ ПУТЬ. Также через Пельчице, но в обход северо-западнее Котельни-Подмейской с выходом на шоссе "Ковель-Брест" почти на линии автомобильного моста через Буг.

   "1ТБ выходит на берег Мухавца и обстреливает вражеский десант на лодках в ИЗЛУЧИНЕ между мостом "Гипп" и жд "Холм"." НО НИКАКОЙ ИЗЛУЧИНЫ ТАМ НЕТ ! (см схему 3)



                   схема 3

   Реальный снимок очень похож на излучину на плане Кудрявцева. (схемы 4 и 5, 5 (2) отзеркалил).



                    схема 4


                     схемы 5 и 5 (2) 

   
   "7.00 ч. Офицер связи при штабе XII А.К. сообщает, что 34–я дивизия взяла форт V."
   3-й батальон 44 сп после отступления пытается прорваться в крепость, но безуспешно. Далее делает попытки с боем переправиться через Мухавец по Суворовскому мосту.
   1-я рота 45–го противотанкового дивизиона находится в это время на жд мосту "Холм". III батальон 130-го пп (без 11-й роты)(но с 13-й ротой пехотной артиллерии) на марше к мосту "Wulka", спеша на помощь II-му батальону.
   "7.00 ч. Несколько позже сообщает командир I.R.130, что передовые части (II батальон) залегли в 200 м перед мостом Wulka и связь с 34–й дивизией (передовыми подразделениями, на той же высоте) установлена. У моста Wulka обнаружилось НЕСКОЛЬКО русских бронеавтомобилей, из них 2 застряли в болоте и были взяты под огнем II/I.R.130.
    Виндманн, оберст-лейтенант, командир 2-й батареи I/A.R.98 (легких полевых гаубиц):
   "22.6 ведя наступление, 6/I.R.130, вооруженная 2 противотанковыми орудиями и пулеметами, около 07.00 ч. со стороны перекрестка непосредственно к востоку от Вульки Подгородной подверглась нападению 4 русских танков. Передовой наблюдатель, а сразу за ним и командир 2/A.R.98 обстреливали танки снарядами с ударным взрывателем. Разрывающиеся поблизости от наступающих танков снаряды остановили их, и заставили экипаж покинуть танки. Выбежавшие русские танкисты были убиты или ранены осколками снарядов. Как позже выяснилось, ни один из танков не был поражен. Действие разрывающихся поблизости снарядов было таким, что атмосферным давлением у всех 4 танков были снесены и частично разорваны гусеничные ленты. Этот опыт показывает, что в похожих условиях на большом расстоянии против русских танков могут применяться и снаряды с ударным взрывателем." [Имеется целая серия фотоснимков этого эпизода.]
   "7.20 ч. Между тем I.R.130 твердо овладел мостом "Wulka" и железнодорожным мостом "Ковель" (7.10 ч.), причем в целом 9 танков были уничтожены огнем из пулеметов, противотанковых орудий и артиллерии."
 
   А помощь II/I.R.130 ОХ как нужна. Количеством до батальона танков и до роты БА его атакует арьергард 22-й танковой (Танки и БА, "безлошадные" танкисты и пехотинцы):
   Иван Иванович Воронец, воентехник второго ранга, командир транспортной роты 44-го танкового полка 22-й танковой дивизии:
   "По приказу командира полка вступил в командование сборной танковой ротой, потому что прежний штатный состав восстановить было невозможно.
   У моста через Мухавец в районе Брест-Полесский ("Wulka") стояли  насмерть герои из роты лейтенанта Н. И. Пономарева. Очевидцы потом рассказывали, что там остались сожженные танки вместе с экипажами, а вокруг них трупы вражеских мотоциклистов, перевернутые орудия с убитой прислугой...
   Наш отход прикрывала группа танков под командованием воентехника первого ранга М. К. Емельянова."
   Эта сборная группа из нескольких последних, остававшихся в ГОРОДКЕ и на сборных пунктах танкодрома и южной окраины Вульки.
   Более организованней выходил 43-й танковый полк:
   Виктор Андреевич Рожнятовский — капитан, начальник оперативного отделения штаба 22-й танковой дивизии:
   "Когда необходимые документы были собраны, а все остальное сожжено, я в бронемашине разведбатальона выехал вслед за отходившими частями в район сосредоточения. На дороге горели машины, повозки. Тут и там лежали убитые. «Мессершмитты» обстреливали не только колонны, но гонялись за отдельными людьми, машинами.
   Дивизия вытягивалась из городка. На пути река Мухавец. Как и следовало ожидать, мост под обстрелом. Противник перекрыл дорогу не только заградительным огнем. Когда танковый полк вышел к реке, он был встречен артиллерийским огнем прямой наводки и даже пулеметным огнем. В организации марша и в бою у этого моста проявил себя старший лейтенант Андрианов. Заменив выбывшего из строя начальника штаба полка, он действовал смело, инициативно. Полк повернул к мосту у деревни Пугачево. Там уже кружили самолеты врага. В таких условиях наша дивизия должна была переправляться по одному мосту.
   Гитлеровцы стали угрожать переправе. Капитан Проценко организовал взводом танков оборону моста.
   Решительно действовал заместитель начальника разведки дивизии старший лейтенант Огородников. Под огнем самолетов он организовал оборону силами личного состава общевойсковых подразделений, которые, потеряв свои части, уходили в тыл. Огородников сумел задержать их, успокоить.
Часам к девяти-одиннадцати главные силы дивизии заняли оборону, оседлав дорогу Брест — Кобрин..."
   Почти одновременная атака РЯДОМ двух подразделений 22-й [Сводного батальона и полка] и ранение (В 8.15 ч.) полковника Велькера (командира A.R.98) на Южном посеяли ПАНИКУ в командовании дивизии:
   "8.40 ч. Шлиперу докладывает командир I.R.130:
    I.R.130 располагается от железнодорожного моста "Ковель" (ВКЛЮЧИТЕЛЬНО) ВПЛОТЬ ДО Южного острова. Командир дивизии сообщает на это, что I.R. 133 (резерв корпуса) будет вводиться в полосе боя I.R. 130."  [ЕЩЁ ОДИН ЦЕЛЫЙ ПОЛК ! Ситуация на ТОТ МОМЕНТ для австрийцев АХОВАЯ.]

   Прибытие подразделений 22-ой танковой в район Жабинки растянулось далеко за полдень. Передовой отряд был в 10, основные части дивизии около обеда, отряд Кудрявцева, небольшие группы и одиночные бронеединицы ещё позднее.
   Евгений Михайлович Синковский, майор, начальник оперативного отделения штаба 28-го стрелкового корпуса:
   "Около 10 часов приехал на командный пункт корпуса в Жабинку. К этому времени сюда из Южного городка вышло до 60 машин 22-й танковой дивизии."       
   "К 12 часам 22-го июня 22-я танковая дивизия с большими потерями вышла в район сосредоточения: 43-й и 44-й танковые полки (около 100 танков) [Итог на 12 часов дня из количества 256 довоенных танков. Надо полагать, что подсчёт прибывшей техники после 12 часов не проводился.] - Хмелево, Селище, (иск. Жабинка), Подречье."
   Иван Васильевич Кононов, полковник, заместитель командира 22-й танковой дивизии:
   "Пункт сбора — восемь километров юго-западнее Жабинки. 15 часов. Части [Основные] дивизии достигли намеченного рубежа."

   Михаил Иванович Кудрявцев, капитан, командир 1-го танкового батальона 44-го танкового полка 22-й танковой дивизии:
   "...А противник буйствовал, наращивал огонь по крепости и Южному городку, в котором уже слышалась пулеметная стрельба.
   На месте, откуда мы начинали первую контратаку, никого не застали. Принимаю решение с уцелевшими танками отходить в район сосредоточения дивизии — Хмелево — Жабинка..."
   Путь отхода лежал мимо жилых домов, которые теперь обстреливались вражескими пулеметчиками. Мне хотелось хоть на минутку заглянуть к своим, проститься. Поставил танк у дома. Вылез через нижний люк и пробежал прямо в подвал. Здесь встретил все семьи, что жили в подъезде. Тут были и мои — жена, отец, дочка. Бледные, взволнованные, они с надеждой смотрели на меня. Но чем я мог помочь?! Только и сказал, чтобы они не выходили из подвалов и держались как можно бодрее, а мы, мол, сейчас отобьем и выручим вас..."           
   Группа Кудрявцева следует через мост у Пугачёво в 12 часов дня, значит МОСТ в ОБЕД ещё НАШ.
   Южный городок ПОЛНОСТЬЮ был занят 34-ой пд примерно в 10 ч.
   Юлия Ивановна Илларионова-Косова, жена полкового комиссара А. А. Илларионова — начальника отдела политической пропаганды 22-й танковой дивизии:
   "Часов около 9–10 все стихло. Когда подошли к хлебному полю, там УЖЕ были немцы. Одни во ржи, другие прижимались к кустарнику. В руках у них — автоматы, пулеметы."     

Оффлайн BIG ben

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 102
    • Просмотр профиля
    • Email
  4. ВЁСЕЛЬНИКИ ПОГАНЫЯ
                                                     
             "Когда лодочник не знает глубины реки - попадает под лодку"

   Схема боя нарисована Кудрявцевым 22 года спустя, отсюда неточности. Плюс был он на том месте, вероятно, всего лишь один раз (См. сх. 2-1, 5, 5(2)).
   На схеме 6 моё видение обстрела лодочного десанта:


   
                   схема 6
 
   Кудрявцев пишет, что с НИМ было 4 танка, а не ВСЕГО. Остальные были разделены на две группы прикрытия. Одна (под цифрой 1 на схеме 6) прикрывала со стороны танкового перекрёстка перед Южными воротами, другая (под цифрой 2 сх.6) со стороны ПТО, находившихся у "Гиппа" и восточнее [Азбука танкового боя].
   Случайно или нет, на схеме капитана отражены 4 лодки (2 в правом рукаве реки и 2 в главном русле). Этим самым невольно ДАЁТ ЗНАТЬ, что танкисты подбили ВСЕГО ДВЕ лодки ? Ведь в ГО он не указывает количество. Было стыдно за результат ? Красочное описание:
   "...Все (4) танки открыли пулеметный и артиллерийский огонь. Это был мощный и внезапный удар. Бой продолжался с возрастающим ожесточением..."   
   Ещё одна лодка затонула от пробоин НА ОТМЕЛИ У РАЗВИЛКИ Мухавца. ИТОГО ТРИ на боевом счету танкистов.

   Взгляд с другой стороны.
   Отчет командира I.R. 130 полковника Гельмута Гиппа об операции с использованием штурмовых лодок 22.06.1941:
   "С оставшимися 5 лодками лейтенант Кремерс начал операцию с НЕКОТОРЫМ опозданием.["Когда лодочник не знает глубины реки..."] При проезде под сильным вражеским огнем вдоль полностью занятого противником укрепления Центральной цитадели вышли из строя еще 2 лодки. Их экипажи, высадившись на берегу укрепления Центральной цитадели, прошли вдоль него вплоть до северного моста и сражались там вместе с подразделениями I.R.135. 
   ...Оставшиеся лодки у обоих мостов Мухавца (Hipp – и Cholm (железнодорожный мост) около 5.55 ч. встретились с штурмовой группой Лёра (2/I.R.130), который в 5.45 ч. уже овладел ими. Тогда экипажи штурмовых лодок шли вдоль шлюзового перехода и, около 6.10, после того как промежуточное пространство было почищено от врага, захватили вместе со штурмовой группой Лёра третий мост (Wulka). При попытке поднять флаг со свастикой на мосту, от чего лейтенант Лёр его настойчиво отговаривал, лейтенант Кремерс был убит выстрелом в голову." [Главный ЛОДОЧНИК "...попадает под лодку"]   

   Из воспоминаний офицера I.R. 130 Вальтера Лооса, (описание событий 22.06.41):
   "Еще в исходном положении ТРИ его лодки (из девяти) были разбиты недолетом собственных реактивных установок, однако оставшиеся ШЕСТЬ он успешно спустил на воду. Загрохотав, взвывая моторами, штурмовые лодки устремились к цитадели и повернули в ранее намеченный рукав. (Левый рукав Мухавца)
   Внезапно лейтенант Кремерс заметил, что киль его лодки захрустел на песке, но слишком поздно — и другие лодки неслись сюда и ЗАСТРЯЛИ на коварной песчаной отмели. Русский, отойдя от своего первоначального ужаса, взял лодки под достаточно меткий огонь из стрелкового оружия с берега. Лейтенант Кремерс и его люди попрыгали в воду и объединенными силами сорвали лодки с песчаной отмели, толкая их до тех пор, пока они снова не имели достаточной глубины под килями. Под сильным вражеским огнем лейтенант Кремерс ушел назад до Буга, чтобы оттуда взять курс на другой рукав (Правый рукав Мухавца). И на ЭТОТ раз он имел большее везение, несмотря на то что три из еще оставшихся у него шести лодок, получив пробоины от вражеского огня, затонули.
   С последними 3 лодками ему удалось достичь (Развилки) Мухавца , но на этом последнем участке ему пришлось оставить еще одну, так как она приняла слишком много воды и поэтому была полузатоплена. Достигнув, лишь с 2 лодками, Мухавца (Главное русло), он продолжал идти к ранее упомянутым мостам, все приближаясь, — пока снова не попал под огонь вражеской пехоты. Сразу же, решительно, он подошел к берегу, высадился и атаковал своими, еще оставшимися у него людьми оба моста с суши. В ходе атаки удалось достигнуть обоих мостов над крутыми склонами и вывести из строя вражеский гарнизон."   

   5.40 ч. Iа ориентирует по телефону штаб корпуса:
   "...2 моста Мухавца, непосредственно к востоку от Южного острова, в руках дивизии."
   
   Лоос и Гипп противоречат друг другу в двух важных деталях: маршруте следования и количеству оставшихся после "дружественного огня" лодок. Считаю, что Кремерс пошёл по "варианту Лооса".
   О количестве лодок:
   В нашей мемуаристике фигурирует цифра 12 (В частности у Сандалова). Всё сходится с Лоосом. ШЕСТЬ лодок защитники видели в левом рукаве реки, ШЕСТЬ лодок в правом. НУ И КОНЕЧНО КАК ИТОГ = 12.
   Кто и где подбивал:
   По Гиппу 2-е при проходе юга Центрального острова (84 сп). По Лоосу 3-и в правом рукаве Мухавца и 1-а у развилки напротив разрыва кольцевой.
   Перечитал воспоминания защитников и высказываю своё мнение.
   Бойцы 84 сп вели огонь и нанесли урон живой силе десанта, но самих лодок не потопили. Одну лодку потопили бойцы двух групп (с южного и северного берегов правого рукава Мухавца) 44 сп в районе Бригитского моста. С северного берега под руководством ст.л-та Бытко В.И. Две лодки потопили танкисты Кудрявцева начиная с северной оконечности разрыва КК. Одну полузатопленную лодку бросили сами десантники у южной оконечности разрыва КК.
   "...После того как в водоподъемной плотине были уничтожены еще 2 лодки...- Ставлю под сомнение, хотя до недавнего времени считал правдоподобным.
   А этому вполне верится:
   Гельмут Гипп:
   "...2 вышеназванных [Подбитых] экипажа штурмовых лодок присоединились в районе северного моста к подразделениям I.R. 135 и сражались вместе с ними до 24.6.41 после того, как они 2 дня были окружены русскими. Этим нескольким солдатам в 2 РАЙОНАХ [ИЗОЛИРОВАННЫХ ДРУГ ОТ ДРУГА] цитадели ВОЗЛЕ СЕВЕРНОГО [Трёхарочного] моста удавалось отбить все нападения русских против них."
   
   Раз уже упомянут ст.л-т Бытко В.И., то нужно прояснить спорный эпизод с его выводом части полковой школы из крепости и возвращением на второй день в расположение полка. Читаем и извлекаем полезную информацию:
   Кренделев Александр Дмитриевич — кр-ц, ст. повар снабжения (хозвзвод) 2 сб 44 сп.:   
   ""Командование нашими ротами, оставшимися в Цитадели, принял на себя какой-то [Какой ?] старший лейтенант, фамилию которого я не помню. Хозвзвод вооружили винтовками и несколькими пулеметами. Вместе со стрелками [Строевыми 44 сп] нашего полка мы заняли оборону на северном [ПРАВОМ] берегу реки Мухавец, в том месте, где она огибает [Левый рукав не ОГИБАЕТ, а почти по прямой до Буга] центральную часть крепости. Нам поставили задачу: не дать фашистам перейти и пробраться в Цитадель. Два дня мы отбивали яростные атаки врага...".

   Плешков Александр Иванович, курсант 1-й роты полковой школы младшего начальствующего состава 44-го стрелкового полка:
   "В ночь на 22/VI-[19]41 г[ода я] стоял на посту на центральном острове, что в первый час я оказался где-то на холмистом берегу Мухавца, переплыв его. Там, на этом берегу был старший лейтенант, по приказанию которого и мы (под пулемётным или автоматным огнём, среди взрывов) переплыли. В книге Вашей я узнал о нём - [это был] ст[арший] лейтенант В.И.Бытко. Он в первые же минуты сумел часть бойцов вывести на наше место сбора через сев[ерные] ворота. Мне думается, не он ли это вернулся на противоположный берег Мухавца (видно, у сев[ерных] ворот в это время были немцы)? По фотографии мне кажется[, что это - именно] он. Он организовал быструю оборону, чтобы предотвратить окружение крепости с юга и севера. Причём я запомнил его энергичным, быстрым. Он чётко и уверенно отдавал команды о занятии обороны. Когда с юга появились на надувных лодках фашисты (я перед этим ему сообщил, что я станковый пулемётчик, а с собой у меня была винтовка, да 5 – 10 патронов в подсумке), мне был подброшен ручной пулемёт и два диска, уже набитых патронами (причём, и пулемёт, и патроны были мокрые). Подпустив ближе немцев, ст[арший] лейтенант скомандовал: «Огонь!». Фашисты были нами уничтожены, часть их повернула обратно, но из крепости кто-то вёл тоже огонь и добил их.
   По Вашему описанию, ст[арший] л[ейтенан]т Бытко сумел на второй день войны проскочить в крепость. Вся его, среднего роста фигура, внезапность появления, моментальность движения напомнили мне именно того ст[аршего] л[ейтенан]та, который сумел поставить нас в рамки боевого духа, дать отпор десантникам.
Интересен и тот факт, откуда появился пулемёт и мокрые патроны. Совсем недавно я узнал, что эти патроны в вещ[евом] мешке из нашего караульного помещения у Тереспольских ворот принёс Соколов Артемий Тимофеевич, он тоже переплывал Мухавец и на берегу был тяжело контужен, видимо, его это были патроны.
    Мы с Соколовым – односельчане, вместе служили в 1[-й] стр[елковой] роте 44[-го] стр[елкового] полка, жили в казарме у Сев[ерных] ворот."

   "Он в первые же минуты сумел часть бойцов вывести на наше место сбора через сев[ерные] ворота."- Плешков сначала ЦИТИРУЕТ "старшего брата" Смирнова С.С. А затем думает: Как же так, Бытко всё время был с нами, когда ж он успел вывести бойцов ?
   И чтобы не противоречить "старшему брату", выдаёт: "Мне думается, не он ли это вернулся на противоположный берег Мухавца (видно, у сев[ерных] ворот в это время были немцы) ?"
   И овцы целы и волки сыты...
   Ст. л-т В.И.Бытко ДА, ВЫВЕЛ КУРСАНТОВ: только суточный караул полковой школы и на северный берег правого рукава Мухавца.   
   Ст. л-т В.И.Бытко ДА, ПРИШЁЛ В РАСПОЛОЖЕНИЕ ПОЛКА НА ВТОРОЙ ДЕНЬ: только не из-за Главного вала, а с северного берега правого рукава Мухавца.
   "Благодаря" (в кавычках) Смирнову С.С., который отверг в своей книге хоть какие-нибудь упоминания о сопротивлении северо-западнее Центрального острова (Исключение сделал только для одного Шабловского и то, вероятно, из-за его трагической гибели), выпал целый пласт обороны северного берега правого рукава Мухавца. Ладно автор зол на 125-й, что тот сорвал ему "ГЕРОИЧЕСКОЕ СИДЕНИЕ" и в том числе в Западном редюите. Но причём здесь бойцы 44-го и 333-го стрелковых полков ?
   "Беломоин Дмитрий Капитонович (л-т, командир 6 ср 2 сб (помначштаба-2 по разведке) 333 сп), собрав 200-250 бойцов, ПРИНИМАЛ УЧАСТИЕ в БОЯХ в северо-западной части крепости на берегу Мухавца. Затем в цитадели, в подвалах 333-го полка. Позднее группа л-та вышла из крепости [Разведка есть разведка]."
   Фурсов Владимир Иванович, сержант, ком-р 1-го огн.расчёта 1-го огневого взвода, комсорг миномётной батареи 120-мм, 125 сп.:
  "В это же время (в 6 часов утра) мы заметили БОЛЬШОЙ отряд бойцов с винтовками, который ШЁЛ вдоль ПРАВОГО берега реки Мухавец. Кто-то сказал, что это бойцы 333 стрелкового полка."
   Все эти благополучные форсирования Мухавца (Бытко, Беломоина туда-сюда, неизвестного политрука из 125-го сп и др.) подразумевают пока ещё неизвестные нам точки прикрытия НАШИМИ БОЙЦАМИ и КОМАНДИРАМИ (Возможно из этих: ПКТ 120,126,152,153). По аналогии с переходами через Холмский на Южный и обратно на Центральный.

   Десант десантом, но НЕ ЭТО ГЛАВНОЕ. Интересует ОЧЕНЬ, ГДЕ НАХОДИЛАСЬ И ЧТО ПРЕДПРИНИМАЛА танковая группа капитана Кудрявцева ПРИМЕРНО с 6 часов до 12, когда переходила через мост у Пугачёво ? Даже ДОПУСТИВ 12 часов дня (полдень) прибытие в район Жабинки, у нас есть временная отсечка захода по Южному ПУСТЬ ДАЖЕ в 9 часов. При САМОМ МИНИМУМЕ у нас получается ЕЩЁ ТРИ (с 6 до 9 !) часа.
   Позволив нам одним глазом взглянуть на бой с десантом, НАМ НЕ ДОЗВОЛИЛИ ЗНАТЬ о ДРУГОМ БОЕ, БОЛЕЕ ЗНАЧИМОМ ?
   На схеме 2-1 для меня НЕУБЕДИТЕЛЕН план отхода на Южный городок после боя с десантом. Практически по бездорожью с вероятностью завязнуть в зыбкой почве, да и  танкистов доставали огнём ПТО со ВСЕХ ТРЁХ мостов. В сборнике литературный штамп про нехватку снарядов и патронов, но САМ капитан в своей схеме указал ПОТОМКАМ-СКЕПТИКАМ склад боепитания. Вроде послания правнукам "шевелить мозгами"...

   Ну а может ОНИ чем-нибудь помогут ?

   "7.00 ч. Офицер связи при штабе XII А.К. сообщает:
   2) Полковой командный пункт переносится на ВОСТОЧНЫЙ УГОЛ Южного острова, командный пункт A.R. 98 там же." 
   Перенос командных пунктов врага, как лакмусовая бумага на "чистоту" территории базирования. Южный зачистили, ни единой души "советов" нет. "УГОЛ Южного острова" это правее цифр 2 и 3 на схеме 6 ближе к "Гиппу" под крыло своих подразделений, так надёжней будет.
   И вдруг:
   "8.15 ч. на Южном острове ранен полковник Велькер, командир A.R.98."

   В большинстве случаев не бывает, чтобы вышестоящий командир был ранен или убит, а его подчинённые не пострадали. Тем более выбирают место под командный пункт, исключая дистанции пулемётного и винтовочного обстрела. Это не Западный остров, на котором НАМНОГО труднее выбрать такое место из-за зарослей кустарника. Вероятнее всего прилетело снарядом. (А уж каким...)

   "7.25 ч. Iа докладывает об обстановке начальнику штаба XII А.К.:
   "Южный остров - УЖЕ в ее руках.
   1)  Местная контратака танков МЕЖДУ городом и цитаделью была ОТКЛОНЕНА 14/I.R 130 (Ротой истребителей танков). I.R. 130 находится с передовыми подразделениями в 250 м перед железнодорожным мостом "Ковель".
   Начатая в южной части цитадели наводка подготовленного моста кончается НЕУДАЧЕЙ - так как мост СПОЛЗ и ОБРУШИЛСЯ. Первые ОБА моста Мухавца на востоке от речной развилки ТВЁРДО в руках дивизии; мосты Мухавца к югу и востоку от города ВЫГЛЯДЯТ ЦЕЛЫМИ [ПОКА], однако ЕЩЁ НЕ ЗАЩИЩЕНЫ. Железнодорожный мост ПРИКРЫТ НАДЁЖНО, так как здесь поставлено 8,8 см зенитное орудие."

   А здесь УЖЕ ГОРЯЧО.
   В 7.00 ч. переносится КП, а в 7.25 ч. "Южный остров - УЖЕ в ИХ руках". Получается 25 минут остров был в ЧУЖИХ РУКАХ. Идём далее.
   "Местная контратака танков МЕЖДУ [Разделяет город и цитадель ТОЛЬКО правый рукав Мухавца] городом и цитаделью была ОТКЛОНЕНА 14/I.R 130". (Ротой истребителей танков)
   Контратака танков МЕЖДУ городом и цитаделью там же, где была атака на десант (схема 6). ОТКЛОНЕНА [Без нанесения урона] 14/I.R 130" (Ротой истребителей танков) из-за большого расстояния или помех ландшафта местности. Когда жгут танки, то ОНИ об этом пишут. Ландшафт в нашем случае позволяет укрыться от огня с восточой стороны.
   Ну а далее идёт "разбор полётов". Танки "ОТКЛОНИЛИ", только тут НЕЗАДАЧА - СЛУЧИЛАСЬ НЕУДАЧА: мост САМ СПОЛЗ и ОБРУШИЛСЯ. Далее начальнику штаба клянутся: "Первые ОБА моста Мухавца на востоке от речной развилки ТВЁРДО в руках дивизии" НЕ СМОТРЯ НИ НА ЧТО. "Вулька" и "Ковель" "ВЫГЛЯДЯТ ЦЕЛЫМИ, однако ЕЩЁ НЕ ЗАЩИЩЕНЫ" [ПТО]. "Холм" "ПРИКРЫТ НАДЁЖНО" [Потому что 8,8 см может и по танкам].
   Несколько ранее:
   "На железнодорожном мосту и в районе запланированного южного моста (южная оконечность Южного острова) около 6.00 ч. начинается паромная переправа. На вышеупомянутом месте не удается произвести подготовленное закрепление проволочного троса (проволочный трос ПОРВАЛСЯ)."
   Оказывается "НЕУДАЧА" (уже с тросом) происходила и тогда, когда батальон капитана Кудрявцева вёл огонь по лодкам...

   Примерно половину потерянного времени (из 3-х часов) МОЖЕТ БЫТЬ мы для Кудрявцева отыграли. Остальное ушло на ПОДДЕРЖКУ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ С АРТПОЛИГОНА, следовавших в крепость ?
                      ВПОЛНЕ ВОЗМОЖНО

   От НАШИХ только КОСВЕННО:

   Исполатов Николай Михайлович (кр-ц 1св, 1ср, 1сб 44-го сп., 27 июня попал в плен ):
   "...Затем в крепость под ПРИКРЫТИЕМ ТАНКОВ ворвались фашисты — автоматчики...

Бой продолжался. Положение значительно ухудшилось,
когда на дороге‚ проходящей вдоль левого берега Муховца [Левого рукава] ПОКАЗАЛИСЬ вражеские танки..."
   В целом ЭТО воспоминание ДОСТОВЕРНОЕ (На нём остановлюсь поподробнее в следующей части. Про автоматчиков - в заключительной).
   Здесь же Исполатов мог ВИДЕТЬ (схема 6) от рва кавальера КАКИЕ-ТО танки, но не РАЗЛИЧИТЬ их на таком расстоянии. Он и пишет "ПОКАЗАЛИСЬ". На самом же деле вероятней всего БЫЛ СЛЫШЕН ШУМ ТАНКОВЫХ МОТОРОВ, а чьих, трудно определить не танкисту.   

   Николай КЮНГ, заместитель политрука полковой школы 84 сп:
   "По шоссе Варшава — Минск колоннами двигались ВРАЖЕСКИЕ ТАНКИ, АВТОМАШИНЫ. В первый день мы ПРИНЯЛИ ЭТИ ТАНКИ за СВОИ, потому что на них развевались красные флажки. И... потеряли часть своих товарищей, выскочивших из укрытий навстречу им."
   "В первый день мы ПРИНЯЛИ ЭТИ ТАНКИ за СВОИ". Потому, что в ЭТОТ ДЕНЬ БЫЛИ И СВОИ ? Про флажки принимается довод. А направление движения колонны (С запада на восток) ВЕДЬ НЕ СМУТИЛО. Пишет же "По шоссе Варшава — Минск колоннами двигались ВРАЖЕСКИЕ ТАНКИ, АВТОМАШИНЫ." Уточняет "ВРАЖЕСКИЕ" (С запада на восток). Так причём здесь "красные флажки" ? Получается в первый день ТАК двигались и НАШИ ТАНКИ мимо защищавшихся (С запада на восток) от перекрёстка у Южных ворот до восточной оконечности острова.

   "Старший лейтенант Потапов НАДЕЯЛСЯ, что танкисты ЕЩЁ ПРОДОЛЖАЮТ ДРАТЬСЯ в этом городке (Южном военном)..."
   НАДЕЖДУ мог вселить и кто-то из ВИДЕВШИХ [и ВОШЕДШИХ в крепость] НАШИ ТАНКИ у Южного острова.

Оффлайн BIG ben

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 102
    • Просмотр профиля
    • Email
                                                   5. ГУЛЯЙ-ПОЛЕ

                "В поле кто служит, о доме не тужит: где стал, тут и стан."

   Южнее Волынского на начало войны сложилась УНИКАЛЬНАЯ в своём роде обстановка. В пределах 8-10 км от крепости находилось ДОСТАТОЧНОЕ КОЛИЧЕСТВО РАЗЛИЧНЫХ подразделений наших войск, которое при должной организации МОГЛО ИЗМЕНИТЬ незавидную УЧАСТЬ Брестской крепости. 
   22 июня на Брестском артиллерийском полигоне 4А планировалось проведение показного учения подразделений и корпусной артиллерии 28-го стрелкового корпуса совместно с танками 22-й танковой дивизии. Учение должен был проводить командующий 4-й армией генерал-майор Александр Андреевич Коробков. Перед учением намечалось показать командному составу боевую технику (танки Т-26, Т-38, бронеавтомобили, артиллерию, минометы, стрелковое оружие, средства связи). Подготовку показа техники осуществлял командир 22-й танковой дивизии. После учения были намечены показные учебные стрельбы из новых видов вооружения.
    Коробков А.А., генерал-майор, командующий 4-й армией:
   "Стрелковые и артиллерийские подразделения, участвующие в учениях, будут ночевать на полигоне в палатках. По-прежнему от каждого стрелкового полка по одному-два батальона работают в пограничной зоне. Ночуют всю неделю в землянках и палатках."   
   2-й сб 84 сп был одним из таких батальонов, работавших на спецработах в УР, НО СУББОТА, святое дело:
   Аббас Жуматов (встретил войну в Южном городке [Вернее в Ковалёво]):
   " 21-го была суббота. Как ПОЛАГАЕТСЯ (по субботам), сходили в баню."
   Банно - прачечный день в Южном городке (с развитой инфраструктурой БПК) был и для бойцов 84 сп.
   На артполигоне находились: 1-й стрелковый батальон и полковая школа 84 стрелкового полка 6-й стрелковой дивизии, усиленные артиллерийским взводом полковой батареи и миномётной батареей. Один дивизион и полковая школа 17 ГАП. Подразделения 459-го стрелкового и 472-го артиллерийского полков 42-й стрелковой дивизии. 455-й корпусной артиллерийский полк. 37-й отдельный батальон связи (без взвода). Полковая школа 333-го сп. Отделение сержанта Грошева со старшиной Косенковым из 75 ОРБ. Сапёрная рота (без взвода) 125 сп. 5–я и 6–я батареи 2–го дивизиона 131–го артполка. 95-й медсанбат (без дежурного подразделения на Южном острове).
   На стрелковом полигоне (стрельбище) восточнее форта №5: Учебная рота снайперов (командир л-т Беликов В.П.), три пульроты 44 сп (без подразделений, оставленных для наряда в крепости).
   В форту №5: 3-й сб 44 сп (командир батальона капитан Воробьёв Яков Семенович).
   В Южном городке: части 22-й танковой дивизии (в том числе: всего 270 единиц бронетехники, мотострелковый полк, разведбатальон), 2-я и 3-я батареи 393 ОЗАД, 2-й сб 84 сп.
   На стрелковом полигоне Южного городка дивизионный сбор пулемётчиков 6-ой сд [9 пульрот из 84-го, 125-го, 333-го сп (без подразделений, оставленных для наряда в крепости)]. Командовал сборами майор Семен Капитонович Дородных (командир 84-го сп).
   2-я рота [18-й ОПАБ (13-й УО)(узел обороны) 62-го Брестского УРа] лейтенанта И.М. Борисова дислоцировалась южнее Брестской крепости в районе деревень Бернады, Гершоны, Митьки и Вулька в недостроенных дотах.
   В форту Ковалёво располагался 204-й ГАП.
   Как видим, внушительная сила при ВРАЗУМИТЕЛЬНОМ ОБЬЕДИНЁННОМ КОМАНДОВАНИИ.
   На показные учения на артполигоне планировалось прибытие ВЫСШЕГО командования , поэтому отбирались ЛУЧШИЕ из ЛУЧШИХ. ЛУЧШИЕ стрелки, сапёры, разведчики, артиллеристы и т.д.
   Есть резон привести источники для НАИБОЛЕЕ спорных моментов:

   Буденков М.И., 6 ср 84 сп:
   "...Лучших стрелков с 1 марта 1941 г. зачислили в учебную РОТУ СНАЙПЕРОВ, которой командовал л-т Беликов В.П. Занимались много, тщательно отрабатывали все вопросы снайперского дела. За три месяца учебы получили хорошую и разностороннюю подготовку, метко стреляли... Сборы снайперов проходили на стрельбище южнее крепости. Там и застала война: "...На двоих была одна снайперская винтовка, а вторую-СВТ брали из горящих СКЛАДОВ..." [Склады боепитания получается БЫЛИ на стрельбище].
   Повалюхин А.Ф., мл. л-т, помощник заместителя командира батальона по снабжению 333 сп:
   "Был объявлен приказ, обязывающий личный командный состав полка быть на арт[иллерийском] полигоне 22 июня, на учебных стрельбах из нового вида оружия – пятиствольного миномёта.
    В это время в крепости был один, 2-ой батальон и части мелких подразделений; два остальных батальона находились в укреплённом районе, ПОЛКОВАЯ ШКОЛА – на учебных стрельбах на арт[иллерийском] полигоне, ПУЛЕМЁТНАЯ РОТА была в Южном городке."
   Зайцев В.П., к-ц, 37-го ОБС (отдельного батальона связи):
   "Потом меня перевели в отдельный батальон связи (37 обс), тоже здесь, в Брестской крепости находился, где служил я во взводе со связными собаками и собаковожатыми. А потом у нас остался один взвод для охраны казарм, а наш БАТАЛЬОН переехал в лагеря (4 км от Брестской крепости и города Брест), где мы и принимали первое участие в войне с немцами."
   СЕМЕНЮК РОДИОН КСЕНОФОНТОВИЧ, младший сержант, заведующий складом боепитания 393-го Отдельного зенитного артиллерийского дивизиона:
   "В нашем дивизионе находилось 12 орудий 76-мм и один четырехствольный зенитный пулемет. С 20 на 21 июня 1941 года 2-я и 3-я БАТАРЕИ уехали на тактические занятия, а наша 1-я батарея осталась в карауле."   

  "План проведения двустороннего показательного учения с войсками для начальствующего состава Брестского гарнизона на 22.06.41г.:
   Для южной стороны: оборона усиленной стрелковой роты на переднем крае (с.р. сформировать из полковой школы 84 сп + взвод 82 мм минометов + взвод 76 мм).
   Для северной стороны: наступление усиленным стрелковым батальоном ((1-й бат. 84 сп в полном составе + взвод 120 мм минометов + взвод 76 мм) + (2-й дивизион 131 лап в полном составе).
   Обеспечить холостыми патронами, выстрелами, взрывпакетами."
   Выбор пал на 84-й сп не случайно.
   "Осенью 1940 года прошла серия войсковых учений. Одно из них - по теме "Наступление стрелкового полка" - проводилось в районе Бреста под руководством Наркома обороны Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко.  6-7 сентября 1940 года Народный комиссар обороны, проверив ход тактических занятий в 6-й Орловской стрелковой дивизии Брестского гарнизона, дал положительную оценку действиям обороны бойцов 1-го батальона 84-го стрелкового полка, которым командовал капитан Петр Сильвестрович Ольшевский. Командир 6-й стрелковой дивизии полковник Михаил Антонович Папсуй-Шапко получил от Наркома ценный подарок за действия своих подчинённых."
   Как всегда и везде комполка и комбат в таких случаях НЕ ПРИ ДЕЛАХ...
   А что там с оружием и боеприпасами ? Не у всех, но у некоторых всего было в достатке. В частности у 84-го сп.
   Сандалов Л.М., полковник, начальник штаба 4-й армии:
   "С мая все стрелковые полки дивизий первого эшелона стали выделять по одному дежурному батальону. Этот батальон в течение одной-двух недель неотлучно находился на отведенном полку рубеже в ПОЛНОМ БОЕВОМ СОСТАВЕ, с ОРУЖИЕМ, с БОЕПРИПАСАМИ и занимался дальнейшим усовершенствованием оборонительных позиций" [Так называемые спецработы. В ЭТОТ список попадает и 2-ой сб 84 сп].   
   Кириллов Александр, замполит 1-ой ср 1-го сб 84-го сп:
   "Из предрассветной мглы выскочила двуколка и поравнялась со мной. В ней ехал боец Богдашкин. Он вёз ящики с боеприпасами: на воскресенье были назначены учебные стрельбы" [На артполигоне].
   Надо полагать, что это был НЕ ЕДИНСТВЕННЫЙ рейс. Досталось и 1-му сб 84-го сп, а вот Кюнгу Н.Ф. "НЕ ХВАТИЛО"... Пульротам привёз Шиканов С.С., лейтенант, командир 3-й пулеметной роты 3 сб 125 сп.
   А как с боеготовностью, застали опять врасплох, спросят скептики ? Да нет, бдили:
   Николай КЮНГ, заместитель политрука полковой школы:
   "Мы спали, завернувшись в плащ-палатки и шинели."
Да и САМ КЛАССИК об этом же:
   Смирнов С.С.:
   "Неподалеку от Южного городка стояли в лесном лагере части 6-й стрелковой дивизии, еще в мае переселившиеся сюда из крепости. В субботу у них происходили учения, которые должны были возобновиться с рассветом в воскресенье. Несколько рот имитировали наступающего противника, и при этом предполагалась артиллерийская стрельба учебными снарядами. Другие подразделения (Полковая школа 84 сп) выполняли задачу на оборону и ЕЩЁ НОЧЬЮ ЗАНЯЛИ заранее подготовленные ОКОПЫ. Артиллерийская подготовка началась почему-то раньше, чем предполагалась, и после первых взрывов, раздавшихся неподалеку, роты приготовились отражать атаку условного противника. И вдруг прямо на линии окопов встали черные столбы снарядных разрывов, и тут же упали убитые, закричали и застонали раненые. Только тогда люди поняли, что это вовсе не та учебная стрельба, какую они ожидали, и что противник будет не условный, а вполне безусловный."   
   НЕ СПАЛОСЬ только одному командиру сапёрной роты.
   СИВАКОВ ПАВЕЛ ЕГОРОВИЧ, младший лейтенант, командир саперной роты 125-го стрелкового полка:
   "Незадолго до войны некоторые подразделения нашего полка выехали в лагеря, располагавшиеся примерно в 5—6 километрах от крепости, южнее Бреста, недалеко от железной дороги Брест — Ковель. В числе их было и подразделение, которым командовал я. В ночь с 21 на 22 июня 1941 года я был ответственным дежурным по лагерю.
   Так как на 22 июня намечались полевые занятия командного состава, я, пользуясь НОЧНОЙ ТИШИНОЙ, ЗАКАНЧИВАЛ ПОДГОТОВКУ к ним..."   
   А кто НЕ СПИТ и БДИТ, тот , как правило, самый БОЕСПОСОБНЫЙ. Так и получилось...



                  схема 7

   На схеме 7 примерный район контроля территории нашими частями на 7.00 ч. 22-го

                 И ОТДЕЛЬНОЕ СПАСИБО РОСТИСЛАВУ ЗА их АРХИВЫ !

   Теперь можно "бороться" со СКЕПТИКАМИ любого ранга их же "оружием":

   "Суточное донесение командира 45 I.D. генерал–майора Фрица Шлипера в штаб XII А.К. от 22.06.1941:
   6) а) ИЗОЛЯЦИЮ ядра цитадели и Северного острова по линии ВОСТОЧНАЯ окраина Западного острова - СЕВЕРНАЯ окраина Южного острова - железнодорожные линии к северу от Цитадели - северный вал Северного острова. Обеспечение достигнутой на восток линии."
     
   ИЗОЛЯЦИИ Южного как и Западного островов НИКОГДА НЕ БЫЛО (тем более 22-го) !
   [Только ЧАСТИЧНАЯ ИЗОЛЯЦИЯ ВОСТОЧНОЙ окраины Западного острова и СЕВЕРНОЙ окраины Южного острова ]
   Была ТОЛЬКО ПОЛНАЯ ИЗОЛЯЦИЯ Северного и Центрального островов.

   ТАК ЧТО ГУЛЯЙ, ПОЛЕ !........................................   

Оффлайн BIG ben

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 102
    • Просмотр профиля
    • Email
                                 6.   БЛАЖИТИ БОРОНЮ

                  "Для смелого солдата и рукавица — граната"

   Самое ценное из рассекреченного недавно, что попалось на глаза:




   Исполатов Николай Михайлович (кр-ц 1 св, 1 ср, 1 сб 44-го сп., 27 июня попал в плен ):
   "

21 июня 1941 года наш 1—й стрелковый взвод под
 командованием л—та Янченко (Янченко Степан Дмитриевич — л-т, ком-р пульвзвода), прибывшего в часть за
несколько месяцев до начала войны, заступил в ГАРНИЗОННЫЙ караул по охране ВОЕННЫХ СКЛАДОВ, которые
находились на ЛЕВОМ [Южный остров] берегу реки Муховца‚ напротив
центральных красных казарм. Я заступил на пост при
мерно без 15— 20 минут 4 часа утра... По приходу командир

а [Разводящий командир отделения сержант Максимов (Максимов Лев Иванович — с-т, ком-р минометного отделения 1 ср 1 сб.)] мы заняли оборону в канаве [Во рве кавальера (см. его схему), не опасаясь за тыл, свой правый фланг можно было защищать частично с фронта] фронтом к реке
Муховцу. ВСКОРЕ к нам ПРИСОЕДИНИЛОСЬ ещё НЕСКОЛЬКО
бойцов из ДРУГИХ подразделений. Общее руководство

 обороной участка возглавил отделенный командир
сержант Максимов. Артиллерийская подготовка про
должалась минут 15...

Наша задача была уничтожить автоматчиков на мосту
 через Муховец, не допустить их на другой, т.е.

на наш берег. В этом неравном бою мы потеряли двух
бойцов. Не хватало патронов. С большими трудностями
доставали их из—под развалин СКЛАДА, частью уже к
этому времени начавшего гореть. Участвуя в одной
 из таких операций, я был ранен в левую руку выше
 локтя осколками мины. Рану наскоро перевязали...


    ...Мы отступили вглубь крепости [На Центральный остров]. Штаб
44 с.п. был весь в огне. С боями добрались мы до
 одного из подвальных помещений в Северо-Запад
ной части (Северный остров) крепости. В подвале было уже несколько
 раненых бойцов и мирных советских граждан с укрепрайона. Случайно встретился здесь с л-том П
исаревым [Не путать с Писаревым  Феодосием Афанасьевичем — л-том, ком-ром пульвзвода 6 ср 2 сб], командиром пулеметного взвода нашей (1 ср, 1 сб)
роты. 0н был тяжело ранен при отражении вражеских танков...Принимал участие в ЭВАКУАЦИИ военных СКЛАДОВ. Помню, как едва успели мы разгрузить
 на автомашину часть ОДНОГО склада‚ как появилась
большая группа немецких автоматчиков. 3авязался
бой. Автомашина рванулась по направлению Север
ных ворот крепости и, кажется благополучно про
скочила недалеко от фашистов. В этом бою погиб
командир отделения сержант Максимов...Уйдя в развалины, мы провели там ночь, выставив посты и
выкатив 2 станковых пулемета "Максима". Нас
 было человек 10. Большинство из разных подраз
делений. Из нашего 44 стрелкового полка
 был рядовой пехотинец узбек Башаров. 2 или 3 связи
ста были из 84 стрелкового полка. Один из них
 был младшим сержантом. Других товарищей я не
помню. Но все они были из разных полков Брест
ской крепости...
   ...24 июня утром через бойца—
связиста до нас дошёл приказ /номер не помню/‚
в котором говорилось‚ что каждый солдат и командир должен до конца выполнить свой долг перед
 Родиной. Вечером того же дня нас три человека
 /Я и два пехотинца/ отправились за боеприпасами.
При взрыве склада я был тяжело ранен в обе ноги
и контужен в голову. Потеряв сознание, я пролежал
 под развалинами склада 2 или 3 дня и пришёл в
себя только 26 или 27 июня вечером, находясь за
колючей проволокой на другом берегу Буга."
   
   Впервые без передёргиваний журналистов ценная и правдивая В ЦЕЛОМ информация.

   1) "ГАРНИЗОННЫЙ караул по охране ВОЕННЫХ СКЛАДОВ" и "С большими трудностями
доставали их из—под развалин СКЛАДА, частью уже к
этому времени НАЧАВШЕГО ГОРЕТЬ."

   Склады, которые мы так рьяно в спорах искали, оказались у нас под носом. Приятно сознавать, что интуиция меня не подвела в месте нахождения и даже повреждения склада:
   
 
Цитировать
BIG ben   « Ответ #706 : 26 Ноябрь 2018, 11:59 »:
   "Сама оружейная мастерская по своему предназначению предполагает наличие рядом склада боепитания (прикосновенного). "МАСТЕРСКАЯ оказалась разбитой" артналётом "Арко", вероятно был взорван и ближайший склад (возможно в горже кавальера)."

   2) "...Мы заняли оборону в канаве [Во рве кавальера (см. его схему)]... ВСКОРЕ к нам ПРИСОЕДИНИЛОСЬ ещё НЕСКОЛЬКО бойцов из ДРУГИХ подразделений...
   Наша задача была уничтожить автоматчиков на мосту через Муховец, не допустить их на другой, т.е.
на наш берег..."

   Здесь тоже с интуицией в порядке, правда не угадал с составом нашей группы (написал, что это могли быть пограничники). Хотя как знать, ведь Исполатов пишет: "ВСКОРЕ к нам ПРИСОЕДИНИЛОСЬ ещё НЕСКОЛЬКО
бойцов из ДРУГИХ подразделений."

   
Цитировать
BIG ben   « Ответ #707 : 26 Ноябрь 2018, 12:02 »:
   "...ТО как могли БЛАГОПОЛУЧНО переправиться через Мухавец 25 раз ((!) и ТОЛЬКО из того, что ИЗВЕСТНО) (туда и обратно) наши бойцы и гражданские ?..Получается поста австрийцев у моста в то время УЖЕ не было..."
   Благодаря этой группе и состоялась добрая половина из 25 благополучных переходов. В том числе и сапёрной роты 125 сп, ведь Сиваков П.Е. честно НЕ НАПИСАЛ про бой у Холмских ворот. Позиция у кавальера очень стратегически выгодная и за неё приходилось неоднократно драться с переменным успехом. Когда там были наши, то возвращались благополучно обратно с Южного бойцы 84 сп и подразделения с артполигона.

   Здесь прервусь и по порядку представлю другую группу, которая пришла на замену группе сержанта Максимова Л.И.:

   АЛЕКСЕЕВ Денис Алексеевич, младший сержант, командир отделения 5-ой стрелковой роты 2-го стрелкового батальона 84-го стрелкового полка:
   "...И по его (Фомина) приказанию я работал командиром взвода. Первые дни, 22 и 23 июня, МЫ ДЕРЖАЛИ ОБОРОНУ около ВОЕННОГО ГОСПИТАЛЯ и ПОЛКОВОЙ ШКОЛЫ, НЕ ДАВАЛИ немцам ПРОРВАТЬСЯ через МОСТ в центр крепости, но ЗДЕСЬ [У кавальера рядом с Холмским мостом] не выдержали большого натиска. Нам пришлось отступить в сторону Бреста [На север к Холмским воротам]. Здесь нас собралось больше. Были и другие командиры. Но я их не знал, потому что они для меня были все новые."

   Хочу представить список этой группы (неполный):

Алексеев Денис Алексеевич — мл. с-т, ком-р отд-я 5 ср 2 сб 84 сп.- был на охране обьекта.
Бабаларян Ашот Самсонович — мл. с-т, ком-р отд-я 5 ср 2 сб 84 сп.- Погиб 22.06.1941. в БК.
Байгазиев Кадыр – кр-ц 5 ср 2 сб 84 сп.- Пропал б/в.
Дусуранов Юсуп Мурзакулович – кр-ц, 5 ср 2 сб 84 сп.- Дата пленения 22.06.1941, Брест.
Карпенко Василий Антонович – кр-ц 5 ср 2 сб 84 сп.- Пропал б/в.
Кулага Иван Ефимович – кр-ц припис. состава 5 ср 2 сб 84 сп- Дата пленения 15.07(?).1941, Кричев.
Мартиросян Тангин В. — кр-ц 5 ср 2 сб.- Погиб в БК.
Месропян Айказ Магакиевич — 5 ср 2 сб 84 сп.- Погиб в БК.
Нуриджанян Сос Вениаминович — с-т, помкомвзвода, 5 ср 2 сб.- Сражался у Холмских ворот. Попал в плен.   

   Костяк группы взвод 5 ср 2 сб, оставленный в крепости на хоз. работы (обустройство штаба, наведение порядка в батальонных казармах и присмотр за конюшней).

   Продолжаем с Исполатовым.
   
   3) "Мы отступили вглубь крепости [На Центральный остров]... С боями добрались мы до
 одного из подвальных помещений в Северо-Запад
ной части (Северный остров) крепости."

   Группа проходит почти тот же путь, что и сапёры 125-го, пограничники с Западного, Писарев с курсантами и др. Проходят ВСЕ ТЕ, кто ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ВОЮЕТ, а не ЯЗЫКОМ ТРЕПЛЕТ (про ЖЕСТОЧАЙШИЙ обстрел и пр.).

   4) "Принимал участие в ЭВАКУАЦИИ военных СКЛАДОВ. Помню, как едва успели мы разгрузить
 на автомашину часть ОДНОГО склада... Автомашина рванулась по направлению Север
ных ворот крепости и, кажется благополучно про
скочила недалеко от фашистов..."

   Да, мы уже знаем про это. Через путепровод ушла по Каменецкому шоссе в район Чернавчиц к Осташенко. Но что разгружали НЕ ОДИН СКЛАД на машины, это Откровение ! Ну конечно же, у Арнрайтера в дневнике есть про попытки выезда машины через Северные ворота даже 23-го.
    Ай, да Шмелёв Федор Иванович !
   "[Возможно добрался Шмелёв Федор Иванович — техник-интендант 2 ранга, нач. службы боепитания 125 сп. Жил в Бресте в одной квартире с С.Шикановым. Утром 22 июня направился в БК (восп. С.С.Шиканова) (эвакуация боепитания прямая обязанность начальника службы)]."- Цитирую себя.
   Какой строевой командир будет вывозить боеприпасы из крепости при их острой нехватке (по версии Смирнова С.С.) ? И немного лирики. Всё в этой жизни, как в двух соединённых сосудах. В одном убыло, в другом прибыло. И не факт, что КАТЕГОРИИ оставшихся в крепости бойцов после УХОДА 125-го сп., боеприпасы пригодились бы [С выходом почти всего ОПАЛЬНОГО полка, ГЕРОИЗМ оставшихся вырос, но почему-то потери противника при этом ЗАМЕТНО уменьшились, хотя тактику боя он не менял до ночи]. А вот ОРГАНИЗОВАННЫМ и МОТИВИРОВАННЫМ бойцам под РУКОВОДСТВОМ НАСТОЯЩИХ командиров, ДА...:
   
   Федор Афанасьевич Осташенко — полковник, заместитель командира 6-й сд по строевой части:
   "Около 10 утра к нам прибыли два орудия на мехтяге из корпусного артполка [Из Северного городка] и автомашина 125-го стрелкового полка с винтовочными патронами и гранатами. ЭТО ПОДКРЕПЛЕНИЕ БЫЛО ОСОБЕННО ДОРОГО"   

   5) "24 июня утром через бойца—
связиста до нас дошёл приказ /номер не помню/‚
в котором говорилось‚ что каждый солдат и командир должен до конца выполнить свой долг перед
 Родиной."

   Ну вот и ЛЕГЕНДАРНЫЙ ПРИКАЗ №1 своими словами бойца. Хоть куда-то и когда-то дошёл...

   В свете открывшихся новых документов кардинально поменял своё мнение о Пискареве Михаиле Егоровиче — лейтенанте, замначальника полковой школы 84 сп. Долго размышлял над тем, почему воспоминания Сивакова, Кюнга, Ландышева, стоявшие ОСОБНЯКОМ от остальных и никоим разом не вписывающиеся в рамки "СМИРНОВСКОЙ ОБОРОНЫ", были включены в ГО. Теперь всё срастается. Обьединяет их всех ПРИКАЗ ! Да-да, не удивляйтесь. Критерием отбора составителей сборника (в редколлегии часть которых была кадровыми военными) тех или иных фактов, вызывающих сомнение, являлось элементарное СОБЛЮДЕНИЕ ДИСЦИПЛИНАРНОГО УСТАВА. На всё про всё нужен был его величество ПРИКАЗ. Это нам в наше время легко рассуждать кое о чём, а тогда, чтобы не подвергнуться различным гонениям, нужно было писать и говорить обязательно о приказе. Ландышеву от Лапшина, Сивакову от дежурного по полку, Кюнгу от начальника полковой школы. Все они понимали, что ПРИКАЗ обязательно нужен и, вероятно, придумали сами. По - честному я ни в один из них не верю.
   Что Пискарев ? Он то по всем меркам должен был быть включён со своими воспоминаниями в сборник. А о нём  в ГО коротенькое и то в предисловии к обороне Волынского
укрепления:
   "Если основную часть укрепления гитлеровцы заняли к исходу третьего дня войны, то на внешних валах и у Южных ворот несколько групп держалось значительно дольше. В течение 6 дней оборонялась группа помощника начальника полковой школы 84-го стрелкового полка лейтенанта М. Е. Пискарева."
   На ГЕРОИЧЕСКУЮ тянет, а на ОБОРОНУ нет. "Почему ?", спросите вы. Да потому, что ЕМУ ПРИКАЗА НИКТО НЕ ДАВАЛ, а он сам не выдумал... Ещё вернёмся.

   Одно из последних, если совсем уже не последнее интервью Кюнга Н.Ф. из начала 90-х (Выдержки):
   
                 "Жизнь и судьба Николая Кюнга"
    "...16 июня в крепость приехал писатель Новиков-Прибой, рассказывал о русско-японской войне 1904 года. И всё повторял: готовьтесь.
    А 21-го, в субботу, Кюнг пошел с женой в сельпо, ан, глядь – замок. Продавщица говорит: полки пусты, все товары спешно раскупили жители. Завтра, мол, война! И Николай сразу же поверил этому глубинному, необъяснимому народному предчувствию близкой беды. Доложил об этом старшему политруку (Кислицкий Л. Е. — ст. политрук, замполит полковой школы 84 сп.), а тот в ответ: «Молчи, дурак! Под расстрел захотел? Панику сеешь? Пойдем-ка завтра с женами в драмтеатр, тут на гастроли труппа из Ленинграда приехала, у меня билеты для вас есть. Потом посидим, водки выпьем».
    Сходили в театр с женами…
    А перед этим, утром в субботу 21-го, школу отправили «в поле» на учения. Окопы рыли спиной к границе, готовились отражать учебное наступление с востока, со стороны Минска. У всех – только холостые патроны да взрывпакеты...
   «Тут снарядом шарахнуло, ранило несколько полусонных курсантов, мне руку левую осколками посекло.
   Командир школы Ширяев (Ширяев Федор Степанович — ст. л-т, нач. полковой школы 84 сп.) командует: «Кюнг, бери отделение и бегом в школу!» Добежали кое-как под огнем, школа пуста, все на учениях. На земляных валах человек 20-30 залегли с пулеметами, уже первую атаку немцев отбили. Я с отделением к ним присоединился. Немцы волнами наступают: то артобстрел, то живую силу бросают. У нас поминутно – то раненый, то убитый.
   Старшина Левченков раздал хлеб, сухую колбасу, вскипятил воду вместо чая. Чуть севернее немцы бились за цитадель, но никто в школе ведать не ведал, как там наши. Южнее, по Ковельскому шоссе, шла немецкая техника на восток.
   Старшина Левченков с помощниками хоронил убитых, потом и старшину убили. «Все мы думали только о том, как в живых остаться и пробиться к своим войскам. Красивых слов, вроде - «Ни шагу назад!» - не было.
   25-го вечером посчитали – почти нет патронов. Пулеметы «Максим» без воды не стреляют, а к каналу не подойти – сразу убивают. И ночью мы стали пробиваться к шоссе, чтоб уйти к своим. Бросили раненых, а как не бросить? Уходи, пока жив. Бежим сломя голову, я гляжу – деревня Волынка, где моя жена квартировала, вся в пожарах. Но я в тот момент даже не подумал о жене, как она там, цела ли. Я вообще напрочь забыл, что женат и у меня двое детей. Я, наверное, даже имя свое тогда забыл».
    В темноте натыкались на вражеские подразделения, немцы были веселые и довольные. Хохотали, завидев красноармейцев. «Им не до нас, и нам не до них, разошлись с миром – и слава Богу. Бога часто поминали», - говорил мне ветеран.
    В деревнях курсантов и командиров наскоро кормили, переодевали в сельскую одежду. Многие бросали оружие, прятались в сараях.
    Кто к нашим без оружия и документов пришел или в гражданской одежде – сразу в штрафбат. Или: все при нем, только солдат номер своего полка не помнит. Тоже – в штрафбат!»
    Кюнг явился к начальству в форме, с автоматом, командирской книжкой и партбилетом (его 20 июня в партию приняли). Ему: «Командир, значит? Иди на площадь, формируй батальон, кухню походную тебе сейчас пришлем». Так Николай Федорович на несколько часов стал комбатом: собрал в кучу 450 человек, расставил сержантов, накормил людей. А утром «комбат» проснулся – никого нет! Все ночью по лесам разбежались.
     В ноябре 41-го, выходя из окружения под Киевом, Кюнг был ранен, и ТОВАРИЩИ ЕГО БРОСИЛИ – как когда-то ОН САМ БРОСИЛ раненых в Бресте..."
      (Александр Аннин. "Союзное государство") 

 

Оффлайн BIG ben

  • Постоянный посетитель
  • Сообщений: 102
    • Просмотр профиля
    • Email
   Начнём по порядку. 
   1) "Приехал писатель Новиков-Прибой, рассказывал о русско-японской войне 1904 года. И всё повторял: ГОТОВЬТЕСЬ."

   Зачитывался в своё время "Цусимой". За 116 лет НИЧЕГО НЕ ИЗМЕНИЛОСЬ. Также ПРЕДУПРЕЖДАЮТ ОРАКУЛЫ, но их никто не слушает. По-прежнему "Крепка броня и (танки, тьфу, ты) теперь РАКЕТЫ НАШИ БЫСТРЫ". И ИСТОРИЯ ничему НЕ УЧИТ...   

   2) "А тот в ответ: «Молчи, дурак! Под расстрел захотел? ПАНИКУ СЕЕШЬ?"

   Здесь рушится один из смирновских стереотипов, что предупреждавшие о начале войны действуют как то ИНАЧЕ во время её. Оба антипода разговора о войне ВМЕСТЕ СПЕШАТ
   "УКРЫТЬСЯ за КИРПИЧНОЙ стеной Цитадели". Но кромешный АД, царивший В КРЕПОСТИ, останавливает их У её СТЕН. А НЕ "Жестокий артиллерийский огонь ПРЕГРАДИЛ ТУДА путь."

   3) "Окопы рыли СПИНОЙ К ГРАНИЦЕ, ГОТОВИЛИ[СЬ] отражать учебное НАСТУПЛЕНИЕ С ВОСТОКА, СО СТОРОНЫ МИНСКА.

    Как говорится БЕЗ ПРОПАГАНДЫ И КОММЕНТАРИЕВ...

    4) "На земляных валах человек 20-30 залегли с ПУЛЕМЁТАМИ, УЖЕ первую АТАКУ немцев ОТБИЛИ."

   Ну наконец-то АРХИВНОЕ ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ подтверждение ОТ ОЧЕВИДЦА тех событий. Опять радует, что И ТУТ моя интуиция меня не подвела:

 
Цитировать
BIG ben   « Ответ #654 : 16 Октябрь 2018, 09:06 »:   
   "Без существования СТОРОННЕЙ группы поддержки первая [Кислицкого Л.Е.]  [Всего-то два десятка человек да и безоружных до 9-10 часов утра] не смогла бы обороняться два дня у Главного вала, а вторая [Сивакова П.Е.]  без особых ПОТЕРЬ прорваться через Южные ворота."

    СПАСИБО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ DimDimich и igorg25 за ФОТОДОКУМЕНТАЛЬНОЕ и АРХЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПОДТВЕРЖДЕНИЕ !
   Пусть хоть ДВА человека поверило в мои "бредни", и этого УЖЕ достаточно.
   Единственно хочу попросить ребят на аэрофотоснимке ДОСТОЙНОГО разрешения УКАЗАТЬ ТОЧНОЕ МЕСТО ПОДРЫВА КАЗЕМАТА В ГОРЖЕ и МЕСТО С РОССЫПЬЮ ГИЛЬЗ ОТ "МАКСИМА". А "Танец с бубном" от меня.
   Сюда можно добавить дополнение об алгоритме боёв ДРУГОЙ группы НА ВАЛУ 22-го из другого воспоминания ветерана:
   "До ВОСЬМИ утра было ОТБИТО ЧЕТЫРЕ атаки. Потом ВСЁ ЗАТИХЛО. Мы обмундировались...около ЧАСУ ДНЯ пехота ОПЯТЬ ПОШЛА..."
   Запоминаем время, когда противнику БЫЛО НЕ ДО АТАК: с 8 до 13. ЦЕЛЫХ 5 ЧАСОВ ! За это время бойцы ЭТОЙ группы МОГЛИ СЕБЕ ПОЗВОЛИТЬ ОБМУНДИРОВАТЬСЯ (т.е. отыскать склад вещимущества).
   А то, что "было ОТБИТО ЧЕТЫРЕ атаки" ДРУГОЙ ГРУППОЙ, а НЕ его, свидетельствует САМ Кюнг:
   "Часам к 9—10 мы МОГЛИ уже ВСТРЕЧАТЬ пехоту врага ОГНЁМ..."

   Чтобы не быть ГОЛОСЛОВНЫМ есть смысл привести алгоритм боёв бойцов 84 сп с обратной стороны Южного (Северной):
   АБДУЛЛАЕВ ДАНИЯЛ АБДУЛЛА ОГЛЫ старший сержант, помощник командира взвода 9-й роты 84-го стрелкового полка:
   "В этот (22-го) первый день войны НАМ ТРИЖДЫ пришлось отбивать атаки противника СО СТОРОНЫ ГОСПИТАЛЯ.
   Мне хорошо запомнился наш сержант украинец Диденко. Со своим станковым пулеметом он закрепился в ОДНОМ из ПОДВАЛОВ Белого дворца. Пулеметным огнем он остановил колонну немцев, двигавшуюся в сторону Бреста, по МОСТУ через Мухавец." 
   
   ТРИ АТАКИ С ЮЖНОГО НА ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ЗА ВЕСЬ ДЕНЬ !!! (От очевидца). У СМИРНОВА С.С.- НЕПРЕКРАЩАЮЩИЕСЯ ВЕСЬ ДЕНЬ ОЖЕСТОЧЁННЫЕ АТАКИ !!!!!!
   Так кто ФАНТАСТ (притом ненаучный), Сиваков или С.С. ?

   Ветеран, кстати, приводит фамилию героя, который сорвал на время движение по ОДНОМУ из мостов (подробно об этом в ч.2).

   Возможно из этого же подвала вёлся огонь и в направлении Южного острова:
   Возяков Роман Антонович-рядовой, санинструктор санчасти 75 отдельного разведывательного батальона (В ходе боев пленен 29 июня):
   "...Из окон подвала мы вели огонь из винтовок и ручного пулемета (Сазонов и Трунов) по немцам, окопавшимся на валу окружного госпиталя (в сторону угла наших конюшен кавэскадрона). Фрицы затем ЭТОТ ВАЛ ПОКИНУЛИ (по крайней мере их там в течение первых 3 дней (до 25-го) можно было увидеть РЕДКО)"
   Вот здесь и кроется, наверное, РАЗГАДКА "ВСЁ ЕЩЁ НЕ ЗАНЯТОЙ ЧАСТИ Южного острова":

   "24.06.194 Приказ командира 45 I.D. генерал–майора Фрица Шлипера:
   "Необходимо проникнуть ВО ВСЁ ЕЩЁ НЕ ЗАНЯТУЮ ЧАСТЬ Южного острова, используя все находящиеся в распоряжении у полка боевые средства, и надежно предотвратить воздействие врага на танковую магистраль I."

   Затрудняюсь начертить сектор обстрела с подвала (кто может, помогите), но уверен, что в него попадают здания кожвендиспансера (дом рыбака) и каплички (морг) с боевыми отметинами.

   Резюмируя вышенаписанное получается КАРТИНА МАСЛОМ:
   С 8-и часов утра (22-го) до часу дня враг ВООБЩЕ НЕ ПОМЫШЛЯЕТ О КАКИХ-ЛИБО АТАКАХ НА ВАЛЫ, ЗАВЯЗНУВ сначала в бое за госпиталь, а потом  перейдя к обороне с двух сторон (южной и северной) в ЦЕНТРЕ острова. С часу дня с ПРИБЫВШИМИ ПОДКРЕПЛЕНИЯМИ враг до раннего вечера воюет на юге по обеим сторонам Главного вала.

   5) "Старшина Левченков раздал хлеб, сухую колбасу, вскипятил воду вместо чая..."

   Ветеран вспомнил ещё одну фамилию защитника и рассказывает о СВОЕЙ группе У КАНАЛА. Они могли это СЕБЕ ПОЗВОЛИТЬ, в отличие от ТЕХ, КТО БЫЛ НА ВАЛУ.
   СКЕПТИКОВ прошу больше не писать про "нехватку" боеприпасов и вооружения и отправляю ...  ИЗУЧАТЬ схему складов НЗ и прочего Зубовича (которую мы почти ДОСКОНАЛЬНО разобрали). Отмечу лишь, что в группе (на валу) ОБЯЗАТЕЛЬНО присутствовали курсанты полковой школы и с вероятностью бойпитовцы или транспортники 84 сп, которые ЗНАЛИ РАСПОЛОЖЕНИЕ этих складов. 

   6) "Пулеметы «Максим» без воды не стреляют, а к каналу не подойти..."
   
   Ветеран по-прежнему НЕ РАЗДЕЛЯЕТ две группы и принимает обе за СВОИ. В памяти неизгладимо отложилось КАК НАДО ОТВЕЧАТЬ ТОГДА и не может переключиться на эпоху 90-х.  Он озвучил ПРОБЛЕМЫ группы на ВАЛУ, чтобы ОБОСНОВАТЬ отход СВОЕЙ [У его группы воды: ныряй-не хочу]:
   "И ночью МЫ стали пробиваться к шоссе, чтоб уйти к своим..."   

   7) "Бросили раненых, а КАК НЕ БРОСИТЬ? Уходи, ПОКА ЖИВ. БЕЖИМ СЛОМЯ ГОЛОВУ..."

    Ещё один смирновский стереотип о ПОВСЕМЕСТНОМ воинском братстве РУХНУЛ. Зачастую раненых, ОКАЗЫВАЕТСЯ, бросают, чтобы спасти СВОЮ жизнь... И БЕЖАТЬ...
   [НО БУМЕРАНГОМ ПОДОБНОЕ ВОЗВРАЩАЕТСЯ]:
   "В ноябре 41-го, выходя из окружения под Киевом, Кюнг был ранен, и ТОВАРИЩИ ЕГО БРОСИЛИ – как когда-то ОН САМ БРОСИЛ раненых в Бресте..."
   Если бы была такая возможность по-новому взять интервью у всех живых ветеранов хотя бы в 90-е, то я уверен, что мы были бы не просто удивлены, а ШОКИРОВАНЫ НАСТОЯЩЕЙ ОБОРОНОЙ [А не ВЫДУМАННОЙ ЛАКИРОВАННОЙ].   

   8) "ПОЧТИ НЕТ патронов."
   
   Возможно перекрыли путь подноса боеприпасов группе на валу со складов, что связано с вероятной потерей тыльной точки прикрытия к этому времени.
   
   9) "25-го вечером посчитали..."

   ВПОЛНЕ РЕАЛЬНЫЙ СРОК ОБОРОНЫ группы на ВАЛУ (против до 28-го по ГО) ! ВОЗДЕЙСТВИЕ на ТАНКОВУЮ МАГИСТРАЛЬ I 24-го ОНИ ЕЩЁ НЕ УСТРАНИЛИ...:

   24.06.1941 г. Приказ командира 45 I.D. генерал–майора Фрица Шлипера:
   "Необходимо ПРОНИКНУТЬ во ВСЁ ЕЩЁ НЕ ЗАНЯТУЮ ЧАСТЬ Южного острова, используя ВСЕ находящиеся в распоряжении у полка БОЕВЫЕ СРЕДСТВА, и надежно предотвратить ВОЗДЕЙСТВИЕ ВРАГА на ТАНКОВУЮ МАГИСТРАЛЬ I."

   10) "Командир школы Ширяев (Ширяев Федор Степанович — старший лейтенант, начальник полковой школы 84 сп.) КОМАНДУЕТ: «Кюнг, бери ОТДЕЛЕНИЕ и бегом в школу!» Добежали кое-как под огнем, школа ПУСТА, ВСЕ на УЧЕНИЯХ."

   Ну НЕ МОГ КАТЕГОРИЧЕСКИ начальник полковой школы ТАК КОМАНДОВАТЬ ! Он прекрасно знал план прикрытия в таком случае: школе город защищать. Да и смысла в ТАКОМ ПРИКАЗЕ нет:
   УДОСТОВЕРИТЬСЯ, что "Школа ПУСТА, ВСЕ на УЧЕНИЯХ" - (Сам же об этом и пишет ветеран) ? Или выручить бойцов из суточного НАРЯДА по школе ? Отделения для этого чересчур мало.
   Да и "19-20 человек, в числе которых я помню Кислицкого, Тарасова, Негодяева, Пушкарёва, Алексея Кропачева, Максима Карповича, Чомаева"  КОЛИЧЕСТВОМ СОВСЕМ НЕ ОТДЕЛЕНИЕ. И уж совсем перебор с наличием в составе ОТДЕЛЕНИЯ Кюнга старшего политрука, замполита полковой школы Кислицкого Л. Е. (как подчинённого) 
   Почему НАЗНАЧИЛИ ОТВЕТСТВЕННЫМ ЗА ПРИКАЗ именно Ширяева ? Могли ОТДАТЬ Кислицкий, Пискарев, Дородных. Вспоминаем про ДИСЦИПЛИНАРНЫЙ УСТАВ, про который упоминал уже выше.
   Кислицкий сам его нарушил, убыв с места предстоящего ПРИКАЗНОГО показательного учения [Потому то ст.политрука и "разжаловали" для ГО]. Получается, что Пискарев и Дородных КАК-ТО его тоже нарушили ? Сдаётся так, потому что только у Ширяева ЖЕЛЕЗНОЕ "алиби" УЧАСТНИКА БОЁВ В РАЙОНЕ БРЕСТА...
 
   Ну а теперь самое время возвратиться к НАШЕМУ ГЕРОЮ. В следующем воспоминании Кюнга уже "разжаловали" Пискарева, но уже для сборника "Воспоминания о войне",т 6:
   "Михаил Пискарев — СТАРШИЙ СЕРЖАНТ, ПОМКОМВЗВОДА собрал группу СВОИХ курсантов и вечером 23 июня СПРОСИЛ РАЗРЕШЕНИЯ на прорыв. РАЗРЕШЕНИЕ БЫЛО ДАНО [Всё как по уставу: спросил - разрешили]. В полночь группа отправилась через вал у Южных ворот к выходу на Ковельское шоссе. Выстрелов не слышно: «Проскочим»."Потом, уже в 1958 году, будучи членом Советского Комитета ветеранов войны, я среди многих писем прочел письмо из Царицына от майора Михаила Егоровича Пискарева. Он сообщал об обороне валов Южного Острова крепости и своем участии в дальнейшей борьбе с фашистами. Как и другие подобного рода письма, я передал его писателю Сергею Сергеевичу Смирнову — он вплотную тогда занимался поисками защитников Брестской крепости после известной киноэпопеи. «Бессмертный гарнизон»."     
    ЕСЛИ Пискарев Михаил Егорович — лейтенант, замначальника полковой школы 84 сп ИЗНАЧАЛЬНО БЫЛ В КРЕПОСТИ на начало войны, то ЗАЧЕМ ЕМУ БЫЛО БРАТЬ ПРИКАЗ на прорыв, если по плану прикрытия он был и так ОБЯЗАН следовать на защиту города ? Получается, что Пискарев, как и Кислицкий, ПРИБЫЛ в крепость БЕЗ ПРИКАЗА (читай САМОВОЛЬНО). И по аналогии был "разжалован" [Как по уставу: три эмалевых треугольника подчиняются четырём (как у Кюнга)]. Грешным делом допускаю такую версию, что в крепость Пискарев прибыл в группе Кюнга. Пискарёв - Пушкарёв ничего не напоминает ? Особенно вот ЭТО Кюнговское:
   "...Остались в живых Пушкарев, Кропачев, я" (это об оставшихся в живых из двух групп после выхода с Южного). Но ведь ТАК И БЫЛО на время выхода 2-го издания ГО в 1963, а 1-го ещё раньше. Но отвергло эту версию опять же Кюнговское: "собрал своих курсантов". Да и три командира в ОДНОМ ОТДЕЛЕНИИ - ПЕРЕБОР.

   Дежурным по школе 84 сп утром 22 июня был Сидоренко Яков Иванович. Начкаром, вероятно, старшина Левченков:
   "Опомнившись, курсанты полковой школы заняли давно знакомые места на валах своего Волынского укрепления крепости. Прорвавшийся сквозь огонь старший политрук Кислицкий приказал старшине Левченкову с каптерщиком раздать патроны..."(Николай КЮНГ "Перед грозой").
   Здесь ПО УСТАВУ уже потребовалось звание старшего политрука. Ведь "пила" Кюнга равна по званию "пиле" старшины.
   Ответственным дежурным по школе МОГ ВПОЛНЕ БЫТЬ этот лейтенант.
   МАХНАЧ АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ, лейтенант, командир стрелкового взвода 455-го стрелкового полка:
   "ПЕРВЫМ из КОМАНДИРОВ, которого я встретил во время боев, был выпускник нашего училища. Его курсанты называли «Сашка-пистолет». Небольшого роста, черноволосый, этот молодой лейтенант ворвался в раскрытую дверь, куда почти каждую секунду летели пули, удивив нас своим смелым появлением. Он был без головного убора и волновался за СВОЁ подразделение: «Там [НА ПОЛИГОНЕ], вероятно, ВСЁ НАШЕ КОМАНДОВАНИЕ..., а я? Как мои бойцы?» Что-то еще вспомнил про ПОЛКОВУЮ ШКОЛУ, 84-й полк, СВОЙ взвод."
   ВСЁ КОМАНДОВАНИЕ 84-го сп (включая полковую школу) из-за ВАЖНОСТИ предстоящих показных учений ПРОСТО ОБЯЗАНО БЫЛО НАХОДИТСЬЯ НА МЕСТЕ ИХ ПРОВЕДЕНИЯ [Пискарев Михаил Егорович — лейтенант, замначальника полковой школы 84 сп в ТОМ ЧИСЛЕ]

   И НЕ ОН СПРАШИВАЛ РАЗРЕШЕНИЯ на прорыв 23 июня, а БЕЗ СПРОСА УШЛА группа Кислицкого - Кюнга [Всё-таки 2 дня они были у стен крепости]. Хоть и пишет Кюнг:
   "Ранним туманным утром 27 июня пройдя по давно знакомым тропам, обошли сгоревшее село Волынку, вышли на обочину Ковельского шоссе. 28 июня подошли к большому селу Дивин, прошли Камень-Каширский, 3 июля в Сарнах (это в Западной Украине) — узловой железнодорожный пункт, город."
   Считаю, что с 27 по 3 можно было и не уходить так далеко в поисках наших. 26-27 наши ещё бились под Малоритой, а эти где-то "зависли" (вне крепости конечно)...

   Народ интересуется о Пискареве. И вот, что отвечают:
   "Пискарев Михаил Егорович (1918 – 1965) в июне 1941 г. – лейтенант, заместитель начальника полковой школы 84 стрелкового полка. В личном деле М.Е.Пискарева, нет подробных воспоминаний о его участии в обороне крепости в 1941 г., есть переписка с музеем за 1958 г. и 1964 г. Пискарев М.Е. после выхода из крепости с курсантами полковой школы с боями отходил на восток. В РАЙОНЕ МИНСКА СОЕДИНИЛИСЬ с частями 6 стрелковой дивизии, был назначен командиром роты полковой школы 84 стрелкового полка, с которой дошел до Москвы. С 01.01.1942 г. по 09.05.1945 г. – проходил службу в составе 10 гв. армии 2-го Прибалтийского фронта, был пять раз ранен. Награжден орденами и медалями. Подполковник – 1945 г. Уволен в запас 18.07.1953 г. в звании майора. После войны проживал в пос.Дзержинском Люберецкого р-на Московской области.
     (Зав.научно-экспозиционным отделом Митюкова Елена Владимировна)"
   28 июня 1941 года в Минск вошли немецкие войска. Реально ли было с полночи 25-го добраться ПРИМЕРНО В РАЙОН МИНСКА, где ЕЩЁ БЫЛИ части 6-й сд ? Ведь если считать, как раньше, ВЫХОД  Пискарева из крепости 22-го вечером, то он ДОЛЖЕН БЫЛ БЫ ВЫЙТИ к нашим ПРИМЕРНО на линии Кобрин - Барановичи. И ещё вопрос: "Подполковник – 1945 г. Уволен в запас 18.07.1953 г. в звании майора." Здесь что, уголовщина ? И в этом причина масс-медийного "закрытия" ветерана ? Но мы же знаем о случаях реабилитацию ПРАВИЛЬНЫХ уголовников и хиви (с подачи Смирнова С.С.). Или ЭТОТ НЕПРАВИЛЬНЫЙ ? ДА, так и есть. Раз Смирнов не ответил ветерану, значит у ТОГО НЕПРАВИЛЬНАЯ ОБОРОНА БЫЛА (так решил КЛАССИК). Кюнг прочитал письмо Пискарева и действия его группы стал выдавать за действия своей (судя по разбросу показаний в нескольких своих воспоминаниях).
   Большая просьба к ребятам-брестчанам по возможности прочитать переписку Пискарева с музеем за 1958 и 1964 г.г. Что-нибудь да отыщется. А пока по крупицам будем собирать сведения о ГЕРОЯХ  из разных источников, один из них в интерпретации Кюнга: