Автор Тема: Альтернативная история БК - Сергей Смирнов  (Прочитано 353925 раз)

LOKI

  • Гость
http://www.srpo.ru/forum/index.php?topic=1544.405
Вашему вниманию предлагается моя литературная обработка рукописных воспоминаний старшего сержанта запаса Филиппа Назаровича Моисеева (датированы июнем 1966 года):
«Я, Моисеев Филипп Назарович, родился в Орловской области, Новосёлковского района деревни Бибиково. В 1934 году мой отец, Моисеев Назар Ефимович переехал на Кубань, в город Ейск, в колхоз имени 17-го съезда партии, где и сейчас работают и живут мои родные мать, сёстра и три брата. Я, Моисеев Ф.Н. проживаю в Белгородской области, Красногвардейский район, село Засосна.
Призван я в армию в 1938 году, в мае месяце, а именно 22 мая 1938 года Ейским райвоенкоматом. Я и мои товарищи были направлены по разным частям. Я попал в пехотный полк 6-й Краснознамённой дивизии Особого Белорусского округа, где был главнокомандующим генерал-лейтенант Павлов. В то время я проходил действительную службу в БССР, в местечке Чаусы Могилёвской области, где окончил полковую школу и получил звание помкомвзвода. Когда в 1939 году мы подали братскую руку помощи белорусам и украинцам, меня направили для похождения дальнейшей службы в город Брест, в 333-й стрелковый полк той же дивизии, где я и служил до 1941 года.
В 1941 году, 22 июня я, как помкомвзвода, находился в крепости с отделением бойцов на охране полкового имущества, так как полк находился в укреплённом районе. В ночь с 21 на 22 июня я, как командир подразделения, поставил наряд, а сам с остальными бойцами пошёл в казарму. В 2 часа ночи мы произвели смену наряда. По приходу в караульное помещение я и мои товарищи сели читать журналы. Один боец попросил разрешения написать ему письмо домой. Это был Парфюнов Сергей из Краснодара. Я, как земляку, сделал ему снисхождение и разрешил. Ну, а пока он писал, я сидел и по-дружески подсмеивался над ним, а потом пошла задушевная беседа – как обычно у солдат, о девушках: как провёл свой выходной день, с кем встречался и как думает провести свой выходной день завтра. Он мне ответил: «Если разрешишь, то схожу и завтра, проведаю». Я пообещал, но в наш разговор вмешался командир отделения Ходжиев из Баку. На своём ломаном языке он по-русски сказал: «Нет, товарищ покомвзвод! Завтра пойдём в город все! Мне надо сделать карточки и послать домой!». Так наш разговор и закончился. Ходжиев взглянул на часы и вдруг сказал: «О, пора на смену собираться!».
Когда бойцы были подняты, и смена проверила оружие, вдруг послышался громовой раскат. Откуда, что такое, что случилось? Все на ногах, все – за оружие. Тогда я приказал усилить посты и всех 12 человек поставить каждого на свой пост. Обрушился шквальный огонь артиллерии, бомб, смешалось всё: и дым, и гарь, и песок, и камни. Нельзя было разобрать, где и что идёт и откуда всё валится. И вот спустя некоторое время, придя в себя, бойцы успокоились, и кто был жив в то время, нёс свою вахту на посту. Мы с младшим командиром отделения Ходжиевым решили проверить посты и выяснить, в чём дело и откуда всё взялось. Но, когда мы вышли из помещения, то в это время взорвалась цистерна с бензином, за ней – вторая, и нас обдало пламенем горящего бензина. Крепость горит, с воздуха бомбят, бьёт артиллерия, строчат автоматы. Под сильным огнём я дал команду: «Снять посты!». Тогда Ходжиев побежал в один край, а я в другой.
На пути к подходу к складу боепитания встретился младший политрук Хлебников. Он спросил, кто охраняет склад. Я ответил: «Моё подразделение!». Он приказал снять посты и дать доступ к складу, а кто есть живой – вооружить гранатами и патронами, перейти в надёжное место, то есть в подвалы. Подвалами мы называли крепостные подвальные этажи. Когда всё было сделано, то по приказу замполита Хлебникова я, как старший сержант, сделал проверку своего подразделения. Остались в живых рядовые Рогов, Рахимов, Кудряшов, Салтунбаев (знакомая фамилия, кто-то на форуме ее вроде искал прим.LOKI), Рахимбаев, Парфюнов, Сименко, Пятаков. Остальных нет в живых: Ходжиева, Жандошвили, и не помню фамилии, но знаю, что он работал прокурором города Баку. Когда принял на себя командование политрук Хлебников, мы вошли в его подчинение. Спустя некоторое время (не могу определить точно, но знаю, что примерно через полчаса) появились младший лейтенант Верёвкин, капитан Горностаев и был дан приказ капитаном Горностаевым: «Подразделению старшего сержанта Моисеева занять крепостную электростанцию!».
 
Получив приказ, я вывел своё отделение на исходный рубеж в составе 8 человек. Но нам стала на пути движения помехой комсоставовская столовая, где находились немецкие разведчики и вели усиленный огонь. Тогда я дал команду закидать её гранатами.

Я так понимаю это происходило ближе к полудню???? И была возможность закидать гранатами комсоставовскую столовую????

Когда было уничтожено это помещение, то нам проход был открыт. Когда была занята электростанция, то там мы заняли оборонительный пункт. Крепостная пекарня была занята подразделением 84-го пехотного полка.
Так мы держали оборону до 30 июня. 30 июня в 12.00 был дан приказ за подписью капитана Горностаева покинуть оборону, начать выход из крепости и соединиться со своими частями, так как в приказе значилось, что главные силы находятся в расположении города Бреста, а наш полк занимает восточную часть города. Мы запаслись продовольствием, гранатами, патронами, дождались темноты. Выход был назначен в восточной стороне крепости, где была очень мелкая река Мухавец. Выход был наш удачным: перебравшись на другой берег, мы не встретили ни противника, ни одного выстрела. На подходе к городу нам встретился немецкий пост, охранявший шоссейный выход Брест – Минск. Мы, не выдавая себя, решили пройти восточнее, но там тоже стояли часовые немецкой армии. Тогда рядовой Рогов взял на себя инициативу снять часового и тем самым обеспечить проход на шоссейную дорогу. Время двигалось медленно, пока шла жестокая схватка с часовым Рогова. Терпения нет: ждём минуты, а каждая кажется часами. И вдруг я слышу: «За мной!». Я поднял отделение. Пошли дальше.
Со своими частями нам не удалось соединиться и мне, как командиру отделения, не удалось узнать, где находятся наши части, и я вёл отделение в составе 8 человек на восток. Полями, посевами идём в направлении Минска. Где обстрел, где просто небольшое сопротивление, потому что противник был сосредоточен. И вот на подходе к местечку Барановичи, где мы ожидали встретить свои части, мы встретили другое: нас обстреляли, в неравном бою были убиты Пятаков, Салтунбаев, Рахимов. Бой продолжался. Когда ранило меня, я потерял сознание…
…Пришёл в себя в Бяла-Подляска, где я запомнил свой номер военнопленного 5603. И с этим номером я провёл до Дня Победы в фашистских застенках: Бухенвальд, затем Кёльн, затем Дюссельдорф, потом город Ахен, где я был освобождён союзными войсками в марте месяце 1945 года.
В настоящее время живу и работаю в Белгородской области, Красногвардейского района село Засосна шофёром Засосненской мелиоративной станции.
Прошу написать про этих товарищей, которые погибли смертью храбрых в городе и крепости Брест-Литовск».
Что я сегодня и делаю – К.Б.Стрельбицкий

Оффлайн igorg25

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4316
    • Просмотр профиля
    • Email
ИМХО!
Место обороны - глубокий подвал К-333.
Дата пленения - 22-23.06.
Умное лицо — ещё не признак ума, господа! Все глупости на земле совершались именно с этим выражением лица… Улыбайтесь, господа… Улыбайтесь…    («Тот самый Мюнхгаузен»)

Оффлайн Егорыч

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 9294
    • Просмотр профиля
    • Email
Ну, вот обнаружены сведения, что был еще одни письменный "Приказ" в Цитадели капитана Горностаева...

Оффлайн КАЮР

  • Global Moderator
  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 2603
    • Просмотр профиля
Ну, вот обнаружены сведения, что был еще одни письменный "Приказ" в Цитадели капитана Горностаева...

А что по этому капитану есть ?
С уважением , Алексей Котуленко.

Оффлайн Andrey70

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 1232
    • Просмотр профиля
    • Email
    30 июня, выход из БК без боя всем оставшимся отделением...
    А там нет на "воспоминаниях" штампа "ОДОБРЕНО Облкомом КПСС" ?

Оффлайн igorg25

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4316
    • Просмотр профиля
    • Email
И занятие и удерживание до 30.06 крепостной электростанции после подавления немцев в столвой комсостава во второй половине 22.06.
Умное лицо — ещё не признак ума, господа! Все глупости на земле совершались именно с этим выражением лица… Улыбайтесь, господа… Улыбайтесь…    («Тот самый Мюнхгаузен»)

Оффлайн Andrey70

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 1232
    • Просмотр профиля
    • Email
     И зачем в в эту ветку выкладывать очередные бредни? Автор ведь говорил...

LOKI

  • Гость
в обд ничего не нашел по Горностаеву и мл. лейтенанту, который был с ним........
да и самой фамилии Моисеев в их базе данных нет....

Оффлайн Бородачѣнковъ Димитрий

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 1324
  • ДИГГЕРСКАЯ ГРУППА БРЕСТА
    • Просмотр профиля
    • Email
ИМХО!
Место обороны - глубокий подвал К-333.
Дата пленения - 22-23.06.

Ну, не такой он и глубокий на самом деле...

Оффлайн igorg25

  • Постоянный участник проекта
  • Сообщений: 4316
    • Просмотр профиля
    • Email
     И зачем в в эту ветку выкладывать очередные бредни? Автор ведь говорил...

В каждой сказке есть...

Я как-то уже засвечивал мысль, что где-то на участке 84сп Муховец должен быть мелким:
- Филь у Смирнова об атаках вброд,
- застрявшие лодки немцев,
- взятый "в плен" миномет с доставкой через реку,
- теперь
http://www.srpo.ru/forum/index.php?topic=1544.405
.... Выход был назначен в восточной стороне крепости, где была очень мелкая река Мухавец. Выход был наш удачным: перебравшись на другой берег, мы не встретили ни противника, ни одного выстрела.

Умное лицо — ещё не признак ума, господа! Все глупости на земле совершались именно с этим выражением лица… Улыбайтесь, господа… Улыбайтесь…    («Тот самый Мюнхгаузен»)